• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ УЛЬЯНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 12 июля 2011 года Дело N 33-2499/2011

г. Ульяновск 12 июля 2011 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Жаднова Ю.М.,

судей Аладина П.К., Трифоновой Т.П.,

при секретаре Ганеевой И.Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда (государственное учреждение) в Железнодорожном районе г. Ульяновска Ульяновской области на решение Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 03 июня 2011 года, по которому постановлено:

Иск Кирьянова С*** А*** удовлетворить:

- обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Железнодорожном районе г. Ульяновска Ульяновской области включить Кирьянову С*** А*** в специальный трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости период его работы в должности авиамоториста, авиамеханика в Ульяновском объединенном авиаотряде Приволжского управления гражданской авиации (переименованном в АО Авиакомпания «Симбирск-АЭРО») с 26 сентября 1977 года по 01 июля 1998 года;

- обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Железнодорожном районе г. Ульяновска Ульяновской области назначить с 09 декабря 2010 года Кирьянову С*** А*** досрочную трудовую пенсию по старости.

Заслушав доклад судьи Аладина П.К., объяснения Кирьянова С.А., просившего отказать в удовлетворении жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Кирьянов С.А. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Железнодорожном районе г. Ульяновска Ульяновской области (далее - УПФ РФ) о включении в специальный стаж периода работы, назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

Свои требования истец мотивировал тем, что комиссией по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав УПФ РФ в назначении досрочной пенсии по старости ему было отказано. В специальный трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости по достижению 55 летнего возраста не был зачтен период его работы в качестве авиамоториста, авиамеханика в Ульяновском объединенном авиаотряде Приволжского управления гражданской авиации (переименованном в АООТ АК «Симбирск-АЭРО»). Отказ незаконен, поскольку факт работы в качестве авиамоториста и авиамеханика в течении полного рабочего дня подтверждается свидетелями, должности предусмотрены Списком, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 04 сентября 1991 года № 459, и которым предусмотрено его право на досрочное назначение пенсии по старости. В связи с этим ответчик обязан назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости с 09 декабря 2010 года.

Рассмотрев данное заявление, суд постановил решение, приведенное выше.

В кассационной жалобе УПФ РФ просит решение суда отменить.

В жалобе её автор указывает, что истец не представил письменных документов, подтверждающих его работу в спорный период времени в течении полного рабочего дня. Суд неправомерно принял показания свидетелей в качестве доказательства характера работы истца, что противоречит п. 3 ст. 13 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ». Неправильно суд определил дату назначения пенсии, поскольку на момент обращения Кирьянова С.А. с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии, им не были представлены все необходимые для этого документы.

Поскольку ответчик был извещен надлежащим образом о времени и месте рассмотрения его кассационной жалобы, в суд второй инстанции не явился, не представил заявление об отложении рассмотрения жалобы с указанием обстоятельств, свидетельствующих о невозможности присутствия в судебном разбирательстве суда кассационной инстанции в назначенное время, оснований для отложения судебного разбирательства не имеется.

Рассмотрев доводы жалобы, изучив материалы дела, проверив соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и правильность применения судом норм материального и процессуального права при вынесении решения, кассационная инстанция не находит его подлежащим отмене.

Согласно подпункту 15 пункта 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения установленного ст.7 Закона возраста мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали в инженерно-техническом составе на работах по непосредственному обслуживанию воздушных судов гражданской авиации соответственно не менее 20 и 15 лет и имеют страховой стаж в гражданской авиации соответственно не менее 25 и 20 лет.

В Списке должностей инженерно-технического состава авиации, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет по правилам статьи 79 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 04 сентября 1991 года № 459, указана должность: «авиационные техники (механики, мотористы) всех наименований».

Из материалов дела усматривается, что истец работал в АООТ АК «Симбирск-АЭРО» с 26 сентября 1977 года по 01 июля 1998 года в должности авиамоториста, авиамеханика.

В связи с этим суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что работа истца в указанных должностях дает право на пенсию по подпункту 15 пункта 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), поскольку он был занят на работах по оперативному и периодическому аэродромному обслуживанию воздушных судов (Постановление Совета Министров РСФСР от 04 сентября 1991 года № 459).

Статья22 Всеобщей декларации прав человека гласит:

«Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства».

Федеральный законодатель, к компетенции которого Конституция Российской Федерации относит установление пенсионной системы (ч. 2 ст. 39), располагает достаточной свободой усмотрения при определении правовых оснований, условий и порядка назначения пенсий.

Усмотрение и толкование применения пенсионного законодательства по настоящему делу со стороны УПФ РФ, которым принято решение об отказе во включение спорного периода в стаж истца, дающего право на досрочное назначение пенсии по старости, выходят за рамки международно-правовых обязательств Российской Федерации, вытекающих из статьи 22 Всеобщей декларации прав человека, и в частности права члена общества на получение пенсии (социальное обеспечение).

Признавая отказ ответчика незаконным, суд пришел к обоснованному выводу о том, что представленная Кирьянову С.А. льготно-уточняющая справка, которая по своей форме (отсутствие указания на занятость в течении полного рабочего дня) не соответствует требованиям, предъявляемым УПФ РФ к таким документам, не может служить основанием для отказа ему в назначении пенсии, и, следовательно, лишить его права на пенсионное обеспечение (ст. 22 Всеобщей декларации прав человека), поскольку работник не должен отвечать за недостатки в оформлении документов, допущенных по вине работодателя.

В связи с этим и с учетом того факта, что в настоящее время АООТ АК «Симбирск-АЭРО» ликвидировано, и, следовательно, Кирьянов С.А. не сможет получить надлежащим образом оформленную льготно-уточняющую справку, суд в качестве доказательств занятости истца в течении полного рабочего дня использовал всю совокупность доказательств, которые были представлены истцом для подтверждения своего права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

Из показаний свидетелей А*** В.П. и К*** П.Д., которые работали вместе с Кирьяновым С.А. (в качестве авиамехаников и авиатехников) на протяжении всего периода его работы в авиационном предприятии следует, истец выполнял работу авиамоториста и авиамеханика по оперативному и периодическому аэродромному техническому обслуживанию воздушных судов, к другой работе не привлекался, работал в течение полного рабочего дня, без простоев.

Факт совместной работы указанных свидетелей с истцом подтверждается трудовыми книжками свидетелей и их пенсионными делами, в которых имелись аналогичные льготно-уточняющие справки. Кроме того, в отношении этих свидетелей имеются решения судов от 03 августа 2007 года и от 03 декабря 2010 года о включении периодов работы с 17 февраля 1975 года по 31 августа 1998 года (по К*** П.Д.) и с 26 ноября 1982 года по 07 июля 1998 года (по М*** А.В.).

Факт работы Кирьянова С.А. в должностях авиамоториста и авиамеханика в течение полного рабочего дня нашёл свое подтверждение и в других письменных доказательствах (копиях трудовой книжки, свидетельстве техника гражданской авиации, свидетельствах о прохождении переподготовки, архивных справках, лицевых счетах работников АООТ АК «Симбирск-АЭРО», и др.).

Статья 67 ГПК РФ предусматривает, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Приведенная в решении суда оценка исследованных в судебном заседании имеющихся по делу доказательств в их взаимосвязи, правильная, основана на указанной норме процессуального права.

Результаты оценки доказательств судом отражены в решении с указанием мотивов, по которым одни доказательства приняты судом, а другие отвергнуты в качестве обоснования выводов суда.

Поэтому у суда второй инстанции нет оснований для переоценки указанных доказательств.

В связи с этим доводы ответчика, приведенные им в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку они основаны на неправильном толковании норм материального права.

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что судом использованы показания свидетелей для установления льготного характера работы истца, является несостоятельной, поскольку свидетелями подтвержден факт работы Кирьянова С.А. в учреждении и должности, которая дает ему право на пенсию по подпункту 15 пункта 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Как указано выше, отсутствие у истца на момент обращения с заявлением о назначении пенсии возможности представить иные, кроме вышеуказанных документов, доказательства его работы в учреждении и должности, дающих право на досрочную трудовую пенсию по старости, не может являться основанием для ограничения его пенсионных прав.

В связи с этим и поскольку истец обратился в УПФ РФ с заявлением о назначении пенсии 09 декабря 2010 года, суд первой инстанции обоснованно и в соответствии с требованиями ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» обязал ответчика назначить Кирьянову С.А. трудовую пенсию по старости со дня возникновения права на указанную пенсию.

В связи с изложенным выше доводы жалобы о неправильном определении судом даты назначения пенсии подлежат отклонению как несостоятельные.

Таким образом, решение суда первой инстанции основано на правильно установленных обстоятельствах, имеющих значение для дела, соответствует требованиям закона и оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьёй 361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 03 июня 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда (государственное учреждение) в Железнодорожном районе г. Ульяновска Ульяновской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2499/2011
Дата принятия: 12 июля 2011

Поиск в тексте