• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июля 2010 года N 4г/4-5539

Судья Московского городского суда Лукьяненко О.А., рассмотрев надзорную жалобу Гасиловского Е.Б., поступившую в суд надзорной инстанции 16 июня 2010 года, с дополнением от 24 июня 2010 года, на решение Головинского районного суда города Москвы от 04 февраля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 27 апреля 2010 года по гражданскому делу по иску Гасиловского Е.Б. к Гасиловской Н.Н., Косареву А.И. о признании недействительным договора дарения квартиры,

УСТАНОВИЛ:Истец обратился в суд с иском к ответчикам о признании недействительным договора дарения квартиры, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчиков.

Решением Головинского районного суда города Москвы от 04 февраля 2010 года отказано в удовлетворении исковых требований.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 27 апреля 2010 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. При этом надзорная жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Оснований для передачи надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции не имеется, так как надзорная жалоба не содержит указания на существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные при рассмотрении данного дела, в связи с чем доводы надзорной жалобы не могут повлечь за собой возможность отмены обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора.

Судом установлено, что Гасиловский Е.Б. и Гасиловская Н.Н. состояли в зарегистрированном браке с 11 июня 1993 года по 21 августа 2009 года.

Как усматривается из представленных документов, Гасиловская Н.Н. и Гасиловский Е.Б. являются соучредителями ООО, занимаются риэлторской деятельностью. В период брака неоднократно выдавали друг другу письменные согласия на совершение сделок по приобретению и отчуждению недвижимости, заверенные нотариально.

16 июня 2004 года Гасиловским Е.Б. дано согласие супруге Гасиловской Н.Н. на покупку за цену и на условиях по своему усмотрению любого недвижимого имущества в городе Москве и Московской области в период брака с использованием средств семейного бюджета, а также на продажу любого недвижимого имущества, приобретенного и зарегистрированного на ее имя в период брака. Согласие удостоверено нотариусом города Москвы и зарегистрировано в реестре.

На основании договора купли-продажи от 06 марта 2007 года Гасиловская Н.Н. приобрела в собственность трехкомнатную квартиру по адресу: г. Москва, , д.66, корп.3, кв.203. Договор купли-продажи квартиры, заключенный в простой письменной форме 06 марта 2007 года, был зарегистрирован Управлением Федеральной регистрационной службы по Москве 13 марта 2007 года.

09 августа 2006 года Гасиловским Е.Б. дано согласие супруге Гасиловской Н.Н. на приобретение любым предусмотренным действующим законодательством способом любого недвижимого имущества, за счет средств, нажитых в период брака, за цену и на условиях по своему усмотрению. А также Гасиловский Е.Б. дал согласие своей супруге Гасиловской Н.Н. на отчуждение любого недвижимого имущества, приобретенного и в период брака, за цену и на условиях по своему усмотрению.

10 апреля 2009 года Гасиловская Н.Н. подарила Косареву А.И. квартиру по адресу: г. Москва, , д.66, корп.3, кв.203, о чем составлен договор дарения квартиры, заключенный в простой письменной форме, который был зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 04 мая 2009 года.

Разрешая настоящий спор, суд, руководствуясь требованиями действующего законодательства, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований. Мотивы, по которым суд пришел к указанным выводам исчерпывающе изложены в решении суда.

Из объяснений ответчицы Гасиловской Н.Н. следует, что при оформлении согласия, нотариус разъяснила, что указанная в согласии формулировка допускает отчуждение недвижимости любым способом, в том числе и путем дарения. В марте 2009 года стороны собирались оформить брачный контракт. Гасиловский Е.Б. предложил оставить ему имущество, оформленное на него, а Гасиловской Н.Н. оставить имущество, оформленное на нее. Чтобы узнать, какое недвижимое имущество имеется в собственности у Гасиловского Е.Б., ответчица взяла выписку из ЕГРП и обнаружила, что за последнее время истец продал принадлежащие ему девять квартир своей матери. Вопрос о разделе совместно нажитого имущества при расторжении брака не возникал.

Суд пришел к выводу, что согласие Гасиловского Е.Б. на отчуждение совместно нажитого имущества на условиях по усмотрению Гасиловской Н.Н. не исключает заключение безвозмездной сделки.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что объективных доказательств свидетельствующих о том, что нотариально удостоверенное распоряжение об отмене согласия было предъявлено Гасиловской Н.Н. и она была ознакомлена с ним 27 марта 2009 года истцом не представлено, в компетентные органы указанное распоряжение об отмене согласия на отчуждение имущества от 27 марта 2009 года не предъявлялось. Доказательств того, что договор дарения спорной квартиры является недействительным (ничтожным) истцом не представлено.

Выводы суда являются правильными, в решении судом мотивированы и в надзорной жалобе по существу не опровергнуты.

Доводы надзорной жалобы о том, что выводы суда не обоснованны и не соответствуют обстоятельствам дела, не могут служить основанием к отмене решения суда в силу следующего.

В соответствии с п. 2 ст. 56 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать.

Согласно ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Таким образом, право оценки представленных доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу. Суд надзорной инстанции правом истребования и оценки доказательств не наделен.

Доводы, изложенные в надзорной жалобе Гасиловского Е.Б., сводятся к оспариванию выводов суда по мотиву их необоснованности и несоответствия материалам дела и содержат собственную оценку заявителем указанных в решении суда обстоятельств.

В этой связи, доводы надзорной жалобы не содержат указания на обстоятельства, которые в силу ст. 387 ГПК РФ могли бы служить основанием к отмене судебных постановлений.

Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Таким образом, доводы надзорной жалобы во внимание приняты быть не могут.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381, 383 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:В передаче надзорной жалобы Гасиловского Е.Б. на решение Головинского районного суда города Москвы от 04 февраля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 27 апреля 2010 года по гражданскому делу по иску Гасиловского Е.Б. к Гасиловской Н.Н., Косареву А.И. о признании недействительным договора дарения квартиры, для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

Судья Московского городского суда Лукьяненко О.А.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 4г/4-5539
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 13 июля 2010

Поиск в тексте