• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 года N 4г/3-1269/11

Судья Московского городского суда Тихенко Г.А., рассмотрев надзорную жалобу Никишиной Т.А. на решение Измайловского районного суда г.Москвы от 23 июня 2010г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2010г. по гражданскому делу по иску Никитина А.Г. к Никишиной Т.А., Никишину И.А. о выселении и по встречному иску Никишиной Т.А. к Никитину А.Г. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки: восстановлении права собственности на квартиру, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права от 06.10.2003г., признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации от 18.10.2006г.,

установил:

Никитин А.Г. обратился в суд с иском к Никишиным ТА., И.А. о выселении, в обоснование которого указал, что в 2003г. Никишина Т.А. подарила матери истца Калинкиной В.Н. квартиру N43, расположенную по адресу: г.Москва, 28 декабря 2005г. Калинкина Н.В. умерла. В 2006г. Никитин А.Г. вступил в наследство после смерти своей матери и получил в собственность квартиру N43 по вышеуказанному адресу, ему было выдано свидетельство о регистрации права собственности от 18.10.2006г. Ответчики Никишина Т.А. и ее сын Никишин И.А., при наличии дружеских отношений с семьей истца, всегда фактически проживали в спорной квартире, при этом они зарегистрированы в доме N226 по адресу: Московская область, который также принадлежит истцу Никитину А.Г. С 2006г. ответчики не пускают истца в спорную квартиру, коммунальные платежи не оплачивают, в связи с чем образовался долг в сумме более 100000 руб. В связи с изложенным и с учетом уточнений основания заявленного иска истец просил суд выселить Никишину ТА., Никишина И.А. из квартиры N43 по адресу: г.Москва.

Никишина Т.А. предъявила встречные исковые требования к Никитину А.Г. о признании недействительным договора дарения квартиры, расположенной по адресу: г.Москва, заключенного 07.08.2003г. между Никишиной Т.А. и Калинкиной В.Н., с применением общих положений о последствиях недействительности сделки, а именно: восстановлении права собственности Никишиной Т.А. на указанную квартиру, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права от 06.10.2003г., выданного на имя Калинкиной В.Н., признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, зарегистрированного в реестре, выданного на имя Никитина А.Г., признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права, выданного на имя Никитина А.Г. Свои встречные требования Никишина Т.А. мотивировала тем, что при оформлении договора дарения квартиры была введена в заблуждение Калинкиной Н.В., перед которой у нее были долговые обязательства. При подписании договора ей не были разъяснены последствия совершения данной сделки, и она не понимала, что сделка, которую она совершает, влечет неблагоприятные последствия, в виде нарушения ее прав и законных интересов, а также прав и законных интересов ее сына.

Никитиным А.Г. заявлено о пропуске срока исковой давности по встречным исковым требованиям.

Никишина Т.А. просила суд о восстановлении пропущенного срока исковой давности.

Решением Измайловского районного суда г.Москвы от 23 июня 2010г. постановлено:

Исковые требования Никитина А.Г. к Никишиной Т.А., Никишину И.А. о выселении удовлетворить.

Выселить Никишину Т.А., Никишина И.А. из квартиры по адресу: г.Москва.

В удовлетворении встречных исковых требований Никишиной Т.А. к Никитину А.Г. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки: восстановлении права собственности на квартиру, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права от 06.10.2003г., признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права от 18.10.2006г. отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2010г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель выражает несогласие с данными судебными постановлениями.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 названного Кодекса не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.

Судом первой инстанции по делу установлено, что спорная жилая площадь, расположенная по адресу: г.Москва, представляет собой двухкомнатную квартиру общей площадью 40.90 кв.м., жилой площадью 25,50 кв.м., которая принадлежала на праве собственности Никишиной Т.А. на основании договора передачи от 21.10.1993г. в порядке приватизации, зарегистрированного в ДМЖ г.Москвы 21.10.1993г.

07 августа 2003г. между Никишиной Т.А. и Калинкиной В.Н. был заключен договор дарения квартиры по вышеуказанному адресу, по условиям которого Никишина Т.А. подарила данную жилую площадь Калинкиной В.Н.

06.10.2003г. Калинкиной В.Н. было получено свидетельство о государственной регистрации права на спорную квартиру.

28.12.2005г. Калинкина В.Н. умерла. После ее смерти открылось наследство в виде квартиры по адресу: г.Москва, на которое нотариусом г.Москвы 30.06.2006г. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на имя Никитина А.Г. (сына наследодателя). Свидетельство о праве на наследство после смерти Калинкиной В.Н. было зарегистрировано в УФРС по г.Москве, о чем Никитиным А.Г. получено свидетельство о государственной регистрации права от 18.10.2006г.

Разрешая данный спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст.168, 178, 431 ГК РФ и учитывая требования, предъявляемые к договору дарения и его форме, а также оценив собранные по делу доказательства по правилам ст.67 ГПК РФ, пришел к выводу, что договор дарения спорной квартиры, заключенный 07 августа 2003г. между Никишиной Т.А. и Калинкиной В.Н., является действительным, отражающим реальную волю и намерения сторон на момент его заключения.

Обстоятельств введения Никишиной Т.А. в заблуждение при оформлении данной сделки относительно ее последствий, а также природы оспариваемой сделки судом установлено не было.

При этом суд первой инстанции верно указал, что правовая неосведомленность относительно оформления договора в данном случае не является заблуждением, имеющим существенное значение.

Кроме того, согласно п.9 договора дарения сторонам были известны и понятны соответствующие положения действующего законодательства.

При рассмотрении дела судом проверялись доводы Никишиной ТА., положенные в основу встречного иска и в опровержение иска Никитина А.Г., в том числе о том, что договор дарения квартиры был заключен в счет денежных обязательств, возникших между ней и Калинкиной В.Н., и сроком на два года, а также то, что после погашения всех обязательств Никишиной Т.А. перед Калинкиной В.Н., квартира должна была быть возвращена ей.

Суд первой инстанции, исходя из установленных по делу обстоятельств, не нашел оснований согласиться с указанными доводами, поскольку денежные обязательства были разрешены между Никишиной Т.А. и Калинкиной В.Н. в судебном порядке в соответствии с решением суда от 17 мая 2002г., согласно которому с Никишиной Т.А. в пользу Калинкиной В.Н. была взыскана денежная сумма в размере 421 740 руб.

Как установлено судом первой инстанции, Никитин А.Г. на основании договора купли-продажи (купчей) земельного участка с долей жилого дома от 04.07.1997г. являлся собственником земельного участка и размещенного на нем 0,34 жилого дома, площадью 450 кв.м., расположенного по адресу: Московская область. Указанный дом принят как законченный строительством, введен в эксплуатацию. 04 июня 2003г. Никитин А.Г. передал по договору в пользование Никишиной Т.А., Никишину И.А. принадлежащую ему на праве собственности часть жилого дома, расположенного по указанному адресу, сроком на два года, где ответчики зарегистрированы по настоящее время.

Судом было правильно указано, что данное обстоятельство не является подтверждением введения в заблуждение Никишиной Т.А. и существования договоренности о передаче спорной квартиры в дар на два года, поскольку субъектный состав указанных сделок различен.

Судом первой инстанции был правильно оценен и тот довод, с указанием на его несостоятельность, о том, что Никишины Т.А., И.А. до настоящего времени проживали в спорной квартире, поскольку суд установил, что данное проживание было с ведома и согласия Никитина А.Г., как собственника жилого помещения, который вправе в любой момент потребовать устранения препятствий в пользовании имуществом, принадлежащим ему.

Как усматривается из обжалуемых по делу судебных постановлений, Никитиным А.Г. было заявлено о пропуске срока исковой давности по встречным исковым требованиям.

Согласно ч.2 ст.199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Отказывая Никишиной Т.А. в удовлетворении встречного иска, суд первой инстанции исходил из факта пропуска срока исковой давности, по требованию о признании оспоримой сделки недействительной, а именно, договора дарения спорной квартиры от 07.08.2003г., и о применении последствий ее недействительности, который согласно ч.2 ст.181 ГК РФ составляет один год.

При этом течение указанного срока начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельстве, являющемся основанием для признании сделки недействительной.

Вывод суда первой инстанции о пропуске установленного законом срока для обращения в суд с требованием о признании данного договора дарения недействительным не противоречит требованиям вышеуказанных норм и соответствует установленным по делу обстоятельствам, из которых усматривается, что договор дарения спорной квартиры от 07 августа 2003г., заключенный между Никишиной Т.А. и Калинкиной В.Н., исполнен, о чем Никишина Т.А., исходя из фактических обстоятельств по делу, не могла не знать, каких-либо препятствий для обращения в суд с требованиями о признании сделки недействительной с 2003г. судом не установлено.

Также суд первой инстанции не усмотрел оснований для восстановления срока исковой давности в соответствии со ст.205 ГК РФ, так как не установил обстоятельств, объективно исключающих возможность обращения в суд с иском о признании сделки недействительной в последние шесть месяцев срока исковой давности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии у Никишиных Т.А., И.А. правовых оснований, предусмотренных ст. 10 ЖК РФ, для занятия и фактического проживания в спорном жилом помещении по вышеуказанному адресу, в нарушение законных прав его собственника Никитина А.Г. (ст.209 ГК РФ), в связи с чем у последнего возникло право в порядке ст. 304 ГК РФ требовать устранения всяких нарушений его права, в том числе и выселения ответчиком из спорного жилого помещения.

Проверяя законность решения суда в кассационном порядке, судебная коллегия обоснованно не усмотрела оснований для его отмены.

Доводы жалобы не содержат каких-либо указаний на обстоятельства, которые могли бы повлиять на существо вынесенного решения.

В целом, доводы надзорной жалобы, в том числе о наличии связи между заключенной сделкой по отчуждению квартиры и денежными обязательствами, а также введения в заблуждения относительно оспариваемой сделки, являлись предметом рассмотрения как суда первой, так и второй инстанции, и получили соответствующую правовую оценку с учетом установленных обстоятельств в обжалуемых по делу судебных постановлениях, с правильностью которой суд надзорной инстанции не находит оснований не согласиться, поскольку нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения и подлежащие применению к ним, были применены судом верно.

В силу ст.390 ГПК РФ судом надзорной инстанции переоценка доказательств, исследованных судом, и установление обстоятельств, которые не были установлены или были опровергнуты судом при рассмотрении дела, не производится.

При рассмотрении дела существенных нарушений норм процессуального и материального права, которые бы могли повлечь отмену обжалуемых судебных постановлений, допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст.381 ГПК РФ,

определил:отказать в передаче надзорной жалобы Никишиной Т.А. на решение Измайловского районного суда г.Москвы от 23 июня 2010г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2010г., для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Судья

Московского городского суда Тихенко Г.А.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 4г/3-1269/11
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 09 марта 2011

Поиск в тексте