• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 02 августа 2012 года  Дело N А05-4257/2012

Резолютивная часть решения объявлена 27 июля 2012 года.

Решение в полном объёме изготовлено 02 августа 2012 года.

Арбитражный суд Архангельской области в составе судьи Звездиной Л. В. при ведении протокола секртарем Земской М. В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Энерготехмонтаж" (ОГРН 1022901414777; место нахождения: 164200, Архангельская область, г.Няндома, ул.Кедрова, д.11) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы№5 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу (ОГРН1042902004749; место нахождения: 164200, Архангельская область, г.Няндома, ул.Североморская, дом 7а, корп.1) о признании незаконным решения в части, при участии в заседании представителей:

от заявителя - Сивцова Ю.Н. (доверенность от 05.12.2011),

от ответчика - Шахова Л.А. (доверенность от 12.01.2012), Николаева Е.В. (доверенность от 18.05.2012),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Энерготехмонтаж" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы№5 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу (далее - ответчик, инспекция) о признании незаконным решения от 18.11.2011 №09-31/1/48дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

- начисления налогов, соответствующих пеней и штрафов по эпизоду дробления бизнеса;

- начисления налога на добавленную стоимость и налога на прибыль за 4-й квартал 2008 года, соответствующих пеней и штрафов по этим налогам;

- отказа в принятии расходов по горюче-смазочным материалам в размере 226595 рублей в 2008 году, в размере 102358 рублей - в 2010 году.

Предмет требования указан с учетом его уточнения заявителем в ходе судебного разбирательства, принятого судом в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ответчик заявленные требования не признал, считая, что оспариваемое решение является законным и обоснованным.

Судом установлены следующие фактические обстоятельства дела.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, результаты которой отражены в акте проверки № 09-31/1/46 ДСП от 13.09.2011. Рассмотрев акт выездной налоговой проверки и возражения заявителя, инспекция вынесла решение № 09-31/1/48 ДСП от 18.11.2011, в соответствии с которым общество было привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на прибыль, единого налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее - единый налог по УСН), налога на добавленную стоимость (далее - НДС) и единого социального налога (далее - ЕСН), а также по пункту 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неправомерное неудержание и неперечисление налога на доходы физических лиц (налоговый агент). Кроме этого, заявителю были начислены пени по указанным налогам, а также предложено уплатить недоимку по упомянутым налогам.

Инспекция пришла к выводу о том, что обществом допущена схема дробления бизнеса, в связи с чем получена необоснованная налоговая выгода. Кроме этого, инспекция сочла завышенными расходы общества по горюче-смазочным материалам, произведенные в 2008 и в 2010 годах в связи с тем, что в путевых листах общество не указывало маршрут следования автомобиля и показания спидометра. Помимо этого, инспекция начислила обществу налог на прибыль и налог на добавленную стоимость (далее - НДС) за 4-й квартал 2008 года в связи с тем, что в указанный период общество находилось на общей системе налогообложения, однако заявитель выставил ряду контрагентов счета-фактуры без выделения НДС.

Заявитель обратился с апелляционной жалобой на решение инспекции в Управление ФНС по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, которое оставило решение инспекции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. Одновременно с этим решение инспекции было утверждено.

Не согласившись с решением инспекции частично, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным по нескольким эпизодам.

Исследовав и оценив представленные сторонами в материалы дела доказательства, заслушав пояснения представителей сторон, суд считает требования заявителя подлежащим удовлетворению по следующим мотивам.

В ходе проверки инспекция установила, что общество в 2009г. создало схему ухода от налогообложения путем дробления бизнеса самого заявителя на взаимозависимую фирму - общество с ограниченной ответственностью "Электротехмонтаж" (далее - ООО "Электротехмонтаж"), находящееся с 01.01.2008 на упрощенной системе налогообложения (далее - УСН). При этом в подтверждение своих выводов инспекция ссылалась на следующие обстоятельства:

- между обществом и ООО "Электротехмонтаж" существует взаимозависимость, поскольку обе организации имеют одного и того же руководителя, одних и тех же учредителей;

- обе организации в проверяемый период имели один и тот же юридический и фактический адрес, контактный телефон, расчетные счета в одном и том же банке, используют одни и те же офисные помещения, ведение бухгалтерского учета в обеих организациях осуществлялось одним и тем же лицом;

- обе организации в проверяемый период имели одних и тех же поставщиков материалов и заказчиков работ, виды работ, выполняемые обществом, аналогичны работам, выполняемым ООО "Электротехмонтаж";

- работники, переведенные из общества в ООО "Электротехмонтаж", исполняли те же трудовые обязанности, что и в обществе, на тех же рабочих местах; оборудование и инструменты, используемые работниками заявителя и ООО "Электротехмонтаж", были одни и те же; причины перевода руководитель работникам не объяснял, поэтому увольнение работников из общества и прием их в ООО "Электротехмонтаж" происходило формально. Целью массового перевода работников общества в ООО "Электротехмонтаж" явилась не деловая целесообразность, а снижение налоговых обязательств путем дробления бизнеса;

- общество предоставляло займы ООО "Электротехмонтаж", что свидетельствует о том, что ООО "Электротехмонтаж" самостоятельно не осуществляло производственную деятельность в связи с отсутствием имущественно - производственного комплекса, было не в состоянии самостоятельно выплачивать заработную плату работникам, получая средства на выплату заработной платы и на хозяйственные нужды от заявителя;

- с начала применения обществом общей системы налогообложения произведен формальный перевод работников в ООО «Электротехмонтаж» с сохранением трудовых обязанностей, условий труда, режима работы; перевод работников с момента получения права на применение упрощенной системы налогообложения обратно в общество.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вывода инспекции о том, что заявитель использовал схему снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства, выразившейся в выводе из-под налогообложения доходов, полученных от оказания работ, услуг с использованием взаимозависимого лица, находящегося на УСН, осуществляющего один вид деятельности, находящегося на одной территории с заявителем, созданного на производственно-технической базе проверяемого общества, не имеющего собственных производственных площадей (помещений, цехов), оборудования, транспорта. Доход, полученный в 2009 году, декларировался ООО "Электротехмонтаж" и облагался по упрощенной системе налогообложения. Поскольку обществом была создана схема ухода от налогообложения путем дробления бизнеса одной организации на две, доход, полученный в 2009г. и задекларированный ООО "Электротехмонтаж", фактически является доходом заявителя и его необходимо было учесть в составе доходов общества в целях налогообложения по общеустановленной системе налогообложения.

На основании этих выводов для установления суммы дохода, фактически полученного обществом, инспекция провела выездную налоговую проверку ООО "Электротехмонтаж", по результатам которой доходы и расходы общества и ООО "Электротехмонтаж" за 2009 год были объединены и учтены в целях налогообложения по общепринятой системе налогообложения в составе доходов и расходов заявителя.

В оспариваемом решении инспекция сделала вывод о получении обществом необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, НДС, ЕСН в связи с дроблением бизнеса одного юридического лица - ООО «Энерготехмонтаж» на два юридических лица: ООО «Энерготехмонтаж» и ООО «Электротехмонтаж». Эти нарушения явились основанием для начисления заявителю налога на прибыль, НДС, ЕСН, соответствующих пеней и налоговых санкций.

Заявитель, не соглашаясь с позицией инспекции по данному эпизоду, указывал на то, что общество и ООО "Электротехмонтаж", являясь отдельными субъектами хозяйственных и налоговых правоотношений, самостоятельно вели учет своих доходов и расходов, определяли объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налоги и представляли в инспекцию налоговую отчетность. Создание ООО "Электротехмонтаж" было осуществлено в 2007г., назначение одного руководителя и главного бухгалтера этих двух организаций, использование работников общества, использования одного и того же административного здания не свидетельствует об отсутствии реальной предпринимательской деятельности. Инспекция не установила фактов, свидетельствующих о наличии между обществом и ООО "Электротехмонтаж" каких-либо взаимоотношений, преследующих цель получения необоснованной налоговой выгоды.

Оценив доводы сторон, исследовав представленные доказательства по данному эпизоду, суд считает решение инспекции по данному эпизоду недействительным по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ №53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Пунктом 4 Постановления Пленума ВАС РФ №53 установлено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В Постановлении от 27.05.2003 N 9-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются, в том числе, с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа.

Кроме этого, согласно правовой позиции, закрепленной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Согласно пункту 1 статьи 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) упрощенная система налогообложения организациями и индивидуальными предпринимателями применяется наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Пунктом 2 данной нормы установлено, что применение упрощенной системы налогообложения организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций (за исключением налога, уплачиваемого с доходов, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным пунктами 3 и 4 статьи 284 настоящего Кодекса), налога на имущество организаций. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с настоящим Кодексом при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, а также налога на добавленную стоимость, уплачиваемого в соответствии со статьей 174.1 настоящего Кодекса.

Судом установлено, что общество в период с 01.01.2008 по 30.09.2008 находилось на упрощенной системе налогообложения, осуществляя ремонтно-строительную деятельность и деятельность по производству общестроительных работ. С 01.10.2008 заявитель стал применять общую систему налогообложения, а с 01.01.2010 вновь перешел на упрощенную систему налогообложения. При этом в конце 2008г. работники общества были уволены в порядке перевода в ООО "Электротехмонтаж", которое находилось на упрощенной системе налогообложения и осуществляло такой же вид деятельности, что и заявитель, а в конце 2009г. работники ООО "Электротехмонтаж" были уволены в порядке перевода обратно в общество.

Как вытекает из материалов дела, в отношении ООО "Электротехмонтаж" была проведена выездная налоговая проверка. Установлено, что ООО "Электротехмонтаж" создано 03.04.2007, это подтверждается свидетельством о государственной регистрации (том 5, л.152-153). ООО "Электротехмонтаж" имеет лицензию на строительство зданий и сооружений (том 5, л.155). Одним из учредителем и директором ООО "Электротехмонтаж" являлся Смирнов В.Н., являющийся одновременно директором и одним из учредителей заявителя. Бухгалтерская отчетность обеих организаций осуществлялось одним лицом. ООО "Электротехмонтаж" с 01.01.2008 находилось на упрощенной системе налогообложения, объектом налогообложения ООО "Электротехмонтаж" заявило доходы, уменьшенные на величину расходов. Указанные обстоятельства явились одной из причин для вывода инспекции о создании схемы «дробления бизнеса».

Однако суд принимает во внимание, что законом не ограничено количество создаваемых юридических лиц с одинаковым составом учредителей, равно как нет и ограничений количества юридических лиц, в которых одно и то же физическое лицо может занимать должность единоличного исполнительного органа и вести бухгалтерский учет. Ссылаясь на дробление бизнеса, налоговый орган не учел права учредителей самостоятельно выбирать форму ведения предпринимательской деятельности (одним или несколькими субъектами предпринимательской деятельности), а также определять особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско-правовых договоров. Суд учитывает, что обе организации - заявитель и ООО «Электротехмонтаж» - удовлетворяют признакам самостоятельности юридических лиц, установленным в пункте 1 статьи 48 Гражданского кодекса Российской Федерации. Назначение одного руководителя у ООО «Электротехмонтаж» и общества, наличие одних и тех же лиц, ведущих бухгалтерский учет, не свидетельствует об отсутствии реальной предпринимательской деятельности у указанных организаций, разумной деловой цели при совершении ими хозяйственных операция и получении необоснованной налоговой выгоды заявителем.

К тому же суд учитывает, что ООО «Электротехмонтаж» было создано не в конце 2008г., когда был осуществлен перевод работников заявителя, а задолго до того момента,

Кроме этого, признание общества и ООО «Электротехмонтаж» одним юридическим лицом и одним налогоплательщиком не предусмотрено нормами законодательства о налогах и сборах, как не предусмотрено и возможности определения налоговых обязательств налогоплательщика путем суммирования полученного им дохода с величиной дохода другого субъекта предпринимательской деятельности, ведущего самостоятельную хозяйственную деятельность и предоставляющего налоговую отчетность.

Более того, начисляя обществу налоги по общей системе налогообложения, инспекция не приняла во внимание положения статей 153, 237 и 274 НК РФ, регламентирующих порядок формирования налоговой базы исходя из финансовых показателей хозяйственной деятельности проверяемого налогоплательщика, а не иных лиц.

Инспекцией также установлено, общество и ООО "Электротехмонтаж" имеют один и тот же юридический и фактический адрес, контактный телефон, расчетные счета в одном и том же банке, используют одни и те же офисные помещения, что, по мнению ответчика, также свидетельствует о создании схемы ухода от налогов. В начале 2009 года заявитель передал ООО «Электротехмонтаж» по договору аренды имущество, необходимое для осуществления деятельности, в виде имущественно - производственного комплекса сроком на один год. В то же время счета за электроэнергию, за телефонную связь за весь период с 2008г. по 2010 год оплачивало общество.

Суд считает неубедительным довод ответчика о наличии одного и того же местонахождения общества и ООО "Электротехмонтаж" в 2009г., поскольку это обстоятельство объясняется арендными отношениями, в соответствии с которыми ООО "Электротехмонтаж" арендовало у заявителя нежилые (офисные) помещения. К тому же общество и до этого момента, в период 2007-2008 годов, сдавало в аренду ООО "Электротехмонтаж" нежилое помещение в здании офиса, что подтверждается договорами аренды (том 5, л.144-147).

Такие обстоятельства, как наличие счетов в одном банке, не могут свидетельствовать о наличии схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, не исключают самостоятельный характер деятельности рассматриваемых организаций и право на применение налогового режима в соответствии с действующим законодательством.

Довод инспекции о том, что оплату за коммунальные услуги и связь в 2009г. производило общество, тогда как фактически деятельность осуществляло ООО "Электротехмонтаж", и указанное обстоятельство подтверждает довод о получении необоснованной налоговой выгоды, судом отклоняется. Из пояснений заявителя следует и ответчиком не оспорено, что по условиям договоров поставщики коммунальных услуг и услуг связи заключают договоры только с собственниками помещения. В связи с отсутствием у ООО "Электротехмонтаж" в собственности помещений с ним не было возможности заключения договоров энергоснабжения и предоставления услуг связи.

То обстоятельство, что обе организации в проверяемый период имели одних и тех же поставщиков материалов и заказчиков работ, виды работ, выполняемые обществом, аналогичны работам, выполняемым ООО "Электротехмонтаж", также не свидетельствует о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды. Суд учитывает, что, заключая договоры с поставщиками и заказчиками, каждое из обществ действовало как самостоятельный участник гражданских правоотношений. Обе организации вели учет своих доходов и расходов, определяли объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налоги и представляли в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность.

Учитывая, что налоговым органом не представлено доказательств того, что договоры, заключенные ООО "Электротехмонтаж", не исполнены, либо исполнены иным юридическим лицом, в частности, заявителем, суд не может считать обоснованным данный довод инспекции, поскольку он не свидетельствует об отсутствии реальной предпринимательской деятельности, осуществляемой ООО "Электротехмонтаж", и использования налогоплательщиком схемы "дробления бизнеса" для получения необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка инспекции на то обстоятельство, что общество в 2009г. предоставляло ООО "Электротехмонтаж" займы для выплаты заработной платы работникам и иных хозяйственных нужд, а в 2010 году ООО «Элетротехмонтаж» возвратило эти займы заявителю, само по себе также не свидетельствует о создании незаконной схемы ухода от налогов. Суд отмечает, что займы широко используются в предпринимательской деятельности, а отсутствие у ООО «Элетротехмонтаж» необходимых финансовых средств с учетом приема на работу в 2009г. большого количества работников является закономерным.

Довод инспекции о том, что о получении обществом необоснованной налоговой выгоды свидетельствует формальный перевод работников в ООО «Электротехмонтаж», суд не может признать убедительным. Из свидетельских показаний работников общества, переведенных в конце 2008г. в ООО «Электротехмонтаж», следует, что ряду из них о необходимости перехода из одной организации в другую сообщил директор Смирнов В. Н.; другие свидетели пояснили, что причины перевода им не разъяснялись; изменения должностных обязанностей не было; условия труда не изменились (том 4, л. 1-211).

Однако данный довод, взятый отдельно, не свидетельствует о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. Инспекция, начисляя обществу налоги по общей системе налогообложения, не доказала того обстоятельства, что работники, переведенные в ООО «Электротехмонтаж», фактически исполняли свои трудовые обязанности в обществе.

Суд отмечает, что ответчик не провел экономического анализа ситуации, не выяснял, в частности, каково было бы финансовое положение заявителя в случае применения им в 2009г. общей системы налогообложения; конкурентоспособной была бы производимая им продукция с учётом включения в себестоимость подлежащих уплате налогов. Между тем именно эти обстоятельства могли быть значимыми для вывода о том, что общество получило необоснованную налоговую выгоду.

Кроме этого, суд учитывает, что общество ошибочно полагало себя утратившим право на применение УСН и перешло на общую систему налогообложения с 4 квартала 2008 года.

Довод инспекции о взаимозависимости общества и ООО «Электротехмонтаж» в силу наличия одного и того же руководителя и одних и тех же учредителей, судом оценен и отклоняется. Взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если в действиях этих лиц не установлены признаки правонарушений, предусмотренных налоговым законодательством, явившихся результатом такой взаимозависимости. Взаимозависимость, установленная в порядке статьи 20 НК РФ, может определяться налоговым органом с целью проверки применения цен сделки. Ответчиком не представлено доказательств того, что взаимозависимость оказала влияние на формирование цен организаций, вопросы влияния взаимозависимости на хозяйственный результат деятельности налогоплательщика инспекцией не исследовались, анализ отдельных сделок, совершенных обществом, ответчиком не производился, реальность хозяйственных операций инспекция не подвергала сомнению.

Таким образом, ответчик не доказал, что действия заявителя были направлены исключительно на уменьшение налоговой нагрузки, а главной его целью являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

В связи с изложенным решение ответчика в части начисления налогов, соответствующих пеней и штрафов по эпизоду дробления бизнеса суд признает недействительным.

В ходе проверки инспекция установила, что с 01.01.2008 по 30.09.2008 и в 2010 году общество применяло специальный налоговый режим - упрощенную систему налогообложения, объектом налогообложения был избран объект «доходы, уменьшенные на величину расходов». С четвертого квартала 2008г. общество утратило право на применение упрощенной системы налогообложения в связи с превышением предельного размера доходов (размер дохода составил 21078801 руб.) и перешло на общий режим налогообложения. Заявителем были представлены налоговые декларации по налогу на прибыль и НДС за 4-й квартал 2008г.

При проведении проверки инспекция выявила, что общество занизило расходы от реализации на сумму 287274 руб. в результате того, что в 4-м квартале 2008г. выставило счета-фактуры без выделения НДС организациям ЗАО «Шалакуша Вуд Процессинг Индустрии», Управление образования администрации муниципального образования «Няндомский муниципальный район», МОУ «Общеобразовательная средняя школа №7». Поэтому заявителю был начислен налог на прибыль, соответствующие пени и штраф за 4-й квартал 2008г.

Помимо этого, по указанным контрагентам была занижена налоговая база по НДС. В связи с этими нарушениями обществу начислен за 4-й квартал 2008г. НДС в сумме 52268 руб., соответствующие пени и штраф.

Общество, не соглашаясь с решением инспекции по данному эпизоду, указывало на то, что за 9 месяцев 2008 года сумма его доходов составила 21078801 руб., в 4-м квартале 2008г. - 2290484,36 руб., что не превышает лимит предельного размера доходов на 2008 год, составивший 37648 961 руб. Поэтому права перехода на УСН в 4-м квартале 2008 года у общества не имелось; налоговые декларации по налогам на прибыль и НДС заявитель не должен был представлять; размер дохода общества за 2008 год не превысил предельный размер дохода. Вследствие этого общество не вправе было применять с 4-го квартала иную систему налогообложения, уплачивать налог на прибыль и НДС за 4-й квартал 2008г., соответствующие пени и штраф за этот период. В связи с этим начисление обществу налога на прибыль и НДС за 4-й квартал 2008 года, соответствующих пеней и санкций неправомерно.

Суд считает, что решение инспекции по данному эпизоду является недействительным в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 2 статьи 346.12 НК РФ организация имеет право перейти на упрощенную систему налогообложения, если по итогам девяти месяцев того года, в котором организация подает заявление о переходе на эту систему налогообложения, доходы, определяемые в соответствии со статьей 248 НК РФ, не превысили 15 млн. руб.

Указанная величина предельного размера доходов организации, ограничивающая право перехода на упрощенную систему налогообложения, подлежит индексации на коэффициент-дефлятор, устанавливаемый ежегодно на каждый следующий календарный год и учитывающий изменение потребительских цен на товары (работы, услуги) в Российской Федерации за предыдущий календарный год, а также на коэффициенты-дефляторы, которые применялись в соответствии с настоящим пунктом ранее. Коэффициент-дефлятор определяется и подлежит официальному опубликованию в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В названном порядке согласно пункту 4 статьи 346.13 НК РФ подлежит индексации величина предельного размера доходов налогоплательщика, не превышающая 20 млн. руб., ограничивающая право па применение упрощенной системы налогообложения по итогам отчетного (налогового) периода.

Приказом Минэкономразвития России от 22.10.2007 № 357 "Об установлении коэффициента-дефлятора в целях применения главы 26.2 НК РФ на 2008 год" коэффициент-дефлятор на 2008 год был определен в размере 1,34. При этом размер коэффициента-дефлятора на 2008 год был определен с учетом ранее установленного размера коэффициента-дефлятора на 2007 год в размере 1,241.

В связи с изложенным и с учетом разъяснений Минфина России, изложенных в письме от 31.01.2008 № 03-11-04/2/22, в 2008 году величина предельного размера доходов по итогам 9 месяцев 2008 года, ограничивающая право перехода организаций на упрощенную систему налогообложения с 01.01.2009, равнялась 20 100 тыс. руб. (15 000 тыс. руб. * 1,34), величина предельного размера доходов налогоплательщика, ограничивающая право на применение упрощенной системы налогообложения по итогам отчетного (налогового) периода в 2008 году, равнялась 26 800 тыс. руб. (20 000 тыс. руб. * 1,34).

В соответствии с пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 НК РФ, превысили 20 млн. рублей и (или) в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 НК РФ, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям.

Позднее Президиум ВАС РФ признал методику расчета предельного размера доходов, применяемую Минфином России, не соответствующей пункту 2 статьи 346.12 НК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 12.05.2009 № 12010/08).

На основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 25.12.2002 N 1834-р Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации ежегодно не позднее 20 ноября публикует в «Российской газете» согласованный с Министерством финансов Российской Федерации коэффициент-дефлятор на следующий год.

На 2006 год приказом Минэкономразвития России от 03.11.2005 N 284 установлен коэффициент-дефлятор, необходимый для индексации величины предельного размера доходов, ограничивающей право перехода и (или) применения упрощенной системы налогообложения в соответствии с главой 26.2 Кодекса, равный 1,132.

На 2007 год приказом Минэкономразвития России от 03.11.2006 N 360 установлен коэффициент-дефлятор, равный 1,241. Из текста этого приказа не следует, что коэффициент-дефлятор рассчитан с учетом размера предыдущего.

На 2008 год приказом Минэкономразвития России от 22.10.2007 N 357 установлен коэффициент-дефлятор, равный 1,34.

Требования статьи 346.12 НК РФ, предусматривающие индексирование не только на коэффициент-дефлятор, устанавливаемый ежегодно на каждый следующий календарный год, но и на коэффициенты-дефляторы, которые применялись ранее, являются императивными.

Следовательно, величина предельного размера доходов, ограничивающая право налогоплательщика на применение с 01.01.2009 упрощенной системы налогообложения, должна быть не выше 37 648 961 руб. (20 000 тыс. руб. * 1,132 * 1,241 * 1,34).

Как установлено в ходе выездной налоговой проверки, размер дохода общества за 2008 год (с 01.01.2008 по 30.09.2008) составил 21 078 801 руб. По данным общества за весь 2008 год сумм дохода составила 23369286 руб. Из приведенных значений размера дохода вытекает, что в любом случае он не превысил величину предельного размера дохода, составляющую 37 648 961 руб.

С учетом приведенных норм суд считает, что общество ошибочно полагало себя утратившим право на применение УСН и перешло на общую систему налогообложения с 4-го квартала 2008 года.

Довод ответчика о том, что общество добровольно перешло с 4-го квартала 2008г. на общую систему налогообложения, поэтому налоги, пени, штрафы ему начислены правомерно, суд оценил и отклоняет по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 346.11 НК РФ переход к упрощенной системе налогообложения или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, предусмотренном главой 26.2 НК РФ.

Пунктами 3, 5 и 6 статьи 346.13 НК РФ установлено, что налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, не вправе до окончания налогового периода перейти на иной режим налогообложения, если иное не предусмотрено настоящей статьей. Налогоплательщик обязан сообщить в налоговый орган о переходе на иной режим налогообложения, осуществленном в соответствии с пунктами 4, 4.1 настоящей статьи, в течение 15 календарных дней по истечении отчетного (налогового) периода. Налогоплательщик, применяющий упрощенную систему налогообложения, вправе перейти на иной режим налогообложения с начала календарного года, уведомив об этом налоговый орган не позднее 15 января года, в котором он предполагает перейти на иной режим налогообложения.

Анализ данных норм позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик, применяющий УСН и не превысивший предельного размера доходов, ограничивающего право налогоплательщика на применение УСН, вправе перейти на общую систему налогообложения при наличии двух условий: такой переход допустим с начала календарного года; налогоплательщик должен направить налоговому органу уведомление о таком переходе.

В данном случае общество, не превысив величину предельного размера доходов, и не направив ответчику уведомление о переходе на упрощенную систему налогообложения, ошибочно считало себя утратившим право на применение УСН.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 4 статьи 89 НК и пунктом 2 статьи 87 НК РФ предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов; целью выездной налоговой проверки является контроль за соблюдением налогоплательщиком налогового законодательства, то есть установление правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов, которые определяются налоговым органом на основании проверки первичных учетных документов, договоров, регистров бухгалтерского и налогового учета и других документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налогов. По результатам такой проверки налоговый орган обязан установить как неуплату (неполную) уплату налогов в результате занижения налоговой базы или других нарушений, так и факты завышения налоговой базы, а также правильность применения налогоплательщиком той или иной системы налогообложения.

При таких обстоятельствах инспекция при проведении проверки должна была установить неправомерность применения обществом в 4-м квартале 2008 года общей системы налогообложения, что выполнено не было.

Суд принимает во внимание и то обстоятельство, что общество в 2012 году представило инспекции уточненную налоговую декларацию по УСН за 2008 год, в которой продекларировало свои доходы за этот период с учетом обязанности уплаты налога за 2008 год в целом, а не за 9 месяцев 2008г. Ответчик не оспаривал это обстоятельство. Более того, на основании этой декларации инспекция направила заявителю требование №2033 от 17.07.2012 об уплате налога и пеней за 2008г. в общей сумме 426187,02 руб. (том 8, л.168-169).

Таким образом, решение инспекции по эпизоду начисления налога на добавленную стоимость и налога на прибыль за 4-й квартал 2008 года, соответствующих пеней и штрафов по этим налогам является недействительным.

В ходе проверки инспекция установила, что в 2008 (при применении упрощенной системы налогообложения и общепринятой системы налогообложения) и в 2010 году (при применении упрощенной системы налогообложения) общество завысило расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации. При этом за период с 01.01.2008 по 30.09.2008 общество завысило расходы на 238347 руб., в 4-м квартале 2008 года - на 81614 руб., в 2010 году - на 112965 руб. Такой вывод инспекция сделала на основании анализа товарных и кассовых чеков, путевых листов на водителей Кузнецова М.В., Третьякова Н.П., Ушакова В.С., Смирнова А.В., Богданова П.Н., Лебедева Д.Е. В ряде путевых листов указанных водителей отсутствовали информация о маршруте следования автомобиля, а также показания спидометра на момент выезда из гаража и возвращения обратно.

Инспекция полагала, что в путевом листе должен быть отмечен каждый пункт следования автомобиля. Если путевой лист не содержит такой информацию, то он не может считаться документом, подтверждающим расходы на приобретение горюче-смазочных материалов (далее - ГСМ) в целях налогообложения. В путевых листах общества в графе «Особые отметки» указывалось «Няндома - объекты», либо в графе «Адрес подачи» - «Няндома». На основании этих данных налоговый орган не мог определить километраж, пройденный за день. По мнению ответчика, списание всех видов топлива осуществляется по его фактическому расходу, но не выше утвержденных норм расхода ГСМ. Путевой лист является первичным документом по учету работы автотранспорта, каждая организация, использующая в своей деятельности автомобильный транспорт, обязана правильно и своевременно оформлять путевые листы, содержащие, в частности, информацию о расходе ГСМ. Неправильное или неполное заполнение всех реквизитов путевого листа может привести к искажению информации об основных показателях работы автомобильного транспорта, в том числе о расходовании ГСМ, необходимой для правильного учета этих расходов для налогообложения.

Общество, не соглашаясь с решением инспекции по данному эпизоду, оспаривало его в части отказа в принятии расходов по горюче-смазочным материалам в размере 226595 рублей в 2008 году, в размере 102358 рублей - в 2010 году. При этом оно ссылалось на то, что спидометр в автомобилях действительно не работал, однако пробег автомобиля и факт осуществления расходов на горюче-смазочные материалы подтверждается, помимо путевых листов, и иными документами, которые имеются у общества. Информация о маршруте следования в путевых листах была указана без расшифровки маршрута по поездкам, совершавшимся в г.Няндоме по объектам, на которых заявитель осуществлял ремонтно-строительные работы. Учитывая, что у общества большое количество объектов, заявитель указывал в путевых листах начальный и конечный пункты маршрута, либо ссылался на общее понятие «объекты». Помимо этого, недостатки в заполнении путевых листов, по мнению заявителя, не могут влиять на налоговые обязательства общества. Поэтому включение затрат на ГСМ размере 226595 рублей в 2008 году и в размере 102358 рублей в 2010 году является правомерным.

Суд считает, что решение инспекции по данным эпизодам является недействительным в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно подпунктам 5 и 12 пункта 1 статьи 346.16 НК РФ при определении объекта налогообложения налогоплательщик уменьшает полученные доходы на материальные расходы и расходы на содержание служебного транспорта. Пунктом 2 статьи 346.16 НК РФ установлено, что расходы, указанные в пункте 1 настоящей статьи, принимаются при условии их соответствия критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 НК РФ. Расходы, указанные, в частности, в подпунктах 5, 12 пункта 1 статьи 346.16 НК РФ, принимаются в порядке, предусмотренном для исчисления налога на прибыль организаций.

Судом установлено, что общество представило на проверку товарные и кассовые чеки, подтверждающие факт приобретения ГСМ, путевые листы. В путевых листах отсутствовали данные о движении горючего, отражаемые на лицевой стороне (сколько выдано, остаток при выезде, возвращении, сколько сдано горючего), не во всех путевых листах указаны данные о показаниях спидометра на момент выезда из гаража и возвращении обратно, обратная сторона путевых листов не заполнена, не указан фактический расход ГСМ. К тому же в ряде путевых листов отсутствует подробная информация о маршруте движения автомобиля.

Из пояснений общества следует и ответчиком не оспорено, что расходы на ГСМ были связаны с производственными поездками по объектам заявителя, с приобретением строительных материалов и доставкой их до объектов и т.д.

Как вытекает из представленных в материалы дела договоров подряда и оказания услуг, заключенных обществом с контрагентами, весь комплекс работ заявитель выполняет собственными силами. В актах о приемки выполненных работ (форма №КС-2), подписанных с заказчиками, отражено включение в стоимость подрядных работ строительных материалов и затрат по машинам и механизмам (том 8, л. 34-77). Кроме того, обществом установлены нормы расхода топлива (ГСМ) на автомобили, которые учитывают транспортные работы в пределах города и за пределами города, в т.ч. междугородние, применяемые в летнее и зимнее время (том 8, л.82-83, 158-161). В материалы дела представлены справки ГКУ Архангельской области «Дорожное агентство «Архангельскавтодор» с указанием расстояния по междугородним маршрутам, указанным в путевых листах, по которым ответчик не принял затраты по ГСМ, и справка ООО «РН-Архангельскнефтепродукт» о розничной цене одного литра бензина в 2010 году (том 8, л.84-87).

Из пояснений свидетелей следует, что по роду своей деятельности общество доставляло на собственном транспорте материалы для выполнения работ на объекты; работники общества ездили в командировки в г.Каргополь, г.Вологду, г.Ярославль, поселки Коношу и Шалакушу, иные населенные пункты, авансовые отчеты при возращении из командировки составляли и сдавал Кустовой Л.А. Это подтвердили работники общества Рябков В.В., Ушаков В.С., Третьяков Н.П. и другие (том 4, л.116-211).

Оценив представленные заявителем доказательства, суд пришел к выводу, что общество документально подтвердило обоснованность расходов, связанных с приобретением горюче-смазочных материалов, затраты общества на приобретение ГСМ позволяют идентифицировать произведенные расходы применительно к конкретным автомобилям и целям их использования и отвечают критериям статьи 252 НК РФ. Расходы налогоплательщика по оплате приобретенных у контрагентов горюче-смазочных материалов являются экономически оправданными и документально подтвержденными. Приобретение горюче-смазочных материалов и дальнейшее их использование в предпринимательской деятельности, получение в конечном результате дохода от произведенных затрат на ГСМ и включение этих расходов в налоговую базу инспекцией не оспариваются. Суд отмечает, что инспекцией не представлены доказательства получения заявителем необоснованной налоговой выгоды, создания им условий для учета в целях налогообложения фиктивных хозяйственных операций.

Довод инспекции о том, что путевые листы не содержат всех необходимых реквизитов, в связи с чем не могут служить доказательством использования этих автомобилей в производственных целях общества, судом оценен и отклоняется.

Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 24.11.1998 N 512/98, отсутствие отдельных реквизитов в первичных документах свидетельствует о нарушении ведомственных актов, но не опровергает наличия у организации соответствующих хозяйственных операций и не связывается налоговым законодательством с правом налогоплательщика на уменьшение налоговой базы по прибыли на произведенные расходы. Глава 25 НК РФ позволяет подтверждать расходы различными документами. Главное, чтобы в совокупности документы свидетельствовали о реальности хозяйственных операций в определенном налоговом периоде. Данная позиция согласуется с существующей арбитражной практикой, также аналогичная правовая позиция содержится в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 N 93-О.

Само по себе отсутствие в путевых листах каких-либо данных не может являться достаточным основанием для исключения расходов из налоговой базы, так как доказательств использования автомобилей работниками общества исключительно в личных целях ответчиком не представлено. Учитывая, что общество не является автотранспортной организацией, следует признать, что путевые листы содержат достаточную информацию для контроля расходов на ГСМ, а отсутствие в них информации о показаниях спидометра и маршруте следования не является основанием для признания расходов документально неподтвержденными.

Кроме этого, по смыслу пункта 1 статьи 252 НК РФ при решении вопроса о документальном подтверждении расходов в целях определения облагаемой налогом на прибыль базы принимаются любые, даже косвенные доказательства.

Суд отмечает, что в компетенцию налогового органа входит контроль за правильностью исчисления и уплаты налогов. При этом налоговое законодательство не использует понятие "экономическая целесообразность" и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не подлежит оценке инспекцией или судом с точки зрения их целесообразности, эффективности, рациональности.

Таким образом, решение инспекции по эпизоду отказа в принятии расходов по горюче-смазочным материалам в размере 226595 рублей в 2008 году, в размере 102358 рублей - в 2010 году является недействительным.

В соответствии со статьями 106, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по настоящему делу подлежат отнесению на ответчика.

Руководствуясь статьями 106, 110, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Архангельской области

РЕШИЛ:

признать недействительным как несоответствующее положениям Налогового кодекса Российской Федерации решение от 18.11.2011 № 09-31/1/48дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, принятое Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы №5 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу в отношении общества с ограниченной ответственностью «Энерготехмонтаж», в части:

- начисления налогов, соответствующих пеней и штрафов по эпизоду дробления бизнеса;

- начисления налога на добавленную стоимость и налога на прибыль за 4-й квартал 2008 года, соответствующих пеней и штрафов по этим налогам;

- отказа в принятии расходов по горюче-смазочным материалам в размере 226595 рублей в 2008 году, в размере 102358 рублей - в 2010 году.

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы №5 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества с ограниченной ответственностью «Энерготехмонтаж».

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №5 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу в пользу общества с ограниченной ответственностью «Энерготехмонтаж» 4000 рублей расходов по государственной пошлине.

Настоящее решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд путем подачи апелляционной жалобы через Арбитражный суд Архангельской области в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Судья

Л.В. Звездина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А05-4257/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Архангельской области
Дата принятия: 02 августа 2012

Поиск в тексте