• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 года Дело N 33-2754/10



КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Юдина В.Н.,

судей Верещагина Г.С., Гаркавенко И.В.,

при секретаре Янсон С.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Архангельске 10 июня 2010 года дело по кассационной жалобе представителя истца К. - А. на решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 19 апреля 2010 года, которым постановлено:

"иск К. к М. о признании недействительным соглашения об определении долей наследодателей и определении наследников, принявших наследство, свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на долю в праве общей долевой собственности на квартиру <…> Архангельской области оставить без удовлетворения".

Заслушав доклад судьи областного суда Гаркавенко И.В., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

К. обратился в суд с иском к М. о признании недействительным соглашения об определении долей наследодателей и определении наследников, принявших наследство, свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на долю в праве общей долевой собственности на <…>.

В обоснование исковых требований указал, что <…> умерла его мать - К.Е., после смерти которой открылось наследство в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру <…>. Ранее, в 1993 году, указанная квартира была приватизирована К.Е. и К.П. Наследниками указанного имущества явились К.П. и М. <…> умер его отец - К.П. <…> и.о. нотариуса выдал ему свидетельство о праве на наследство к имуществу К.П. на 3/4 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а М. на 1/4 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру к имуществу К.Е. Поскольку в течение шести месяцев после смерти К.Е. он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, а именно: зарегистрировался в спорной квартире, в течение нескольких лет проживал в ней, то 1/2 доля в праве общей долевой собственности на квартиру, принадлежащая его матери - К.Е., должна была делиться с учетом его, как наследника первой очереди, в связи с чем за ним должно быть признано право собственности на долю в праве общей долевой собственности на квартиру, принадлежавшей его матери. Просит признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону от <…>, выданного М. к имуществу К.Е., умершей<…>, и признать за ним право собственности на 1/12 долю, а за М. на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру <…>.

В ходе рассмотрения дела, истец исковые требования уточнил, просил признать соглашение об определении долей недействительным, как сделку, не соответствующую требованиям закона, а также заключенную под влиянием заблуждения.

Представитель истца А. заявленные требования поддержал, просил иск удовлетворить.

Представитель ответчика И. с иском не согласился, просил в удовлетворении иска отказать, применить срок исковой давности по требованиям истца о признании соглашения об определении долей от <…> недействительным.

Дело рассмотрено в отсутствие истца, ответчика, третьих лиц - нотариуса, представитель третьего лица - Северодвинского отдела Управления ФРС РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, К.Е. и П., извещенных о месте и времени его рассмотрения надлежащим образом.

Суд постановил указанное решение, с которым не согласился представитель истца и в поданной кассационной жалобе ставит вопрос о его отмене. Указывает, что судом не дана должная оценка доводам истца о недействительности соглашения об определении долей наследодателей в спорной квартире. Подобное соглашение возможно только между участниками общей совместной собственности, которыми истец и ответчик не являются, и только исходя из норм ст. 1153 ГК Российской Федерации. При выдаче свидетельства нотариус не должен был руководствоваться соглашением между наследниками. Судом неправильно применены нормы материального права, сделан неверный вывод о фактическом принятии истцом наследства по закону.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя истца А., поддержавшего доводы жалобы, представителя ответчика И., не согласившегося с доводами жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено, что истец К. и ответчик М. являются родными братом и сестрой по линии матери К.Е.

<…> на основании договора о безвозмездной передаче квартиры в общую долевую собственность К.П. и К.Е

<…> умерла К.Е.

<…> ответчик М. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, открывшегося после смерти матери - К.Е.

<…> умер К.П.

<…> истец К. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, открывшегося после смерти отца - К.П.

<…> истец К. и ответчик М. заключили нотариальное соглашение, которым признали равными доли наследодателей К.Е. и К.П. в праве общей долевой собственности на квартиру <…>. В связи с чем, и.о. нотариуса были выданы соответственно М. свидетельство о праве на наследство по закону к имуществу К.Е. на ј доли в праве общей долевой собственности на квартиру, а К. на ѕ доли к имуществу умершего К.П.

<…> Северодвинским отделом УФРС по Архангельской области и Ненецкому автономному округу произведена государственная регистрация права собственности М. на ј долю в спорной квартире.

<…> К. подарил ѕ доли в праве собственности на спорную квартиру своей дочери Кривенко Е.А., о чем <…> в ЕГРП внесена запись о праве собственности К.Е. на ѕ доли в праве общей долевой собственности на квартиру <…>.

Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались ни в суде первой, ни в кассационной инстанции.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу о том, что оснований для их удовлетворения по заявленным истцом требованиям не имеется.

Судебная коллегия с данным выводом суда согласна по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Истец ставит вопрос о проверке законности соглашения от <…>, указывая, что данное соглашение не соответствует закону в части определения долей умерших родителей наследодателей К.П. и К.Е. на спорную квартиру, поскольку оно противоречит требованиям ст. 254 ч.2 ГК РФ, так как такое соглашение возможно только между участниками совместной собственности, а не их наследниками. Кроме того, данное соглашение нарушает положения ст. 1165 ГК РФ, поскольку раздел имущества между наследниками возможен только после получения свидетельств о праве на наследство. В связи с тем, что истец принял наследство фактически, то указанное соглашение также противоречит положениям ст. 1153 ГК РФ, поскольку исключает истца из числа наследников к имуществу. Также считает, что в части определения круга наследников к имуществу умерших родителей соглашение заключено под влиянием заблуждения.

Исходя из положений ст. ст. 252, 254 ГК РФ раздел имущества, находящегося в совместной собственности может быть произведен ее участниками по соглашению между ними.

Согласно ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

В соответствии со ст. 1152 п.4 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

С учетом указанных положений, истец и ответчик, являясь универсальными правопреемниками К.П., К.Е., которым перешли права и обязанности наследодателей, в соответствии со ст. ст. 252, 254 ГК РФ произвели определение долей последних в спорной квартире.

Исходя из этого, условие в соглашении об определении долей наследниками за наследодателей, являвшихся собственниками спорного жилого помещения, соответствует требованиям закона.

Более того, приобретение несколькими нанимателями жилой площади в собственность квартиры в силу Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" порождает право собственности на квартиру каждого из них, и в случае смерти одного из собственников наследники вправе наследовать его долю. Это положение действует независимо от того, в общую совместную или с определением долей квартира приобретена в собственность.

Таким образом, независимо от условий указанного соглашения, в силу закона совместная собственность граждан на приватизированную ими квартиру не исключает возможности в случае смерти одного из собственников определять его долю. В этом случае совместная собственность преобразуется в долевую и доля умершего наследуется по общим правилам наследственного правопреемства.

В соответствии со ст. 254 ч.2 ГК РФ, ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно указал, что оспариваемое соглашение в части определения долей наследодателей не противоречит требованиям закона.

Каких - либо условий о разделе спорного имущества между наследниками оспариваемое соглашение не содержит, определение долей наследодателей в указанном имуществе также об этом не свидетельствует.

Исходя из этого, нарушений положений ст. 1165 ГК РФ при заключении сторонами соглашения от <…> не имеется.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Согласно ст. 154 п. 3 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двухсторонняя сделка).

Из соглашения от <…> следует, что оно заключено между истцом и ответчиком, добровольно.

Пунктом 2 соглашения сторонами определено, что наследниками, принявшими наследство по закону после смерти К.Е.: являлись дочь М. (ответчик) и супруг К.П., а наследником принявшим наследство по закону после смерти К.П. является - сын К. (истец).

Таким образом, истец выразил свою волю на непринятие наследства после смерти матери К.Е., исключив себя из числа наследников, и указав себя наследником только к имуществу отца К.П. и выражая согласие на то, что наследниками после смерти матери считаются ответчик и К.П.

Доказательств, что данное соглашение заключено под влиянием заблуждения с позиций ст. 178 ГК РФ истцом не было представлено.

Доводы истца о фактическом принятии наследства после смерти матери К.Е. не лишали его возможности заключить соглашение о добровольном отказе от данного наследства и исключения себя из числа ее наследников.

Кроме того, суд правильно указал, что истцом пропущен срок исковой давности по требованию о признании договора недействительным по основанию, предусмотренному ст. 178 ГК РФ.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения относится к оспоримым сделкам, для оспаривания которой срок исковой давности в соответствии со ст. 181 п.2 ГК РФ составляет один год со дня когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Доводы истца о том, что он заключал данное соглашение под влиянием заблуждения поскольку не знал о том, что является наследником к имуществу матери и имеет право на наследственную долю после ее смерти не нашли своего подтверждения.

Из наследственного дела к имуществу К.Е. следует, что нотариус <…> направляла сообщение истцу о выдаче ему свидетельства о праве на наследство после смерти его матери. Из пояснений ответчика в судебном заседании в суде первой инстанции также следует, что она неоднократно предлагала истцу принять наследство после смерти матери, однако он отказывался от этого.

Исходя из этого, истец знал и должен был знать о нарушении своего права <…>, т.е. в момент заключения соглашения.

Из материалов дела следует, что истец обратился в суд <…>, т.е. с пропуском установленного законом годичного срока исковой давности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для признания оспариваемого соглашения по основанию заключения его под влиянием заблуждения также не имеется.

Поскольку между сторонами состоялось соглашение, из которого следует, что истец исключает себя из числа наследников к имуществу после смерти матери, то нотариусом обоснованно были выданы свидетельства о праве на наследство, в котором были определены доли наследников к имуществу наследодателей К.Е., К.П. с учетом состоявшегося соглашения сторон.

Исходя из этого, оснований для признания свидетельств о праве на наследство недействительными и признания за истцом на 1/12 доли в праве собственности на спорную квартиру у суда не имелось.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу были предметом рассмотрения в судебном заседании и в постановленном решении получили надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия согласна, считает ее правильной.

Указанные доводы сводятся к иной оценке обстоятельств, и направлены на переоценку доказательств исследованных судом в установленном законом порядке, и не опровергают по существу сделанные судом выводы.

На основании изложенного, судебная коллегия доводы кассационной жалобы признает несостоятельными.

Судом при разрешении спора, правильно применены нормы материального права, не допущено нарушений или неправильного применения норм процессуального законодательства, проверены все доводы сторон и дана надлежащая оценка представленным доказательствам, поэтому судебная коллегия оснований для отмены решения суда в пределах доводов кассационной жалобы не находит.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 19 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя истца К.-А. - без удовлетворения.


Председательствующий
В.Н.Юдин
Судьи
И.В.Гаркавенко
Г.С.Верещагин



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2754/10
Дата принятия: 10 июня 2010

Поиск в тексте