• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КЕМЕРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 09 февраля 2012 года Дело N 22-538
 

г. Кемерово 09 февраля 2012г.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Иванищевой В.М.

судей: Понапраснова Н.А., Кулябиной А.С.

при секретаре Шабалиной К.А.

рассмотрела в судебном заседании от 09.02.2012г. кассационную жалобу адвоката на приговор Зенковского районного суда ... от ... , которым

Б., родившийся ... в ... , ... , проживающий в ... не судимый,

осужден по ч.1 ст.318 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком 1 год, с возложением обязанностей.

Постановлено взыскать с Б. в пользу З. в счёт возмещения морального вреда - ... .

Заслушав доклад судьи Иванищевой В.М.; объяснение адвоката Каплановой В.О., поддержавшей кассационную жалобу; мнение прокурора Лебедевой Т.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Б. приговором осужден за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступление совершено ... в ... при установленных в судебном заседании и изложенных в приговоре обстоятельствах.

Этим же приговором осужден Ш., в отношении которого приговор не обжалован.

В кассационной жалобе адвокат Холманский С.А. в защиту интересов Б. просит приговор отменить, считая его незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Ссылается на то, что в приговоре не указано, какие конкретно противоправные действия и нарушения общественного порядка Б. требовал прекратить потерпевший; никаких процессуальных документов работниками ППС, в частности З. и его напарником М. в отношении Б. и Ш. не составлялось, и стороной обвинения в суд не представлено. Какие именно нарушения общественного порядка имели место, или якобы были совершены Б. и Ш., известно только из показаний самих З. и Ш.. Судом такие обстоятельства не выяснялись, и была принята за основу только позиция обвинения.

Указывает, что судом не исследовалось наличие телесных повреждений у Б. и Ш.. В материалах дела имеются заключения СМЭ всех троих: Б., Ш. и З.; следователем и судом необоснованно и без достаточной мотивировки были отклонены его ходатайства о проведении дополнительной СМЭ в отношении потерпевшего для разрешения вопроса о возможности получения им телесного повреждения в виде ссадины на правой верхней части лица при обстоятельствах, указанных как им самим, так и другими свидетелями обвинения... «вцепившись друг в друга, покатились по земле несколько десятков метров…»; нет суждений о наличии телесных повреждений и у осужденных, в частности, у Б. были телесные повреждения в виде ушиба головного мозга (закрытая черепно-мозговая травма), ушибы мягких тканей лица, раны на запястьях, которые названы телесными повреждениями на предплечьях; в протоколе ознакомления с заключением СМЭ по Б. он написал ходатайство о проведении дополнительной СМЭ, однако суд указал, что защитник при ознакомлении с заключением СМЭ по Б. никаких замечаний не высказывал.

Также указывает, что протоколы допросов свидетелей М., Т., К. и Т. практически слово в слово повторяют один протокол.

Ссылается также на то, что суд не исследовал обстоятельства противоправности действий Б. и Ш., а именно: в чём конкретно выразились эти действия, и как эти действия Б. и Ш. нарушали общественный порядок на территории ... парка, и были ли вообще таковые действия; показания свидетелей обвинения противоречивы, и не дают чёткой картины происходящих событий; не дана юридическая оценка обстоятельствам получения телесных повреждений самими осужденными; никак не объясняется то обстоятельство, что потерпевшему З., согласно обвинению, было нанесено такое количество ударов кулаками по лицу и ногами по телу, а у него имелась всего одна ссадина на лице. А у Б., которого никто не бил, имеется ЧМТ, ушиб мягких тканей лица и раны на запястьях рук. Считает, что при таких обстоятельствах наиболее вероятна версия самих осужденных Б. и Ш., однако суд принял версию обвинения, что именно при таких обстоятельствах и было совершено инкриминируемое Б. преступление.

В возражении на кассационную жалобу адвоката государственный обвинитель Рудякова Л.Г. считает её доводы несостоятельными и просит оставить жалобу без удовлетворения, а приговор - без изменения, полагая его законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационной жалобы адвоката, судебная коллегия оснований к отмене приговора не усматривает.

Вина Б. установлена совокупностью исследованных в судебном заседании и приведённых в приговоре доказательств, а именно: данными из показаний потерпевшего З., свидетелей М., Т., К., М., Т., Д., И., а также данными из письменных материалов уголовного дела, в том числе заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего З.

Суд в полном объёме исследовал все представленные сторонами доказательства, дал им надлежащую оценку с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в том числе оценил доводы в защиту Б. и в приговоре привёл мотивы, по которым отверг эти доводы, а также не принял в качестве доказательств показания подсудимых и свидетеля Е., при этом выводы суда, изложенные в приговоре, полностью соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам уголовного дела,

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего и свидетелей суд не установил и судебная коллегия их также не усматривает, так как они последовательны, подробны, логичны, согласуются друг с другом и с письменными материалами уголовного дела, дополняют друг друга и не содержат существенных противоречий, которые могли повлиять на выводы суда. В то же время доводы кассационной жалобы адвоката о том, что показания свидетелей противоречивы и не дают чёткой картины событий, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не основаны на фактических данных, конкретные противоречия в показаниях свидетелей адвокат не приводит, а судебная коллегия таковых не усматривает.

Доводы жалобы адвоката о том, что протоколы допросов свидетелей М. Т. К. и Т. практически слово в слово повторяют один протокол, судебная коллегия не оценивает, поскольку показания этих свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, судом не исследовались, в связи с чем суд на них как на доказательства в приговоре не ссылался, а принял в качестве доказательств показания свидетелей в судебном заседании.

Тот факт, что при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, не указаны конкретные нарушения общественного порядка, которые были допущены Б. и которые требовал прекратить потерпевший З., судебная коллегия не считает существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора,

поскольку из показаний потерпевшего и свидетелей, изложенных в приговоре, суть этих нарушений очевидна, судом они исследованы и не вызывают сомнений.

То обстоятельство, что З. и М. не составлялось никаких документов относительно совершённого Б., а также подсудимым Ш., нарушения общественного порядка, не свидетельствует об отсутствии указанного события, тем более что нарушение общественного порядка переросло в совершение преступления, и по данному факту было возбуждено уголовное дело в отношении Б. и Ш. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом не исследовалось наличие телесных повреждений у подсудимых, противоречат протоколу судебного заседания и приговору, поскольку из протокола судебного заседания видно, что судом исследованы заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении Б. и Ш., и в приговоре они приведены; обстоятельства причинения подсудимым телесных повреждений судом в приговоре оценены, при этом вывод суда о том, что телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью, были причинены подсудимым в результате обоснованных действий сотрудников полиции при задержании подсудимых, подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Б. имелись кровоподтёки в области предплечий (а конкретно - на запястьях), которые образовались от воздействия тупых твёрдых предметов, в срок незадолго до обращения за медицинской помощью, и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью. Указанный в медицинских документах диагноз «сотрясение головного мозга» не подтверждён какими-либо объективными признаками (л.д.129-130). Учитывая данное заключение, судебная коллегия находит необоснованными доводы жалобы адвоката о том, что у Б. имелась закрытая черепно-мозговая травма, а также ушибы мягких тканей лица и раны (а не кровоподтёки) на запястьях.

Указание суда на то, что защитник при ознакомлении с заключением СМЭ в отношении Б. никаких замечаний не высказывал, судебная коллегия находит обоснованным, поскольку в протоколе ознакомления не содержится никаких конкретных замечаний относительно выводов эксперта, а также мотивов, по которым защитник не согласен с этими выводами, изложено лишь ходатайство о проведении дополнительной СМЭ.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационной жалобы о необоснованном отклонении судом ходатайства защиты о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего для разрешения вопроса о возможности получения им ссадины на правой верхней части лица при обстоятельствах, когда потерпевший З. и Б., «вцепившись друг в друга, покатились по земле», поскольку в заключении СМЭ указан механизм причинения ссадины лобной области справа, а именно, что она образовалась от однократного воздействия

твёрдым тупым предметом. Данный вывод не противоречит показаниям потерпевшего и свидетелей, из которых следует, что Б. нанёс потерпевшему не менее двух ударов кулаком в область головы; свидетели Т. и М. также пояснили, что после этого они видели у З. ссадину на лице.

С учётом всего изложенного вывод суда о доказанности вины Б. сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Действия Б. по ч.1 ст.318 УК РФ квалифицированы судом правильно.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями ч.3 ст.60 УК РФ: с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления и личности виновного, отсутствия отягчающего и наличия смягчающих обстоятельств, установленных в судебном заседании, а также с учётом влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи. Назначенное наказание соразмерно содеянному и личности осуждённого.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 373, 378 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Зенковского районного суда ... от ... в отношении Б. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-538
Принявший орган: Кемеровский областной суд
Дата принятия: 09 февраля 2012

Поиск в тексте