• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июля 2012 года  Дело N А70-1149/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 12 июля 2012 года

Постановление изготовлено в полном объеме 25 июля 2012 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Семёновой Т.П.

судей Гладышевой Е.В., Зориной О.В.

при ведении протокола судебного заседания: секретарём судебного заседания Бойченко О.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-4543/2012) открытого акционерного общества «Тюменьэнергобанк» на решение Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2012 по делу № А70-1149/2012 (судья Голощапов М.В.), принятое по иску закрытого акционерного общества «Сургутнефтегазбанк» (ИНН 8602190258, ОГРН 10286000001792) к открытому акционерному обществу «Тюменьэнергобанк» (ИНН 72030008800, ОГРН 1027200000277) о взыскании денежных средств в размере 187 439 руб. 82 коп.,

при участии в судебном заседании представителей:

от конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Тюменьэнергобанк» - Шустова Н.А. по доверенности от 19.01.2012 (до перерыва),

от закрытого акционерного общества «Сургутнефтегазбанк» - не явились

установил:

Закрытое акционерное общество «Сургутнефтегазбанк» (далее - ЗАО «Сургутнефтегазбанк», истец) обратилось в Арбитражный суд Тюменской области к Открытому акционерному обществу «Тюменьэнергобанк» (далее - ОАО «Тюменьэнергобанк», ответчик) с иском о взыскании денежных средств в размере 187 439 руб. 82 коп.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2012 по делу № А70-1149/2012 исковые требования удовлетворены. С ответчика в пользу истца взыскано 187 439 руб. 82 коп. задолженности, 6 623 руб. 19 коп. расходов по уплате государственной пошлины.

Не согласившись с принятым решением суда, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить в полном объёме, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

В обоснование своей жалобы ответчик указывает, что суд первой инстанции не учёл того, что договор уступки права требования (цессии) от 21.03.2011 № 15/03/93-1 заключён по итогам проведения продажи имущества ОАО «Тюменьэнергобанк» посредством публичного предложения, действовавшего в период с 14.02.2011 по 15.03.2011. Суд не принял во внимание доводы ответчика о том, что претенденты на право заключения договора уступки права (требования) цессии могли беспрепятственно ознакомиться со всеми документами, в том числе с судебными актами, принятыми в отношении Шевелевой Е.В. и Кручинина Ю.Г.

Указывает, что в ходе конкурсного производства ответчик не имел предусмотренной законом возможности осуществить уменьшение задолженности Кручинина Ю.Г., Шевелевой Е.В. путём зачёта на сумму уплаченной комиссии за ведение ссудного счёта. Права требования к 98 заёмщикам банка, переданные истцу по договору цессии продавались на торгах единым лотом с учётом рисков не возврата задолженности и возможных негативных последствий, связанных с приобретением права и обязанностей по отдельным уступленным договорам, в том числе по кредитным договорам, заключённым с Шевелевой Е.В. и Кручининым Ю.Г. Выделить стоимость отдельных кредитных договоров из цены уступленных прав требования, уплаченной истцом по договору цессии, не представляется возможным. Считает вывод суда первой инстанции о том, что истец произвёл расчёт убытков исходя из определённого сторонами дисконта и в последующем применённого при заключении договора цессии, является необоснованным и недоказанным, так как в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие наличие достигнутого между сторонами соглашения о применении указанного истцом дисконта.

По мнению ответчика, суд не принял во внимание то обстоятельство, что произведённый истцом расчёт основан на нормах Положения о правилах ведения бухгалтерского учёта в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации от 26.03.2007 № 302-П, регулирующего порядок бухгалтерского учёта в кредитных организациях. Однако данный нормативный документа Банка России не регулирует гражданско-правовые отношения сторон по сделке, а лишь определяет порядок бухгалтерского учёта операций, проводимых кредитной организацией.

Кроме этого, указывает, что в соглашениях от 01.12.2011 к кредитному договору № 941 от 27.06.2007, заключённого с Кручининым Ю.Г., № 1016 от 15.03.2008, заключённого с Шевелевой Е.В., отсутствуют условия об исключении из кредитных договоров условия о взимании комиссии за ведение ссудного счёта. Однако суд со ссылкой на указанные соглашения отклонил доводы ответчика о том, что к истцу переходят не только права, но и обязанности, связанные с условием о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счёта.

От истца поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором он просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Представитель истца, извещённого о судебном заседании надлежащим образом, в него не явился. Суд апелляционной инстанции считает возможным на основании статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие его представителя.

Представитель конкурсного управляющего ответчика поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

В судебном заседании был объявлен перерыв с 05.07.2012 до 12.07.2012.

Информация о перерыве в судебном заседании размещена на официальном сайте Восьмого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет, а также на официальном сайте Высшего Арбитражного суда Российской Федерации (картотека арбитражных дел).

Заслушав пояснения представителя ответчика, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзыва на неё, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в порядке статей 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела, 21.03.2011 между ОАО «Тюменьэнергобанк» (далее - Цедент) в лице представителя конкурсного управляющего ГК «Агентство по страхованию вкладов» и ЗАО «Сургутнефтегазбанк» (далее - Цессионарий) был заключён договор уступки прав требований (цессии) № 15/03/93-1 (далее - договор цессии) (л.д. 20-38), в соответствии с условиями которого по результатам продажи имущества ОАО «Тюменьэнергобанк» посредством публичного предложения в период с 14.02.2011 по 15.03.2011 Цедент уступает Цессионарию (Победителю торгов по лоту № 93 «Ипотечные кредиты (Тюменская область)») принадлежащие Цеденту права требования к физическим лицам в соответствии с перечнем в Приложении № 1 к настоящему Договору (далее - Должники) в объёме и содержании, указанными в пункте 1.2. настоящего Договора (далее - Права требования).

Права требования принадлежат Цеденту на основании Кредитных договоров, заключенных между Цедентом и Должниками и указанных в Приложении № 1 к настоящему Договору (далее - Кредитные договоры).

В соответствии с пунктом 1.2. договора цессии права требования переходят к Цессионарию в том объёме и на тех условиях, которые установлены кредитными договорами и существовали по состоянию на 15.03.2011.

В приложении № 1 к договору цессии по состоянию на 15.03.2011 сумма задолженности Кручинина Ю.Г. равна 615884 руб. 92 коп., Шевелевой Е.В. - 1 171924 руб. 36 коп.

В соответствии с актом приёма-передачи документов от 23.03.2011 к договору цессии ОАО «Тюменьэнергобанк» передало ЗАО «Сургутнефтегазбанк» оригиналы документов, которые удостоверяют и подтверждают действительность уступленных прав требования к должникам, в том числе к Кручинину Ю.Г. и Шевелевой Е.В. (пункты 31, 90 перечня). При этом Цессионарий подтвердил отсутствие претензий к Цеденту по принятым им документам (пункт 2 акта приёма-передачи) (л.д. 39).

Решением Курганского городского суда Курганской области от 20.09.2010 по делу № 2-6033/10 (л.д. 49-54) удовлетворены исковые требования Шевелевой Е.В. к ОАО «Тюменьэнергобанк», признан недействительным пункт 2.2. кредитного договора № 1016, заключённого 15.05.2008 между ОАО «Тюменьэнергобанк» и Шевелевой Е.В. с даты подписания. На ОАО «Тюменьэнергбанк» возложена обязанность произвести перерасчёт суммы основного долга по кредитному договору путём уменьшения на сумму уплаченной комиссии за ведение ссудного счёта с даты подписания кредитного договора.

Определением Курганского городского суда Курганской области от 24.08.2011 произведена замена должника ОАО «Тюменьэнергобанк» на правопреемника ЗАО «Сургутнефтегазбанк» (л.д. 55-57).

Решением Ленинского районного суда г. Тюмени от 12.05.2010 по делу № 2-2959/2010 признано недействительным условие кредитного договора № 941 от 27.06.2007 между Кручининым Ю.Г. и ОАО «Тюменьэнергобанк» о внесении банку платы за ведение ссудного счёта. ОАО «Тюменьэнергобанк» обязано зачесть Кручинину Ю.Г. внесённую сумму в размере 122358 руб. 39 коп. в счёт основной задолженности по кредиту и выдать истцу уточнённый график платежей по кредиту.

Определением Ленинского районного суда г. Тюмени от 30.09.2011 произведена замена должника на ЗАО «Сургутнефтегазбанк» (л.д. 58-61).

Как следует из выписок истца по Шевелевой Е.В. и Кручинину Ю.Г. (л.д. 69-70) на основании судебных актов на их счёт зачислено истцом 116704 руб. и 122358 руб. 39 коп., соответственно, всего 239062 руб. 39 коп.

Истец обратился в арбитражный суд с настоящим требованием к ответчику, поскольку истцу при заключении договора цессии не было известно о принятых судебных актах, в этом случае истец приобрёл бы право требования в меньшем размере.

По расчёту истца, изложенному в исковом заявлении, к взысканию с ответчика им предъявлена разница переплаты за уступленные права требования по кредитным договорам в размере 187 439 руб. 82 коп., сумма которой определена с учётом дисконта (0,7840624).

Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в соответствии со статьёй 71 АПК РФ, пришёл к выводу об удовлетворении исковых требований, с которым суд апелляционной инстанции соглашается исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу пункта 2 статьи 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

По смыслу статьи 382 ГК РФ кредитор может передать другому лицу только существующее право требования.

Уступаемое право признаётся действительным при одновременном наличии следующих условий: оно существует юридически и фактически; оно принадлежит цеденту; цедент управомочен на совершение уступки.

Из материалов дела, в частности, из судебных актов суда общей юрисдикции, на которые в обоснование своих требований ссылается истец, усматривается, что обязательства заёмщиков Кручинина Ю.Г. и Шевелевой Е.В. по кредитным договорам признаны судом недействительными в части оплаты комиссии за ведение ссудного счёта. На истца, как на правопреемника ответчика, возложена обязанность осуществить перерасчёт суммы задолженности по кредитным договорам путём уменьшения его на сумму комиссии за ведение ссудного счёта, что в рассматриваемом случае истец и выполнил.

Таким образом, материалы дела свидетельствуют о том, что на дату заключения договора цессии 21.03.2011 в отношении заёмщиков ответчика Шевелевой Е.В. и Кручинина Ю.Г. были приняты судебные акты, устанавливающие обязанность ответчика произвести перерасчёт суммы основного долга по кредитным договорам путём уменьшения на сумму уплаченной комиссии за ведение ссудного счёта.

Однако ответчиком при заключении договора цессии истцу были переданы права и обязанности по кредитным договорам в полном объёме.

В связи с чем передачу ответчиком прав требований, вытекающих из кредитных договоров, в той части, по которым судом общей юрисдикции были признаны недействительными пункты кредитных договоров, возлагающие на заёмщиков обязанность оплаты комиссии за ведение ссудного счёта, нельзя расценивать как передачу действительного права в указанной части в соответствии со статьёй 382 ГК РФ.

Законом установлены специальные последствия для кредитора (цедента) в случае передачи им недействительного права требования по договору цессии.

Такие последствия представляют собой гражданско-правовую ответственность, предусмотренную в статье 390 ГК РФ, согласно которой первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Правило об ответственности цедента за недействительность переданного требования императивно, что исключает возможность его изменения соглашением сторон.

Отвечая за действительность, цедент не отвечает за фактическую осуществимость уступаемого права. Тем самым, закон возлагает на цессионария риск неисполнения (ненадлежащего исполнения) должником уступленного права.

Как разъяснено в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 № 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации", недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения. Недействительность данного требования является в соответствии со статьей 390 ГК РФ основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование.

Совершение сделки уступки права (требования) представляет собой исполнение цедентом возникшего из соглашения об уступке права (требования) обязательства по передаче цессионарию права (требования).

В соответствии со статьёй 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права.

По смыслу статьи 390 ГК РФ передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием понимается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право.

Из положений статьи 390 ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право.

Таким образом, исходя из вышеуказанных разъяснений Президиума ВАС РФ и вышеприведенных положений статьи 390 ГК РФ, по общему правилу цедент отвечает перед цессионарием только за действительность передаваемого права, но не за его исполнимость (не за платеж).

Это означает, что цедент в случае недействительности переданного им права требования может быть привлечён к ответственности, как например, в случае передачи цессионарию несуществующего права (требования).

Следовательно, исходя из принятых судом общей юрисдикции решений предполагается, что передача истцу не существующего (недействительного) требования в части оплаты задолженности за ведение ссудного счёта с учётом разъяснений Президиума ВАС РФ влечёт гражданско-правовую ответственность ответчика (цедента) на основании статьи 390 ГК РФ.

Поэтому обращение истца в суд с настоящим требованием правомерно.

В силу пункта 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный вред), а также неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По правилам статьи 393 ГК РФ, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков возможно при доказанности совокупности нескольких условий (основания возмещения убытков): противоправность действий (бездействия) причинителя убытков, причинная связь между противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличие и размер понесенных убытков.

Истец доказал обоснованность своих требований к ответчику.

Размер убытков определён истцом как сумма уплаченных денежных средств по соответствующим договорам с учётом применённого при заключении договора цессии дисконта.

Суд первой инстанции признал представленный истцом расчёт убытков обоснованным.

В отношении доводов жалобы ответчика о том, что претенденты на право заключения договора уступки права (требования) цессии могли беспрепятственно ознакомиться со всеми документами, в том числе с судебными актами, принятыми в отношении Шевелевой Е.В. и Кручинина Ю.Г., суд апелляционной инстанции отмечает, что наличие такого права у претендентов не означает, что истец тем самым лишён права на заявление настоящего требования к ответчику.

В силу закона на ответчика возлагается ответственность за продажу несуществующего права (требования), которым в рассматриваемом случае продажа признанного судом недействительного условия кредитных договоров об обязанности заёмщиков производить оплату комиссии за введение ссудного счёта.

Ссылка ответчика на то обстоятельство, что в ходе конкурсного производства ответчик не имел предусмотренной законом возможности осуществить уменьшение задолженности Кручинина Ю.Г., Шевелевой Е.В. путём зачёта на сумму уплаченной комиссии за ведение ссудного счёта, судом не принимается, поскольку ответчик должен был передать новому кредитору права требования к заёмщикам только в том фактическом объёме, которые у него имелись к ним по состоянию на дату заключения договора цессии.

В отношении доводов жалобы ответчика о том, что истец произвёл расчёт убытков исходя из определённого сторонами дисконта и в последующем применённого при заключении договора цессии, что, по его мнению, является необоснованным и недоказанным, суд апелляционной инстанции отмечает, что именно в с применением указанного дисконта размер требований истца уменьшен по сравнению с суммой, фактически им зачисленной на счета заёмщиков во исполнение судебных актов суда общей юрисдикции.

Ответчик в апелляционной жалобе указывает на то, что произведённый истцом расчёт основан на нормах Положения о правилах ведения бухгалтерского учёта в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации от 26.03.2007 № 302-П, регулирующего порядок бухгалтерского учёта в кредитных организациях. В то же время ответчик никак не обосновывает, каким образом применение такого способа в порядке статьи 4 АПК РФ нарушает права и законные интересы ответчика, если, как указывалось выше, за счёт того же дисконта размер убытков (ответственности ответчика) стал меньше.

Ссылка ответчика на отсутствие в соглашениях от 01.12.2011 к кредитному договору № 941 от 27.06.2007, заключённому с Кручининым Ю.Г., № 1016 от 15.03.2008, заключённому с Шевелевой Е.В., условия об исключении из кредитных договоров условия о взимании комиссии за ведение ссудного счёта, судом не принимается, поскольку данные обстоятельства не относятся к предмету настоящих требований.

Требования истца к ответчику основаны на вступивших в законную силу судебных актах суда общей юрисдикции, согласно которым истец произвёл перерасчёт суммы задолженности заёмщиков Шевелевой Е.В. и Кручинина Ю.Г. путём уменьшения размера их задолженности за счёт исключения уплаченной ими комиссии за ведение судебного счёта.

Кроме этого, из материалов дела усматривается, что истцом заключены соответствующие соглашения с Кручининым Ю.Г. и Шевелевой Е.В. 01.12.2011 и 30.01.2012 к кредитным договорам «План возврата кредита и уплаты процентов», из которых не следует обязанность заёмщиков производить уплату комиссии за ведение ссудного счёта (л.д. 102-111).

С учётом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда. Нормы материального права судом первой инстанции при разрешении спора были применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.

Апелляционная жалоба ответчика удовлетворению не подлежит.

Расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 000 руб. при подаче апелляционной жалобы в связи с отказом в её удовлетворении суд апелляционной инстанции по правилам статьи 110 АПК РФ относит на подателя жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2012 по делу № А70-1149/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Cибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий

     Т.П. Семёнова

     Судьи

     Е.В. Гладышева

     О.В. Зорина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А70-1149/2012
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 июля 2012

Поиск в тексте