• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ УЛЬЯНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 29 мая 2012 года Дело N 33-1595/2012
 

г. Ульяновск 29 мая 2012 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.,

судей Коротковой Ю.Ю., Васильевой Е.В.,

при секретаре Мерчиной А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Артемьева О*** В***, Петрова А*** П*** на решение Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 17 февраля 2012 года, по которому постановлено:

В удовлетворении исковых требований Артемьева О*** В*** к Федеральному казенному учреждению «Следственный изолятор № *** Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Ульяновской области» о признании действий незаконными, взыскании компенсации морального вреда отказать в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Коротковой Ю.Ю., пояснения представителя ФКУ

СИЗО-1 УФСИН России по Ульяновской области Рабани Д.Г., возражавшего против доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Артемьев О.В. обратился в суд с иском, дополненным в ходе судебного разбирательства, к Федеральному казенному учреждению «Следственный изолятор № *** Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Ульяновской области» (ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области) о признании действий незаконными, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований указал, что в периоды: с 29.04.2004 г. по 12.09.2004 г., 13.11.2004 г. по 13.12.2004 г., 07.11.2009 г. по 23.01.2010 г. он содержался в подвальном помещении в одиночных камерах № *** ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области, подвергаясь жестокому, бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению, так как условия содержания в камерах не соответствуют санитарным и гигиеническим нормам и правилам. В частности, в камерах ответчика спальное место примыкало к не отгороженному туалету, прием пищи осуществлялся в непосредственной близости от него. Камеры оборудованы скудной мебелью, располагались на под землей и имели окно размером около 50 см х 50 см, которое располагалось в вольере собак. Конструкция окон не обеспечивала шумо и теплоизоляцию. В связи с этим истец был лишен доступа свежего воздуха, дневного света и тишины. Освещение осуществлялось одной лампой. Одиночное содержание лишило возможности общения с другими людьми. В камере периодически появлялись крысы, черви, тараканы и другие насекомые. Над ней располагалась мойка, вследствие чего его заливало водой, стояла сырость. Кроме того, в камерах стоял неприятный запах канализации, люки которой располагались в коридоре. Смыв умывальников осуществлялся в ведро, что нарушает требования санитарии и гигиены.

Ссылаясь на Федеральный закон от 15.07.1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"; Всеобщую декларацию прав человека; Конвенцию о защите прав человека и основных свобод; Международный Пакт от 16.12.1966 г. "О гражданских и политических правах"; Декларацию о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации"; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 г., принятый Генеральной Ассамблеей ООН; решения Европейского суда по правам человека, просил признать незаконными действия ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области, взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в сумме 1215000 рублей.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, привлечены Управление Федерального казначейства Министерства финансов России по Ульяновской области, Никитин А.А., Петров А.П.

Рассмотрев заявленные исковые требования, суд постановил приведенное выше решение.

Не согласившись с решением суда, Артемьев О.В. в апелляционной жалобе просит отменить решение суда, как необоснованное, несоответствующее требованиям статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, направить дело на новое судебное разбирательство, оказать содействие в сборе доказательств. Жалобу мотивирует тем, что условия его содержания в камерах №№*** следственного изолятора в течение 243 суток не соответствовали нормам российского и международного права. Суд не дал оценку фактическому расположению указанных камер на под землёй, размеру окон в камерах, их расположению в вольере для собак, что привело к их круглосуточной близости. Судом сделаны необоснованные выводы о надлежащем расположении камер на цокольном этаже, допустимости общей площади камеры менее 6 квадратных метров на человека, а также о том, что его содержание в условиях данных камер без доступа естественного света, свежего воздуха, в отсутствие тишины, в непосредственной близости от служебных собак и не отгороженного туалета в течение 23 часов в сутки, не унижало его человеческое достоинство.

В апелляционной жалобе третье лицо Петров А.П. просит отменить решение суда, как незаконное и необоснованное и удовлетворить исковые требования Артемьева О.В. В обоснование жалобы указывает, что суд нарушил его процессуальные права, направив ему определение от 12.01.2012г. о подготовке дела к судебному разбирательству без прилагающихся документов. Считает, что суд не рассмотрел его заявление от 02.02.2012г., подтверждающее и дополняющее доводы истца, и заявление от 07.02.2012г. на возражения ответчика. Иных документов, кроме указанных возражений ему не направлялось. Данные обстоятельства явились для него препятствием в доступе к правосудию, нарушили его права и законные интересы, существенно повлияли на исход дела. Необоснованной является ссылка суда на представленные ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области акты от 2011-2012 г.г., поскольку он и истец обжалуют условия своего содержания в данном исправительном учреждении в иной период времени с 2003 г. по 2010 г., который не охватывается указанными актами, которыми ответчик пытается скрыть допущенные нарушения закона. Находит незаконными выводы суда о соответствии условий содержания истца в вышеуказанных камерах цокольного этажа следственного изолятора нормам российского и международного права.

Дело рассмотрено в отсутствие Артемьева О.В., Петрова А.П., Никитина А.А., отбывающих наказание в ФКУ ИК -*** УФСИН России по Я***, а также представителя Управления Федерального казначейства Министерства финансов России по Ульяновской области, извещенного надлежащим образом о месте и времени заседания суда апелляционной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

На основании ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы.

В соответствии с требованиями ст. ст. 12, 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

Исходя из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации.

Статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено возмещение гражданину морального вреда (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, путем денежной компенсации указанного вреда.

Статья 150 ГК РФ относит к нематериальным благам жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, которые неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии с ч. 3 ст.55 Конституции РФ допускается возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина в качестве средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Относя принятие уголовного и уголовно-исполнительного законодательства к ведению Российской Федерации, Конституция Российской Федерации (ст.71 п. «о» Конституции России) тем самым наделяет федерального законодателя полномочием вводить в интересах общества подобного рода ограничения, которые могут быть связаны с применением к лицам, совершившим преступления, в качестве меры государственного принуждения уголовного наказания, в том числе в виде лишения свободы, особенность которого состоит в том, что при его исполнении на осужденного осуществляется специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении тех или иных прав и свобод и возложении определенных обязанностей.

Статья 2 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята 09.12.1975 Генеральной Ассамблеей ООН) провозглашает, что любое действие, представляющее собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, является оскорблением человеческого достоинства и должно быть осуждено как нарушение прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950 г.) никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" регулирует порядок и определяет условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Основы правового положения осужденных закреплены в ст.10 Уголовно — исполнительного кодекса Российской Федерации, которой установлено, что Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний. При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Выше названные Федеральные законы Российской Федерации также указывают на недопустимость пыток, иных действий, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий лицам, содержащимся под стражей, и отбывающим наказание.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, приговором Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 29 апреля 2004 года Артемьев О.В. признан виновным по *** УК РФ; по *** УК РФ (в редакции закона от 13.06.1996 г.) в виде лишения свободы сроком на 13 лет; *** УК РФ в виде лишения свободы сроком на 14 лет; по *** УК РФ в виде пожизненного лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, исчисляя наказание с 08.10.2002 года.

Приговор вступил в силу 13.10.2004 г.

Из материалов дела следует, что Артемьев О.В., будучи обвиняемым, а впоследствии осужденным по указанному уголовному делу, содержался в ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области с 21.10.2002 г. по 12.09.2004 г., был этапирован в ФКУ СИЗО - *** УФСИН России по г. М*** в с связи с передачей уголовного дела в Верховный суд РФ. После кассационного рассмотрения прибыл 13.11.2004 г. в ФКУ СИЗО -*** УФСИН России по Ульяновской области. 13.12.2004 г. направлен в ФКУ ИК -*** УФСИН России по Я*** для дальнейшего отбывания наказания.

Повторно прибыл в ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области 07.11.2009 г. на основании постановления СУ СК при прокуратуре РФ по Ульяновской области, после чего убыл к месту отбывания наказания 23.01.2010 г.

Из сведений карточки Ф-1 и камерной карточки Артемьева О.В., составленной 08.112009 г., следует, что он содержался с 22.10.2003 г. по 06.11.2003 г. - в камере ***, с 13.11.2004 г. по 13.12.2004 г. - в камере ***, с 07.11.2009 г. по 23.01.2010 г. - в камере ***.

Из исковых требований Артемьева О.В. усматривается, что им оспариваются условия содержания с момента вынесения в отношении него обвинительного приговора 29.04.2004 г.

Статья 80 Уголовно - исполнительного кодекса Российской Федерации устанавливает отдельное содержание лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы.

В соответствии со ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации" рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения наказаний и обращения с осужденными реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей.

18.10.2011 г. Артемьев О.В. обратился к прокурору по надзору за соблюдением законов в ФКУ СИЗО -*** с жалобой, изложив факты, указанные в иске по настоящему делу.

С целью проверки обоснованности данной жалобы филиал ФКУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии Федеральной службы исполнения наказаний по Приволжскому округу в Ульяновской области» проведен осмотр камер, указанных Артемьевым О.В. № № ***. В ходе проверки установлено, что санитарно - техническое оборудование камер находится в рабочем состоянии, следов сырости не обнаружено, в учреждении организовано проведение профилактической дератизации и дезинсекции. Площадь камер составляет: № *** - 5,3 кв.м., № *** - 4,9 кв.м., № *** - 3,3 кв.м, № *** - 4, 0 кв.м.

Справкой ФКУ СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области подтверждается, что площадь камеры № *** составляет 4,4 кв.м., камеры № *** - 5,0 кв.м., камеры № *** - 5,5 кв.м.

Все указанные камеры рассчитаны на одного человека.

На основании надлежащей оценки исследованных в судебном заседании доказательств суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отсутствии достоверных доказательств, бесспорно подтверждающих содержание Артемьева О.В. в условиях, унижающих его достоинство, и наличие оснований к компенсации морального вреда.

Анализ собранных по делу доказательств приведен судом в мотивировачной части решения и подробно аргументирован нормами права.

Из представленных документов следует, что камеры № *** в целом соответствуют требованиям Приказа Минюста России от 28.05.2001 г № 616 «Нормы проектирования следственных изоляторов и тюрем Минюста России», Приказа ФСИН РФ от 27.07.2006 N 512 "Об утверждении номенклатуры, норм обеспечения и сроков эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода (имущества) для учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы", Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденного Приказом Минюста РФ от 14.10.2005 N 189, Инструкции об организации службы по обеспечению надзора за подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, содержащимися в следственных изоляторах и тюрьмах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 204-дсп, которые регулируют проектирование и оборудование камер следственного изолятора, обеспечивающее достаточное освещение, вентиляцию, температуру воздуха и возможность вести образ жизни в соответствии с естественными, обычными потребностями человека без унижения его достоинства.

Данные камеры соответствуют, в том числе Минимальным стандартным Правилам обращения с заключенными (приняты в г. Женеве 30.08.1955), которые рекомендуют, чтобы каждый осужденный имел отдельную камеру или комнату.

При этом, как указывает Европейский суд по правам человека, запрет контактов с другими заключенными для целей безопасности, дисциплинарного взыскания или защиты сам по себе не составляет бесчеловечное обращение или наказание (Постановление ЕСПЧ от 14.10.2010 г.).

Сопоставляя условия камер, в которых содержался Артемьев О.В. с нормами проектирования следственных изоляторов, их оборудования и обеспечения мебелью, суд пришел к правильному вводу об отсутствии оснований к признанию условий содержания истца бесчеловечными, унижающими достоинство.

Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что меры лишения свободы часто включают элемент страдания и унижения. При этом государство должно обеспечить, чтобы лицо содержалось под стражей в условиях, которые совместимы с уважением его человеческого достоинства, чтобы порядок и способ исполнения такой меры не подвергали лицо переживаниям и трудностям, интенсивность которых превышает неизбежный уровень страдания, присущий содержанию под стражей, и чтобы с учетом практических потребностей, вытекающих из лишения лица свободы, его здоровье и благополучие обеспечивались бы надлежащим образом.

Статья 14 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята в 1984 г.), которой руководствовался Европейский суд по правам человека при вынесении ряда решений, определяет право на справедливую и адекватную компенсацию лишь при подтверждении фактов действительно бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения.

В ходе рассмотрения настоящего дела не установлено в отношении истца чрезмерности ограничений, которые вытекают из лишения свободы, злоупотреблений физического или психологического характера, влекущих унижение его человеческого достоинства.

Доводы апелляционных жалоб Артемьева О.В., Петрова А.П. о нарушениях неимущественных прав истца являлись предметом оценки в суде первой инстанции и объективно признаны несостоятельными.

Несоответствие указанного ими размера окон 0,5 х 0,5 м, площади камер современным международным стандартам, равно как расположение камер в цокольном этаже, не могут сами по себе свидетельствовать о бесчеловечном обращении.

При этом статьей 23 указанного Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ установлена норма санитарной площади в камере на одного человека в размере четырех квадратных метров, которая была соблюдена в отношении истца.

Нарушений в техническом состоянии камер на момент нахождения Артемьева О.В. в следственном изоляторе, не установлено. При этом представленные документы указывают о регулярном техническом осмотре камер с целью контроля их состояния.

Не может быть признано унижающим человеческое достоинство наличие не отгороженной напольной чаши в камере, поскольку указанные камеры предназначены для проживания одного человека и в соответствии с действующими российскими нормами не предусматривают ограждения.

Утверждения авторов апелляционных жалоб о выходе окон в вольер собак не подтверждены никакими объективными данными и являются несостоятельными в силу требований Инструкции об организации службы по обеспечению надзора за подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, содержащимися в следственных изоляторах и тюрьмах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 204-дсп, предусматривающей движение постов около камер.

Никаких доказательств, указывающих на обращения Артемьева О.В. за медицинской помощью вследствие ненадлежащих условий содержания, возникновение для него каких - либо неблагоприятных последствий, не установлено. В ходе судебного разбирательства о наличии таких обращений истцом не заявлялось.

Обращение в суд с настоящим иском последовало по прошествии почти 8 лет с момента возникновения периода, являющего предметом рассмотрения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает правильным вывод об отсутствии оснований ко взысканию компенсации морального вреда, поскольку не установлено нарушений личных неимущественных прав и законных интересов Артемьева О.В. со стороны ответчика.

Судом первой инстанции в полной мере обеспечена состязательность сторон. Необходимое содействие в сборе доказательств оказано истцу исходя из требований относимости и допустимости заявленных доказательств.

Доводы апелляционной жалобы Петрова А.П. о нарушении его прав не могут быть приняты судебной коллегией, поскольку указанные им обстоятельства не влияют на существо принятого решения. К участию в настоящем деле он привлечен исключительно по инициативе истца. Обжалуемое решение не нарушает прав и законных интересов Петрова А.П. и не препятствует ему обратиться в суд с самостоятельным иском.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка на основании правильного применения материального и процессуального закона.

В силу изложенного решение суда является законным, обоснованным и отмене по доводам апелляционных жалоб не подлежит.

Руководствуясь ст. 199, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Железнодорожного районного суда г.Ульяновска от 17 февраля 2012 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы Артемьева О*** В***, Петрова А*** П*** - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1595/2012
Дата принятия: 29 мая 2012

Поиск в тексте