• по
Более 49000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2010 года N 4г/7-9728/10

Судья Московского городского суда Наумова Е.М., рассмотрев надзорную жалобу Бородаевой Х.А., поступившую в Московский городской суд 26 октября 2010 года, на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 августа 2010 года по гражданскому делу по иску Бородаевой Х.А. к Сейфетдиновой Б.А., Пьянковой Н.А. об установлении фактов, имеющих юридическое значение, включении имущества в наследственную массу, восстановлении срока для принятия наследства, признании права на обязательную долю наследства,у с т а н о в и л:

Бородаева Х.А. обратилась в суд с иском к Сейфетдиновой Б.А., Пьянковой Н.А. об установлении факта родственных отношений, включении имущества в наследственную массу, восстановлении срока для принятия наследства, признании права на обязательную долю наследства, факта принятия Сайфетдиновой А.А. наследства Сейфетдинова Р.А., умершего в 1995 году; включении в наследственную массу Сайфетдиновой А.А. 1/10 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, принадлежащей Сейфетдинову Р.А., фактически ею (Сайфетдиновой А.А.) принятой после смерти Сейфетдинова Р.А.; включении в наследственную массу Сайфетдинова А.С, умершего в 2009 году 1/10 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, принадлежащей Сейфетдинову Р.А., принятой Сейфетдиновым А.С., после смерти Сейфетдинова Р.А.; включении в наследственную массу отца Сейфетдинова А.С. 3/20 доли указанной квартиры, принадлежащих Сайфетдиновой А.А.; восстановлении ей срока для принятия наследства, открывшегося после смерти матери Сайфетдиновой А.А., умершей в 1996 году; признании за ней права собственности в порядке наследования по закону на 3/20 доли спорной квартиры в порядке наследования после смерти матери Сайфетдиновой А.А. и 1/10 (обязательную долю) в порядке наследования после смерти отца Сейфетдинова А.С.

В обоснование заявленных требований Бородаева Х.А. ссылалась на то, что является родной дочерью Сайфетдиновой А.А., умершей в 1996 году.

При принятии наследства после смерти отца Сейфетдинова А.С, умершего в марте 2009 года, ей стало известно о завещании отца в пользу сестры Сейфетдиновой Б.А. (ответчицы); сестра Пьянкова Н.А. от причитающейся ей обязательной доли наследства после смерти отца отказалась; считала, что к моменту смерти отца последнему принадлежит 3/5 доли спорной квартиры; поскольку наследственные дела к имуществу брата Сейфетдинова Р.А., умершего в 1995 году и матери Сайфетдиновой А.А., умершей в 1996 году не открывались, то есть основания для установления факта принятия наследства родителями после смерти брата и включения в наследственную массу родителей по 1/10 доли квартиры; кроме того, отец фактически принял наследство супруги Сайфетдиновой А.А., а потому есть основания для восстановления ей (истице) срока для принятия наследства, открывшегося после смерти матери; срок пропущен, в том числе, по состоянию здоровья; наследникам имущества матери по закону являются отец и истица, другие наследники наследство не принимали; из-за разночтений в фамилии матери, в ее свидетельстве о рождении и свидетельстве о смерти матери, не подтверждаются родственные отношения.

Ответчики против иска возражали.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 августа 2010 года, в удовлетворении иска отказано.

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 04.12.2007 N 330-ФЗ) по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 названного Кодекса не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.

Судом установлено, что на основании договора передачи от 24 ноября 1992 года четырехкомнатная квартира по адресу: г. Москва, передана в общую совместную собственность (без определения долей) - Сейфетдинову А.С., Сайфетдиновой А.А., Сейфетдиновой Б.А., Сейфетдинову Р.А., Пьянковой Н.А.

30 января 1995 года скончался Сейфетдинов Р.А.; 06 ноября 1996 года скончалась Сайфетдинова А.А.

30 января 1997 года открыто наследственное дело к имуществу умершей Сайфетдиновой А.А. по заявлению наследника по завещанию Пьянковой Н.А. о принятии наследства; 30 сентября 1997 года открыто наследственное дело к имуществу умершего Сейфетдинова Р.А. по заявлению наследника по закону Сейфетдинова А.С. о принятии наследства.

30 сентября 1997 года нотариусом Третьей Московской государственной нотариальной конторой Шехтман Т.В. удостоверено соглашение об определении долей собственников в спорной квартире - по 1/5 доли каждому: Сейфетдинову А.С., Сайфетдиновой А.А., Сейфетдиновой Б.А., Сейфетдинову Р.А., Пьянковой Н.А. Соглашение зарегистрировано 07 октября 1997 года.

30 октября 1997 года Сейфетдинов А.С. получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю от 1/5 доли наследственного имущества Сейфетдинова Р.А. - спорной квартиры.

В этот же день Пьянкова Н. А. получила свидетельство о праве на наследство по завещанию на 3/10 долей спорной квартиры после смерти Сайфетдиновой А.А., в том числе, 1/10 доли Сейфетдинова Р.А., наследником которого в 1/2 доле от 1/5 являлась Сайфетдинова А.А., принявшая наследство, но не успевшая оформить своих наследственных прав.

Права на имущество Сейфетдинова А.С. и Пьянковой Н.А. были зарегистрированы на основании свидетельств о праве на наследство от 23 декабря 1997 года.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований об установлении факта принятия Сайфетдиновой А.А. наследства Сейфетдинова Р.А., установлении факта принятия Сейфетдиновым А.С. наследства Сейфетдинова Р.А., а также включении 1/10 доли спорной квартиры, принадлежащей Сейфетдинову Р.А. и принятой Сайфетдиновой А.А. в наследственную массу Сайфетдиновой А.А., включении 1/10 доли квартиры, принадлежащей Сейфетдинову Р.А. и принятой Сейфетдиновым А.С. в наследственную массу Сейфетдинова А.С., суд, руководствуясь ст. 546 ГК РСФСР, действовавшей на момент открытия наследства, исходил из того, что после смерти Сайфетдиновой А.А., наступившей 06 ноября 1996 года, в установленный законом шестимесячный срок истица (дочь Сайфетдиновой А.А.) с заявлением о принятии наследства не обращалась, действий по фактическому принятию наследства не совершала. Оснований для удовлетворения требования о восстановлении срока для принятия наследства после смерти матери Сайфетдиновой А.А. не имеется, поскольку истица знала о смерти матери, что ею самой не отрицалось, каких-либо доказательств уважительности причин пропуска данного срока суду не представила. При таких данных не имеется оснований для установления факта родственных отношений с умершей матерью с целью оформления наследственных прав.

Судом также установлено, что 17 марта 2009 года скончался Сейфетдинов А.С., который при жизни (30 сентября 1997 года) составил завещание, в соответствии с которым все свое имущество, в том числе и принадлежащую ему долю в спорной квартире, завещал дочери Сейфетдиновой Б.А.

Дочь наследодателя Сейфетдинова А.С. - истица по делу Бородаева Х.А., 1944 года рождения, является инвалидом 2 группы с 1995 года.

Наследственное дело к имуществу умершего 17 марта 2009 года Сейфетдинова А.С. открыто нотариусом по заявлению Бородаевой Х.А. 13 июля 2009 года. С заявлением о принятии наследства от 28 июля 2009 года обратилась и наследник по завещанию Сейфетдинова Б.А.

Отказывая в удовлетворении требований Бородаевой Х.А. о присуждении ей обязательной доли в наследственном имуществе, суд, руководствуясь положениями ст.ст. 1149 ГК РФ, оценив доказательства, собранные по делу, исходил из того, что приходящаяся ей обязательная доля составляет 3/100, что менее 3 кв.м. общей площади квартиры; Бородаева Х.А. при жизни наследодателя не пользовалась имуществом квартирой ни для проживания, ни для использования в качестве основного источника средств к существованию. Тогда как установлено, что наследник по завещанию Сейфетдинова Б.А. постоянно проживала и проживает в спорной квартире, то есть пользуется этим имуществом, другого жилья не имеет.

Проверяя законность решения суда в кассационном порядке, судебная коллегия не усмотрела оснований к его отмене.

Довод надзорной жалобы о том, что суд неправомерно лишил Бородаеву Х.А. ее обязательной доли в наследственном имуществе, не может повлечь отмену судебных постановлений, поскольку по смыслу ч. 4 ст. 1149 ГК РФ суд вправе, с учетом конкретных обстоятельств дела, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении. Так, при отказе в присуждении Бородаевой Х.А. обязательной доли в наследстве, суд правомерно исходил из того, что приходящаяся ей обязательная доля составляет менее 3 кв.м. общей площади квартиры, которой при жизни наследодателя Бородаева Х.А. не пользовалась, между тем, для Сейфетдиновой Б.А. спорная квартира является единственным местом жительства. Кроме того, суд учел, что Бородаева Х.А. имеет в собственности квартиру по адресу: г. Москва.

Довод надзорной жалобы о том, что Бородаевой Х.А. необоснованно было отказано в удовлетворении ряда ходатайств, в частности, об истребовании доказательств, не может быть принят во внимание, поскольку по смыслу ст.ст. 56, 166 ГПК РФ суду принадлежит право, а не обязанность удовлетворять заявленные лицами, участвующими в деле, ходатайства.

Довод надзорной жалобы о том, что судом при рассмотрении дела неправильно применены нормы материального права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, не может повлечь отмену судебных постановлений, поскольку в соответствии с п. 6 Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон, следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

При таких обстоятельствах суд рассмотрел дело по заявленным требованиям и правильно применил закон, подлежащий применению.

Иные доводы надзорной жалобы сводятся к переоценке собранных по делу доказательств, а равно требованиям принципа правовой определенности не соответствуют.

Так, одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено.

Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения. Полномочие вышестоящего суда должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотру по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему делу указанных обстоятельств не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 381 Гражданского процессуального кодекса РФ,о п р е д е л и л:отказать в передаче надзорной жалобы Бородаевой Х.А. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 августа 2010 года по гражданскому делу по иску Бородаевой Х.А. к Сейфетдиновой Б.А., Пьянковой Н.А. об установлении фактов, имеющих юридическое значение, включении имущества в наследственную массу, восстановлении срока для принятия наследства, признании права на обязательную долю наследства для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Судья Московского городского суда Е.М. Наумова

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 4г/7-9728/10
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 19 ноября 2010

Поиск в тексте