• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 03 июля 2012 года  Дело N А55-13001/2012

Резолютивная часть решения объявлена 26 июня 2012 года. Полный текст решения изготовлен 03 июля 2012 года.

Арбитражный суд Самарской области

в составе

судьи Кулешовой Л.В.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Баусовой С.И.

рассмотрев 26 июня 2012 года в судебном заседании дело по заявлению Закрытого акционерного общества "Завод железобетонных конструкций», 445033, Самарская область, г. Тольятти, ул. Коммунальная, д. 18

к Управлению ФНС России по Самарской области , 443110, Самарская область, Самара, Циолковского, 9

о признании недействительным решения

при участии в заседании

от заявителя - дир. Евсенкова А.К. (паспорт), предст. Савельевой Ю.В. по дов. от 22.03.2012 г., предст. Бияновой Н.А. по дов. от 02.05.2012 г., предст. Головановой Т.А. по дов. от 02.05.2012 г.,

от налогового органа - предст. Суркина С.А. по дов. от 08.06.2011 г., предст. Чугунова Д.А. по дов. от 04.06.2012 г.,

Установил::

Заявитель обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения УФНС РФ по Самарской области №11-74/5 от 14.12.2011 г. об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, ссылаясь на правомерность заявленной налоговой выгоды и нарушение процедуры принятия решения.

УФНС с заявлением не согласно, указывая на необоснованность налоговой выгоды, соблюдение процедуры привлечения к ответственности, наличие оснований для проведения повторной проверки, установленных вступившим в законную силу судебным актом.

Исследовав материалы дела, оценив доводы и возражения лиц, участвующих в деле,, арбитражный суд находит заявленные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела на основании решения и.о. зам. Начальника МРИ № 2 по Самарской области от 17.09.09 г. № 07-22/42/1464 налоговым органом была проведена проверка соблюдения ЗАО "Завод железобетонных конструкций» требований налогового законодательства в части правильности исчисления и уплаты налогов за период 2006-2008 г.г.

Решением МРИ № 2 по Самарской области от 20.09.10 г. № 07-20/45 заявитель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ, за неуплату налога на прибыль и НДС за 2007 г. в виде штрафа в размере 6086014 руб.00 коп., также ему было предложено уплатить налоги в общем размере 47626061 руб.00 коп. и начислены пени в размере 16292935 руб.00 коп. в связи с необоснованностью налоговой выгоды, заявленной по операциям по реализации продукции товаров, работ и услуг контрагентам ООО «Астерон», ООО «Регион» и ООО «Статус». ( т. 24 л.д. 45-80).

Налогоплательщик обжаловал данное решение в вышестоящий налоговый орган ( т. 24 л.д. 81-99).

УФНС России по Самарской области при рассмотрении апелляционной жалобы установило, что экспертное заключение, имеющееся в материалах дела и положенное в основу выводов инспекции о необоснованности налоговой выгоды, получено с нарушением порядка ее проведения, с нарушением прав и законных интересов заявителя. В связи с чем принято решение от 10.12.10 г. № 03-15/31827 об отмене решения МРИ № 2 по Самарской области от 20.09.10 г. № 07-20/45 о привлечении налогоплательщика к ответственности и прекращении производства по делу.

Затем 20.12.10 г. УФНС России по Самарской области принято реше6ние № 11-79/1 о проведении повторной выездной налоговой проверки за период 2007-2008 г.г. . ( т. 1 л.д. 97).

По результатам проверки принято решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ЗАО «Завод железобетонных конструкций», которым заявителю предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль и НДС в общем размере 36939890 руб.00 коп. и начислены пени в размере 15118741 руб.00 коп. в связи с необоснованностью налоговой выгоды в виде уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на стоимость расходов по оплате продукции, полученной от ООО «Регион» и заявления налогового вычета по НДС. Уплаченному в составе стоимости этой продукции.

При оценке данного решения суд исходит из положений п. 5 ст. 200 АПК РФ, устанавливающего, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В соответствии с пунктом 10 статьи 89 Налогового Кодекса Российской Федерации, повторной выездной налоговой проверкой налогоплательщика признается выездная налоговая проверка, проводимая независимо от времени проведения предыдущей проверки по тем же налогам и за тот же период.

Вышестоящим налоговым органом может проводиться повторная выездная налоговая проверка налогоплательщика, но только в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку.

Исходя из смысла ст.ст. 35 и 105 НК РФ положения Налогового кодекса Российской Федерации не допускают причинения неправомерного вреда при проведении налогового контроля . Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2004 года N 14-П указал, что если, осуществляя налоговый контроль, налоговые органы руководствуются целями и мотивами, противоречащими действующему правопорядку, то он - в нарушение статей 34 (часть 1), 35 (части 1 - 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - может превратиться из необходимого инструмента налоговой политики в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности; превышение налоговыми органами (их должностными лицами) своих полномочий либо использование их вопреки законной цели и охраняемым правам и интересам граждан, организаций, государства и общества несовместимо с принципами правового государства, в котором осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 1, часть 1; статья 17, часть 3 Конституции Российской Федерации).

В Постановлении от 17 марта 2009 года N 5-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой повторная выездная налоговая проверка, проводимая вышестоящим налоговым органом в порядке контроля за деятельностью налогового органа, осуществившего первоначальную выездную налоговую проверку, должна отвечать критериям необходимости, обоснованности и законности, с тем чтобы не превращаться в неправомерное обременение для налогоплательщика.

Учитывая централизованный характер системы налоговых органов, предполагающий наличие контроля вышестоящего налогового органа за деятельностью нижестоящих налоговых органов с целью соблюдения ими законодательства о налогах и сборах, в силу положений пункта 10 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации в качестве одной из форм такого контроля предусмотрена повторная выездная налоговая проверка.

Предметом контроля вышестоящим налоговым органом могут являться оценка эффективности проведения первоначальной проверки в части выявления нарушений налогового законодательства, а также сделанные в ходе данной проверки выводы об отсутствии таких нарушений. Как следует из материалов дела, эти задачи исходя из предмета повторной выездной проверки предпринимателя, обстоятельств и финансово-хозяйственных операций, исследовавшихся в ее рамках, управлением не реализовывались.

Приказом Федеральной налоговой службы от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ утверждены Концепция системы планирования выездных налоговых проверок, а также Общедоступные критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков, используемые налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок.

При рассмотрении настоящего дела управлением не были приведены доводы с представлением соответствующих доказательств о том, что первоначальная проверка налогоплательщика с учетом указанных критериев оценки рисков (отражение в бухгалтерской или налоговой отчетности значительных сумм налоговых вычетов либо убытков; опережающий темп роста расходов над темпом роста доходов; выплата среднемесячной заработной платы на одного работника ниже среднего уровня по виду экономической деятельности в субъекте Российской Федерации; отражение расходов в размере, максимально приближенном к сумме полученного дохода, и т.д.) являлась неэффективной, носила фрагментарный характер и не была направлена на проверку этих обстоятельств. В решении по апелляционной жалобе, в решении о назначении повторной выездной проверки и в оспариваемом решении такие доводы также отсутствуют.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что повторная выездная налоговая проверка, хотя и оформлена управлением в порядке, предусмотренном пунктом 10 статьи 89 Кодекса, фактически таковой не являлась, поскольку была осуществлена с целью доначисления налогов по кругу тех обстоятельств и правонарушений, которые были выявлены в результате первоначальной налоговой проверки.

Анализ названных выше документов в совокупности и взаимозависимости с материалами дела свидетельствует о том, что проведение повторной выездной проверки было осуществлено при отсутствии к тому оснований, установленных пунктом 2 статьи 89 Кодекса, поскольку материалы дела не содержали доказательств того, что ее целью являлся контроль за нижестоящим налоговым органом. В данном случае действия управления были направлены на взыскание с организации обязательных платежей, доначисление которых предусмотрено в отмененном им решении инспекции.

С учетом изложенного оспариваемое решение следует признать недействительным. Данный вывод суда основан на сложившейся по данному вопросу судебной практике, нашедшей свое выражение, в частности, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2012 г. N 15129/11.

Ссылки Управления на решение арбитражного суда по делу № А55-6619/2011 от 04.07.11 г. не могут быть признаны судом в качестве основания для признания повторной проверки незаконным. В рамках названного дела суд исследовал наличие у вышестоящего органа права на проведение повторной выездной проверки на стадии ее назначения. В данном же случае суд оценивает всю совокупность обстоятельств, связанных как с назначением, так и с фактическим проведением проверки. Кроме того, на момент рассмотрения настоящего дела имеет место существенное изменение судебной практики по данному вопросу, нашедшее свое выражение в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2012 г. N 15129/11.

Кроме того, основанием для доначисления обязательных платежей явилось необоснованное заявление налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, уплаченному в составе стоимости продукции, полученной от ООО «Регион», а также уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на величину расходов по оплате стоимости данной продукции.

Однако данные доводы Управления не основаны на нормах налогового законодательства и на фактических обстоятельствах дела.

В силу пункта 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы данного налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в силу главы 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, установленные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Требования к счетам-фактурам изложены в ст. 169 НК РФ, которая определяет, что счет - фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном названным кодексом.

В соответствии со статьей 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты налогоплательщика.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из содержания норм Налогового кодекса Российской Федерации с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 15.02.2005 N 93-О, следует вывод том, что обязанность подтверждать обоснованность расходов, а также правомерность применения вычетов по НДС первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров, (работ услуг), поскольку именно он выступает субъектом, исчисляющим итоговую сумму налога, подлежащую уплате в бюджет.

Условием для включения понесенных затрат в состав расходов является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы на приобретение товаров (работ, услуг) фактически осуществлены. При этом должны приниматься во внимание доказательства, представленные налогоплательщиком в подтверждение факта и размера этих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.

При этом, в силу части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, принявший такой ненормативный акт, то есть налоговые органы обязаны документально доказать доводы как о наличии недостоверных сведений в представленных налогоплательщиком первичных документах, так и о направленности действий налогоплательщика на необоснованное получение налоговой выгоды при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.

Таким образом, налогоплательщик обязан представить в установленном порядке документы, подтверждающие обоснованность заявленных налоговых вычетов и расходов, а налоговый орган обязан документально подтвердить правомерность отказа в применении вычета по налогу и принятия затрат в состав расходов.

При этом должны приниматься во внимание доказательства, представленные налогоплательщиком в подтверждение факта и размера этих затрат (наличие у налогоплательщика подтверждающих затраты первичных документов, оформленных в установленном порядке), реальность понесенных налогоплательщиком затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.

Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.10.2006 N 53, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В качестве доказательства наличия права на заявленную налоговую выгоду по ООО «Регион» заявитель в ходе проверки представил договор поставки № 33 от 01.11.06 г., счета-фактуры и товарные накладные на общую сумму 107248888 руб., платежные документы об оплате в безналичной форме поставленного цемента, железнодорожные накладные на доставку продукции. ( т.т. 2,.3,4,5,6.7 л.д.1-45).

Поскольку названные документы в полной мере отвечают требованиям, предъявляемым ст.ст. 171- 172, 252 НК РФ, к доказательствам наличия у налогоплательщика права на налоговый вычет и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль на величину произведенных расходов, оспариваемое решение в этой части следует признать незаконным.

Ссылки инспекции на необоснованность налоговой выгоды и на наличие счетах-фактурах недостоверных сведений не могут быть признаны судом состоятельными.

Правоотношения заявителя с данным контрагентом имели место в 2007 г. В оспаривае6мом решении указано, что данная организация состояла на налоговом учете в МРИ № 2 по Самарской области с 28.09.06 г., относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность с 2008 г. В 2007 году представлялись декларации, свидетельствующие об осуществлении данным налогоплательщиком реальных хозяйственных операций. Так в декларации по НДС за 1 кв. 2007 г. налоговая база составила 896744 руб.00 коп., за 2 квартал 2007 г. в размере 1928569 руб.00 коп., в 3 кв. 2007 г. база составила 2980567 руб. 00 коп. За 4 квартал 2007 г. декларация не представлена. Таким образом, в ходе налоговой проверки не установлено, что в период взаимоотношений с заявителем данный контрагент не представлял налоговую отчетность, не исчислял и не уплачивал в бюджет налоги, в том числе с выручки, полученной от заявителя.

Поэтому в данной ситуации сама по себе постановка вопроса об обоснованности (необоснованности) налоговой выгоды, полученной заявителем по описанной выше хозяйственной операции, в контексте названного выше Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации является неосновательной. Таким образом, в рассматриваемом случае заявитель как налогоплательщик не получил никакой налоговой выгоды от заключения и последующего исполнения договоров с ООО «АВК» при заявлении налогового вычета по НДС и уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль, поскольку ровно такую же сумму в качестве налога и стоимости работ он перечислил контрагенту указанными выше платежными поручениями. Следовательно, источник получения заявителем налога из бюджета был сформирован, в конечном счете, за счет его же денежных средств. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что целью заключения сделок являлось получение заявителем конкретного результата, необходимого для его производственной деятельности.

Также Управление ссылается на протокол допроса директора ООО «Регион» Абрамкина А.С., который отрицает факт учреждения, руководства и подписания бухгалтерских и финансовых документов от имени ООО «Регион», а также на заключение эксперта о том, что все первичные документы данного контрагента подписаны не Абрамкиным А.С. Также Управление указывает на то, Абрамкин А.С. 14.03.07 г. осужден и реально не мог руководить организацией.

Однако данные доказательства не могут однозначно свидетельствовать о несоответствии представленных налогоплательщиком документов требованиям налогового законодательства и необоснованности налоговой выгоды.

В силу п.п. 1,2 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. При этом арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно учредительным документам ООО «Регион» зарегистрировано в качестве юридического лица 28.09.06г., учредителем и руководителем общества является Абрамкин А.С. ( т. 3 л.д. 45-52).

Согласно заключению эксперта учредительные документы ООО «Регион» подписаны Абрамкиным А.С.. При таких обстоятельствах факт того, что Абрамкин А,С. не учреждал организацию и не являлся его директором не может быть признан достоверно доказанным в рамках настоящего дела. Напротив, заключение эксперта опровергает соответствующие выводы инспекции. ( т. 16 л.д. 138-142).

Более того, как следует из выписки из ЕГР,Л ООО «Регион» 15.07.08 г. было реорганизовано путем слияния с ООО «Колорит». При реорганизации общества по общему порядку должен быть подписан договор о слиянии с другим обществом. В ходе проверки инспекцией не установлено, что данная подпись учинена иным лицом. Не исследован вопрос о возможности совершения таких действий Абрамкиным в момент нахождения в местах лишения свободы.

Общий порядок представления документов при государственной регистрации регламентируется п.1 ст.9 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", устанавливающим, что заявление, представляемое в регистрирующий орган, удостоверяется подписью уполномоченного лица, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). Также данной нормой определен исчерпывающий перечень лиц, которые могут являться заявителями при государственной регистрации юридического лица. Федеральным законом от 23.06.2003 N 76-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц", вступившим в действие с 01.01.2004, из данного перечня исключены лица, действующие на основании доверенности. Таким образом, начиная с 01.01.2004, действующие по доверенности лица не могут быть заявителями при государственной регистрации юридического лица.

Однако в ходе проверки налоговый орган, отрицая возможность подписания Абрамкиным А.С. первичных документов от имени ООО «Регион», не исследовал вопрос о том, каким образом осуществлена реорганизация общества. Более того, применительно к ООО «Регион» налоговый орган и орган, осуществляющий государственную регистрацию организаций, совпадают в одном лице - МРИ № 2 по Самарской области. В ходе повторной проверки за деятельностью данного налогового органа Управлением не исследовался и не оценивался вопрос относительно полноты представления документов на государственную регистрацию, обстоятельства, связанные с постановкой ООО «Регион» на налоговый учет и соблюдения требований ст. 84 НК РФ, представления документов налоговой отчетности и т.д. Эти факты подтверждают ранее сделанный судом вывод о том, что повторная выездная налоговая проверка фактически не была направлена на проверку деятельности нижестоящего налогового органа, т.е. осуществлена с превышением полномочий вышестоящего налогового органа. Данные противоречия являются существенными и не могут быть устранены в ходе рассмотрения настоящего дела, а потому являются основанием для признания решения недействительным в силу его необоснованности.

Кроме того, как указано в решении, у ООО «Регион» имелся расчётный счёт, все расчеты осуществлялись в безналичной форме. При открытии счета кредитное учреждение руководствуется Указанием Центрального банка Российской Федерации от 21.06.2003 года № 1297-У «О порядке оформления карточки с образцами подписей и оттиска печати» (далее «Указание») и Инструкцией Госбанка СССР от 30.10.1986 N 28 "О расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР" порядком. При этом в соответствии с Положением ЦБР от 19 августа 2004 г. N 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» Банком в обязательном порядке производится процедура идентификации клиентов.

Следовательно, у кредитной организации должна быть карточка с подписью Абрамкина, заверенная нотариусом, и при заключении договора банковского счёта была проверена его личность. Доказательства обратного, свидетельствующие о нарушении порядка открытия банковского счёта, в материалы дела не представлены. Подлинность подписи лиц в заявлениях, явившихся основанием для открытия счета в кредитном учреждении налоговыми органами в ходе проверки также не исследовалась, как и обстоятельства, связанные с открытием этого счета и исполнений поручений плательщика. Данные противоречия являются существенными и не могут быть устранены в ходе рассмотрения настоящего дела.

По аналогичным основаниям судом не принимаются ссылки на показания Богомолова.

Как указано ранее, единственным основанием для отмены решения МРИ № 2 по Самарской области по результатам выездной налоговой проверки и назначения повторной выездной проверки явилось нарушение процедуры проведения экспертизы. Следовательно, этот документ и выводы, содержащиеся в нем, являются для Управления основополагающими для оценки обоснованности налоговой выгоды.

Между тем, заключение эксперта от 17.08.11 г. № 1739/4-4 не может быть признано судом достоверным доказательством по делу.

В качестве объекта исследования были подлинные договор № 33 от 01.11.06 г. с приложениями. Товарные накладные, счета-фактуры. Между тем, в ходе повторной выездной налоговой проверки данные документы не представлялись налогоплательщиком. В отзыве на заявление Управление указывает, что документы были представлены заявителем при проведении первичной выездной налоговой проверки в МРИ № 2 по Самарской области и налогоплательщик не представил доводов относительно незаконности их получения.

Однако такие возражения содержатся в заявлении налогоплательщика и никак не опровергнуты налоговым органом.

Между тем, в силу подпункту 3 пункта 12 статьи 89 НК РФ ознакомление должностных лиц налоговых органов с подлинниками документов допускается только на территории налогоплательщика, за исключением случаев проведения выездной налоговой проверки по месту нахождения налогового органа, а также случаев выемки документов и предметов на основании мотивированного и утвержденного руководителем (его заместителем) соответствующего налогового органа, постановления должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку.

В ходе рассмотрения настоящего дела Управлением не представлены доказательства получения подлинных документов налогоплательщика в установленном порядке. В связи с чем заключение эксперта о принадлежности подписей на документах, легитимность изъятия и представления на экспертизу которых не доказана, не может быть признано судом достоверным доказательством в соответствии со ст. 71 АПК РФ.

В связи с тем, что рассмотрении апелляционной жалобы заключение эксперта было признано Управлением решающим и определяющим доказательством при оценке обоснованности налоговой выгоды, недостоверность полученного в ходе повторной выездной налоговой проверки заключения эксперта в контексте данных обстоятельств влечет недействительность оспариваемого решения.

Суд также не может не учитывать правовую позицию Европейского суда по правам человека, изложенная в Постановлении от 22.01.2009 по делу «Булвес» АД против Болгарии. Согласно толкованию, данному Европейским судом по правам человека в указанном Постановлении, законодатель вправе предусматривать определенные ограничения во избежание налоговых мошенничеств, но такие меры должны касаться должной осмотрительности налогоплательщиков-покупателей в определенных обстоятельствах (special diligence) и не могут сводиться к отказу в вычете при любой налоговой неисполнительности поставщика. Без доказательств неосмотрительности налогоплательщика-покупателя в каком-либо допущенном поставщиком налоговом мошенничестве налоговая администрация не может наказывать (penalise) покупателя взысканием налога и пени за поставщика, поскольку это явилось бы несоразмерным ограничением права собственности, признаваемого в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поскольку налогоплательщик-покупатель не несет риск бездействия поставщика вне рамок должной осмотрительности, он не должен понуждаться нести налоговые убытки.

Данная позиция Европейского суда по правам человека подлежит применению в силу положений ч.4 ст.15 Конституции Российской Федерации, п.2.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 №2-П, разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в Информационном письме от 20.12.1999 №С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие». Таким образом, с учетом приведенной правовой позиции Европейского суда по правам человека и фактических обстоятельств дела, установление факта подписания документов от имени контрагента не лицом, указанным в ЕГРЮЛ в качестве руководителя от подписи первичных документов, при отсутствии доказательств прямого участия налогоплательщика в противоправных действиях контрагента, не могут служить основанием для отказа ему в праве на применение расходов для целей налогообложения прибыли и вычетов по НДС.

Суд не может также признать обоснованными и выводы инспекции о недостаточной степени разумности действий налогоплательщика при заключении и исполнении договоров с данным контрагентом.

Поскольку информация о регистрации юридических лиц является общедоступной и заявитель при заключении сделки располагал достоверными сведениями о существовании ООО «Регион» в качестве юридического лица, в силу названных выше норм законодательства о регистрации субъектов предпринимательской деятельности у него не могло возникнуть сомнений в реальности сделки при ее заключении. Дальнейшее исполнение сделок также не могло повлечь возникновение таких сомнений.

Этот вывод суда подтверждается также и тем, что все расчеты по договорам производились в безналичной форме через расчетный счет, без применения каких-либо особых форм расчета.

Ссылки инспекции на судебные акты, установившие недобросовестность ООО «Регион» как контрагента не могут быть приняты судом в качестве доказательства по делу. Во-первых, в силу состава лиц эти решения не могут иметь преюдициального значения. Кроме того, в указанных судебных актах рассматривался вопрос и оценивалась обоснованность налоговой выгоды исход из совокупности конкретных обстоятельств и доказательств, которые, очевидно, не идентичны рассматриваемым в настоящем деле.

Инспекция также ссылается на отсутствие контрагента по адресу регистрации, отсутствие у него штата. .

Между тем, отсутствие поставщика по юридическому адресу, непредставление поставщиком налоговой и бухгалтерской отчетности либо представление налоговой отчетности с нулевыми показателями, не являются обстоятельствами, достоверно свидетельствующими о фиктивности заключенных Обществом сделок. Указанный факт не может быть проконтролирован налогоплательщиком, так как никаких установленных законом прав на проверку таких фактов у сторон по сделке нет, тем более, что в настоящий момент данное общество реорганизовано. Более того, в данном случае ООО «Регион» представлял налоговую отчетность с отражением в ней хозяйственных операций, исчислял с них налоги, т.е. являлся действующей организацией. Данный факт подтверждается и дальнейшей реорганизацией общества.

Кроме того, контрагенты налогоплательщика являются самостоятельными налогоплательщиками, состоят на налоговом учете в налоговом органе, в установленном законом порядке не ликвидированы. При этом уполномоченным органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является налоговый орган, поэтому проверка достоверности регистрации юридического лица-контрагента по сделке не может быть вменена в обязанность налогоплательщику, а не нахождение контрагента по юридическому адресу, не свидетельствует о недобросовестности заявителя.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Управлением в ходе проверки и судом в ходе рассмотрения дела не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур и накладных, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах поставщиков в качестве руководителя этого общества, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной. Данный вывод суда основан на системном толковании норм налогового законодательства в их взаимосвязи и сделан с учетом принципа единообразия судебной практики, нашедшей свое выражение, в частности, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 г. N 18162/09, в постановлении ФВС Поволжского округа от 11 марта 2010 г. по делу N А55-17873/2009.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

В оспариваемом решении и в ходе рассмотрения дела Управление ссылается на то, что сделка между ЗАО «ЗЖБК» и ООО «Регион» совершена с целью прикрытия иных сделок, а именно между ЗАО «ЗЖБК» и ООО «Поволжский цемент». При этом налоговый орган указывает на наличие родственных отношений между руководителями ЗАО «ЗЖБК» и ООО «Поволжский цемент».

Между тем, В соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Из содержания приведенной нормы следует, что квалифицирующим признаком притворной сделки является цель ее заключения.

Согласно пункту 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации", при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней, штрафов).

Применительно к рассматриваемой ситуации это означает необходимость определения в ходе повторной выездной налоговой проверки определения реальных налоговых обязательств налогоплательщика самим налоговым органом.

Согласно пункту 1 статьи 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Пунктом 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указал, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). При этом в пункте 7 названного постановления указано, что если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Из названных норм Кодекса и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует, что определение размера налоговых обязательств, при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды, должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

Реализация названных положений при определении налоговым органом суммы расходов, реально понесенных налогоплательщиком, возможна на основании положений подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса, в соответствии с которыми налоговым органам предоставлено право определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках.

Следовательно, при принятии Управлением оспариваемого решения, в котором была установлена недостоверность представленных заводом документов и содержались предположения о наличии в действиях налогоплательщика умысла на получение необоснованной налоговой выгоды, либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных заводом затрат следовало определить с учетом подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса.

Данная норма, по мнению суда, подлежит применению налоговым органом не только в случае непредставления налогоплательщиком для налоговой проверки первичных бухгалтерских документов, подтверждающих совершенные им хозяйственные операции, на что неоднократно указывал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановления от 19.07.2011 N 1621/11, от 10.04.2012 N 16282/11), но и иных ситуациях, когда довод инспекции о недостоверности документов приводит к исключению из состава расходов налогоплательщика значительной части материальных затрат, что влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль. Данный вывод суда основан на системном толковании норм налогового законодательства в их взаимосвязи и сделан с учетом принципа единообразия судебной практики, нашедшей свое выражение, в частности в Постановлениям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.07.2011 N 1621/11, от 10.04.2012 N 16282/11.

При рассмотрении настоящего дела установлено, что Управлением в ходе налоговой проверки установлен и признан реальным факт последующей реализации заводом цемента, получение дохода от данных операций, исчисление и уплата с них налогов.

Так, в своих возражениях налогоплательщик указывает, что в 2007 году всего получено цемента 25396,0 т., израсходовано в производстве 26589437 т. Данные операции нашли свое подтверждение и в ходе рассмотрения дела и отражена в книгах покупок и продаж, карточке счета 10.1, приходных и расходных накладных, карточках М-17, М-11, субконто счетов 90, 60 ( т.1т. 7,8,9,10, 11,12,13,14,15,16,17,18,19,20,21, 22,23).

Однако ни в оспариваемом решении, ни в ходе рассмотрения дела Управление не представило соответствующей корректировки налоговой базы либо возражений против этих доводов.

Необходимо также отметить, что в оспариваемом решении налоговый орган в обоснование своих выводов о необоснованности налоговой выгоды ссылается на счета-фактуры и накладные, выставленные изготовителями цемента ОАО «Мордовцемент», ОАО «Новоросцемент», ОАО «Вольсцемент», ЗАО «Евроцемент трейд», в которых названные организации указаны в качестве грузоотправителей, ООО «Поволжский цемент» в качестве поставщика и ЗАО «ЗЖБК» в качестве грузополучателя.

В соответствии с пунктом 3.1. статьи 100 НК РФ к акту налоговой проверки прилагаются документы, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки. При этом документы, полученные от лица, в отношении которого проводилась проверка, к акту проверки не прилагаются. Документы, содержащие не подлежащие разглашению налоговым органом сведения, составляющие банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну третьих лиц, а также персональные данные физических лиц, прилагаются в виде заверенных налоговым органом выписок.

С момента введения в действие положений пункта 3.1. статьи 100 НК РФ налоговый орган обязан в силу прямого указания в НК РФ без обращения к нему проверяемого налогоплательщика направлять с актом проверки, документы, подтверждающие факт налогового правонарушения, и выписки из них в случаях возникновения необходимости сохранения охраняемой законом тайны. Не приложение налоговой инспекцией к экземпляру акта налоговой проверки для проверяемого налогоплательщика заверенных налоговым органом выписок из документов, содержащих не подлежащие разглашению налоговым органом сведения, составляющие банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну третьих лиц, а также персональные данные физических лиц, и иных документов, подтверждающих выявленные в ходе проверки факты нарушений законодательства о налогах и сборах, не соответствует действующему налоговому законодательству.

Данная позиция также отражена в решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 N ВАС-16558/10, которым пункт 1.15 Требований к составлению акта налоговой проверки (Приложение N 6), утвержденных Приказом Федеральной налоговой службы от 25.12.2006 N САЭ-3-06/892@ "Об утверждении форм документов, применяемых при проведении и оформлении налоговых проверок; оснований и порядка продления срока проведения выездной налоговой проверки; порядка взаимодействия налоговых органов по выполнению поручений об истребовании документов; требований к составлению акта налоговой проверки", признан не действующим как противоречащий Налоговому кодексу Российской Федерации в части, допускающей не приложение налоговой инспекцией к экземпляру акта налоговой проверки для проверяемого налогоплательщика заверенных налоговым органом выписок из документов, содержащих не подлежащие разглашению налоговым органом сведения, составляющие банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну третьих лиц, а также персональные данные физических лиц, и иных документов, подтверждающих выявленные в ходе проверки факты нарушений законодательства о налогах и сборах.

Приложение к акту проверки является его неотъемлемой частью, так как именно в нем отражаются соответствующие отсылочные и информационные данные, подтверждающие положения самого акта.

Проверяемое лицо имеет полное право на ознакомление не только с текстом акта проверки, но и с приложениями к нему. Причем право на ознакомление с материалами проверки должно реализовывать путем вручения копий этих приложений вместе и одновременно с актом проверки.

Иное нарушает права проверяемого лица, закрепленные в статьях 21 и 100 НК РФ.

С учетом изложенного суд приходит к выводу о наличии в данном случаи грубого ущемления права налогоплательщика на получение с копией акта налоговой проверки всех документов, которые положены налоговым органом в основу выводов о наличии в действиях налогоплательщика нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленных в ходе проверки.

Следует отметить, что ряд документов были представлены налогоплательщику только при рассмотрении настоящего дела, что свидетельствует о лишении заявителя права представить своим возражения по этим доказательствам, положенным в основу решения. В частности, выписки о движении денежных средств.

Это обстоятельство является самостоятельным основанием для удовлетворения заявленных требований и признания решения недействительным.

Данный вывод суда основан на системном толковании норм налогового законодательства в их взаимосвязи и сделан с учетом принципа единообразия судебной практики, нашедшей свое выражение, в частности, в решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 N ВАС-16558/10 Постановлении ФАС Поволжского округа от 14 февраля 2012 г. по делу N А55-12587/2011 и др.

С учетом изложенного заявленные требования подлежат удовлетворению. Расходы по госпошлине, в т.ч. по обеспечительной мере, следует отнести на налоговый орган, принявший оспариваемый акт, и в силу ст. 110 АПК РФ взыскать их в пользу заявителя.

Руководствуясь ст. 167-170, 198-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Р Е Ш И Л:

Заявление удовлетворить. Признать недействительным решение УФНС РФ по Самарской области №11-74/5 от 14.12.2011 г. об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения как не соответствующее требованиям НК РФ.

Обязать УФНС России по Самарской области устранить в установленном порядке допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Взыскать с УФНС РФ по Самарской области в пользу заявителя расходы по госпошлине в размере 4 000 руб. 00 коп.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, г. Самара снаправлением апелляционной жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья

/

Л.В. Кулешова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-13001/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Самарской области
Дата принятия: 03 июля 2012

Поиск в тексте