• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 25 января 2012 года Дело N 22-60
 

г. Псков 25 января 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Псковского областного суда в составе:

председательствующего Комлюкова А.В.,

судей Лукьянова С.В. и Никитиной Л.И.,

при секретаре Павлович О.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 25 января 2012 кассационную жалобу адвоката Шевченко М.М. в интересах осужденного Шульги Н.Е. на приговор Островского городского суда от 13 декабря 2011 года,

которым Шульга Н.Е., ... ранее судимый 12 ноября 2001 г. Островским городским судом Псковской области с последующими изменениями, внесенными постановлением от 19 апреля 2004 г., по ст. ст. 161 ч.2 п.п. «а,в,г» к 4 годам лишения свободы, освобожденный 13 июля 2005 г. по отбытию срока наказания,

осужден по ст. 162 ч.3 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 декабря 2011 г. В срок отбывания наказания зачтено время содержания под стражей с 6 июля по 12 декабря 2011 г.

Заслушав доклад судьи Лукьянова С.В., адвоката Шевченко М.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Сергеевой Т.А., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шульга Н.Е. признан виновным в совершении разбоя, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни или здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Действия Шульги Н.Е. квалифицированы по ст. ст. 162 ч.3 УК РФ

В судебном заседании подсудимый в совершении указанного преступления виновным себя не признал.

В кассационной жалобе адвокат Шевченко М.М. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в связи с нарушением судом норм уголовного и уголовно - процессуального права. Указывает, что если его подзащитный и совершил инкриминируемое ему преступление, то он на момент его совершения был невменяемым, поскольку находился в состоянии патологического опьянения. При данных обстоятельствах обязательно «должна быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза опьянения». Его ходатайство о проведении экспертизы суд необоснованно отклонил, чем нарушил требования ст. ст. 21 УК РФ, 73 п.5 УПК РФ. Суд по своему трактовал тот факт, что Шульга не менее 3 раз доставлялся в больницу в связи с травмами головы. Из показаний свидетеля Р следует, что Шульга «после выпивки не помнит, что произошло с ним в период нахождения его в состоянии алкогольного опьянения». В материалах дела отсутствуют доказательства совершения преступления, именно, Шульгой. Суд, признавая Шульгу виновным в совершении преступления, необоснованно признал достоверными показания свидетеля И. Показания свидетелей Р, М являются недопустимыми. «В деле нет документа подтверждающего непричастность И. к совершению преступления. Версия об его участии в совершении преступления не проверялась». Показания потерпевшей не являются доказательствами по делу, т.к. они противоречивы. Потерпевшая со всей уверенностью не опознала Шульгу, как лицо, совершившее преступление. «Из материалов дела следует, что Шульга пил спиртное в течение суток. Однако в приговоре это не нашло отражения при описании события преступления». Суд в нарушение УПК РФ допросил в качестве свидетеля следователя, постановил приговор на предположениях. Суд не предоставил подсудимому права на участие в прениях. В процессе следствия не изымалось стекло, через которое Шульга проник или мог проникнуть в дом.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Шевченко Е.Н. выражает несогласие с изложенными в жалобе доводами, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина Шульги Н.Е. в совершении указанного преступления, подтверждается исследованными в ходе судебного заседания и подробно изложенными в приговоре доказательствами, в том числе: показаниями потерпевшей Т свидетелей И, Г, В, Н, А, Р протоколами осмотра места происшествия, протоколом предъявления лица для опознания другими материалами уголовного дела.

Потерпевшая Т. показала, что 5 июля 2011 года около 05 часов она находилась в принадлежащем ей доме, расположенном в ... когда проснулась от шума. В коридоре она увидела ранее не знакомого Шульгу Н.Е., который набросился на нее и повалил на пол, приставил к ее шее ножницы и потребовал деньги в сумме 1000 рублей, сказав, что ему нужно уехать из города. Она сказала, что даст деньги, для чего ей необходимо пройти в комнату. После этого подсудимый поднял ее с пола и, держа за кофту, а также удерживая одну руку возле ее шеи, в которой находились ножницы, потащил в комнату. Там она открыла шкаф, достала сумку, в которой находились 10000 рублей и другое имущество. Шульга Н.Е. вырвал сумку из ее рук и убежал через дверь. До указанных событий дверь в ее жилище была заперта. После ухода Шульги Н.Е. она обнаружила, что было выставлено стекло в окне чулана ее дома. Утверждала, что именно подсудимый совершил в отношении нее данное преступление, последний был ею уверенно опознан в процессе предварительного расследования.

У суда первой инстанции не было оснований не доверять показаниям потерпевшей, которая ранее подсудимого не знала, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании давала устойчивые и последовательные показания, не имеющие между собой противоречий.

Из данных показаний следует, что именно осужденный совершил на нее нападение 5 июля 2011 г., похитив ее имущество.

Таким образом, доводы стороны защиты о том, что Шульга не совершал указанного преступления, а его мог совершить И., являются надуманными.

Показания потерпевшей полностью подтверждаются: протоколом предъявления лица для опознания, из которого следует, что она опознала Шульгу как лицо, совершившее на нее нападение; показаниями свидетелей Г. и В., участвующих в качестве понятых при проведении следственного действия, согласно которым И. указал место, где находился пакет с документами; показаниями свидетеля А., из которых следует, что когда И. и Шульга Н.Е. ушли в ночь на 5 июля 2011 г. из дома, где она проживает, то И., который рассказал ей о том, что Шульга зашел к престарелой женщине и забрал у нее сумку, вернулся домой один; показаниями свидетеля Р, согласно которым И. рассказал ему о том, что когда тот с Шульгой шел по ... , последний выставив стекло в раме, проник в один из домов, после чего вернулся с сумкой, в которой находились документы.

Опознание лица (т.1 л.д. 90 - 97) проведено в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ, поэтому доводы защиты о том, что протокол предъявления для опознания является недопустимым доказательством, также не основаны на законе.

Кроме того, объективность показаний потерпевшей и вышеуказанных свидетелей подтверждается показаниями свидетеля И., данными на предварительном следствии, и в судебном заседании после проведения проверки (т. 2 л.д. 163-165), согласно которым 5 июля 2011 г. около 4 часов он вместе с Шульгой пошел в ларек за сигаретами. Проходя по ... , Шульга предложил ему зайти к престарелой женщине, сказав, что у нее должны быть деньги, что он отказался сделать, а подсудимый пошел к этой женщине. Через некоторое время Шульга догнал его, при этом в руках у последнего был пакет и сумка, которые подсудимый выкинул в канаву. При первом допросе в судебном заседании он изменил свои показания из-за того, что боялся Шульги Н.Е.

Суд, дав надлежащую оценку первоначальным показаниям в судебном заседании свидетеля И., обоснованно признал правдивыми вышеуказанные показания, которые И. подтвердил при проверке на месте с использованием видеосъемки (т.1 л.д. 111-127).

Таким образом, вопреки доводам адвоката Шевченко М.М., обстоятельства совершения Шульгой Н.Е. преступления установлены верно, доказательства по делу полно и всесторонне исследованы в судебном заседании, в приговоре им дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.ст. 88, 307 УПК РФ; доводы адвоката о непричастности его подзащитного к совершению разбоя, судом тщательно проверены и признаны необоснованными, выводы суда об этом в приговоре подробно мотивированы и их обоснованность не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Как следует из представленных и исследованных судом доказательств, Шульга в момент совершения преступления не находился в состоянии патологического опьянения, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, чему суд дал надлежащую оценку в приговоре и в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебно-психиатрической экспертизы (т.2 л.д.-195). То есть у суда не было оснований для назначения указанный экспертизы.

Данное обстоятельство подтверждается и показаниями потерпевшей, свидетеля Иванова, из которых следует, что действия Шульги Н.Е. носили целенаправленный и осознанный характер.

При этом судебная коллегия учитывает и то обстоятельство, что Шульга Н.Е. совершил преступление 5 июля 2011 г. около 5 часов, а задержан он был (т.1. л.д 53-55) 6 июля 2011 г. в 18 час. 40 минут, то есть спустя сутки, что также свидетельствует об отсутствии оснований для назначения экспертизы.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимому разъяснялись права, предусмотренные ст. 292 УПК РФ, то есть право ходатайствовать об участии в прениях сторон. Шульга данным правом не воспользовался, поэтому доводы адвоката в данной части также не основаны на законе.

Не являются обоснованными и доводы адвоката Шевченко М.М. о том, что судом не исследовался вопрос о том, каким образом Шульга мог проникнуть в дом потерпевшей, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании протоколами осмотра места происшествия с фототаблицей.

Уголовно-процессуальный кодекс, вопреки доводам адвоката, не содержит запрета на допрос в качестве свидетеля следователя по уголовному делу.

Таким образом, предварительное следствие и судебное разбирательство проведены всесторонне, полно и объективно, без нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменения приговора.

С учетом установленных в суде и изложенных в приговоре обстоятельств, судебная коллегия находит юридическую квалификацию действий Шульги Н.Е. по ст.162 ч.3 УК РФ правильной.

При назначении осужденному наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, данные о личности, влияние назначенного наказания на его исправление, назначив Шульге Н.Е. справедливое наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Островского городского суда Псковской области от 13 декабря 2011 года в отношении Шульги Н.Е. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Шевченко М.М. - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-60
Принявший орган: Псковский областной суд
Дата принятия: 25 января 2012

Поиск в тексте