• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2011 года N 4г/6-11417

Судья Московского городского суда Курциньш С.Э., изучив поступившую 14.12.2010 г. надзорную жалобу представителя Балашовой М.Б. по доверенности Власова С.А. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09.04.2010 г. и на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.08.2010 г.,

У С Т А Н О В И Л:

Романенко Л.Н. обратилась в суд с иском к Балашовой М.Б., в котором просила признать ответчицу прекратившей право пользования жилым помещением по адресу: г. Москва, ***, д.32/34, кв.69, выселить из указанной квартиры, снять с регистрационного учета.

В обоснование своих исковых требований указала, что спорная квартира принадлежала продавцу Балашовой И.А. на праве собственности на основании договора передачи N *** от 09.02.1993 г., зарегистрированного в ДМЖ 03.03.1993 г. за N ***.

09.02.2009 г. между Балашовой И.А. и Романенко Л.Н. был заключен договор купли-продажи квартиры 69 дома 32/34 по *** в г. Москве.

Договор купли-продажи данной квартиры зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 30.03.2009 г., и Романенко Л.Н. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру 69 дома 32/34 по *** в г. Москве.

В спорной квартире зарегистрирована Балашова М.Б., которую истец просила признать прекратившей право пользования спорным жилым помещением, выселить и снять с регистрационного учета.

Балашова М.Б., не согласившись с требованиями истицы, предъявила встречный иск в своих и в интересах несовершеннолетних Ж-и Александра, 1999 года рождения, Ж-и Бориса, 2001 года рождения, к Романенко Л.Н., Балашовой И.А. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры 69 дома 32/34 по *** в г. Москве, заключенного 09.02.2009 г., применении последствий недействительности сделки, обязании Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве погасить запись о государственной регистрации договора купли-продажи квартиры от 09.02.2009 г. за N *** от 30.03.2009 г., обязании Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве погасить запись о государственной регистрации права собственности Романенко Л.Н. за N *** от 30.03.2009 г., указав на то, что заключенная сделка является ничтожной, поскольку на момент заключения договора купли-продажи спорное жилое помещение было обременено правами третьих лиц, а именно - правом постоянного пользования Балашовой И.А., Балашовой М.Б., малолетних Ж-и А., Ж-и Б., считает, что указанная сделка была совершена с нарушением требований закона, а именно ст.ст. 554, 558 ГК РФ.

Также Балашова М.Б. указала, что в период с 21.10.1986 г. до 01.10.1997 г. она была временно зарегистрирована по адресу: г. Москва, ул. ***, д.119, корп.2, кв.350, в жилом помещении, приобретенном в порядке выплаты пая в кооперативе ее родителями, однако продолжала проживать на спорной площади, из спорной квартиры для проживания по другому адресу не выезжала, иного помещения, принадлежащего ей на праве собственности либо по договору социального найма, не имеет. Кроме того, указала, что до настоящего времени продавец Балашова И.А. сохранила право пользования спорной площадью, требования о ее выселении покупателем не предъявлены, акт приема передачи недвижимости, подтверждающий переход права на спорную площадь, сторонами не подписан, доказательств в подтверждение факта передачи денег от покупателя к продавцу не имеется. Истица полагала, что данная сделка совершена для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, в связи с чем ничтожна.

Впоследствии Балашова М.Б. дополнила встречное исковое заявление, указав, что Балашова И.А., 1935 года рождения, находилась в преклонном возрасте, в момент совершения сделки находилась в состоянии, при котором не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09.04.2010 г. постановлено:

Признать Балашову М.Б. прекратившей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: г. Москва, ***, д.32/34, кв.69.

Выселить Балашову М.Б. из квартиры 69 дома 32/34 по *** в г. Москве.

Обязать УФМС России по г. Москве снять Балашову М.Б. с регистрационного учета по месту жительства по адресу: г. Москва, ***, д.32/34, кв.69.

В иске Балашовой М.Б., действующей также в интересах несовершеннолетних Ж-и Александра, Ж-и Бориса, к Романенко Л.Н., Балашовой И.А. о признании сделки недействительной отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.08.2010 г. указанное решение оставлено без изменения, кассационная жалоба Балашовой М.Б. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе представитель Балашовой М.Б. по доверенности Власов С.А. ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов, просит принять по делу новое постановление.

В силу ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. При этом надзорная жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Изучив состоявшиеся судебные постановления, проверив доводы жалобы, нахожу, что существенных нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, при рассмотрении дела судом допущено не было; доводы надзорной жалобы не могут повлечь за собой возможность отмены состоявшихся судебных актов в порядке надзора.

Судом установлено, что 09.02.2009 г. между Балашовой И.А. и Романенко Л.Н. был заключен договор купли-продажи квартиры 69 дома 32/34 по *** в г. Москве.

Указанная квартира принадлежала продавцу Балашовой И.А. на праве собственности на основании договора передачи N *** от 09.02.1993 г., зарегистрированного в ДМЖ 03.03.1993 г. за N ***.

Договор купли-продажи данной квартиры зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 30.03.2009 г., и Романенко Л.Н. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру 69 дома 32/34 по *** в г. Москве.

В соответствии с п.10 договора купли-продажи от 09.02.2009 г. в продаваемой квартире зарегистрированы Балашова И.А. и Балашова М.Б.

В п.11 договора купли-продажи от 09.02.2009 г. указано, что сторонам известны положения ст.ст.167, 209, 223, 292, 460, 461, 549, 550, 551, 556, 557 Гражданского кодекса РФ.

Из выписки из домовой книги, финансового лицевого счета усматривается, что Балашова М.Б. зарегистрирована в квартире 69 дома 32/34 по *** в г. Москве на момент судебного разбирательства.

21.10.1986 г. Балашова М.Б. выбыла из квартиры 69 дома 32/34 по *** в г. Москве по адресу: ул. ***, д.119, корп.2, кв.350, а впоследствии вновь была зарегистрирована в спорной квартире только 01.10.1997 г.

По сообщению Управления Федеральной регистрационной службы по Москве, в настоящее время за Балашовой М.Б. не зарегистрированы права на недвижимое имущество.

Отказывая в удовлетворении требований Балашовой М.Б., суд исходил из того, что Балашова И.А. как собственник спорной квартиры распорядилась данным имуществом по своему усмотрению, оснований для признания договора купли-продажи от 09.02.2009 г. недействительным установлено не было, поскольку не представлено доказательств, позволяющих судить о том, что Балашова И.А. при заключении оспариваемого договора купли-продажи не понимала значения своих действий и не могла ими руководить.

Доводы истицы Балашовой М.Б. о том, что при заключении договора купли-продажи квартиры были нарушены требования ст.ст.554, 558 ГК РФ, в ходе рассмотрения дела также не нашли своего подтверждения.

Ходатайство Балашовой М.Б. о назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении Балашовой И.А. было рассмотрено в судебном заседании 17.03.2010 г., достаточных оснований для назначения указанной экспертизы судом установлено не было.

Отказывая в удовлетворении требований Балашовой М.Б., суд пришел к выводу, что каких-либо доказательств, свидетельствующих о заключении оспариваемого договора купли-продажи как несоответствующего действительному волеизъявлению сторон договора представлено не было.

Ссылки Балашовой М.Б. о том, что до настоящего времени Балашова И.А. (продавец квартиры) сохранила право пользования спорной площадью, и каких-либо требований о ее выселении не заявлено, судом были признаны несостоятельными, поскольку данные обстоятельства не свидетельствуют о том, что воля сторон договора не направлена на достижение целей договора купли-продажи.

Судом было установлено, что Балашова М.Б. в период с 21.10.1986 г. по 01.10.1997 г. не была зарегистрирована в спорной квартире, а доказательств, подтверждающих ее постоянное проживание в указанной квартире в данный период, и доказательств, свидетельствующих, что она давала согласие Балашовой И.А. на приватизацию квартиры в 1993 г., не представлено.

В соответствии со ст.209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом. Отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В силу ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно ч.2 ст.292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В силу ч.1 ст.35 ЖК РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Руководствуясь вышеуказанными нормами материального права, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что требования о выселении Балашовой М.Б. в связи с прекращением права пользования при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу подлежат удовлетворению, поскольку оснований, предусмотренных действующим законодательством для занятия спорного помещения ответчицей в ходе рассмотрения дела не установлено.

Суд также указал в решении, что требования истицы о снятии Балашовой М.Б. с регистрационного учета по адресу спорного жилого помещения подлежат удовлетворению, поскольку это не противоречит Правилам регистрации и снятии граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в г. Москве и Московской области, согласно которым граждане подлежат регистрации в г. Москве по месту пребывания, при отсутствии постоянного места жительства в Москве, либо по месту жительства на основании соответствующего правоустанавливающего документа на жилое помещение.

Проверяя законность и обоснованность решения суда, кассационная инстанция оснований для его отмены не установила.

В силу ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора. В интересах законности суд надзорной инстанции вправе выйти за пределы доводов надзорной жалобы или представления прокурора. При этом суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

Доводы заявителя надзорной жалобы, в том числе о том, что судом сделан неверный вывод об отсутствии у Балашовой М.Б. бессрочного права пользования спорным жилым помещением, дана неверная оценка показаниям допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей, договор купли-продажи квартиры от 09.02.2009 г. является ничтожной сделкой, заключенной в нарушение норм действующего законодательства, также является мнимой сделкой, направленной на ущемление прав ответчика, а, кроме того, нарушает права несовершеннолетних детей ответчицы, не могут повлечь за собой отмену постановленных по делу судебных актов, поскольку направлены на иную, отличную от суда первой инстанции, оценку собранных по делу доказательств, правом на которую в силу ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции не наделен, основаны на неверном толковании заявителем норм материального права и игнорировании действительных обстоятельств настоящего дела, а равно требованиям принципа правовой определенности не соответствуют.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом определены правильно; решение суда приято в точном соответствии с нормами материального и процессуального права, в решении указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела, установленных судом. Доводы надзорной жалобы выводов суда не опровергают.

На основании изложенного, суд надзорной инстанции не находит оснований к отмене судебных решений по делу по доводам надзорной жалобы.

Руководствуясь ст.ст. 383, 387 Гражданского процессуального кодекса РФ,

О П Р Е Д Е Л И Л:

в передаче надзорной жалобы представителя Балашовой М.Б. по доверенности Власова С.А. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09.04.2010 г. и на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.08.2010 г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.

Судья

Московского городского суда С.Э. Курциньш

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 4г/6-11417
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 17 января 2011

Поиск в тексте