• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 25 июля 2012 года  Дело N А05-4578/2012

Резолютивная часть решения объявлена 24 июля 2012 года

Решение в полном объёме изготовлено 25 июля 2012 года

Арбитражный суд Архангельской области в составе судьи Куницыной Л.Л.

при ведении протокола секретарём судебного заседания Никитиной М.А.

рассмотрев в предварительном судебном заседании дело

по иску Министерства культуры Архангельской области (ОГРН 1092901011356; место нахождения: 163000, г.Архангельск, пр.Троицкий, дом 49)

к ответчику - муниципальному образованию "Город Архангельск" (ОГРН 1022900532324; место нахождения: 163000, г.Архангельск, пл.Ленина, дом 5),

об урегулировании разногласий, возникших при заключении охранного обязательства,

при участии в заседании представителей:

от истца: Алексеева С. Г. по доверенности от 16.04.2012,

от ответчика: Шапенковой И. В. по доверенности от 29.08.2011,

установил:

истец обратился в арбитражный суд с требованием к ответчику об урегулировании разногласий, возникших при заключении охранного обязательства и определения условий охранного обязательства на объект культурного наследия «Дом И. В. Киселёва» находящегося по адресу: г. Архангельск, ул. Иоанна Кронштадского, дом 7.

С учётом уточнения предмета исковых требований на основании ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец просит:

Утвердить условия охранного обязательства в редакции, предложенной Министерством: абзац 3 п. 2.1; абзац 4 п.2.1; абзац 4 п.2.4; абзац 1 и 2 п.2.8; абзац 2 п.2.10; абзац 4 п.2.10; абзац 5 п.2.10; абзац 8 п.2.10; п.2.17; п. 3.1; п. 3.4; п. 3.6; п. 3.7; п. 3.8;

условия Акта осмотра (приложение №1 к охранному обязательству) в редакции, предложенной министерством:

первая таблица пункта 5 «План выполнения работ»; 2 строка 3 столбец «Описание» Перечня; 3 строка 3 столбец «Описание» Перечня; 3 строка 4 столбец «Фотоизображение» Перечня; 4 строка 3 столбец «Описание» Перечня; 5 строка 3 столбец «Описание» Перечня; 6 строка 3 столбец «Описание» Перечня; 7 строка 1, 2, 3 столбцы Перечня; 8 строка 1, 2, 3 столбцы Перечня.

Ответчик представил свою редакцию спорных условий охранного обязательства.

Заслушав объяснения участвующих в деле лиц, исследовав письменные доказательства, суд установил следующее.

Постановлением администрации Архангельской области «О принятии на государственную охрану памятников истории и культуры Архангельской области» от 13 августа 1998 года № 207 «Дом И.В. Киселева», расположенный по адресу: г. Архангельск, ул. Иоанна Кронштадтского, д.7 (адрес объекта в соответствии с документом о постановке на государственную охрану: г. Архангельск, ул. Правды, д.7) (далее - Памятник) является объектом культурного наследия регионального значения.

Помещения объекта культурного наследия №№ 10, 11, 12, 15, 16, 17, 18 площадью 91,6 кв.м. в квартире №1 (2 этаж); жилые помещения №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 площадью 127,6 кв.м. в квартире №2 (1 этаж) находятся в собственности муниципального образования «Город Архангельск» на основании постановления мэра города Архангельска от 21 декабря 1994 года № 534 «О приемке в муниципальную собственность государственного предприятия «Архангельское РЭУ», что ответчиком не оспаривается.

В соответствии с пунктом 2 статьи 48 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее - Закон № 73) собственник объекта культурного наследия несёт бремя содержания принадлежащего ему объекта культурного наследия, включённого в реестр, или выявленного объекта культурного наследия с учётом требований указанного закона, если иное не установлено договором между собственником и пользователем данным объектом культурного наследия.

В силу статьи 63 Закона № 73-ФЗ порядок и условия использования памятников истории и культуры устанавливаются государственными органами охраны памятников и определяются для каждого памятника, находящегося в пользовании или собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан, соответствующим охранным документом: охранно-арендным договором, охранным договором или охранным обязательством.

Таким образом, охранные документы, в том числе охранные обязательства, заключаются с собственниками или пользователями памятников истории и культуры.

Согласно пункту 59 Положения об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 16.09.1982 № 865, порядок и условия использования памятников истории и культуры устанавливаются государственными органами охраны памятников и определяются для каждого памятника, находящегося в пользовании или собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан, соответствующим охранным документом: охранно-арендным договором, охранным договором или охранным обязательством.

Министерство является уполномоченным исполнительным органом государственной власти Архангельской области в сфере сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия на территории Архангельской области. Подпунктами 55 и 56 пункта 8 Положения о Министерстве культуры Архангельской области, утвержденного постановлением Правительства Архангельской области от 27.03.2012 № 118-пп, к полномочиям Министерства отнесено оформление охранных обязательств собственников и пользователей объектов культурного наследия регионального значения.

09 февраля 2012 года истцом муниципальному образованию «Город Архангельск» в лице Мэрии г. Архангельска был направлен на подписание проект охранного обязательства (с приложениями №№1-5) на помещения объекта культурного наследия регионального значения «Дом И.В. Киселева», находящиеся в муниципальной собственности (далее - охранное обязательство).

03 апреля 2011 года ответчик подписал проект охранного обязательства с приложениями с Протоколом разногласий от 02 апреля 2012 года.

В ходе переговоров стороны урегулировали ряд разногласий. Оставшиеся разногласия переданы истцом на урегулирование судом в настоящем иске.

В соответствии с пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Согласно пункту 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации, если сторона, для которой в соответствии с названным Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

В силу статьи 446 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 Кодекса либо по соглашению сторон, условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

При урегулировании возникших между сторонами разногласий суд учитывает следующее.

Абзацы 3, 4 пункта 2.1 охранного обязательства в редакции Министерства предусматривает, в случае если для содержания Памятника в исправном техническом, санитарном и противопожарном состоянии, а также для поддержания территории в благоустроенном состоянии необходимо выполнить работы, которые не предусмотрены актом(ами) осмотра технического состояния Памятника либо актами текущего осмотра, Правообладатель обязан обратиться к Госоргану (истцу) за разрешением на производство работ и выполнить работы в соответствии с условиями полученного разрешения.

По мнению ответчика, в абзаце 3 речь должна идти о работах направленных на обеспечение сохранности Памятника, поскольку считает, что работы по содержанию Памятника в исправном техническом, санитарном и противопожарном состоянии, по поддержанию территории в благоустроенном состоянии, а также работы по уборке и благоустройству Памятника являются не работами по сохранению Памятника, а хозяйственной деятельностью по содержанию здания и не требуют получения разрешения Госоргана на их проведение.

Суд принимает позицию Министерства, принимая во внимание следующее.

Пунктом 3 статьи 48 Закона № 73-ФЗ предусмотрено, что собственник объекта культурного наследия несёт бремя содержания принадлежащего ему объекта культурного наследия, включенного в реестр, или выявленного объекта культурного наследия с учётом требований настоящего Федерального закона, если иное не установлено договором между собственником и пользователем данным объектом культурного наследия.

Действующей Инструкцией о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной Приказом Минкультуры СССР от 13.05.1986 № 203 (далее - Инструкция) установлено, что предприятия, учреждения, организации и граждане обязаны обеспечивать сохранность памятников истории и культуры, находящихся в их собственности, пользовании или на землях, предоставленных им в пользование (пункт 30); в охранных документах предусматриваются также порядок и сроки реставрации, консервации, ремонта памятников и связанных с ними строений, сооружений и предметов, представляющих культурную ценность, благоустройство территорий, садов, парков, природных ландшафтов, организация надлежащей охраны памятников и другие условия (пункт 72); предприятия, учреждения и организации - пользователи памятников обязаны обеспечить пожарно-сторожевую охрану и соблюдение установленного договорами и обязательствами режима содержания и использования памятников, связанных с ними территорий, садов, парков, сооружений, произведений искусства, предметов, имеющих историко-художественное значение (пункт 82).

Таким образом, спорное условия абзаца 3 пункта 2.1 охранного обязательства, изложенное в редакции истца, основано на законе и нормативных правовых актах, поэтому правомерно включено в охранное обязательство.

Абзац 4 пункта 2.1, согласно которому Правообладатель обеспечивает уборку и благоустройство территории Памятника по согласованию с другими правообладателями (пользователями объекта культурного наследия) пропорционально площади занимаемых помещений, ответчик предлагает исключить, поскольку Правообладатель вне зависимости от получения или отсутствия согласования лиц, указанных в этом абзаце обязан обеспечивать уборку территории.

Суд согласен с мнением ответчика, так как муниципальное образование является собственником указанных жилых помещений, предоставляемых гражданам по договору жилищного найма на основании положений Жилищного кодекса Российской Федерации, а не занимает их, в связи с чем указание на его обязанность обеспечивать уборку территории пропорционально занимаемым помещениям не соответствует условиям эксплуатации памятника.

На этом основании абзац 4 пункта 2.1 не подлежит включению в охранное свидетельство.

В абзаце 4 пункта 2.4 охранного обязательства говорится о том, что установление Госорганом новых сроков выполнения работ не влечёт прекращения права Госоргана на взыскание с Правообладателя штрафов за невыполнение работ в сроки, предусмотренные в акте(ах) осмотра технического состояния Памятника и территории либо в актах текущего осмотра, либо в предписании Госоргана.

Ответчик предлагает исключить указанное условие из охранного обязательства, считая, что в данном случае речь идёт о двойной гражданско-правовой ответственности, что противоречит принципам действующего законодательства.

Суд принимает позицию истца исходя из того, что сроки выполнения работ должны быть установлены в акте осмотра технического состояния объекта культурного наследия. Нарушение данных сроков влечёт за собой ответственность, предусмотренную разделом 3 охранного обязательства. От ответственности ответчик может быть освобождён только в случае изменения установленных охранным обязательством сроков обеими сторонами, то есть путём внесения изменений в охранное обязательство. Установление Госорганом нового срока выполнения работ в том случае, если работы не будут выполнены в согласованный срок, в любом случае влечёт за собой ответственность, поскольку это не будет являться изменением условий договора обеими сторонами. Поэтому возражения ответчика в данном случае не имеют правового значения.

Абзац 4 пункта 2.4. действующему законодательству не противоречит, поэтому данный пункт принимается в редакции истца.

В проект охранного обязательства Министерство включило абзацы 1 и 2 пункта 2.8 следующего содержания: «Производить установку любых носителей информации на памятник, а также систем технического обеспечения, технического оборудования, решеток, козырьков, ограждений памятника исключительно с разрешения Госоргана. Эскизный проект любого носителя информации, систем технического обеспечения, технического оборудования, решеток, козырьков, ограждения правообладатель обязан предварительно согласовать с Госорганом».

В редакции ответчика абзацы 1 и 2 пункта 2.8 охранного обязательства изложены в следующем виде: «Правообладатель обязуется не производить установку на памятник любых носителей информации (за исключением информационных надписей и обозначений), а также систем технического обеспечения, технического оборудования, решеток, козырьков, ограждений Памятника, послужившими основанием для включения его в реестр и являющихся предметом охраны данного Памятника, описанным в его паспорте».

В данном случае предложенная истцом редакция абзацев 1 и 2 пункта 2.8 охранного обязательства соответствует положениям пункта 3 статьи 52 Закона № 73-ФЗ, которым установлено, что объект культурного наследия используется с обязательным выполнением следующих требований: обеспечение неизменности облика и интерьера объекта культурного наследия в соответствии с особенностями данного объекта, послужившими основанием для включения объекта культурного наследия в реестр и являющимися предметом охраны данного объекта, описанным в его паспорте; согласование в порядке, установленном пунктом 4 статьи 35 настоящего Федерального закона, осуществления проектирования и проведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории объекта культурного наследия либо на земельном участке или водном объекте, в пределах которых располагается объект археологического наследия.

Необходимо также принять во внимание требования пункта 1 статьи 45 Закона № 73-ФЗ о том, что работы по сохранению объекта культурного наследия проводятся на основании письменного разрешения и задания на проведение указанных работ, выданных соответствующим органом охраны объектов культурного наследия, и в соответствии с документацией, согласованной с соответствующим органом охраны объектов культурного наследия, в порядке, установленном пунктом 2 настоящей статьи, и при условии осуществления указанным органом контроля за проведением работ.

Выдача задания на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия и разрешения на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, а также согласование проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия осуществляются в отношении объектов культурного наследия регионального значения и объектов культурного наследия местного (муниципального) значения, выявленных объектов культурного наследия - в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации или муниципальным правовым актом (пункт 2 статьи 45 Закона № 73-ФЗ).

Что касается предложенной ответчиком формулировки спорного условия, в котором он принимает на себя обязательства не производить установку носителей информации, оборудования и конструкций, то его исполнение не противоречит редакции, указанной истцом.

В этой связи следует признать обоснованной редакцию пункта 2.8, предложенную Министерством.

В соответствии с пунктом 2.10 предложенной Инспекцией редакции охранного обязательства ответчик обязан без согласования с Госорганом не изменять внешний и (или) внутренний архитектурный облик памятника и (или) планировочную структуру памятника (абзац 2); не выполнять земляные работы, не связанные с выполнением работ, предусмотренных Госорганом (абзац 4); не выполнять строительство и реконструкцию (приспособление для современного использования) на территории Памятника (при наличии территории) (абзац 5); не устанавливать дополнительное стационарное санитарно-техническое и (или) термическое оборудование (печи, нагреватели) (абзац 8).

Ответчик предлагает в пункте 2.10 охранного обязательства абзац 2 изложить в редакции: «не изменять планировочную структуру Памятника», абзац 4 дополнить указанием на работы, связанные с сохранением памятника, абзац 5 изложить в редакции: «не выполнять строительство на территории памятника», абзац 8 дополнить словами «за исключением случаев, если установка данного оборудования не нарушает целостности Памятника и не создаёт угрозу его повреждения, разрушения или уничтожения».

При урегулировании указанных разногласий суд учитывает положения статьи 45 Закона № 73-ФЗ, пункта 4 статьи 35 Закона № 73-ФЗ о том, что проектирование и проведение работ по сохранению памятника или ансамбля и (или) их территорий осуществляются в отношении объектов культурного наследия регионального значения и объектов культурного наследия местного (муниципального) значения, выявленных объектов культурного наследия - в соответствии с законами субъектов Российской Федерации, а также пункта 3 статьи 52 Закона № 73-ФЗ, согласно которым объект культурного наследия используется с обязательным выполнением следующих требований: обеспечение неизменности облика и интерьера объекта культурного наследия в соответствии с особенностями данного объекта, послужившими основанием для включения объекта культурного наследия в реестр и являющимися предметом охраны данного объекта, описанным в его паспорте; согласование в порядке, установленном пунктом 4 статьи 35 Закона № 73-ФЗ, осуществления проектирования и проведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории объекта культурного наследия либо на земельном участке или водном объекте, в пределах которых располагается объект археологического наследия.

При этом Закон № 73-ФЗ не делает каких-либо исключений для памятников, используемых в качестве жилых помещений.

Пункт 70 Инструкции относит к основным требованиям при определении характера использования памятника сохранение планировочной, объемно-пространственной структуры, инженерно-конструктивных особенностей, декоративной отделки и убранства фасадов и интерьеров памятника.

Таким образом, спорные условия пункта 2.10 изложены истцом в соответствии с требованиями закона, в связи с чем принимаются судом в данной редакции.

Пункт 2.17 охранного обязательства изложен Инспекцией в следующей редакции: «Обеспечить доступ гражданам на Объект, интерьер которых является предметом охраны Памятника, для осмотра (при наличии интерьера, являющегося предметом охраны). Сроки и порядок допуска граждан на Объект, интерьер которых является предметом охраны Памятника, определяются Правообладателем госорганом по согласованию с Госорганом».

Муниципальное образование в своей редакции указывает на необходимость получения согласия граждан, проживающих в жилых помещениях Памятника, при согласовании сроков и порядка допуска граждан в жилые помещения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 48 Закона № 73-ФЗ при государственной регистрации права собственности на объект культурного наследия собственник принимает на себя являющиеся ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект и указываемые в охранном обязательстве собственника объекта культурного наследия требования к условиям доступа к нему граждан.

Согласно пункту 3 статьи 52 Закона № 73-ФЗ объект культурного наследия используется с обязательным выполнением требования об обеспечении доступа к объекту культурного наследия, условия которого устанавливаются собственником объекта культурного наследия по согласованию с соответствующим органом охраны объектов культурного наследия.

Однако следует отметить, что помещения, в которых находятся элементы охраны, доступ к которым должен быть обеспечен, имеют статус жилых, и на них распространяется режим, установленный для таких помещений Жилищным кодексом Российской Федерации, в том числе и в части защиты прав и законных интересов проживающих в них граждан.

Статьёй 3 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище без согласия проживающих в нём на законных основаниях граждан иначе как в предусмотренных настоящим Кодексом целях и в предусмотренных другим федеральным законом случаях и в порядке или на основании судебного решения. Проникновение в жилище без согласия проживающих в нём на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

Данная норма закона соответствует основополагающему принципу, закрепленному в статье 25 Конституции Российской Федерации о неприкосновенности жилища.

Специальные нормы законодательства не могут исполняться в нарушение конституционных принципов, в связи с чем суд принимает редакцию п. 2.17, предложенную ответчиком.

В пунктах 3.1, 3.4, 3.6, 3.7, 3.8 установлены виды нарушений, размер санкций (неустоек), применяемых в случаях допущенных нарушений.

Ответчик просит пункты 3.1, 3.4, 3.6 исключить полностью, а в пунктах 3.7, 3.8 уменьшить размер неустойки на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Возражения ответчика отклоняются судом исходя из следующего.

Статьей 61 Закона № 73-ФЗ предусмотрено, что за нарушение его требований лица несут уголовную, административную и иную юридическую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 63 Положения об охране и использовании памятников истории и культуры за неисполнение условий охранного обязательства устанавливается неустойка.

Условия охранного обязательства, заключаемого со всеми юридическими и физическими лицами, утверждены постановлением Инспекции от 06.12.2010 № 37.

Неустойка является мерой гражданско-правовой ответственности и согласно статье 330 ГК РФ представляет собой определённую законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии со спорными пунктами охранного обязательства устанавливается ответственность лица в случае нарушения им принятых на себя обязательств в виде уплаты штрафа. Наличие ответственности в охранном обязательстве является способом обеспечения его исполнения, направленного на сохранность культурного достояния.

Размер ответственности, установленный Госорганом в спорных пунктах, соответствует обычно применяемым по такому роду договорам, так как на условиях, предложенных Министерством, заключаются все охранные обязательства.

Следует отметить, что в ходе исполнения охранного обязательства стороны могут пересмотреть размер ответственности при представлении ответчиком соответствующих доказательств, что данный размер неустойки является для ответчика чрезмерным, либо данный вопрос может быть предметом судебного разбирательства. При рассмотрении конкретного спора суд вправе применить статью 333 ГК РФ по подобным спорам при наличии данных о несоразмерности заявленных санкций допущенному нарушению.

Данная позиция соответствует сложившейся судебной практике, выраженной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.03.2011 № 14386/10.

Поэтому пункты 3.1, 3.4, 3.6, 3.7, 3.8 охранного обязательства суд принимает в редакции Инспекции.

Ответчик полагает, что установленная в пунктах 3.2 и 3.4 охранного обязательства неустойка в сочетании с условием, указанным в абзаце 4 пункта 2.4, может повлечь двойную ответственность за одно и тоже нарушение.

Однако из буквального толкования абзаца 4 пункта 2.4 охранного обязательства не следует, что при соблюдении данного условия ответчик дважды понесет гражданско-правовую ответственность. Данные замечания ответчика признаются судом несостоятельными.

В пункте 3.8 ответчик предлагает исключить из диспозиции нормы следующий состав нарушения: «необеспечение доступа граждан в помещения памятника, интерьеры которых являются предметом охраны памятника» с учётом особенностей данного Памятника (статус жилых помещений).

Однако с учётом принятой судом редакции п. 2.17 суд считает, что не соблюдение Правообладателем согласованного времени и порядка доступа граждан в помещения должно расцениваться, как нарушение обязательства. При этом в случае данного нарушения по обстоятельствам, зависящим от граждан, проживающих в жилых помещениях, ответчик также вправе ссылаться на отсутствие своей вины с целью освобождения его от ответственности на основании ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 5 акта осмотра технического состояния (приложение № 1) содержится «План выполнения работ», согласно которому предусмотрено поддержание памятника и его территории в удовлетворительном состоянии, обеспечение проведения уборки территории, вывоза мусора, очистка от снега - постоянно (п. 1), проведение мероприятий по визуальному, а в случае необходимости и инструментальному осмотру и описанию конструкций здания, их повреждений и разрушений 2 раза в год с составлением и предоставлением в инспекцию по надзору за сохранностью памятников истории и культуры Архангельской области соответствующих актов осмотра (п. 2).

В силу пункта 5 статьи 55 Закона № 73-ФЗ охранное обязательство пользователя объектом культурного наследия должно включать в себя требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ по его сохранению, а также иные требования, которые обеспечивают сохранность данного объекта и являются ограничениями (обременениями) права пользования данным объектом.

Пунктом 77 Инструкции также предусмотрено, что к охранному обязательству прилагается план-перечень ежегодных работ по разработке проектно-сметной документации, работ по реставрации, консервации, ремонту и другим работам с указанием конкретных сроков исполнения.

По мнению суда, пункт первый плана не содержит указания на конкретные мероприятия. Общие обязанности Правообладателя по содержанию Памятника указаны пунктах 2.1 и 3.4 договора, в связи с чем их указание в данном разделе необоснованно.

В соответствии с п. 77 Инструкции № 203, п. 2.2 формы охранного обязательства, утверждённого постановлением Инспекции № 37 и п. 2.2 охранного обязательства акт осмотра технического состояния памятника и определения плана работ является двухсторонним актом, составляется по инициативе Госоргана либо Правообладателя не реже, чем один раз в пять лет.

Таким образом, пункт 2 указанной таблицы не соответствует условиям охранного обязательства и не основан на нормативных актах, следовательно, без согласия ответчика не может быть включён в текст охранного обязательства.

В связи с этим суд считает первую таблицу пункта 5 «План выполнения работ» не подлежащей включению в охранное обязательство.

Кроме того, между сторонами возникли разногласия по описанию предметов охраны объекта (столбец 3), указанных в Перечне (Приложение № 3 к охранному свидетельству).

В строке 2 изложено: «Фундаменты здания и основания под ними являются предметом охраны, даже в случае, если само здание утрачено вследствие пожара или иного разрушающего воздействия». Ответчик предлагает указать в данной части: «Фундаменты».

Строкой 3 предусмотрено, что сохранению подлежат как наружные стены здания, так и внутренние несущие перегородки. Ответчик предлагает указать в Перечне наружные и внутренние капитальные стены здания, за исключением утраченных.

В строке 4 указано: «Конструкции перекрытий являются предметом охраны». Ответчик предлагает указать: «Перекрытия, за исключением утраченных».

Строка 5 содержит указание на то, что государственной охране подлежат все фасады зданий, включая декоративные элементы на них расположенные, а также способ отделки и цветовые решения фасадов». Ответчик предлагает указать сохранившиеся фасады здания.

Строкой 7 столбцов 1, 2, 3 Перечня к объектам охраны отнесена кровля, как её конструкция, так и декоративные элементы, расположенные на кровле и поле фронтов. Ответчик просит исключить указанную строку из Перечня, ссылаясь на полное уничтожение кровли.

При разрешении этих разногласий суд руководствуется следующими документами: актом осмотра технического состояния объекта (выявленного объекта) культурного наследия (здание, строение сооружение), составленным инспекцией по надзору за сохранностью памятников истории и культуры Архангельской области 04.07.2011, актом государственного историко-культурной экспертизы проведённой в ноябре-декабре 2011 г., актом осмотра технического состояния объекта культурного наследия регионального значения: «Дом И. В. Киселева», расположенного по адресу: г. Архангельск, ул. Иоанна Кронштадтского, 7 от 06.03.2012.

При этом судом установлено, что Памятник был построен в 1911 году. Капитальный ремонт был выполнен в 1960-е годы: заменена кровля, наружная обшивка стен, устроено слуховое окно на фронтоне.

15 июня 2011 г. произошёл пожар, в результате которого кровля памятника утрачена в полном объёме. Значительно повреждены межэтажные перекрытия здания. Наружные капитальные стены первого и второго этажей с северо-западного и юго-западного фасадов здания значительно поражены пожаром. В результате пожара полностью утрачены: лестница на второй этаж с северо-западного фасада здания и деревянное крыльцо со стороны северо-западного фасада здания. Оконные деревянные блоки, оконные рамы значительно повреждены в результате пожара. В помещении № 1 первого этажа, помещениях № 1, 10 второго этажа оконные деревянные блоки полностью утрачены в результате пожара. Лестница на второй этаж (помещение № 8 второго этажа) повреждена пожаром, полуразрушена, находится в аварийном состоянии. Внутренние капитальные стены находятся в аварийном состоянии, в значительной степени повреждены пожаром. Внутренние капитальные стены оклеены обоями, местами окрашены масляными красками, состояние внутренней отделки неудовлетворительное. При входе в помещения № 12 и № 13а второго этажа внутренние капитальные стены утрачены в результате пожара. Дощатые перегородки находятся в неудовлетворительном состоянии, имеются следы отслоения штукатурки. Деревянные полы во всех помещениях здания находятся в аварийном состоянии. В помещении № 6 первого этажа полы утрачены в результате пожара.

При визуальном осмотре в марте 2012 г было установлено следующее. Фундаменты здания находятся в неудовлетворительном состоянии, наблюдается неравномерная и значительная их осадка; деревянные фундаменты под стенами здания находятся в неудовлетворительном состоянии; несущие конструкции здания находятся в аварийном состоянии; наружные капитальные стены первого и второго этажей с северо-западного и юго-западного фасадов здания значительно поражены пожаром; крыша: в результате пожара утрачена в полном объеме; ограждения кровли: отсутствуют; фасады здания находятся в неудовлетворительном состоянии; тесовая обшивка стен разрушена, местами поражена пожаром; окраска стен находится в неудовлетворительном состоянии; монументальная живопись, лепнина, пилястры отсутствуют; декоративные элементы утрачены; юго-восточный фасад здания украшен эркером второго этажа; деревянное крыльцо со стороны северо-западного фасада с входом в здание полностью утрачено в результате пожара; крытый балкон-лоджия в северном углу здания пострадал в результате пожара: крыша, рамы выгорели, остекление рам крытого балкона-лоджии отсутствует, утрачено в результате пожара; оконные деревянные блоки, установленные в прямоугольные проемы находятся в аварийном состоянии; остекление переплетов практически везде утрачено, а сами оконные переплеты деформированы, либо утрачены; в помещении № 1 первого этажа, помещениях № 1, 10 второго этажа оконные деревянные блоки полностью утрачены в результате пожара; в помещениях № 15, 16, 18 второго этажа оконные деревянные рамы выгорели; наружные двери утрачены; перемычки оконных и дверных проемов утрачены.

Общее состояние внутренних архитектурно-конструктивных и декоративных элементов памятника аварийное. Перекрытия деревянные по деревянным балкам находятся в аварийном состоянии; в помещении № 1 первого этажа межэтажные перекрытия утрачены результате пожара; в помещениях № 1, 10, 15, 16, 17, 18 второго этажа чердачные перекрытия утрачены в результате пожара; интерьеры находятся в аварийном состоянии; деревянные полы на втором этаже здания выгорели; все полы во всех помещениях здания находятся в аварийном состоянии; в помещении № 6 первого этажа полы утрачены в результате пожара, внутренние капитальные стены здания оклеены обоями, местами окрашены масляными красками, состояние внутренней отделки неудовлетворительное; состояние внутренних капитальных аварийное, в значительной степени повреждены пожаром; внутренние капитальные стены при входе в помещения № 12 и № 13а второго этажа утрачены в результате пожара; в здании имеются дощатые перегородки; состояние перегородок неудовлетворительное со следами отслоения штукатурки; частично сохранились интерьеры помещений № 6 и 9 первого этажа; на потолках в части помещений первого этажа сохранились розетки простой круглой и сложной ажурной формы; в помещениях № 6 и № 9 первого этажа сохранились розетки простой круглей и сложной ажурной формы; в помещении № 9 первого этажа здания сохранилась угловая печь; в помещении № 6 первого этажа угловая печь находится в полуразрушенном состоянии; в помещении № 2 первого этажа - угловая печь находится в разрушенном состоянии; в помещениях №№ 1, 3, 7 первого этажа - печи отсутствуют; в помещении № 11 второго этажа - угловая печь находится в разрушенном состоянии; в помещениях №№ 1, 10, 16, 17, 18 второго этажа - печи отсутствуют. Отделка печей не сохранилась во всех помещениях здания. Интерьеры остальных помещений не сохранились.

В здании частично сохранились потолочные карнизы - в помещениях №№ 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 первого этажа и № 11 второго этажа согласно поэтажному плану жилого дома. Лестница на второй этаж (помещение № 8 второго этажа) повреждена пожаром, полуразрушена, находится в аварийном состоянии; лестница на второй этаж с северо-западного фасада здания полностью утрачена в результате пожара; внутренних окон нет, двери заменены в советский и постсоветский период; инженерные коммуникации в здании отсутствуют; здание отключено от инженерных сетей.

Кроме того, судом исследован Паспорт Памятника, из которого следует, что здание является памятником городской архитектуры начала 20 века. В ходе многочисленных ремонтов появились перегородки, новые дверные проёмы, ликвидирован вход со стороны ул. Чумбарова-Лучинского. В интерьере сохранились двустворчатые филенчатые двери, побелённые голландские угловые печи, однотипные потолочные штукатурные тянутые карнизы и различные лепные розетки в центре, лёгкий орнамент по периметру потолка.

Таким образом, судом установлено, что Памятник представляет историческую и культурную ценность в связи с постройкой по образцовому проекту в начале 20 века, а также в связи с наличием сохранившихся оригинальных элементов, относящихся к периоду его постройки.

Часть элементов и частей здания была заменена в 60-е годы 20 века (кровля, обшивка стен) или установлена (межкомнатные перегородки) и не может быть отнесена к элементам, имеющим историческую и культурную ценность. В материалах дела также отсутствуют сведения об исторической и культурной ценности оснований под фундаментами, об оригинальном цветовом решении фасадов и их отделке. Следовательно, указанные элементы следует признать утраченными, в связи с чем они не могут являться объектом охраны и подлежат реставрации с целью восстановления исторического внешнего облика здания.

В связи с этим суд считает обоснованной редакцию 2, 3, 4, 5 строк столбца 3 «Описание», предложенную ответчиком. Строку 7 столбцов 1, 2, 3 Перечня следует исключить.

Кроме того, суд полагает подлежащим исключению из описания фотоизображения (строка 3 столбца 4 «Описания»), как не соответствующего внешнему облику Памятника на момент заключения охранного обязательства. При этом суд учитывает, что фотоизображение Памятника до пожара, как и его планы, содержатся в Паспорте Памятника. В ходе исполнения охранного обязательства стороны будут производить осмотр памятника на основании п. 2.2 с фиксацией его внешнего вида.

На основании исследования перечисленных выше документов, а также уточнения исковых требований истца с указанием элементов декора и иных объектов охраны Памятника, суд считает необходимым изложить строку 6 столбца 3 «Описание» Перечня в следующей редакции: «Элементы внутреннего наполнения, убранства: кирпичные печи - помещения №№ 2, 6, 9 согласно плану первого этажа, межкомнатные филенчатые двери - помещение № 9 согласно плану первого этажа, лепной декор (тяги на стенах и потолке, розетки, карнизы и другой лепной декор) - помещения №№ 1, 3, 6, 7, 8, 9 согласно плану первого этажа, № 12 согласно плану второго этажа».

При этом суд руководствуется пояснениями (2) формы охранного обязательства, утверждённой постановлением Инспекции № 37, согласно которым в охранном обязательстве должны указываться помещения, в которых находятся элементы интерьера.

Строкой 8 столбцов 1, 2, 3 Перечня к объектам охраны отнесены технология и материалы. При производстве работ по сохранению объекта культурного наследия необходимо использовать по возможности те же материалы и способы (технологии, приёмы), которые применялись ранее. Ответчик просит исключить эту строку из «Описания».

Судом не установлено, что технология и материалы отнесены к объектам охраны и на данный момент являются оригинальными, за исключением указанных выше элементов интерьера. Об этом свидетельствует факт длительной эксплуатации и многочисленных ремонтов и переделок Памятника. Отсутствуют также исчерпывающие сведения о самих технологиях и материалах, что делает невозможным их применение при восстановлении здания. В связи с этим требование об использовании оригинальных материалов и технологий при восстановлении памятника является невыполнимым. Следует также отметить, что воссоздание исторического облика здания возможно с применением современных материалов и технологий.

В связи с этим суд исключает строку 8 столбцов 1, 2, 3 Перечня из текста Приложения № 3 к охранному обязательству.

В связи с изложенным требование истца об урегулировании возникших между сторонами разногласий удовлетворяется с учётом изложенных выше обстоятельств.

От уплаты государственной пошлины стороны освобождены на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд, руководствуясь статьями 110, 167-170, 173, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

РЕШИЛ:

Урегулировать разногласия, возникшие между Министерством культуры Архангельской области и муниципальным образованием «Город Архангельск» при заключении охранного обязательства на объект культурного наследия регионального значения - «Дом И. В. Киселёва», находящегося по адресу: г. Архангельск, ул. Иоанна Кронштадского, дом 7.

Абзац 3 пункта 2.1 охранного обязательства принять в редакции Министерства культуры Архангельской области.

Абзац 4 пункта 2.1 охранного обязательства исключить.

Абзац 4 пункта 2.4, абзацы 1, 2 пункта 2.8, абзацы 2, 4, 5, 8 пункта 2.10, пункты 3.1, 3.4, 3.6, 3.7, 3.8 принять в редакции Министерства культуры Архангельской области.

Пункт 2.17 принять в редакции муниципального образования «Город Архангельск».

Первую таблицу пункта 5 «План выполнения работ» исключить.

2, 3, 4, 5 строки столбца 3 «Описание» принять в редакции муниципального образования «Город Архангельск».

Строку 6 столбца 3 «Описание» Перечня изложить в следующей редакции: «Элементы внутреннего наполнения, убранства: кирпичные печи - помещения №№ 2, 6, 9 согласно плану первого этажа, межкомнатные филенчатые двери - помещение № 9 согласно плану первого этажа, лепной декор (тяги на стенах и потолке, розетки, карнизы и другой лепной декор) - помещения №№ 1, 3, 6, 7, 8, 9 согласно плану первого этажа, № 12 согласно плану второго этажа».

Строку 3 столбца 4, строку 7 столбцов 1, 2, 3 Перечня, строку 8 столбцов 1, 2, 3 Перечня исключить.

Настоящее решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Архангельской области.

Судья

Л.Л. Куницына

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А05-4578/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Архангельской области
Дата принятия: 25 июля 2012

Поиск в тексте