• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 05 февраля 2013 года Дело N 33-1674/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Шиловской Н.Ю.

судей

Ильинской Л.В., Кудасовой Т.А.

при секретаре

Юрченко Т.А.

рассмотрела в судебном заседании 05 февраля 2013 года гражданское дело N 2-1642/12 по апелляционной жалобе Ивановой М.В. на решение Колпинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 20 ноября 2012 года по иску Ивановой М.В. к Якубайтис А.А. о признании сделки недействительной.

Заслушав доклад судьи Шиловской Н.Ю., объяснения представителя Ивановой М.В. - адвоката Папина Н.И., представителя Якубайтес А.А. - адвоката Сизых Л.Ю., судебная коллегия городского суда,

УСТАНОВИЛА:

Иванова М.В. обратилась в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга суд с иском к ответчику о признании недействительными договоров дарения ? доли и ? доли в праве общей долевой собственности на квартиру <адрес>, заключенные <дата> и <дата> с Якубайтес А.А.

В обоснование своих требований указала, что договор оформлен с условием, что после освобождения внука из мест лишения свободы, ответчица переоформит квартиру на него, однако, данное условие не выполнила, договор заключен только юридически, фактически ответчица дар не приняла до настоящего времени: лицевой счёт на своё имя не переоформила, квартплату, коммунальные платежи и текущий ремонт не оплачивает.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 ноября 2012 года в удовлетворении исковых требований было отказано.

В апелляционной жалобе Иванова М.В. просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Иванова М.В., Якубайтес А.А., в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки в суд не представили /л.д. 64,66-67/.

Согласно части 1 статьи 327, статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде апелляционной инстанции.

Судебная коллегия, выслушав объяснения явившихся лиц, проверив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу, что решение суда постановлено в соответствии с действующим законодательством.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства в подтверждение обстоятельств, на которые истец ссылался в обоснование своих требований, кроме того, Ивановой М.В. был пропущен срок для обращения в суд с требованиями о признании сделки недействительной, а ответчик в ходе рассмотрения дела заявил о пропуске срока исковой давности, в связи с чем, учитывая указанные обстоятельства и непредставление истцом доказательств уважительности пропуска указанного процессуального срока, судом было принято решение об отказе в удовлетворении требований Ивановой М.В.

Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции по обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения исковых требований, подробно мотивированы, основаны на правильном применении норм гражданского законодательства, регулирующих спорные правоотношения, и соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

По правилам статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В соответствии с положениями статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору дарения одна сторона безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне вещь в собственность либо имущественное право к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные п. 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По правилам статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Недоказанность обстоятельств, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Судом установлено, что 17.04.2009 года между Ивановой М.В. и Якубайтес А.А. заключён договор дарения ? доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу <адрес>. Право собственности Якубайтес А.А. на ? долю указанной квартиры зарегистрировано 29.05.2009 года (л.д.8-9, 12).

06.06.2009 года между Ивановой М.В. и Якубайтес А.А. заключён договор дарения ? доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу <адрес> Право собственности Якубайтес А.А. на ? долю указанной квартиры зарегистрировано 19.06.2009 года (л.д.10,13).

Пунктом 1 данного договора установлено, что Иванова М.В. передала в дар, а Якубайтес А.А. принял указанные доли квартиры.

При этом, в тексте оспариваемого договора отсутствуют ссылки на возникновение у одаряемого каких-либо встречных обязательств, равно как на получение дарителем какого-либо вознаграждения за совершение сделки.

При этом 06.06.2009 года между Якубайтес А.А. и Ивановой М.В. заключён договор о безвозмездном пользовании квартирой, в соответствии с которым Иванова М.В. принимает на праве безвозмездного пользования двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу <адрес> для проживания (л.д.36-37).

Из содержания договоров усматривается, что личность сторон была нотариусом установлена, их дееспособность, а также принадлежность Ивановой М.В. отчуждаемых долей квартиры проверены.

Из материалов дела усматривается, что договор дарения долей квартиры был зарегистрирован в установленном законом порядке.

Как в тексте искового заявления, так и в апелляционной жалобе Иванова М.В. ссылалась на то, что сделка по отчуждению долей квартиры по договору дарения является ничтожной, поскольку дар был оформлен только юридически, фактически дар ответчик не приняла, лицевой счет не переоформила, квартплату и коммунальные услуги не оплачивает, не имеют юридического значения при разрешении заявленных требований и не подтверждает факт того, что истец заключила договор дарения под влиянием заблуждения.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для признания сделки дарения долей квартиры мнимой сделкой, вывод суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных Ивановой М.В. требований о признании договора дарения недействительным является правильным.

Более того, рассматривая требования истицы, суд пришел к выводу о том, что самостоятельным основанием для отказа в иске является пропуск Ивановой М.В. срока исковой давности, ходатайство о применении которого, заявлено представителем ответчика.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года N 15, заявление стороны в споре о пропуске срока исковой давности может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, кроме того, суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора, либо исходя из характера спорного правоотношения, требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков.

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (ч. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанным выводом суда, исходя из следующего.

В соответствии с положениями ст. 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Из разъяснений, данных в п. 26 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" следует, что если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Государственная регистрация права собственности Якубайтес А.А. на ? и ? долю в квартире <адрес> произведена 29 мая 2009 года и 19.06.2009 года соответственно, в связи с чем именно с указанных дат началось исполнение сделки.

С учетом изложенного, суд пришел к обоснованному выводу, что срок исковой давности для обращения в суд с требованием об спаривании договора дарения от 17.04.2009 года истек в мае 2012 года, по требованиям об оспаривании договора дарения от 06.06.2009 года срок обращения истек в июне 2012 года, при этом с настоящим иском Иванова М.В. обратилась в суд 20.09.2012 года, о чем свидетельствует штамп регистрации входящей корреспонденции Колпинского районного суда Санкт-Петербурга на подлиннике иска, т.е. с пропуском установленного законом срока. При этом истцом не представлено каких-либо доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на тот факт, что при составлении договоров и их подписании истица присутствовала лично, на договорах имеется подпись истицы, кроме того истица лично обращалась за государственной регистрацией перехода права на доли квартиры, что свидетельствует об отсутствии у Ивановой М.В. заблуждения относительно заключаемых сделок и их последствий, при этом истец не оспаривала свои подписи.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии необходимых правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

Поскольку судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены не имеется.

Доводы апелляционной жалобы были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, где им дана надлежащая оценка с учетом представленных доказательств. Жалоба не содержит ссылку на обстоятельства, ставящие под сомнение выводы суда, свидетельствующие о незаконности обжалуемого решения суда, доводы заявителя сводятся к несогласию с произведенной оценкой суда доказательств по делу.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе, судом не допущено.

Фактически доводы апелляционных жалоб направлены на иную оценку доказательств и иное толкование норм материального права, что не является основанием к отмене решения суда.

Довод жалобы о том, что суд ошибочно исчислил срок исковой давности с названной даты, тогда как его следует исчислять с даты, когда внук истицы освободился из мест лишения свободы, основанием для отмены решения суда не является, поскольку суд правильно применил ч.1 ст.181 ГК РФ, указал, что договоры между сторонами исполнены 29.05.2009 года и 19.06.2009 года соответственно, с указанных дат начинается течение срока исковой давности.

Кроме того, наличие завещания, составленного 06.09.2008 года, согласно которому Иванова М.В. завещала спорную квартиру Якубайтес А.А. не влияют на законность принятого решения и не опровергают правильных выводов суда, поскольку, как следует из положения п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 ноября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ивановой М.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи


Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1674/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 05 февраля 2013

Поиск в тексте