• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2011 года N 4г/3-1260/11

Судья Московского городского суда Тихенко Г.А., рассмотрев надзорную жалобу Полякова В.С. на решение Измайловского районного суда г.Москвы от 03 декабря 2009г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 апреля 2010г. по гражданскому делу по иску Полякова В.С., Горшкова А.П., Маямсина В.И., Воротягиной Н.А. к ФГУП "ГосНИИОХТ" о возмещении убытков, расторжении договора и переводе на истцов права приобретателя исключительного права путем признания патента недействительным частично из-за указания в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым в связи с существенным нарушением этим лицом своих договорных обязательств перед прежним правообладателем; по встречному иску ФГУП "ГосНИИОХТ" к Полякову B.C., Горшкову А.П., Маямсину В.И., Воротягиной Н.А. о признании договора N1/Пат от 20.05.1998г. на переуступку права на получение патента автором предприятию недействительным в части условий уступки права на получение патента, размера и сроков выплаты авторского вознаграждения,

установил:

Поляков B.C., Горшков А.П., Маямсин В.И., Воротягина Н.А. обратились в суд с требованиями о расторжении договора N 1/ПАТ от 20.05.1998г., заключенного с ФГУП "ГосНИИОХТ", с обязательным возвращением авторам произведения исключительного права на произведение науки в виде патента РФ, а также взыскания с ФГУП "ГосНИИОХТ" ущерба в сумме 2 394 586 рублей (авторское вознаграждение), пени за просрочку платежа - 1 904 832 рубля, инфляционных потерь - 373 059 рублей, а всего 4 708 477 рублей. В обоснование исковых требований истцы указали, что ими с ответчиком 20 мая 1998г. был заключен договор N1/Пат на создание произведения науки в виде изобретения с уступкой права на получение патента на это изобретение ответчику. Срок действия договора до 20 мая 2018г. Российским агентством по патентам и товарным знакам на изобретение, авторами которого являются истцы, был выдан патент. Владельцем патента является ответчик. Согласно п.5 договора от 20.05.1998г. N 1/Пат ответчик взял на себя обязанности выплачивать соавторам в течение всего срока действия патента вознаграждение за использование указанного изобретения в размере не менее 10 процентов от объема реализации продукции, приходящейся на данное изобретение, но не менее 30 процентов прибыли (соответствующей части дохода), получаемой Предприятием от использования изобретения в собственном производстве; 50 процентов от продажи лицензии; 10 процентов приходящейся на данное изобретение доли выручки от продаж и/или объема продукции за иные ценности, чем официальная валюта местонахождения предприятия в равных долях каждому Автору или его правопреемникам. Согласно пункту 11 данного договора предприятие обязалось выплачивать соавторам за каждый день просрочки платежа пеню в размере 0,3 процента от суммы, причитающейся к выплате, в случае несвоевременной выплаты авторского вознаграждения. Нарушив условия договора, ответчик в 2007г. не полностью выплатил истцам авторское вознаграждение, чем, по мнению истцов, нанес им материальный ущерб, сумма которого по состоянию на 13 октября 2008г. составила 4 708 477 рублей. Истцы полагали, что ответчик несвоевременной выплатой авторского вознаграждения существенно нарушил условия договора N 1/ПАТ от 20.05.1998г, поэтому просили перевести на них права приобретателя исключительного права на результат интеллектуальной деятельности в виде патента РФ с расторжением договора N1/Пат между истцами и ФГУП "Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии". По мнению истцов, договор N 1/Пат не соответствует Патентному закону, в п.1.ст.8 которого говорится, что патент выдается автору изобретения. Истцы указали также на то, что изобретение было создано ими в инициативном порядке, а не служебном, что первоначально, до получения правовой защиты в виде патента, это изобретение и отношения, с ним связанные, должны регулироваться законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а договор N 1/Пат от 20.05.1998г. является авторским договором. Пункт 5 ст.1370 ГК РФ устанавливает, что изобретение, созданное работником даже с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, не является служебным. Право на получение патента и исключительное право на такое изобретение принадлежит работнику. При создании изобретения (произведения науки) истцы не имели служебных (трудовых) обязанностей создавать изобретение, а также в 1994г. они не использовали на его создание денежных или иных материальных средств работодателя. Работодатель не давал истцам в письменном виде служебное задание, где конкретно указано, что они должны произвести на свет изобретение, соответствующее формуле изобретения, приведенной в патенте. По мнению истцов, доказательством создания изобретения ИПП-11 в инициативном, а не служебном порядке, является тот факт, что государственным заказчиком исключен из технического задания этап создания эскизного проекта. Истцы утверждали, что Закон "Об изобретениях в СССР" позволяет ориентироваться при выборе шкалы расчета авторского вознаграждения не только на прибыль (поскольку пользователь изобретения может манипулировать прибылью), но и на себестоимость продукции. Закон "Об изобретениях в СССР" не ограничивает максимального размера авторского вознаграждения.

В ходе рассмотрения дела истцы изменили предмет иска, а также увеличили размер исковых требований, согласно которых просили суд взыскать с ответчика 12 359 726 руб. 54 копеек в возмещение причиненных убытков: 4 249 131 рубль авторского вознаграждения, пени в размере 0,3% за каждый день просрочки, предусмотренной п.11 договора N 1/Пат в сумме 7 349 822 рубля, процентов за пользование денежными средствами за период с 31.07.2007г. по 15.09.2009г. - 760 772,58 рублей; расторжении договора N 1/ПАТ от 20.05.1998г. и переводе на истцов права приобретателя исключительного права (право патентообладателя) путем признания патента на изобретение недействительным частично из-за указания в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым в связи с существенным нарушением этим лицом своих договорных обязательств перед прежним правообладателем (истцами). Истцы также просили взыскать с ответчика расходы на юридические услуги представителя в сумме 81500 рублей и расходы по оплате госпошлины.

Истцы Поляков B.C. и Воротягина Н.А., а также представитель истцов Горшкова А.П., Маямсина В.И в судебное заседание явились, поддержали исковые требования в полном объеме.

Представители ответчика в судебное заседание явились, исковые требования признали только в части расторжения договора N 1/Пат, с остальными требования не согласились, указав, что изобретение, охраняемое патентом, является служебным, договор от 20 мая 1998г. N 1/Пат не соответствует законодательству.

Ответчиком был заявлен встречный иск о признании договора от 20 мая 1998г. N1/Пат на переуступку права на получение патента автором предприятию недействительным в части условий уступки права на получение патента, размера и сроков выплаты авторского вознаграждения.

Истцы встречный иск не признали, просили суд в его удовлетворении отказать.

Третье лицо ФГУ "Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам" (ФГУ ФИПС) в судебное заседание не явилось, представил отзыв на иск, из которого следует, что изобретение "Индивидуальный противохимический пакет" по заявке с приоритетом 20 мая 1998г. было зарегистрировано Роспатентом в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 20 апреля 1999г. Одновременно был выдан патент РФ с указанием в нем в качестве авторов Полякова B.C., Горшкова А.П., Маямсина В.И., Воротягиной Н.А., Шелученко В.В., а в качестве патентообладателя - Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии. Патент выдан в соответствии с Патентным законом РФ N 3517-1 от 23 сентября 1992 года.

Решением Измайловского районного суда г.Москвы от 03 декабря 2009г. постановлено:

Расторгнуть договор N 1/Пат от 20.05.1998г., заключенный между истцами и ФГУП "ГосНИИОХТ".

В иске о переводе прав приобретателя исключительного права (права патентообладателя) путем признания патента на изобретение частично недействительным отказать.

Признать п.1 договора N 1/Пат от 20 мая 1998г. ничтожным. В остальной части встречного иска отказать.

Взыскать с ФГУП "ГосНИИОХТ" в пользу Полякова В.С., Горшкова А.П., Маямсина В.И., Воротягиной Н.А. авторское вознаграждение в пользу каждого в размере 137 290 руб.; пеню за просрочку выплаты авторского вознаграждения в пользу каждого в размере 22788 руб.75 коп.

Взыскать с ФГУП "ГосНИИОХТ" в пользу Полякова В.С. расходы на юридические услуги в сумме 50 000 рублей и расходы по оплате госпошлины пропорционально удовлетворенным требованиям -7301,59 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 апреля 2010г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель Поляков В.С. выражает несогласие с данными судебными постановлениями.

При этом суд надзорной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных постановлений, исходя из доводов жалобы Полякова В.С., которому согласно определения Измайловского районного суда г.Москвы от 08 декабря 2010г., вступившего в законную силу, срок для подачи надзорной жалобы был восстановлен только ему, тогда как другие заявители жалобы соответствующее судебное постановление не приложили, в связи с чем согласно ч.2 ст.376 ГПК РФ срок для подачи надзорной жалобы Горшковым В.С., Воротягиной Н.А., Маямсиным В.И. на указанные судебные постановления со дня вступления их в законную силу был пропущен.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Состоявшиеся по делу судебные постановления сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 названного Кодекса не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.

Судом первой инстанции по делу было установлено, что 19 мая 1998г. ГосНИИОХТ было подано заявление, подписанное заместителем директора ГосНИИОХТ B.C. Поляковым, во ВНИИГПЭ на выдачу патента Российской Федерации на изобретение "ИПП-11".

20 мая 1998г. был заключен договор N 1/ПАТ на переуступку права на получение патента автором предприятию.

В соответствии с п.1 данного договора автор уступает предприятию право на получение патента на указанное изобретение, а предприятие соглашается принять право на получение патента на указанное изобретение и обязуется выполнить все необходимые действия для получения патента и поддержания его в силе до конца срока действия -патента.

В соответствии с поданным заявлением патент на изобретение N 2128978 (индивидуальный противохимический пакет) получен на имя Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии, который и является в настоящее время его законным обладателем.

Судом первой инстанции также установлено, что истцы Поляков B.C., Горшков А.П., Маямсин В.И., Воротягина Н.А. в период с 1993 по 2005 год состояли в трудовых отношениях с ответчиком. Горшков А.П., Маямсин В.И., Воротягина Н.А. являлись сотрудниками лаборатории 92, которая была назначена головным исполнителем работ по разработке ИПП- 11, что подтверждается справкой отдела кадров ФГУП "ГосНИИОХТ" и выписками из приказов о приеме их на работу и увольнении с работы.

В июне 1995г. было утверждено тактико-техническое задание на опытно-конструкторскую работу "Разработка индивидуального противохимического пакета пленочно-тампонного типа" (шифр "Порошок-IM").

На основании технического задания между ГВМУ МО РФ и ГосНИИОХТ 25 сентября 1995г. был заключен договор N НТК/1/396/ на выполнение опытно-конструкторской работы "Разработка индивидуального противохимического пакета пленочно-тампонного типа".

Дополнительным соглашением договор был дополнен разделом "Права на объекты интеллектуальной и промышленной собственности", в котором указано, что все объекты интеллектуальной и промышленной собственности, созданные в процессе выполнения работ по данному договору, трактуются и при необходимости защищаются охранными документами как служебные.

При этом головным исполнителем договора N НТК/1/396/ была назначена лаборатория 92, возглавляемая истцом А.П. Горшковым.

Из содержания служебной записки А.П. Горшкова на имя директора ГосНИИОХТ В.А. Петрунина от 1 апреля 1996г. следует, что разработка ИПП-11 проводилась в рамках Государственного оборонного заказа на бюджетные деньги.

Финансирование работ производилось из государственного бюджета. На работы, проводимые по этой теме в 1991 - 1995 году было выделено 3 млн. 150 тыс. рублей.

В 1991г. начальником Центрального военно-медицинского управления МО СССР утверждено тактико-техническое задание на НИР "Совершенствование существующих и разработка новых полидегазирующих защитных рецептур для предупреждения поражений через открытые участки кожи" Шифр "Порошок-1".

Пунктом 8 данного задания предусмотрено усовершенствование конструкции индивидуального противохимического пакета пленочно-тампонного типа.

В 1995г. между ГВМУ МО РФ и ГосНИИОХТ заключен договор N НТК/1/3 96/ на выполнение опытно-конструкторской работы "Разработка индивидуального противохимического пакета пленочно-тампонного типа".

Суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст.8, 9.1 Патентного закона РФ от 23 сентября 1992г. N3517-1, п.1 ст.6, ст.30 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" от 09.07.1993г. N5351-1, и оценив собранные по делу доказательства, пришел к выводу, что изобретение "индивидуальный противохимический пакет", на которое выдан патент, является служебным изобретением, в связи с чем судом было правильно указано, что право на получение патента у работодателя (ответчика) возникло на основании положений закона и не требовало специального договора между ним и авторами изобретения.

При таких обстоятельствах, указание суда первой инстанции на то, что истцы никогда не были правообладателями исключительного права на результат интеллектуальной деятельности "индивидуальный противохимический пакет" и не являлись субъектами правоотношений, предусмотренных ст.1234 ГК РФ, на которую они ссылались в исковом заявлении, является верным.

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно не нашел оснований, предусмотренных ст.1398 ГК РФ, для признания патента на изобретение "индивидуальный противохимический пакет" недействительным, поскольку требование истцов перевести на них право приобретателя исключительного права (права патентообладателя) путем признания патента на изобретение недействительным частично из-за указания в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым в связи с существенным нарушением этим лицом своих договорных обязательств перед прежними правообладателями, не основанным на нормах права.

При этом, судом проверялся довод истцом о том, что договор N 1/Пат является авторским договором и с учетом положений вышеуказанных норм не нашел своего подтверждения, так как данный договор определял механизм выплаты авторского вознаграждения.

Суд первой инстанции, удовлетворяя частично требования истцов о взыскании авторского вознаграждения, обоснованно исходил из того, что в соответствии с законодательством Российской Федерации регулирование отношений между патентообладателями и изобретателями до 1 января 2008г. осуществлялась Патентным законом Российской Федерации от 23.09.1992г. N 3517-1, а после 1 января 2008г. - Гражданским кодексом РФ.

В силу п.3 ст.9.1 Патентного закона автору изобретения, не являющемуся патентообладателем, должно выплачиваться вознаграждение лицом, получившим патент.

Порядок выплаты вознаграждений авторам изобретений, охраняемых патентом, регламентировался Патентным законом Российской Федерации от 23 сентября 1992г. N3517-1 и Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 14 августа 1993г. N 822 "О порядке применения на территории Российской федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах".

Патентный закон, действовавший в момент заключения договора, не содержал какого-либо определенного гарантированного минимума вознаграждения, выраженного в цифрах, но в то же время предусматривал механизм определения размера вознаграждения за служебное изобретение, основанный на соразмерности выгоды, которая получена работодателем при надлежащем использовании объекта промышленной собственности.

Постановлением Совета Министров Российской Федерации от 14 августа 1993г. N822 "О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах" вознаграждение за использование изобретения исчисляется исходя из прибыли (доли прибыли), получаемой патентообладателем за использование изобретения, а при ее отсутствии - из себестоимости, приходящейся на данное изобретение.

Вознаграждение должно выплачиваться в размере и на условиях, определяемых соглашением сторон. При не достижении соглашения должны применяться положения п.п. 1,3 и 5 ст. 32 Закона СССР "Об изобретениях в СССР".

Согласно вышеуказанным нормам авторам изобретения, не являющимся патентообладателями, работодатель обязан выплачивать не менее 15 процентов прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от использования изобретения.

Вознаграждение выплачивается автору не позднее трех месяцев после истечения каждого года, в котором использовалось изобретение.

За несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель оплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.

При исследовании текста договора N 1/Пат от 20 мая 1998г., суд первой инстанции, учитывая вышеизложенное, а также то, что в силу п.16 договора, согласно которого, если законодательством установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем договоре, то применяются правила законодательства, обоснованно признал п.1 договора N1/Пат от 20 мая 1998г. ничтожным, расторгнув при этом сам договор, и признав за истцами право на авторское вознаграждение независимо от наличия договора в соответствии с п.3 ст. 9.1 Патентного закона.

Проверяя представленный суду первой инстанции расчет задолженности по выплате истцам авторского вознаграждения за период с 2007 по 2008г., а также учитывая представленные ответчиком объяснения, которые в соответствии с ч.1 ст.56 ГПК РФ истцами не были опровергнуты соответствующими доказательствами, на основании вышеуказанных норм определил сумму авторского вознаграждения, подлежащую взысканию с ответчика в размере 137 290 руб. в пользу каждого из истцов и пени за просрочку выплаты авторского вознаграждения в размере 22 788 руб. 75 коп. в пользу каждого из истцов пени.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца Полякова B.C. была взыскана государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 7301 руб. 79 коп.

В силу ст.100 ГПК РФ суд, учитывая принцип разумности и справедливости, взыскал с ответчика в пользу Полякова B.C. 50 000 руб.

Проверяя законность решения суда в кассационном порядке, судебная коллегия не усмотрела оснований для его отмены.

В силу ч.1.1 ст.390 ГПК РФ при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора.

Доводы надзорной жалобы о несогласии с вознаграждением, взысканным в пользу истцов, а также об оспаривании выводов суда относительно заключенного договора N1/Пат от 20.05.1998г. и то, что изобретение не является служебным, направлен на иное неправильное толкование норм материального права, положения которого судом при разрешении настоящего спора были применены верно, и сводятся к переоценке и иному толкованию заявителем доказательств, собранных по делу, оспариванию обоснованности выводов суда об установленных им по делу обстоятельствах при том, что суд надзорной инстанции в силу своей компетенции, установленной положениями ч. 1 и 1.1 ст. 390, а также применительно к ст.387 ГПК РФ, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций при разрешении дела, и правом переоценки доказательств не наделен.

Каких - либо сведений, опровергающих выводы судов первой и кассационной инстанций и ставящих под сомнение законность судебных актов, постановленных по данному делу, а также, свидетельствующих о незаконности принятых по делу судебных решений, в надзорной жалобе не приведено.

Кроме того, принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

По настоящему делу указанных обстоятельств не установлено.

Нарушений норм материального и процессуального права судом первой и второй инстанции, которые могли повлечь в соответствии со ст.387 ГПК РФ отмену обжалуемых по делу судебных постановлений, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381 ГПК РФ,

определил:отказать в передаче надзорной жалобы Полякова В.С. на решение Измайловского районного суда г.Москвы от 03 декабря 2009г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 апреля 2010г., для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Судья

Московского городского суда Тихенко Г.А.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 4г/3-1260/11
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 05 марта 2011

Поиск в тексте