• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 октября 2012 года Дело N 33-7310
 

Нижний Новгород 26 октября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего Паршиной Т.В.

судей Корниловой О.В, Кочетковой М.В.

при секретаре Ложкиной М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2012 года гражданское дело

по апелляционной жалобе Межеваловой Н.А.

на решение Выксунского городского суда Нижегородской области от 14 июня 2012 года

по иску Межеваловой Н.А. к Государственному учреждению - Управление пенсионного фонда РФ по городскому округу городу Выкса Нижегородской области, ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области» о признании права на досрочную пенсию,

заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Паршиной Т.В., объяснения Межеваловой Н.А, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

УСТАНОВИЛА:

Межевалова Н.А. обратилась в суд с иском ГУ-УПФР по Выксунскому району о признании решения комиссии ГУ-УПФР по Выксунскому району об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья незаконным, включении в трудовой стаж, дающий право на досрочную пенсию периодов работы:

- с 16.07.1990 г. по 13.11.1994 г. - в должности фельдшера по приему вызовов станции скорой и неотложной медицинской помощи города <...>;

- с 04.03.1999 г. по 31.12.1999 г. - в должности фельдшера выездной бригады в Коммунальном государственном казенном предприятии станции скорой и неотложной медицинской помощи г. <...> республики <...>;

- с 10.01.2006 г. по 30.06.2011 г. - в должности помощника санитарного врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологическом отделе ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области»;

- с 01.07.2011 г. по 31.12.2011 г. - в должности помощника санитарного врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологическом отделе ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области в Вознесенском, Выксунском, Кулебакском, Навашинском районах».

Свои требования истица мотивировала следующим.

13 января 2012 года она обратилась к ответчику с заявлением о назначении трудовой пенсии, решением комиссии при Управлении Пенсионного фонда РФ по Выксунскому району №<...> от 21.02.2012г. в досрочном назначении пенсии отказано ввиду недостаточности стажа.

Межевалова Н.А. указывает, что работа на территории государств-участников СНГ подлежит включению в стаж после 13 марта 1992 года (после подписания Соглашения от 13.03.1992г. «О гарантиях прав граждан государств-участников Содружеств Независимых государств в области пенсионного обеспечения»). Кроме того, при рассмотрении вопроса о включении в специальный стаж периода работы в должности помощника санитарного врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологическом отделении, необходимо учитывать выполнение ею фактических функций должности помощника санитарного врача по гигиене питания, которая согласно спискам подлежит включению в специальный стаж

Решением Выксунского городского суда Нижегородской области от 14 июня 2012 года включено в специальный стаж Межеваловой Н.А. право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, период работы с 16.07.1990 г. по 13.03.1992 г. в должности фельдшера по приему вызовов станции скорой и неотложной медицинской помощи г. <...> Республики <...>. В остальной части отказано.

В апелляционной жалобе Межеваловой Н.А. поставлен вопрос об отмене решения в части отказа в удовлетворении иска о включении в специальный стаж периода работы с 13.03.1992г. по 13.11.1994г., с 04.03.1999г. по 31.12.1999г., с 10.01.2006г. по 30.06.2011г., с 01.07.2011г. по 31.12.2011г.

Заявительница выразила несогласие с выводом суда об отказе включения в специальный стаж периода работы в государстве-участнике СНГ - республике <...> после вступления в силу Соглашения от 13 марта 1992 года «О гарантиях прав граждан государств-участников Содружества Независимых государств в области пенсионного обеспечения», в обоснование указав, что данный период подлежит включению на основании Письма Министерства социальной защиты населения Российской Федерации от 31.01.1994г. В обоснование довода о необоснованности отказа включения в стаж периода работы в должности помощника санитарного врача по общей гигиене, заявитель указала, что данный период подлежит включению в связи с выполнением в течение полного рабочего дня должностных функций, возложенных на помощника санитарного врача по гигиене питания, стаж работы в должности которой, согласно спискам подлежит включению в специальный стаж.

В судебное заседание апелляционной инстанции представители Государственного учреждения - Управление пенсионного фонда РФ по городскому округу городу Выкса Нижегородской области, ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области» не явились, извещены в соответствии с требованиями положений главы 10 ГПК РФ.

В случае неявки в суд апелляционной инстанции лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения апелляционных жалобы, представления, вопрос о возможности проведения судебного разбирательства в отсутствие таких лиц решается судом апелляционной инстанции с учетом положений статьи 167 ГПК РФ.

Суд апелляционной инстанции вправе рассмотреть дело по апелляционным жалобе, представлению в отсутствие лиц, участвующих в деле, если в нарушение части 1 статьи 167 ГПК РФ такие лица не известили суд апелляционной инстанции о причинах своей неявки и не представили доказательства уважительности этих причин или если признает причины их неявки неуважительными.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу без участия не явившихся лиц, поскольку имеются сведения их надлежащего извещения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 39 ГПК Российской Федерации, с учетом ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, по смыслу которой повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела, и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения заявителя жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Отказывая в обжалуемой части Межеваловой Н.А. во включении в стаж периода работы на территории республики <...> в с 14.03.1992г. по 31.12.1999г., с 04.03.1999 г. по 31.12.1999 г,, а также периодов работы на территории Российской Федерации с 10.01.2006 г. по 30.06.2011 г., с 01.07.2011 г. по 31.12.2011 г., суд первой инстанции исходил из недоказанности указанных фактов.

Кроме этого, отказывая включать в специальный стаж истца после 13 марта 1992 года период работы в республике <...>, суд первой инстанции сослался на Соглашение от 13 марта 1992 г. «О гарантиях прав граждан государств-участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения», из буквального толкования пункта 2 статьи 6 которого следует, что для установления права на пенсию гражданам государств-участников Соглашения учитывается трудовой стаж, приобретенный за весь период существования СССР вплоть до распада 12 декабря 1991г., а после распада этих государств - до 13 марта 1992 г.

Судебная коллегия в этой связи указывает следующее.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.06.2004г. №11-П указано, что, определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе устанавливать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.). Такая дифференциация должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19 части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданы, обоснованы, преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. В сфере пенсионного обеспечения соблюдения принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях).

В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости предоставлено лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Законодатель в целях определения круга лиц, имеющих право на пенсию по рассматриваемому основанию, утвердил специальную норму в пункте 2 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ, согласно которой списки должностей и учреждений, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Во исполнение подпункта 20 пункта 1 и пункта 2 статьи 27 названного Федерального закона постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 утверждён Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее по тексту - Список).

Судом апелляционной инстанции установлены следующие юридически значимые обстоятельства по делу.

13 января 2012 года Межевалова Н.А. обратилась в пенсионный орган с заявлением о досрочном назначении ей пенсии в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья. Решением комиссии при Управлении Пенсионного фонда РФ по Выксунскому району №<...> от 21.02.2012г. Межеваловой Н.А. было отказано ввиду отсутствия требуемого специального стажа. Ответчик указал, что на момент обращения за пенсией у Межеваловой Н.А. имелся специальный стаж работы - 19 лет 00 месяцев 27 дней (л.д.13-15).

Из трудовой книжки истца Межеваловой Н.А. следует, что она в спорные периоды работала:

1) с 16.07.1990 г. по 13.11.1994 г. в должности фельдшера по приему вызовов станции скорой и неотложной медицинской помощи города <...>;

2) с 04.03.1999 г. по 31.12.1999 г. - в должности фельдшера выездной бригады в Коммунальном государственном казенном предприятии станции скорой и неотложной медицинской помощи г. <...> республики <...>;

3) с 10.01.2006 г. по 30.06.2011 г. - в должности помощника санитарного врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологическом отделе ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области»;

4) с 01.07.2011 г. по 31.12.2011 г. - в должности помощника санитарного врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологическом отделе ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области в Вознесенском, Выксунском, Кулебакском, Навашинском районах» (л.д.16-28).

Судом первой инстанции установлено, что спорные периоды с 14.03.1992г. по 31.12.1999г., с 04.03.1999 г. по 31.12.1999 г. - это периоды работы истца Межеваловой Н.А. на территории другого государства - республики <...>.

Вопросы в области пенсионного обеспечения граждан государств-участников Содружества Независимых Государств урегулированы Соглашением от 13 марта 1992 г. «О гарантиях прав граждан государств-участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения», в статье 1 которого указано, что пенсионное обеспечение граждан государств-участников настоящего Соглашения и членов их семей осуществляется по законодательству государства, на территории которого они проживают.

В целях пенсионного обеспечения в Российской Федерации приняты Федеральный закон от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» и другие нормативные акты, которые предусматривают право граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства на трудовую пенсию в случае приобретения необходимого страхового стажа в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации или международными договорами Российской Федерации, либо в случае уплаты страховых взносов в Пенсионный Фонд Российской Федерации (ст. ст. 1, 3, 10, 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ст. ст.7, 29 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»).

В силу пункта 2 статьи 6 вышеназванного Соглашения от 13 марта 1992 г. для установления права на пенсию, в том числе пенсий на льготных основаниях и за выслугу лет, гражданам государств-участников Соглашения учитывается трудовой стаж, приобретённый на территории любого из этих государств, а также на территории бывшего СССР за время до вступления в силу настоящего Соглашения, то есть до 13 марта 1992 года.

Территориальный отдел пенсионного фонда, отказывая истцу включать указанные периоды в специальный стаж, указал, что период с 16.07.1990г. по 13.11.1994г. не подлежит зачету в специальный стаж, так как Списками должность не предусмотрена и отсутствуют документы, подтверждающие занятие лечебной деятельности, период с 04.03.1999г. по 31.12.1999г. - в должности фельдшера выездной бригады в Коммунальном государственном казенном предприятии станция скорой и неотложной медицинской помощи г.<...> республики <...> - согласно Списков и правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002г. №781 предусмотрены учреждения здравоохранения, в которых осуществляется лечебная и иная деятельность по охране здоровья населению. Вышеизложенные Списки в разделе «Наименование учреждений» не содержат такое наименование как Коммунальное государственное казенное предприятие станция скорой и неотложной медицинской помощи. При этом, как следует из служебного письма пенсионного фонда в специальный стаж истца были включены периоды работы на территории республики <...> и после 13 марта 1992 года, а именно с 14.11.1994г. по 03.03.1999г. - в должности фельдшера выездной бригады станции скорой и неотложной медицинской помощи города <...> республики <...>, с 01.01.2000г. по 31.12.2001г. - в должности фельдшера выездной бригады <...> областного территориального центра медицины катастроф г.<...> республики <...>. Между тем, указанное судом первой инстанции не учтено, что привело к несоответствию выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Межевалова Н.А., обращаясь в суд с иском, указала, что в соответствии с письмом Министерства социальной защиты населения Российской Федерации от 31 января 1994 года №1-369-18, при назначении пенсии гражданам, прибывшим в Россию из государств-участников Соглашения от 13.03.1992 года учитывается трудовой стаж, приобретённый на территории бывшего СССР за время до 13 марта 1992 года, а также после этой даты на территории государств-участников Соглашения от 13.03.1992 года.

Кроме этого, из Распоряжения Правления Пенсионного фонда РФ от 22 июня 2004 года №99-Р «О некоторых вопросах осуществления пенсионного обеспечения лиц, прибывших на место жительства в Российскую Федерацию из государств-республик бывшего СССР» следует, что признается возможность включения в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии, трудового стажа работы на территории государств-участников СНГ после 13 марта 1992 года при условии уплаты страховых взносов в соответствующие органы указанных государств.

Таким образом, включение пенсионным фондом периодов после вступления Соглашения от 13 марта 1992 года, свидетельствует о том, что заявитель добровольно признаёт возможность включения в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии, трудового стажа работы на территории государств-участников Содружества Независимых Государств не только за период до 13 марта 1992 года, но и после этой даты.

С учётом установленных обстоятельств, судебная коллегия считает, что

спорные периоды работы истца с 14.03.1992г. по 13.11.1994г., с 04.03.1999г. по 31.12.1999г. должны быть включены судом в стаж для досрочного назначения пенсии в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Кроме того, в целях проверки доводов апелляционной жалобы заявителя, судебной коллегией в рамках подготовки к апелляционному рассмотрению жалобы заявителя приняты новые доказательства по делу.

Согласно абзаца второго части 1 статьи 327.1 ГПК РФ и разъяснений, содержавшихся в пунктах 12, 30 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» следует, что суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Так из представленных справок Коммунального государственного предприятия на праве хозяйственного ведения «Областной центр скорой медицинской помощи» акимата <...> области Министерства здравоохранения Республики <...>, следует, что данное предприятие подтверждает факт уплаты за истца страховых взносов на пенсионное обеспечение.

Ссылки пенсионного фонда, послужившие основанием для отказа пенсионным органом для включения периодов работы в республике <...>в специальный стаж, основаны на ошибочном толковании норм пенсионного законодательства, на основании которых производится оценка пенсионных прав лица, обратившегося с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, ввиду следующего.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требование истицы о включении периода работы в должности фельдшера по приёму вызовов станции скорой и неотложной медицинской помощи города <...> с 16.07.1990г. по 13.02.1992г, обоснованно указал, что согласно действовавшему до 1 октября 1993 года регулированию (Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397) работа в должности фельдшера (независимо от наименования должности) в учреждениях скорой медицинской помощи и переливания крови) включалась в стаж работы, дающий право на назначение пенсии за выслугу лет. Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N464 был утвержден новый Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, который был введен в действие на территории Российской Федерации с 1 октября 1993 года и применялся при назначении пенсии в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения.

Ссылка пенсионного органа о том, что Списки в разделе «Наименование учреждений» не содержат такое наименование как Коммунальное государственное казенное предприятие станция скорой и неотложной медицинской помощи, что послужило основанием для отказа включения периода с 04.03.1999г. по 31.12.1999г., судебной коллегией также отклоняется, поскольку статьей 3 указанного Постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N464 было предусмотрено, что в стаж, дающий право на пенсию за выслугу лет, работникам здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений засчитываются все виды лечебной и иной работы по охране здоровья населения в учреждениях (организация) и должностях, предусмотренных Списком, независимо от ведомственной подчинённости учреждений (организаций).

Принимая во внимание разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в пункте 9 Постановления «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» от 20 декабря 2005 г. N 25, судебная коллегия приходит к выводу, что спорный период работы истца с 04.03.1999г. по 31.12.1999г. подлежит включению в стаж работы, учитываемый при назначении досрочной пенсии. Несмотря на тип и организационно-правовую форму учреждения, в котором работала Межевалова Н.А. в рассматриваемый период, функции, условия и характер деятельности казенного предприятия станции скорой и неотложной медицинской помощи, не изменились, а период ее работы в должности фельдшера выездной бригады станции и неотложной медицинской помощи города <...> республики <...> с 14.11.1994г. по 03.03.1999г, был учтён пенсионным органом при исчислении стажа работы для назначения досрочной трудовой пенсии.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что критерием для определения права на досрочную пенсию, является осуществление определённых видов общественно-полезной деятельности, а не организационно-правовая форма такой деятельности с учётом наименования должности и наличие регистрации в качестве юридического лица у организации или учреждения, с которыми работник состоял в трудовых отношениях, поскольку данные обстоятельства не зависят от воли конкретного работника.

Указанное согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 04.03.2004 №81-О. Кроме этого, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, закрепляя в Федеральном законе «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда (в данном случае речь идет о лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, осуществляемой на протяжении длительного периода); при этом учитываются и различия в характере работы, функциональных обязанностях лиц, работающих на одних и тех же должностях, но в разных по профилю и задачам деятельности учреждениях и организациях. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, установление тождественности должностей и учреждений здравоохранения, с учётом работы в которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, и аналогичных должностей и учреждений (организаций), имевших ранее иные наименования, а также тождественности выполняемой работником лечебной и иной работы по охране здоровья населения, дающей право на указанную пенсию, не препятствует и положение подпункта 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», поскольку исключение такой возможности привело бы к нарушению конституционных принципов справедливости, равенства и к ограничению конституционного права на пенсионное обеспечение по старости, не обусловленному конституционно значимыми целями, закрепленными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для включения в специальный стаж истца периодов с 10.01.2006 г. по 30.06.2011 г., с 01.07.2011 г. по 31.12.2011 г. в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области в Выксунском, Вознесенском, Кулебакском, Навашинском районах» в должности помощника врача по общей гигиене, судебная коллегия указывает следующее.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 утверждён Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Так, в соответствии с указанным списком, правом на включение в специальный стаж периодов работы, дающей право на досрочное назначение пенсии обладают помощник врача-эпидемиолога, помощник врача-паразитолога, санитарного врача (врача по гигиене детей и подростков, врача по гигиене питания, врача по коммунальной медицинской профилактики). В указанный список должность помощника санитарного врача по общей гигиене не включена.

Довод жалобы заявительницы о том, что, занимая должность помощника санитарного врача по общей гигиене, она фактически выполняла должностные обязанности помощника врача по гигиене согласно должностной инструкции, и Приказа Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 №541н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения», судебной коллегий проверен.

Действительно, в соответствии с указанным квалификационным справочником нет детализации должностных обязанностей помощника врача по общей гигиене и помощника врача по гигиене питания. Между тем, как обоснованно отметил суд первой инстанции, установление условий назначения пенсий, в том числе, правил исчисления стажа, относится к полномочиям законодателя, что согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 февраля 2008 г. №93-О-О.

Ссылку заявителя жалобы на фактическое выполнение ею в спорные периоды работы, соответствующей должности помощника санитарного врача по гигиене питания, нельзя признать состоятельной, поскольку действующее законодательство, а также разъяснения пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии», не предусматривают возможности установления соответствия выполняемой работы наименованию другой должности, нежели той, на которой работал гражданин.

Установление тождества профессий входит в компетенцию Министерства здравоохранения и социального развития РФ, которые принимает соответствующий нормативный акт о тождестве, который распространяется на всех работников. В судебном порядке может быть установлено лишь тождество должности, имеющей иное или неправильное наименование, не предусмотренное списками или перечнем, наименованию должности, содержащемуся в списках учреждений, профессий и должностей, работа в которых дает право на льготное назначение пенсии. Однако, из материалов дела следует, что истцу была протарифицирована должность именно как помощника врача по общей гигиене, в связи с чем, она получала заработную плату за выполненную работу именно помощника врача по общей гигиене, а не по гигиене питания.

Однако, исходя из положений ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» возникновение права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости законодатель связывает с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в строго определённых должностях и учреждениях, а не только с определённым видом деятельности.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о включении в специальный стаж Межеваловой Н.А., дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периодов работы с 13.03.1992г. по 13.11.1994г. и 04.03.1999г. по 31.12.1999г.

Учитывая, что с учетом указанных периодов у истицы отсутствует необходимый для назначения досрочной трудовой пенсии специальный стаж, правовых оснований для назначения Межеваловой Н.А. льготной трудовой пенсии в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», не имеется.

Остальные доводы жалобы аналогичны позиции истца, поддержанной в судебных заседаниях, являлись предметом судебного рассмотрения, направлены на иную оценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить основанием к отмене оставшейся части правильного по существу решения.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Выксунского городского суда Нижегородской области от 14 июня 2012 года отменить в части отказа в удовлетворении требований включения в специальный стаж Межеваловой Н.А., дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периодов с 13.03.1992г. по 13.11.1994г., с 04.03.1999г. по 31.12.1999г.

Принять в отменённой части новое решение, в соответствии с которым:

Включить в специальный стаж Межеваловой Н.А., дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периодов:

- с 13.03.1992г. по 13.11.1994г. в должности фельдшера по приему вызовов скорой и неотложной медицинской помощи города <...>Республики <...>;

- с 04.03.1999г. по 31.12.1999г. в должности фельдшера выездной бригады в Коммунальном государственном казенном предприятии станции скорой и неотложной медицинской помощи г. <...> республики <...>.

В остальной части решение Выксунского городского суда Нижегородской области от 14 июня 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Межеваловой Н.А. без удовлетворения.

Председательствующий: Паршина Т.В.

Судьи: Корнилова О.В., Кочеткова М.В.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-7310
Принявший орган: Нижегородский областной суд
Дата принятия: 26 октября 2012

Поиск в тексте