• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АМУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 сентября 2011 года Дело N 33-4141/2011
 

02 сентября 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда в составе:

председательствующего Абрамовой С.А.,

судей коллегии Калиниченко Т.В., Бурова Э.А.,

при секретаре Перепелициной Л.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Благовещенске гражданское дело по кассационным жалобам Батуриной Г.С., Батуриной Е.Н., представителя МУЗ «Зейская центральная районная больница им. Б.Е. Смирнова»- Лисица Д.Н. на решение Зейского районного суда Амурской области от 16 июня 2011 года.

Заслушав дело по докладу судьи Калиниченко Т.В., объяснения представителя Батуриной Е.Н., Батуриной Г.С. - Пасечник А.А., действующего по ордеру №., представителя ОАО «ДРСК» - Лесковой Л.И., действующей по доверенности <***>., ОАО «ДЭК» Головенко Ю.В., действующей по доверенности <***>., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Истцы Батурина Е.Н., Батурина Г.С. обратились в суд с иском, в обоснование которого указали, что <20**> г. умер их отец и муж Б. Полагают, что смерть Б. вызвана допущенными нарушениями со стороны медицинских работников - врача медицинского пункта ОАО «Дальневосточная распределительная сетевая компания» Григор Н.Р., врача кардиолога Аланкиной А.П., врачей скорой помощи Омельченко И.Г., Ивановой М.В., врача Зейской ЦРБ Колесова Д.А. Просили взыскать солидарно с МУЗ «Зейская ЦРБ» и ОАО «Дальневосточная распределительная сетевая компании» компенсацию морального вреда в размере <***> рублей по <***> рублей в пользу каждого.

В судебном заседании истец Батурина Е.Н. и представитель истцов Пасечник А.А. на доводах иска и требованиях настаивали, указали, что нарушения со стороны медицинских работников вызвали преждевременную смерть Б. Истец Батурина Г.С. в судебное заседание не явилась.

Представитель ответчика МУЗ «Зейская ЦРБ» в судебном заседании иск не признала, указала, что экспертными заключениями действительно выявлены нарушения при оказании медицинской помощи Б., однако данные нарушения не находятся в причинно-следственной связи со смертью Б.

Представители ответчика ОАО «Дальневосточная распределительная сетевая компания» в судебном заседании иск не признали, считали себя ненадлежащим ответчиком. Также указали, что экспертиза не подтвердила причинно-следственную связь между качеством медицинской помощи и смертью Б.

Представитель привлеченного судом к участию в деле ответчика ОАО «Дальневосточная энергетическая компания» требования не признал, суду пояснил, что вины между действиями медицинского работника Григор Н.Р. и смертью Б. не имеется.

Привлеченные судом к участию в деле в качестве третьих лиц Колесов Д.А., Аланкина А.П., Григор Н.Р. в судебном заседании требования истцов полагали необоснованными. Третьи лица Иванова М.В., Омельченко И.Г. в судебное заседание не явились.

Решением Зейского районного суда Амурской области от 16 июня 2011 года требования истцов удовлетворены частично, с МУЗ «Зейская Центральная районная больница им. Б.Е.Смирнова» в пользу Батуриной Е.Н. и Батуриной Г.С. взыскана компенсация морального вреда по <***> рублей каждой.

В кассационной жалобе Батурина Е.Н. и Батурина Г.С. не согласны с решением суда в части размера взысканной компенсации морального вреда.

В кассационной жалобе главный врач МУЗ «Зейская ЦРБ» просит решение отменить, считает, что оснований для компенсации морального вреда не имеется.

В возражениях на кассационную жалобу Батуриной Е.Н., Бутариной Г.С. главный врач МУЗ «Зейская ЦРБ» просит решение суда отменить, а кассационную жалобу истцов оставить без удовлетворения.

В суде кассационной инстанции представитель истцов настаивал на удовлетворении кассационной жалобы и принятии нового решения об удовлетворении требований в полном объеме. Представители ОАО «ДРСК», ОАО «ДЭК» полагали решение суда законным и обоснованным.

Иные лица, участвующие в деле, в суд кассационной инстанции не явились, извещения о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы направлены в их адрес заблаговременно по адресам места нахождения и места жительства, в соответствии с частью 2 статьи 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле, не является препятствием к рассмотрению дела.

Проверив решение суда первой инстанции в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 68 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1 в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с ч. 1 ст. 66 настоящих Основ, в силу которой в случаях причинения вреда здоровью граждан виновные обязаны возместить потерпевшим ущерб в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой (гл. 59) и ст. 151 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, которая в соответствии со статьей 1101 осуществляется в денежной форме.

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Положениями пунктов 1 и 3 ст. 1064 ГК РФ установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Судом установлено, подтверждается материалами дела, что Б. работал в должности <***> отделения «Амурэнергосбыт» «Амурэнерго», начиная с <20**> г. во время обязательных утренних медицинских осмотров высказывал жалобы на состояние здоровья врачу медицинского пункта Григор Н.Р., являющейся работником ОАО «ДЭК», которой <20**> г. был выставлен диагноз: «<***>», назначено лечение. В последующем в ноябре <20**> г. Б. неоднократно посещал врача-кардиолога МУЗ «Зейская ЦРБ», проведено обследование, установлен диагноз: «<***>», назначено лечение. При повторном осмотре 27.11.<20**> г. выявлено выздоровление по <***>, поставлен диагноз «<***>». 25 декабря <20**> г. ввиду ухудшения состояния здоровья Б. была вызвана скорая помощь, врачами которой установлен прежний диагноз, назначено лечение. 26 декабря <20**> г. бригадой скорой медицинской помощи Б. доставлен в стационар Зейской ЦРБ с диагнозом «<***>» 27.12.<20**> г. констатирована смерть Б.

Удовлетворяя исковые требования истцов в части, суд первой инстанции оценил представленные доказательства и пришел к обоснованному выводу о том, что причинно-следственной связи между качеством оказанной больному Б. медицинской помощи и его смертью, вины медицинских работников в смерти Б. не установлено, однако имеются дефекты при оказании медицинской помощи в ходе наблюдения и лечения Б., исходя из объема и характера которых, их влияния на смерть Б. был определен размер компенсации морального вреда

Данные выводы суда подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами: медицинскими документами Б., актом № экспертной оценки качества медицинской помощи Б., заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы № от 28.02.2011 г., проведенной ГБУ здравоохранения <***> «<***> областное бюро судебно-медицинской экспертизы», из совокупного анализа которых следует, что на догоспитальном этапе и в стационаре при оказании медицинской помощи Б. были допущены дефекты, однако данные дефекты не являлись прямой причиной смерти Б., непосредственной причиной смерти Б. явился <диагноз>.

При определении размера компенсации морального вреда суд правильно принял во внимание семейные и родственные связи истцов с Б., наличие неблагоприятных последствий некачественным оказанием медицинской помощи, судом также учтен и тот факт, что вред Б. был причинен по неосторожности, а дефекты оказания медицинской помощи не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью Б. Оснований полагать, что размер компенсации определен судом с нарушением требований закона, не имеется и доводы кассационной жалобы Батуриной Г.С., Батуриной Е.Н. не могут быть приняты судебной коллегией.

Правовая позиция ответчика, изложенная в кассационной жалобе, основывается на недоказанности наличия причинно-следственной связи между качеством оказанной медицинской помощи и смертью Б., не доказанности вины медицинских работников в причинении вреда здоровью Б.

Вместе с тем с такой позицией судебная коллегия согласиться не может в силу следующего.

В соответствии со ст. 20 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, при заболевании, утрате трудоспособности и в иных случаях граждане имеют право на медико-социальную помощь, которая включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособия по временной нетрудоспособности.

Факт ненадлежащего оказания ответчиком лечебно-диагностической помощи, выразившийся в непринятии необходимых мер по своевременному выявлению заболевания и назначении радикального лечения установлен судом, между нарушениями, которые допущены работниками ответчика и теми негативными последствиями (отсутствие надлежащего обследования и лечения, недооценка тяжести состояния больного при прогрессировании болезни), которые наступили вследствие этого, имеется причинно-следственная связь.

Установив наличие состава гражданско-правовой ответственности, суд правомерно удовлетворил исковые требования истцов, взыскав с МУЗ «Зейская центральная больница им. Б.Е. Смирнова» в пользу истцов компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что судом при рассмотрении дела правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального права, регулирующие возникшие отношения, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, нарушения норм процессуального закона не допущено, в связи с чем предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Зейского районного суда Амурской области от 16 июня 2011 года оставить без изменения, а кассационные жалобы Батуриной Е.Н., Батуриной Г.С., представителя МУЗ «Зейская центральная районная больница имени Б.Е. Смирнова» Лисица Д.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи коллегии:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4141/2011
Принявший орган: Амурский областной суд
Дата принятия: 02 сентября 2011

Поиск в тексте