• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ УЛЬЯНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 07 сентября 2010 года Дело N 33-3246/2010
 

07 сентября 2010 год г. Ульяновск

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.,

судей Булгакова Г.М., Нестеровой Е.Б.,

при секретаре Бутузовой Я.А.

рассмотрела дело по кассационной жалобе Павловой М*** П*** на решение Ульяновского районного суда Ульяновской области от 29 июля 2010 года, которым постановлено:

В иске Павловой М*** П*** к Еловиковой Н*** А*** о признании недействительным договора дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок и жилой дом по адресу: р.п. Ишеевка Ульяновского района Ульяновской области, ул. К***, д.***, заключенного 18 января 2007 года, и применении последствий недействительности сделки отказать.

Заслушав доклад судьи Нестеровой Е.Б., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Павлова М.П. обратилась в суд с иском, уточненным в ходе судебного разбирательства, к Еловиковой Н.А. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Свои требования Павлова М.П. мотивировала тем, что она являлась собственником 1/2 доли земельного участка по адресу: р.п. Ишеевка Ульяновского района, ул. К***, д. *** с расположенным на нем 1file=php/eatext.php долей жилого дома с пристроем и принадлежностями. 18.01.2007 г. Еловикова Н.А., воспользовавшись ее доверием, ввела ее в заблуждение и заставила подарить ей 1/2 долю жилого дома и земельного участка, пообещав, что будет ухаживать за ней. Документы ей ответчица не показывала. В марте 2010 г. она узнала, что лишилась собственности, спорное имущество после заключения договора дарения принадлежит Еловиковой Н.А. Ответчица не пускает ее в дом, сменила замки, препятствует ее проживанию в доме. Заблуждение относительно существа договора имеет существенное значение, поскольку она лишилась права собственности.

В связи с этим просила признать договор дарения от 18.01.2007 недействительным и применить последствия недействительности сделки.

Рассмотрев спор по существу, суд вынес решение, приведённое выше.

В кассационной жалобе Павлова М.П. ставит вопрос об отмене решения суда, указывая, что при вынесении решения суд первой инстанции сделал выводы, которые не соответствуют обстоятельствам дела, и неправильно применил нормы материального права. В частности, суд не учёл, что при заключении вышеуказанного договора дарения она заблуждалась относительно последствий сделки, а не относительно мотивов, как ошибочно полагал районный суд. Данное заблуждение истица полагает существенным, поскольку она лишилась права собственности, не имея такого намерения. Суду было представлено множество доказательств указанному обстоятельству, однако судом не была дана им надлежащая правовая оценка. Кроме того, суд в нарушение ст. 199 ГК РФ применил срок исковой давности, в то время как в данном случае срок исковой давности мог быть применён только по заявлению ответчика в споре, однако письменного заявления от ответчицы не было. Необходимо было выяснить, могла ли истица по своему психическому состоянию в момент совершения сделки и в последующем знать о возможности обращения в суд за защитой нарушенного права и о сроке для защиты этого права в судебном порядке. Суд необоснованно не усмотрел наличия уважительных причин, препятствующих Павловой М.П. своевременно обратиться в суд. Более того, суд ошибочно связал течение срока исковой давности с момента подписания договора от 18.01.2007. В силу ч. 3 ст. 574 ГК РФ и ч. 3 ст. 433 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации и считается заключённым с момента его регистрации.

В возражениях на кассационную жалобу Еловикова Н.А. просит оставить решение суда без изменения, ссылаясь на несостоятельность доводов жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения Павловой М.П. и ее представителя Каштановой Л.И., поддержавших доводы жалобы, Еловиковой Н.А., возражавшей против удовлетворения жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно ст.572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязу­ется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В обоснование своих исковых требований Павлова М.П. ссылалась на ряд обстоятельств - на то, что она была введена в заблуждение дочерью, которая, воспользовавшись ее доверчивостью, обещала ухаживать за ней и не исполнила своего обещания, а также на то, что дочь путем обмана и угроз вынудила ее подарить ей дом и земельный участок.

В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. При этом существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Согласно статье 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Как правильно указал суд, обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий контрагента, заключающихся в умышленном создании у потерпевшего ложного представления об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки.

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения и обмана входит, в том числе факт умышленного введения недобросовестной стороной другой стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки.

Как усматривается из материалов дела, доводы истицы были предметом тщательного исследования суда. Суд не согласился с данными доводами, поскольку доказательств, убедительно свидетельствующих о заблуждении истицы относительно природы совершаемой сделки, а также о совершении сделки под влиянием угроз и обмана со стороны ответчицы, истица суду не представила.

Из представленного суду договора дарения от 18.01.2007 г. следует, что договор составлен в соответствии с требованиями ст. 572, 574 ГК РФ, содержит все существенные условия, указание на его оглашение, договор подписан истицей. На основании данного договора в ЕГРП внесена запись о правах на недвижимое имущество - 1file=php/eatext.php долю в жилом доме и 1file=php/eatext.php долю земельного участка по адресу: р.п. Ишеевка Ульяновского района Ульяновской области, ул. К***, д.***., собственником которых по праву общей долевой собственности значится Еловикова НА. Собственником второй доли в жилом доме значится Павлов В.А. на основании договора дарения от 03.09.2003 г.

Исследовав обстоятельства дела, оценив собранные доказательства, суд пришел к объективному выводу о том, что доводы истицы о ее предположении при подписании договора о заключении договора на условиях совместного проживания и осуществления ухода (что соответствует договору пожизненного содержания с иждивением) голословны, поскольку не подтверждаются какими-либо доказательствами.

Суд дал правильную правовую оценку тому обстоятельству, что ранее, в 2003 году истица подарила 1file=php/eatext.php долю дома и земельного участка по названному адресу своему сыну П*** В.А., и, таким образом, ей к моменту совершения оспариваемой в настоящее время сделки была известна природа и особенности договора дарения. При этом, как следует из материалов дела, факт совершения как первой, так и второй сделки истица намеренно скрыла от остальных детей.

Суд дал правильную правовую оценку показаниям допрошенных свидетелей, оценив их в совокупности со всеми иными доказательствами, собранными по делу.

Оснований для иной оценки данных доказательств судебная коллегия не усматривает.

Оценив все представленные сторонами доказательства, суд пришел к объективному выводу о том, что при совершении сделки истица действовала не вынужденно, как она утверждает, под влиянием заблуждения и обмана со стороны дочери, а свободно, и при этом она не заблуждалась относительно природы сделки. Каких-либо обстоятельств, которые повлияли на нарушение способности Павловой М.П. к пониманию социальных и правовых последствий заключенной сделки, препятствовали адекватно регулировать свое поведение в юридически значимый период, в связи с чем она не могла бы понимать значение своих действий и руководить ими, судом не установлено. Доказательства, свидетельствующие о заблуждении Павловой М.П. относительно заключения договора дарения, суду не представлены.

Не нашли подтверждения в ходе рассмотрения дела и доводы Павловой М.П. о совершении сделки под влиянием угроз со стороны ответчицы, какими-либо доказательствами данные доводы истицы также не подтверждены.

Доводы истицы, что ответчица препятствует ее проживанию, не отдает ключи от дома, сняла ее с регистрации, и она лишилась жилища, а также иные обстоятельства, имевшие место после совершения сделки, обоснованно признаны судом первой инстанции не имеющими правового значения для существа рассмотренного спора.

Правильным является и вывод суда о пропуске истицей срока исковой давности. В силу ч.2 ст. 181 ГК РФ, по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности срок исковой давности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Выводы суда в данной части соответствуют обстоятельствам дела, требованиям закона и сомнений в своей правильности не вызывают.

В силу ст. 205 ГК РФ, в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Данных о наличии исключительных обстоятельств, препятствующих Павловой М.П. своевременно обратиться в суд, в материалах дела не имеется. Те заболевания, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, имелись у истицы как на момент заключения договора, так и в последующий период, ухудшение состояния ее здоровья имело место уже после истечения срока исковой давности, в 2009 году.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что требование о применении последствий пропуска срока исковой давности должно было быть сделано ответчицей в письменной форме, на нормах закона не основана.

Доводы жалобы о том, что суд должен был проверить психическое состояние истицы, на выводы суда не влияют, поскольку по таким основаниям исковые требования не заявлялись.

Таким образом, изложенные Павловой М.П. в кассационной жалобе доводы являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения.

Обстоятельства дела исследованы с достаточной полнотой, всем собранным по делу доказательствам судом дана надлежащая оценка.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Ульяновского районного суда Ульяновской области от 29 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Павловой М*** П*** - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3246/2010
Дата принятия: 07 сентября 2010

Поиск в тексте