• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
 

ПРИГОВОР
 

от 17 июля 2012 года Дело N 33-1061/2012
 

председательствующего Ельчаниновой Г.А.,

судей Ениславской О.Л., Орловой О.П.,

при секретаре Барановой И.Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам Романенко А.И., действующего в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Романенко Ю.А., и Романенко В.Н. на решение Великолукского городского суда Псковской области от 17 апреля 2012 год по иску Романенко А.И., Романенко В.Н., Романенко И.А. к Шитову В.А. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, которым постановлено:

«Взыскать с Шитова В.А. в пользу Романенко А.И. ущерб и судебные расходы в сумме ... рублей и в счет компенсации морального вреда причиненного несовершеннолетнему Романенко Ю.А. сумму ... рублей, а всего ... рублей.

Взыскать с Шитова В.А. в пользу Романенко В.Н. ущерб и судебные расходы в сумме ... рублей.

Романенко В.Н. и Романенко И.А. в возмещении морального вреда отказать».

Выслушав доклад судьи Орловой О.П., объяснения представителя Шитова В.А. - Шитовой Л.Ш., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, заключение прокурора Лепихиной М.Н., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Романенко А.И., действующий в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Романенко Ю.А., а также Романенко В.Н. и Романенко И.А. обратились в суд с иском к Шитову В.А. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия.

В обоснование иска указали, что 24 июля 2010 года около 12 часов 30 минут на 438 км автодороги Санкт-Петербург - Киев Шитов В.А., управлявший автомобилем «Мерседес-Бенц» в состоянии алкогольного опьянения, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем «Фольксваген-Пассат» под управлением Романенко А.И., двигавшимся во встречном направлении, в котором находились члены его семьи: жена - Романенко В.Н., сын - Романенко Ю.А., дочь - Романенко И.А.

В результате ДТП Романенко А.И. был причинен тяжкий вред здоровью в виде открытого внутрисуставного оскольчатого перелома дистального конца левой плечевой кости, локтевого отростка локтевого отростка локтевой кости со смещением отломков, рваной раны левой нижней конечности.

Приговором Великолукского городского суда от 18 ноября 2011 г., вступившим в законную силу 23 декабря 2011 года, с Шитова В.А. в пользу Романенко А.И. была взыскана денежная компенсация морального вреда в сумме ... рублей. Иски Романенко И.А. и Романенко В.Н., действовавшей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Романенко Ю.А., были оставлены по праву рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Романенко Ю.А. в результате ДТП был причинен легкий вред здоровью в виде сотрясения головного мозга, рваной раны волосистой части головы. В связи с указанными телесными повреждениями Романенко Ю.А. находился на стационарном лечении в Великолукской городской больнице в течение 5 дней, с 24.07.2010 г. по 30.07.2010 г. В сентябре 2011 г. ему был поставлен диагноз: головные боли, астенический синдром, вертебробазилярная недостаточность. Полагают, что указанные заболевания возникли в результате ДТП.

Романенко В.Н. указала, что действиями Шитова В.А. ей были причинены физические и нравственные страдания, связанные с тем, что в момент ДТП была создана реальная угроза жизни и здоровью ей и ее семье, она испытала нервное потрясение, когда на ее глазах был причинен вред здоровью мужу и сыну, продолжает испытывать нравственные страдания в связи с утратой здоровья близкими людьми, инвалидностью мужа. В результате ДТП изменился социальный статус ее семьи, нарушился привычный уклад жизни, ухудшилось психоэмоциональное состояние, появились бессонница, плаксивость, депрессивность, в связи с чем, в сентябре 2011 г. она обращалась к неврологу и по назначению врача прошла курс медикаментозного лечения.

Романенко И.А. в момент ДТП также пережила испуг, переживала за жизнь и здоровье близких ей людей, были нарушены ее планы на время летних каникул, возникла тревога и неуверенность в завтрашнем дне, поскольку единственный кормилец в семье - ее отец получил инвалидность.

В связи с изложенными обстоятельствами истцы просили взыскать с Шитова В.А. компенсацию морального вреда в пользу Романенко Ю.А. в сумме ... рублей, Романенко В.Н. - ... рублей, Романенко И.А. - ... рублей, а также расходы на оформление доверенностей и уплату государственной пошлины: в пользу Романенко А.И. - ... рублей, Романенко В.Н. - ... рублей.

В судебном заседании истцы Романенко А.И. и Романенко В.Н. заявленные требования поддержали в полном объеме.

Романенко Ю.А., привлеченный к участию в деле, заявленные требования поддержал, представил заявление, в котором просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Романенко И.А. в судебное заседание не явилась, представила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Ответчик Шитов В.А., отбывающий наказание в ИК-5, надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, представил письменные возражения, в которых выразил несогласие с иском, указал, что состояние здоровья Романенко Ю.А. не связано с телесными повреждениями, полученным в результате ДТП. Романенко В.Н. и Романенко И.А. моральный вред причинен не был. Не возражает против рассмотрения дела в его отсутствие, доверяет представлять свои интересы Шитовой Л.Ш.

Представитель ответчика - Шитова Л.Ш. исковые требования о компенсации морального вреда Романенко В.Н. и Романенко И.А. не признала, указала, что размер компенсации морального вреда Романенко Ю.А. является завышенным и не может превышать ... рублей. Просила учесть, что Шитов В.А. в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы, его семья является малоимущей, на ее иждивении находятся двое детей.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Романенко А.И. ставит вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Указывает, что при наличии противоречий в медицинских документах Романенко Ю.А., суд должен был назначить по делу дополнительную судебно-медицинскую экспертизу, однако, не сделал этого. Суд обосновал свои выводы заключением эксперта от 22.10.2010 г., при составлении которого не учитывались медицинские документы из ГБУЗ «Опочецкая районная больница», где Романенко Ю.А. был поставлен первоначальный диагноз «сотрясение головного мозга», а учитывались только медицинские документы из ГБУЗ «Великолукская городская больница», где Романенко Ю.А. проходил стационарное лечение и указанный диагноз подтвержден не был. Полагает, что судом нарушены нормы процессуального права, поскольку на обсуждение сторон не был поставлен вопрос о назначении по делу дополнительной судебно-медицинской экспертизы, суд не предложил сторонам представить дополнительные доказательства в обоснование своих требований и возражений. Считает необоснованным вывод суда о том, что Романенко Ю.А. занимался спортом и вел активный образ жизни после ДТП, поскольку указанное обстоятельство ничем не подтверждено и опровергается справкой об освобождении Романенко Ю.А. от физкультуры в период с 31 августа по 01 октября 2010 г.

Полагает заниженным размер компенсации морального вреда в пользу Романенко Ю.А., поскольку суд не учел тяжесть наступивших для его состояния здоровья последствий, а также не учел нравственные страдания Романенко Ю.А., связанные с причинением тяжкого вреда здоровью его отцу и испугом во время ДТП. Просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В апелляционной жалобе Романенко В.Н. ставит вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, неверную оценку фактических обстоятельств дела.

По мнению апеллятора, суд допустил неправильное толкование норм материального права, не учел разъяснения, содержащиеся в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в соответствии с которыми объектом неправомерных посягательств могут быть любые нематериальные блага (права на них), а перечень нравственных страданий не является исчерпывающим, что свидетельствует о праве граждан, чьи родственники получили увечья в результате ДТП, на получение компенсации морального вреда.

Считает, что суд необоснованно не признал указанные ею в исковом заявлении физические и нравственные страдания в качестве оснований для компенсации морального вреда, без достаточных оснований отверг показания свидетелей Романенко В.И. и Прищеп Ю.И., подтвердивших причинение ей порезов и ссадин в момент ДТП.

В возражениях на апелляционные жалобы представитель ответчика - Шитова Л.Ш. указывает, что размер компенсации морального вреда Романенко Ю.А. соответствует причиненному ему легкому вреду здоровью. Истцами не представлено доказательств наличия причинной связи между телесными повреждениями, полученными Романенко Ю.А. в результате ДТП, и имеющимися у него в настоящее время «головными болями, астеническим синдромом», которые, по мнению представителя ответчика, связаны с напряженной умственной нагрузкой в 10-м классе гимназии, а не с ДТП. Полагает, что суд обоснованно отказал Романенко В.Н. в иске, поскольку телесные повреждения ей причинены не были, за медицинской помощью она не обращалась. Кроме того, невозможно разграничить нравственные страдания Романенко В.Н., связанные со смертью отца, наступившей 17.10.2010 г., от нравственных страданий, связанных с ДТП, в связи с чем, просила в удовлетворении апелляционных жалоб отказать.

Иными лицами, участвующими в деле, решение суда не обжаловалось.

В соответствии с требованиями п.2 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда только в обжалуемой части.

Истцы Романенко А.И., Романенко Ю.А., Романенко В.Н. и Романенко И.А. надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения апелляционных жалоб, для участия в судебном заседании не явились, представили ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие.

Судебная коллегия с учетом мнения представителя ответчика - Шитовой Л.Ш. полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, поскольку они надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания и их неявка не препятствует разбирательству дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда в части разрешения исковых требований Романенко А.И.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что решение суда в части разрешения иска Романенко В.Н. подлежит отмене в связи с неправильным толкованием судом норм материального права и неверной оценкой обстоятельств, имеющих значение для дела.

Как установлено по делу, 24 июля 2010 года на 438 км автодороги Санкт-Петербург - Киев ответчик Шитов В.А., управлявший автомобилем «Мерседес-Бенц 200», г.р.з. ... , находясь в состоянии алкогольного опьянения, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем «Фольксваген-Пассат», г.р.з. ... , под управлением Романенко А.И., в котором также находились члены его семьи: Романенко В.Н., Романенко И.А. и Романенко Ю.А.

В результате дорожно-транспортного происшествия Романенко А.И. был причинен тяжкий вред здоровью, а Романенко Ю.А. - легкий вред здоровью.

Виновность Шитова В.А. в совершении ДТП подтверждена приговором Великолукского городского суда от 18.11.2011 г., которым с него в пользу Романенко А.И. была взыскана денежная компенсация морального вреда в размере ... рублей, гражданские иски Романенко И.А. и Романенко В.Н., действовавшей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Романенко Ю.А., были оставлены судом по праву.

В соответствии с ч.4 ст.61 ГПК РФ обстоятельства ДТП, установленные приговором Великолукского городского суда от 18.11.2011 г., вступившим в законную силу, не нуждаются в доказывании и имеют преюдициальное значение по настоящему делу.

В соответствии с п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии со ст.1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 настоящего Кодекса.

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст.1101 ГК РФ при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Разрешая исковые требования о взыскании компенсации морального вреда в пользу Романенко Ю.А., суд принял во внимание тяжесть причиненных ему телесных повреждений, учел характер физических и нравственных страданий, несовершеннолетний возраст потерпевшего, а также требования разумности и справедливости. В частности, судом учтено, что Романенко Ю.А. был причинен легкий вред здоровью, на излечении он находился в течение 5 дней, доказательств наличия у него заболеваний, связанных с полученной травмой, суду не представлено.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № от 22.10.2010 г., Романенко Ю.А. в результате ДТП была причинена «ушибленная рана височной области слева», других телесных повреждений у него не выявлено, диагноз «сотрясение головного мозга» при поступлении в Великолукскую городскую больницу клинически не подтвердился. Телесное повреждение «ушибленная рана височной области слева» повлекло за собой кратковременное расстройство здоровья и расценивается как легкий вред здоровью ( ... ).

Из медицинской карты № МУЗ «Великолукская городская больница» также следует, что на стационарном лечении Романенко Ю.А. находился в период с 24 июля по 30 июля 2010 г., т.е. в течение пяти дней, в больнице ему был поставлен диагноз: «ушибленная рана левой височной области», диагноз «сотрясение головного мозга» не подтвердился, выписан Романенко Ю.А. был в связи с выздоровлением, амбулаторное лечение ему не назначалось.

Довод апеллятора о том, что суд не учел при оценке вреда здоровью справку ГБУЗ «Опочецкая районная больница» о наличии у Романенко Ю.А. диагноза «сотрясение головного мозга», не поставил на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу дополнительной судебно-медицинская экспертизы, является несостоятельным, поскольку оснований не доверять выводам экспертного заключения от 22.10.2010 г. и диагнозу, установленному лечебным учреждением, в котором Романенко Ю.А. находился на стационарном лечении, у суда не имелось.

Кроме того, ни в рамках уголовного дела, ни в рамках настоящего дела истцы не оспаривали выводы экспертного заключения от 22.10.2010 г. и ходатайств о назначении повторной либо дополнительной судебно-медицинской экспертизы не заявляли, в связи с чем, у суда отсутствовали основания для назначения судебно-медицинской экспертизы и обсуждения данного вопроса.

В соответствии с ч.1 ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Истцами не представлено доказательств, опровергающих выводы экспертного заключения № от 22.10.2010 г., а также доказательств наличия причинно-следственной связи между полученной Романенко Ю.А. травмой и имеющимся у него заболеванием в виде «головных болей, астенического синдрома и вертебробазилярной недостаточности». Медицинскими документами Романенко Ю.А. причинная связь между указанным диагнозом и последствиями ДТП также не подтверждена.

Кроме того, как следует из справки ГБУЗ «Великолукская детская городская больница», 24.01.2012 г. Романенко Ю.А. был осмотрен врачами-специалистами, в том числе неврологом, и был признан годным к военной службе ( ... ).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда Романенко Ю.А. соответствует тяжести и характеру причиненных ему телесных повреждений, степени нравственных страданий несовершеннолетнего, фактическим обстоятельствам дела, а также требованиям разумности и справедливости, оснований для увеличения размера компенсации морального вреда судебная коллегия не усматривает.

Довод апелляционной жалобы о том, что при определении размера компенсации морального вреда суд не учел последствия ДТП для здоровья Романенко Ю.А., судебная коллегия не принимает, поскольку доказательств наличия таких последствий истцами не представлено.

Довод о том, что судом не были учтены нравственные переживания Романенко Ю.А., связанные с причинением тяжкого вреда здоровью его отцу, также не может быть принят во внимание, поскольку данных о наличии таких переживаний истцы не указывали, и в материалах дела их не имеется. Испуг и страх, пережитые Романенко Ю.А. в момент ДТП, судом при определении размера компенсации морального вреда учтены.

Довод жалобы о том, что суд неверно указал в решении о занятиях Романенко Ю.А. спортом, несостоятелен, поскольку в решении суда приведены лишь показания свидетеля Романенко В.И. о том, что его племянник летом 2010 г. «выглядел как спортивный, активный мальчик, занимался спортом», а не сделан вывод суда о занятиях Романенко Ю.А. спортом. Данное обстоятельство не повлияло на размер компенсации морального вреда.

Иные доводы апелляционной жалобы Романенко А.И. правового значения в рамках рассматриваемого спора не имеют и основанием для отмены или изменения решения суда не являются.

Вместе с тем, судебная коллегия не согласна с решением суда первой инстанции об отказе Романенко В.Н. в иске, поскольку при разрешении спора суд неправильно истолковал нормы материального права, регулирующие спорные правоотношении, а именно, ст.151 ГК РФ и разъяснения, содержащиеся в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», что привело к неверной оценке обстоятельств, имеющих значение для дела.

Так, отказывая Романенко В.Н. в иске, суд исходил из того, что ее переживания, связанные с причинением вреда здоровью ее мужу и сыну, являются закономерной и обоснованной заботой жены и матери о состоянии здоровья своих близких, в связи с чем, не являются основанием для компенсации морального вреда. Кроме того, как указал суд, ответчик не совершил никаких действий, посягающих на нематериальные блага Романенко В.Н., что также свидетельствует об отсутствии правовых основания для компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не соглашается с указанными выводами суда первой инстанции ввиду нижеследующего.

В соответствии со ст.151 ГК РФ и разъяснениями, содержащимися в п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», объектом неправомерных посягательств могут быть любые нематериальные блага (права на них) вне зависимости от того, поименованы ли они в законе или нет, предусмотрен ли соответствующий способ их защиты или нет.

В п. 2 названного Постановления указано, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

При этом перечень нравственных страданий, указанных в п.2 Постановления, не является исчерпывающим.

Как следует из материалов дела, исковые требования Романенко В.Н. о взыскании компенсации морального вреда обоснованы в том числе и тем, что действиями ответчика ей причинены нравственные страдания, связанные с причинением вреда здоровью ее мужу и сыну, длительностью лечения мужа, необратимыми последствиями ДТП для здоровья мужа, его инвалидностью, длительной утратой трудоспособности (инвалид 2 группы с 15.10.2010 г. по 31.10.2011 г.) и, как следствие, изменением социального статуса ее семьи, нарушением привычного уклада ее жизни.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены имеющимися в деле доказательствами, по существу спорными они не являются.

Вместе с тем, оснований для вывода о том, что переживания истицы являются закономерной и обоснованной заботой жены и матери о судьбе своих близких родственников, у суда не имелось.

Как следует из материалов дела, переживания истицы являются следствием неправомерных действий ответчика по причинению тяжкого вреда здоровью ее мужу, который стал инвалидом, они носят длительный характер в связи с необратимыми последствиями для здоровья мужа. Причинение тяжкого вреда здоровью близкому человеку, безусловно, свидетельствуют о нравственных страданиях истицы и о наличии оснований для компенсации ей морального вреда.

При оценке степени нравственных страданий Романенко В.Н. судебная коллегия также учитывает, что истица испытала в момент ДТП страх как за свою жизнь, так за жизнь и здоровье близких ей людей, ее психоэмоциональное состояние было усугублено еще и тем, что вред здоровью мужу и сыну был причинен у нее на глазах. Как следует из материалов дела, мужу истицы в ФГУ «РНИИТО им. Р.Р.Вредена» (г.Санкт-Петербург) было проведено «эндопротезирование левого локтевого сустава протезом фирмы «Зиммер» с цементной фиксацией» ( ... ), что также подтверждает наступление необратимых последствий для его здоровья и наличие нравственных страданий истицы в связи с утратой здоровья ее мужем.

Вывод суда об отсутствии со стороны ответчика каких-либо действий по нарушению неимущественных прав истицы также несостоятелен, поскольку основания компенсации морального вреда не предполагают наличия каких-либо действий ответчика непосредственно в отношении истца. В данном случае основанием для компенсации морального вреда является наличие причинно-следственной связи между причинением вреда здоровью близким родственникам и нарушением личных неимущественных прав истца.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с Шитова В.А. в пользу Романенко В.Н. денежной компенсации морального вреда, причиненного нравственными страданиями истицы.

При определении размера компенсации морального вреда в пользу Романенко В.Н. судебная коллегия учитывает объем и характер причиненных ей нравственных страданий, фактические обстоятельства, связанные с причинением морального вреда, и с учетом требований разумности и справедливости полагает, что соразмерной нравственным страданиям истицы является сумма в ... рублей.

Доводы Романенко В.Н. о том, что ей был причинен физический вред здоровью, судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку в медицинской документации нет данных о причинении истице каких-либо телесных повреждений. Ссылки на показания свидетелей Романенко В.И. и Прищеп Ю.И. обоснованно не приняты судом во внимание, поскольку описать телесные повреждения Романенко В.Н. они не смогли.

Тот факт, что в сентябре 2011 г. Романенко В.Н. обращалась к неврологу с жалобами на бессонницу, головокружение, плаксивость, повышенное артериальное давление, не может быть принят во внимание, поскольку диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия на фоне артериальной гипертензии», установленный неврологом ( ... ), не подтверждает наличие причинно-следственной связи между имеющимся у Романенко В.Н. заболеванием и действиями ответчика.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, исследования новых доказательств не требуется, судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа Романенко В.Н. в иске, полагает возможным постановить в этой части новое решение, которым удовлетворить исковые требования Романенко В.Н. частично и взыскать с Шитова В.А. в пользу Романенко В.Н. денежную компенсацию морального вреда в сумме ... рублей, в остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы Романенко А.И. и Романенко В.Н. - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Великолукского городского суда Псковской области от 17 апреля 2012 года в части отказа Романенко В.Н. в иске к Шитову В.А. о взыскании денежной компенсации морального вреда отменить.

Постановить в этой части новое решение, которым взыскать с Шитова В.А. в пользу Романенко В.Н. денежную компенсацию морального вреда в сумме ... рублей.

В остальной части решение Великолукского городского суда Псковской области от 17 апреля 2012 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Романенко А.И., Романенко В.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий Г.А.Ельчанинова

Судьи О.Л.Ениславская

О.П. Орлова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1061/2012
Принявший орган: Псковский областной суд
Дата принятия: 17 июля 2012

Поиск в тексте