• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 06 июня 2012 года  Дело N А07-8107/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 06 июня 2012 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Токмаковой А. Н.,

судей Анненковой Г.В., Лимонова И.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России № 33 по Республике Башкортостан (далее - инспекция, налоговый орган, заявитель) на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2012 по делу № А07-8107/2011 Арбитражного суда Республики Башкортостан.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью «Стройиндустрия» - Могилевский Г.А. (доверенность от 17.05.2011 № 33/11);

инспекции - Кириллов К.Н. (доверенность от 13.01.2012 № 11-20/00291).

Общество с ограниченной ответственностью «Стройиндустрия» (далее - (далее - общество, налогоплательщик; ИНН 0276087320) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 29.12.2010 № 06-11/124 в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 3 161 277 руб. 50 коп., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 6 685 817 руб., соответствующих пеней и штрафов (с учетом уточнений, принятых судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)

Решением суда от 31.10.2011 (судья Хафизова С.Я.) в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2012 (судьи Толкунов В.М., Иванова Н.А., Кузнецов Ю.А.) решение суда отменено. Заявленное требование удовлетворено. Оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 3 161 277 руб. 50 коп., НДС в сумме 6 685 817 руб., соответствующих пеней и штрафов.

В кассационной жалобе инспекция просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, в удовлетворении требований отказать, ссылаясь на необоснованность выводов суда об обстоятельствах дела, неправильное применение судом ст. 247, п. 1 ст. 252, п. 1 п. 1 ст. 169, ст. 171, п. 2 ст. 172 НК РФ, подп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), нарушение судом п. 3 ст. 6, п. 3 ст. 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Неправильное применение норм материального права выразилось в том, что при непредставлении налогоплательщиком доказательств, подтверждающих расходы и налоговые вычеты, суд признал, что налоговым органом не доказана правильность определения налоговых обязательств общества. Инспекция считает, что, учитывая обстоятельства дела, для применения подп.7 п. 1 ст. 31 НК РФ не имелось оснований. Контрагенты, по сделкам с которыми были исключены суммы из состава расходов, уменьшающих налоговую базу, и отказано в праве на налоговые вычеты, имеют признаки анонимных структур. Изъятие документов у налогоплательщика правоохранительными органами не имело значения, поскольку изъятые документы были налогоплательщику возвращены и учтены инспекцией при проверке.

Инспекция полагает, что судом допущено нарушением норм процессуального права, поскольку суд, сославшись на положения подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, изменил основания требований заявителя.

В отзыве на кассационную жалобу налогоплательщик просит оставить постановление суда апелляционной инстанции без изменений, отклоняя доводы заявителя жалобы. Налогоплательщик считает обоснованным вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии доказательств нереальности хозяйственных операций, направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Также налогоплательщик поддерживает вывод суда о применении при определении налоговых обязательств по налогу на прибыль подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, так как в отсутствие первичной документации, изъятой и не возвращенной сотрудниками МВД, допустимо исследование данных сохранившейся базы «1С.Бухгалтерия», показатели которой подтверждаются частично имеющимися документами и налоговой отчетностью.

Доводы инспекции о нарушении судом норм процессуального права считает ошибочными, поскольку суд свободен в оценке законности принятого ненормативного акта и не связан доводами, заявленными налогоплательщиком.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания и перечисления) налогов и сборов, в том числе НДС и налога на прибыль организаций за период с 01.01.2007 по 31.12.2008, о чем составлен акт от 06.10.2010 № 06-07/83дсп.

По результатам рассмотрения материалов проверки инспекцией вынесено решение от 29.12.2010 № 06-11/124 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу доначислены оспариваемые суммы налогов, пеней и штрафов.

Основанием для начисления НДС, налога на прибыль организаций явились выводы проверяющих о необоснованном получении обществом налоговой выгоды в виде минимизации налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и принятия к вычету НДС по сделкам с ООО «Сантар», ООО «Ферра», ООО «СтройЕвроСтиль», ООО «Форс Трейд», ООО «Мирэкс», ООО «Задумка». Поскольку налогоплательщиком не были представлены документы, подтверждающие расходы в целях исчисления налога на прибыль и налоговые вычеты по НДС, инспекция произвела доначисления, руководствуясь ст. 171, 172, 252 НК РФ.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Башкортостан от 28.02.2011 № 133/16 решение инспекции в оспариваемой части оставлено без изменения и утверждено.

Воспользовавшись правом на судебную защиту, налогоплательщик обратился в арбитражный суд.

Руководствуясь ст. 65 АПК РФ, суд отказал в удовлетворении требований налогоплательщику, не представившему ни при проверке ни в суд первичные документы, подтверждающие произведенные расходы и правомерность налоговых вычетов по НДС.

Довод налогоплательщика о том, что у него отсутствовала возможность представить документы, касающиеся хозяйственных сделок с ООО «Сантар», ООО «Ферра», ООО «СтройЕвроСтиль», ООО «Форс Трейд», ООО «Мирэкс», ООО «Задумка» в связи с их изъятием ОБЭП УВД по Советскому району г. Уфы, был отклонён как бездоказательный.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды налоговым органом не доказана, реальность сделок не опровергнута.

Непредставление первичных документов, на основании которых был сформирован состав расходов по налогу на прибыль и применены налоговые вычеты по НДС, не являлось противодействием проведению проверки, вина общества в непредставлении документов отсутствует.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что задачей выездной налоговой проверки в соответствии с положениями ст. 89 НК РФ является установление налоговым органом всех элементов налогообложения и проверка правильности определения суммы налога налогоплательщиком, в связи с чем целью определения налоговых обязательств по налогу на прибыль инспекция должна была реализовать полномочия, предоставленные подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. Кроме того, добросовестный налогоплательщик имеет право подтвердить обоснованность налоговых вычетов на основании иных документов помимо счетов-фактур.

Законность решения налогового органа проверяется судом с учётом подтвержденных представленными доказательствами фактов, связанных с обоснованностью доначислений.

Как следует из материалов дела, вывод инспекции об отсутствии реальных хозяйственных операций основан на следующем.

В ходе проведения выездной налоговой проверки на основе данных по движению денежных средств на расчетном счете налоговым органом было установлено, что заявителем подписаны договор поставки товара от 10.09.2007 N 25 с ООО "Сантар", договор подряда от 23.11.2006 N 29 с ООО "Ферра", договоры подряда от 15.01.2007 N 2, от 03.05.2007 N 8, от 03.05.2007 N 11, договор от 28.02.2007 N 10 (КС) с ООО "СтройЕвроСтиль", договор поставки товара от 10.01.2007 N 10-01-06-01 и от 10.03.2007 N 10-03-00-02 с ООО "Форс Трейд", договор поставки нефтепродуктов (дизельного топлива) от 18.07.2007 N 09/07 с ООО "Мирэкс".

В соответствии со ст. 93 НК РФ инспекцией в рамках проверки выставлялись требования от 22.03.2010 N 1, от 23.07.2010 N 2, от 07.12.2010 N 3 о представлении документов, в том числе по взаимоотношениям с ООО "Сантар", ООО "Ферра", ООО "СтройЕвроСтиль", ООО "Задумка", ООО "Форс Трейд", ООО "Мирэкс", а именно договоров, книг покупок за проверяемые периоды, счетов-фактур, платежных поручений, актов о приемке выполненных работ, справок о стоимости работ, накладных и других документов.

Налогоплательщик не представил по требованию инспекции первичные документы, подтверждающие расходы и вычеты по НДС.

Согласно сведениям, полученным инспекцией в ходе проведения проверки, ООО «Сантар», ООО «Ферра», ООО «СтройЕвроСтиль», ООО «Форс Трейд», ООО «Мирэкс», ООО «Задумка» по адресу регистрации не располагаются; отчетность не представляют либо представляют с нулевыми показателями; численность, имущество, транспортные средства у организаций отсутствуют.

Из письма Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 31 по Республике Башкортостан от 07.06.2010 № 11-08/04367дсп@ следует, что руководителем и учредителем ООО "Ферра" является Юнусов З.З., который снят с регистрационного учета по месту жительства 11.03.2002 и по настоящее время имеет статус без определенного места жительства.

Согласно заключениям эксперта ООО "Межрегиональная лаборатория судебной экспертизы" подписи, изображения которых расположены в договорах, оформленных от имени ООО "Ферра", ООО "СтройЕвроСтиль", ООО "Форс Трейд", ООО "Мирэкс", выполнены не руководителями указанных организаций, числящимися в их учредительных документах, а другими лицами.

Из протоколов допросов руководителей ООО "СтройЕвроСтиль" Гильмутдинова Л.М., ООО "Форс Трейд" Хромушкина В.Г. следует, что данные лица являются номинальным руководителями соответствующих организаций, причастность к их финансово-хозяйственной деятельности, а также к деятельности ООО "Стройиндустрия" отрицают.

Данные обстоятельства были оценены судом апелляционной инстанции с учётом правовой позиции, изложенной в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»: исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на взаимосвязанные положения ст. 82, 89, 90, 100, 101, 106, 108 НК РФ, указал, что свидетельские показания, сообщающие известные этому лицу обстоятельства, сами по себе, в отсутствие иных документальных доказательств, не могут безусловным образом подтверждать получение необоснованных налоговых выгод. Собранные доказательства по делу о налоговом правонарушении подлежат оценке в совокупности и достаточности, а также с учетом возлагающегося на налоговый орган бремени доказывания.

Неизвестность места нахождения контрагента, непредставление им налоговой отчетности либо заявление минимальных налоговых обязательств, совершение нехарактерных для заявленного вида деятельности операций по банковским счетам, участие в незаконном обналичивании денежных средств, отсутствие трудовых и материальных ресурсов и другие аналогичные сведения о контрагенте также должны формировать массив доказательств, но, однако, сами по себе не являются достаточными для признания налоговой выгоды необоснованной.

Кроме того, объяснение лиц, самостоятельно предоставлявших за вознаграждение свой паспорт для регистрации на свое имя юридических лиц, по отрицанию своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданных либо руководимых ими юридических лиц не является достаточно объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий. В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» действия подставного лица, на которого зарегистрирована предпринимательская деятельность, квалифицируются как пособничество в преступлении по уклонению от уплаты налогов.

Судом правильно отмечено, что в налоговом споре первостепенное значение в этом случае имеет сбор доказательств о конкретных хозяйственных проявлениях результатов сделок непосредственно в обороте налогоплательщика.

Налоговым органом должны быть приведены фактические доказательства того, что при совершении и исполнении сделки налогоплательщику, исходя из обычаев делового оборота, целесообразности (разумности) поведения в конкретных сферах деловой активности, бесспорно должны быть известны обстоятельства деятельности контрагента, в том числе неосуществления такой деятельности в реальности.

Однако таких доказательств, как установлено судом апелляционной инстанции, налоговым органом не представлено.

Проверяя законность и обоснованность произведенных инспекцией доначислений, суд исходил из следующего.

В силу п. 4 ст. 89 НК РФ предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2005 № 9-П указывается, что публично-правовая природа налоговых правонарушений и претерпевание негативных последствий их совершения предполагает, что по таким делам требуется обнаружение, выявление налоговых правонарушений, собирание доказательств. Подобного рода функции, по сути, относятся к досудебным стадиям производства. Поэтому законодатель, учитывая публично-правовую природу и специфику налоговых правонарушений и налоговой ответственности, выраженные в соответствующих правоотношениях, наделил налоговые органы определенными правомочиями по осуществлению административной юрисдикции в сфере налоговой ответственности.

Выбор правовых средств, направленных на сбор доказательственной базы по делу о налоговом правонарушении, налоговый орган определяет самостоятельно, и НК РФ предоставляет налоговому органу достаточные полномочия в данной сфере.

Статьями 165, 171, 172 НК РФ предусмотрено право на применение вычетов по НДС.

Согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком и признаваемая для российских организаций как полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Сумма вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль организаций прямым образом влияет на порядок исчисления налога, в связи с чем определение сумм налогов, подлежащих уплате, без их учета неправомерно.

В обоснование невозможности представления подтверждающих формирование налоговых баз и вычетов документов общество указывало, что документы по взаимоотношениям с ООО «Сантар», ООО «Ферра», ООО «СтройЕвроСтиль», ООО «Форс Трейд», ООО «Мирэкс», ООО «Задумка» были изъяты сотрудниками правоохранительных органов и не возвращены последними в полном объеме.

В ответ на требование инспекции от 07.12.2010 № 3 о представлении документов, в том числе по взаимоотношениям со спорными контрагентами, налогоплательщик письменно сообщил о невозможности представления по причине выемки и изъятия 27.07.2009 сотрудниками УВД по Советскому району г. Уфы и невозвращения обратно.

Из письма инспекции от 19.05.2010 следует, что ее осведомленность по сообщению налогоплательщика об изъятии из офиса документов в 35 полиэтиленовых мешках для строительных смесей и неполном возврате документов.

В ответе на запрос инспекции УВД по г. Уфе подтвердило, что описи изъятых документов с указанием индивидуальных признаков не составлялось.

Налогоплательщик обращался в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 13.09.2010 № 06-10/7-23 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, за непредставление в налоговый орган документов по названному выше требованию от 23.07.2010 № 2 в количестве 4835 штук.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.09.2011 по делу № А07-9853/2011, требования общества были удовлетворены. При этом установлено, что у общества отсутствовала реальная возможность представления налоговому органу документов в связи с изъятием первичной документации 27.07.2009 по протоколу обыска (выемки) от 07.07.2009 сотрудниками органа внутренних дел; возвращение налогоплательщику сотрудниками правоохранительных органов именно истребуемых и не представленных на проверку документов, надлежащими доказательствами не подтверждено; опись изъятых не составлялась, копии с изъятых документов не делались, документы упакованы в 35 мешков; описи полного перечня изъятых документов в материалах уголовного дела не имеется. При рассмотрении дела № А07-9853/2011 установлена объективная возможность представления налогоплательщиком в ходе налоговой проверки первичных документов в связи с их изъятием сотрудниками органов внутренних дел. При этом последующее поведение налогоплательщика по восстановлению и истребованию документов из банков, оспариванию действий сотрудников органов внутренних дел в прокуратуру по изъятию и невозвращению документации показывает действенную заботу и отсутствие умысла на сокрытие документов от налогового контроля.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, суд установил, что истребованные налоговым органом бухгалтерские документы не могли быть представлены в ходе выездной налоговой проверки по причинам, не зависящим от налогоплательщика.

Виновных, умышленных действий налогоплательщика, злоупотребления им правом и признаков недобросовестности в его действиях, сокрытия имеющихся документов с целью противодействия проведению мероприятий налогового контроля не выявлено. Полномочиями на производство собственной выемки документов в порядке п. 4 ст. 93 НК РФ инспекция не воспользовалась.

Кроме того, налоговый орган не использовал полномочия, предоставленные ему подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, по определению сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем. Реализация данного полномочия при невозможности установить одну из составляющих, необходимых при исчислении налога, создаёт дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивает баланс публичных и частных интересов. Наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем вытекает из возложенных на них обязанностей по осуществлению налогового контроля, допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты.

Применение расчетного метода обеспечивает, с одной стороны, безусловное исполнение всеми лицами обязанности по уплате законно установленных налогов, независимо от каких-либо обстоятельств (отсутствие первичных документов, регистров бухгалтерского учета), с другой стороны, налог не должен быть взыскан в размере большем, чем с аналогичных налогоплательщиков.

Также судом установлено, что документального подтверждения фактов выявления нарушения законодательства о налогах и сборах по результатам ранее проведенных в отношении налогоплательщика камеральных налоговых проверок на основе налоговых деклараций по НДС за 2007 - 2008 гг. и представленных в связи с этим в порядке ст. 88, 176 НК РФ документов с подтверждением права на возмещение НДС, в том числе касающихся взаимоотношений заявителя со спорными контрагентами, налоговым органом не представлено.

Согласно аудиторскому заключению от 05.05.2008 № 59-АЗ-ОА финансовая (бухгалтерская) отчетность налогоплательщика за 2007 год отражала достоверно во всех существенных отношениях финансовое положение и результаты финансово-хозяйственной деятельности общества.

Оперирование инспекцией в суде данными выписок по расчетным счетам контрагентов неосновательно, поскольку в оспариваемое решение они не вошли и не были положены в основу доначислений. В письме от 16.05.2011 в адрес заявителя инспекция признает, что банковские выписки по счетам контрагентов на момент вынесения оспариваемого решения от 29.12.2010 № 06-11/124 не были получены.

Как установлено судом апелляционной инстанции, налоговый орган, посчитав недостоверными данные налоговой отчетности общества за проверяемый период, на основе объективного вменения, сохранив доходную часть, исключил суммы вычетов и расходов, в то время как невозможность представления обществом первичных документов обусловлена действиями другого государственного органа, изъявшего их ранее без описи и не возвратившего в полном объеме.

С учётом отмеченного апелляционный суд пришел к выводу о том, что инспекция фактически не проверяла правильность определения налоговой базы, не доказала размер вмененного занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций. Неполнота исследования и установления всех обстоятельств, касающихся определения объема налоговых обязательств и формирования налоговых баз в целом, в конкретных обстоятельствах настоящего дела повлияла напрямую и на выводы о доначислении НДС.

Оценив конкретные обстоятельства дела, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что налоговый орган, ограничившись простым исключением всех сумм вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль, задекларированных заявителем, не реализовав полномочия, предоставленные ему НК РФ в целях полного и всестороннего сбора доказательственной базы по материалам выездной налоговой проверки, не определил объем налоговых обязательств и не подтвердил законность произведенных доначислений. В нарушение требований ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ, ст. 101, 106, 108 НК РФ инспекцией не доказан размер вменяемого занижения налоговых баз по НДС и по налогу на прибыль организаций и, соответственно, размер доначисленных налогов.

Учитывая изложенное, постановление суда апелляционной инстанции является обоснованным, нормы права применены судом к установленным обстоятельствам правильно.

Нарушения норм процессуального права не допущено.

Доводы заявителя жалобы судом кассационной отклоняются, поскольку не опровергают выводы суда об отсутствии получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и о неправомерности произведенных доначислений.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2012 по делу №A07-8107/2011 Арбитражного суда Республики Башкортостан оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России № 33 по Республике Башкортостан - без удовлетворения.

     Председательствующий
    А.Н.Токмакова

     Судьи
     Г.В.Анненкова

     И.В.Лимонов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: Ф09-4097/2012
А07-8107/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 06 июня 2012

Поиск в тексте