• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 декабря 2012 года Дело N 22-8677/12

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Нелюбова А.Г.,

судей Азовцевой О.А., Котиковой О.М.,

при секретаре Ткачевой А.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 25 декабря 2012 года кассационную жалобу потерпевшей Ш.О., кассационную жалобу осужденного Деменчука В.А. и адвоката Ливановой В.Г. в его защиту на приговор Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 22 октября 2012 года, которым

Деменчук В. А., <дата> рождения, уроженец <адрес>, ранее не судимый, осужден по ст.109 ч.1 УК РФ в редакции ФЗ N26 от 07.03.2011г. к 1 году 10 месяцам исправительных работ с удержанием из заработной платы в доход государства 15%.

С осужденного Деменчука В.А. по гражданским искам взыскано:

- в пользу Территориального фонда обязательного медицинского страхования Санкт-Петербурга в возмещение материального вреда - 94662 рублей 44 коп.;

- в пользу потерпевшей Ш.О. в возмещение материального вреда - 104 360 рублей, в счет возмещения морального вреда - 1 000 000 рублей;

- в пользу гражданского истца Ш.С. в счет возмещения морального вреда - 1 000 000 рублей;

- в пользу Ш.М. в счет возмещения морального вреда - 1 000 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Нелюбова А.Г., объяснения осужденного Деменчука В.А., адвоката Ливановой В.Г. в его защиту, мнение прокурора Куликовой С.И., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В кассационной жалобе потерпевшая Ш.О. просит приговор суда, как незаконный, необоснованный и несправедливый, отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование жалобы потерпевшая указывает, что с учетом исследованных по делу доказательств суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного Деменчука В.А. со ст.111 ч.4 УК РФ на ст.109 ч.1 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства суд поверхностно опросил подсудимого и свидетелей об обстоятельствах происшествия и однобоко допросил судебно-медицинских экспертов и лечащего врача потерпевшего.

При этом суд ограничился выяснением вопросов наносил ли подсудимый удары по голове потерпевшего, в каком количестве и наступила смерть от нанесённых ударов или от травмы полученной потерпевшим в результате падения и удара головой об асфальт.

Суд необоснованно пришёл к выводу, что имеющиеся травмы у потерпевшего следует разграничить.

Также необоснованными являются и выводы суда о том, что смерть наступила только от удара потерпевшего головой об асфальт, а подсудимый не желал наступления таких последствий, не предполагал их и не мог предвидеть.

Все показания допрошенных по делу лиц по мнению потерпевшей суд должен был оценивать относительно правил определения тяжести вреда здоровью человека, а также критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, разработанных Правительством РФ и Минздравсоцразвития РФ.

Суд необоснованно положил в основу приговора показания самого Деменчука В.А., утверждавшего, что он действовал во время происшествия неосторожно и не хотел наступления тяжких последствий для потерпевшего и свидетелей и отказался дать оценку действиям осужденного, которые противоречат его показаниям и из которых следует, что он действовал агрессивно, обдуманно и расчётливо.

Судом не учтено, что из показаний самого Деменчука В.А. и данных о его личности следует, что он является квалифицированным спортсменом и человеком, обладающим большой физической силой.

При этом судом не принято во внимание, что Деменчук В.А. нанёс потерпевшему не менее пяти ударов кулаками в голову и прекратил наносить удары только когда потерпевший упал от этих ударов, а все имеющиеся у потерпевшего телесные повреждения возникли от активных и умышленных действий осужденного.

Кроме того, судом не учтено, что из показаний свидетеля К.С., подтверждённых показаниями других свидетелей, следует, что Деменчук В.А. ударом кулака в корпус сбил К.С. с ног и после этого несколько раз наносил удары ногами по телу. По мнению потерпевшей это указывает на то, что осужденный наносил удары с намерением лишить людей, на которых он нападал, способности к сопротивлению, то есть причинить максимальный вред.

При этом в суде не установлено, что осужденный пытался оказать первую помощь лицам которым он, якобы неосторожно, наносил удары.

Суд отказался от выяснения существенных вопросов, влияющих на квалификацию действий подсудимого. Так суд отказался выяснить у допрошенных в суде судебно-медицинских экспертов, какой силы должен быть удар в голову, чтобы человек потерял сознание и упал с высоты собственного роста, является ли потеря сознания от удара в голову следствием закрытой черепно-мозговой травмы, отягчают ли имеющиеся у потерпевшего травмы головы друг друга или нет, несмотря на то, что из судебно-медицинских заключений следует, что у потерпевшего имелись кровоподтёки лицевой части головы справа, свидетельствующие о значительной силе нанесённых ударов, а исследование мозга также указывает на множество очагов кровоизлияний с различных его сторон.

В кассационной жалобе осужденный Деменчук В.А. и адвокат Ливанова В.Г., не оспаривая квалификацию действий осужденного, вид и размер назначенного наказания, просят приговор суда изменить и снизить размер взысканной с Деменчука В.А. в пользу потерпевших компенсации морального вреда до одного миллиона рублей.

В обоснование жалобы осужденный и адвокат указывают, что судом не в полной мере учтены положения ст.1101 ГК РФ и не учтен тот факт, что смерть потерпевшего наступила в результате неосторожных действий Деменчука В.А., а преступление по своей категории относится к преступлениям небольшой тяжести.

Также судом не учтено фактическое материальное положение осужденного, который на данный момент получает стипендию в ВУЗе, ранее не судим, свою вину признал и в содеянном раскаялся.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Деменчука В.А. потерпевшая Ш.О. указывает на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Ливановой В.Г. государственный обвинитель Говера А.Ф. просит приговор суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Деменчука В.А. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.

Суд обоснованно сослался, как на доказательства вины Деменчука В.А., на показания потерпевшей Ш.О., свидетелей З., П.М., Х., К.С., Г., А., А.К., К., С., эксперта Я., специалиста П., протоколы проверок показаний на месте, заключения судебно-медицинских экспертиз о количестве нанесенных ударов, локализации, характере, механизме причинения и степени тяжести телесных повреждений, причиненных потерпевшему Ш., а также на другие материалы дела, которые были исследованы в судебном заседании.

Указанные доказательства получили в приговоре суда надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их относимыми, допустимыми и достоверными, а в своей совокупности - достаточными для установления виновности Деменчука В.А. в совершении преступления, за которое он осужден.

При этом доводы кассационной жалобы потерпевшей Ш.О. о том, что суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного Деменчука В.А. со ст.111 ч.4 УК РФ на ст.109 ч.1 УК РФ, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так исследовав показания самого осужденного, свидетелей Х., К.С., П.М., З., А.К., А., К., С., заключения проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, показания эксперта и специалиста в судебном заседании и другие доказательства, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии неоспоримых доказательств о наличии у Деменчука В.А. умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

С учетом показаний допрошенных лиц суд обоснованно указал в приговоре, что из показаний осужденного и свидетелей Х., К.С., П.М., З., А.К., К., являвшихся очевидцами происшедшего, следует, что в ходе возникшего конфликта Деменчук В.А. нанес Ш. несколько ударов кулаком в голову, в результате чего потерпевший упал на асфальт.

Доводы кассационной жалобы потерпевшей о том, что суд в ходе судебного разбирательства поверхностно опросил Деменчука В.А. и свидетелей об обстоятельствах происшествия и однобоко допросил судебно-медицинских экспертов и лечащего врача потерпевшего не подтверждаются материалами дела.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что суд ограничился выяснением вопросов наносил ли Деменчук В.А. удары по голове потерпевшего, в каком количестве и наступила смерть от нанесённых ударов или от травмы, полученной потерпевшим, в результате падения и удара головой об асфальт является неубедительной, поскольку выяснение этих вопросов позволило суду придти к правильным выводам о квалификации содеянного осужденным.

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, проведенной судебно-медицинским экспертом Я., и показаний последнего в судебном заседании, на голове потерпевшего установлено две точки приложения силы - правая половина лица с захватом века правой скуловой области и левая теменно-затылочно-височная область головы. При этом причиной смерти Ш. явилась открытая тупая черепно-мозговая травма головы с переломами костей свода и основания черепа, ушибом головного мозга со сдавлением правого полушария острой субдуральной и рецидивирующими гематомами, с формированием контузионнных очагов, осложнившейся отеком и дислокацией головного мозга с развитием посттравматической ишемии вещества правого полушария головного мозга. Имеющаяся у Ш. черепно-мозговая травма с таким комплексом повреждений характерна именно для удара головой о травмирующий предмет с преобладающей следообразующей поверхностью, в данном случае об асфальт, при падении с высоты собственного роста, и не характерна для образования от удара кулаком, предметом с ограниченной следообразуещей поверхностью. Повреждения, установленные на правой стороне лица, не включаются в черепно-мозговую травму, и могли быть причинены от более чем одного удара, характерны для воздействия ограниченным предметом, например, кулаком, и по тяжести их последствий не оцениваются как вред здоровью.

С учетом сущности показаний специалиста П. об установленных у потерпевшего телесных повреждениях, механизме их образования и причине смерти суд правомерно указал в приговоре, что эти показания никак не опровергают заключение эксперта Я. и показания последнего, а в целом согласуются с ними.

Согласно заключению дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении трупа Ш., назначенной по ходатайству потерпевшей и ее представителя и проведенной комиссией судебно-медицинских экспертов кафедры судебной медицины Военно-медицинской академии им.Кирова Санкт-Петербурга, у протерпевшего Ш. установлено: открытая черепно-мозговая травма, которая не могла образоваться от ударных воздействий рук и ног, однако могла быть причинена в результате падения потерпевшего с высоты собственного роста и ударе (ударах) теменно-затылочно-височной областью головы о широкую травмирующую поверхность, в том числе асфальт, а также кровоподтек и кровоизлияние в мягкие ткани век правого глаза и правой скуловой области, который не причинил вреда здоровью и мог быть причинен руками и обутыми ногами. При этом имеется только два места приложения травмирующей силы - левая теменно-затылочно-височная область, а также область правого глаза и правая скуловая область. Из данного заключения также следует, что в описании судебно-медицинским экспертом Я. телесных повреждений, обнаруженных на теле Ш. имеются недостатки, однако противоречий и неточностей, принципиально повлиявших на выводы эксперта, при проведении дополнительной экспертизы комиссией экспертов не выявлено.

С учетом представленных доказательств суд обоснованно указал в приговоре, что вышеизложенное заключение в целом полностью подтвердило, уточнило и дополнило выводы первоначальной судебно-медицинской экспертизы и показания эксперта Я., и пришел к обоснованному выводу о том, что в деле имеются две судебно-медицинские экспертизы в отношении трупа Ш., которые не противоречат друг другу, содержат аналогичные выводы, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу.

Каких-либо нарушений закона или неполноты при производстве судебно-медицинских экспертиз и допросе эксперта, влияющих на допустимость доказательств или правильность данной им судом оценки, судебная коллегия не усматривает, в связи с чем доводы кассационной жалобы потерпевшей о том, что суд отказался от выяснения существенных вопросов, влияющих на квалификацию действий Деменчука В.А., судебная коллегия считает несостоятельными.

С учетом сущности всей совокупности исследованных судом доказательств, свидетельствующих о неожиданности конфликта и активных противоправных действий Деменчука В.А. по отношению к потерпевшему, при оценке показаний свидетелей Х., П.М., К.С. и З. о том, что Деменчук В.А. первым нанес удар Ш. и его действия носили агрессивный характер, поскольку удары были нанесены подсудимым целенаправленно кулаком в жизненно-важный орган - голову, суд пришел к правомерному выводу о том, что показания указанных лиц в данной части выражают исключительно их субъективное мнение, сформировавшееся у них вследствие произошедшего события.

Отвергая мнение указанных свидетелей, в том числе и о том, что тяжкий вред здоровью Ш. был причинен именно сильными ударами кулаков в голову, от чего последовала его смерть, суд обоснованно сослался на их эмоциональную реакцию на ситуацию, очевидцами которой они стали, на наступившие последствия в виде смерти потерпевшего, с которым они находились в дружеских отношениях.

С учетом данных обстоятельств суд пришел к обоснованному выводу о том, что данное мнение носит предположительный характер, не подтверждается исследованными судом доказательствами, в том числе заключениями судебно-медицинских экспертиз, в связи с чем оно не может быть положено в обоснование позиции обвинения.

При этом суд правомерно указал в приговоре, что при установленных судом обстоятельствах то, кто первым нанес удар в начале конфликта - Ш. или Деменчук В.А., не имеет юридического значения и не влияет на квалификацию содеянного Деменчуком В.А.

Доводы стороны обвинения о том, что удары, нанесенные Деменчуком В.А. потерпевшему целенаправленно в голову, могли привести к тяжкому вреду здоровья, от которых он пришел в бессознательное состояние и упал, ударившись головой об асфальт, в результате чего были получены иные телесные повреждения, образующие черепно-мозговую травму, были исследованы судом и обоснованно отвергнуты, как ничем объективно не подтвержденные и носящие характер предположения.

Кроме того суд правильно указал, что эти доводы опровергаются заключениями двух судебно-медицинских экспертиз и показаниями эксперта Я., при том, что судом не установлено, что потерпевший падал на асфальт более одного раза.

Получили в приговоре суда и доводы стороны обвинения о том, что экспертизой установлено нанесение потерпевшему интенсивно и с агрессией не менее пяти ударов, которые привели Ш. в бессознательное состояние, которые суд также правомерно отверг, как предположения, обоснованно указав, что эксперты в своем заключении лишь цитируют вопрос представителя потерпевшей, изложенный в постановлении о назначении экспертизы, и подтверждают, что кровоподтек век правого глаза и правой скуловой области, не причинивший вреда здоровью, мог быть причинен руками и обутыми ногами, в том числе и кулаком при нанесении до пяти указанных ударов.

Таким образом, исследовав совокупность представленных по делу доказательств, суд обоснованно посчитал установленным, что Деменчуком В.А. были совершены умышленные противоправные действия, выразившиеся только в нанесении не менее пяти ударов потерпевшему в область головы, что объективно подтверждается обнаруженными при судебно-медицинском исследовании трупа кровоподтеком и кровоизлиянием в мягких тканях век правого глаза и в правой скуловой области, не причинившими вреда здоровью, в связи с чем доводы жалобы о том, что судом не принято во внимание количество нанесенных Ш. ударов, судебная коллегия считает необоснованными.

При этом, учитывая заключения проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, суд обосновано указал, что к тяжкому вреду здоровья, причиненному потерпевшему, относится установленная открытая тупая черепно-мозговая травма, которая была получена Ш. не в результате умышленных преступных действий Деменчука В.А., выразившихся в ударах кулаком в голову, а от воздействия в затылочную область его головы твердого тупого предмета с преобладающей следообразующей поверхностью по механизму удара, то есть в результате падения потерпевшего и удара головой об асфальтовое покрытие с высоты собственного роста, в связи с чем доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно пришёл к выводу, что имеющиеся травмы у потерпевшего следует разграничить, а также о том, что все имеющиеся у потерпевшего телесные повреждения возникли от активных и умышленных действий осужденного, судебная коллегия считает несостоятельными.

Поскольку суд в приговоре сослался на заключения судебно-медицинских экспертиз, данных специалистами соответствующих специальностей и квалификации, доводы кассационной жалобы потерпевшей о том, что все показания допрошенных по делу лиц суд должен был оценивать относительно правил определения тяжести вреда здоровью человека, а также критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, разработанных Правительством РФ и Минздравсоцразвития РФ, судебная коллегия считает также несостоятельными.

С учетом изложенного и всей совокупности исследованных судом доказательств суд пришел к правомерному выводу о том, что тяжкий вред здоровью потерпевшего был причинен в результате его падения на асфальт в процессе драки с Деменчуком В.А., однако, в ходе судебного разбирательства суду не было представлено объективных, достаточных и бесспорных доказательств того, что данные действия Деменчук В.А. совершил, имея намерение причинить тяжкий, опасный для жизни вред здоровью потерпевшего.

При указанных обстоятельствах и с учетом положений ст.14 УПК РФ вывод суда о том, что у Деменчука В.А. отсутствовал умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему Ш. является обоснованным.

Выводы суда основаны не на показаниях самого Деменчука В.А., а на всей исследованной судом совокупности доказательств, в связи с чем доводы кассационной жалобы о неправильной оценке показаний осужденного судебная коллегия считает неубедительными.

Вместе с тем, с учетом исследованной совокупности доказательств суд вопреки доводам кассационной жалобы потерпевшей пришел к правомерному выводу о том, что в действиях Деменчука В.А. имеется неосторожная форма вины в виде небрежности к последствиям своих действий, выразившихся в наступлении смерти потерпевшего Ш., поскольку осужденный, нанося ему удары, не предвидел возможности наступления его смерти, однако, в сложившейся обстановке должен был и мог предвидеть наступившие последствия, если бы действовал с большей осмотрительностью.

Вопреки доводам жалобы учтено судом и то обстоятельство, что Деменчук В.А. в момент совершения преступления находился в адекватном состоянии и являлся спортсменом, студентом Университета физической культуры, спорта и здоровья им. Лесгафта, то есть обладал специальными навыками и знаниями в области физического развития, здоровья и спортивной подготовки. Данное обстоятельство и позволило суду придти к правомерному выводу о наличии в действиях осужденного преступной небрежности при установленных приговором обстоятельствах.

Утверждение в кассационной жалобе потерпевшей о том, что осужденный при нанесении ударов, в том числе, и К.С. имел намерение причинить максимальный вред, достоверно не подтверждается исследованной судом совокупностью доказательств, в связи с чем оно является предположением.

То обстоятельство, что в суде не установлено, что осужденный пытался оказать первую помощь лицам которым он наносил удары, не опровергает изложенные в приговоре выводы суда, основанные на надлежащей оценке всей совокупности доказательств.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Наказание осужденному Деменчуку В.А. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

Гражданские иски также рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона.

При этом, удовлетворяя гражданские иски потерпевшей Ш.О., законного представителя Ш.О. в пользу несовершеннолетнего Ш.М. (брата потерпевшего), Ш.С. (отца потерпевшего) о возмещении имущественной компенсации морального вреда, причиненного им смертью Ш., суд вопреки доводам жалобы осужденного и адвоката принял во внимание не только степень вины Деменчука В.А. и форму его вины, но и степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшей и гражданских истцов, фактические обстоятельства совершения преступления, личность осужденного, его материальное положение и материальное положение его семьи.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия полагает, что размер возмещения морального вреда установлен судом с учетом требования разумности и справедливости, в связи с чем доводы жалобы о несправедливости произведенного судом взыскания судебная коллегия считает неубедительными.

При таком положении судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора по доводам представленных кассационных жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.377,378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 22 октября 2012 года в отношении Деменчука В. А. - оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Деменчука В.А., адвоката Ливановой В.Г. и потерпевшей Ш.О. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:


Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-8677/12
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 25 декабря 2012

Поиск в тексте