• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АСТРАХАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 октября 2010 года Дело N 33-3062/2010
 

г. Астрахань 27 октября 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в составе:

председательствующего Белякова А.А.

судей областного суда Конышевой И.Н. и Обносовой М.В.

при секретаре Лагуткиной Д.Х.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Белякова А.А. дело по кассационной жалобе Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда в Володарском районе Астраханской области на решение Володарского районного суда Астраханской области от 21 сентября 2010 года по иску Калиевой Р.Х. к Государственному Учреждению - Управлению Пенсионного фонда в Володарском районе Астраханской области о признании права на назначение пенсии по старости,

У С Т А Н О В И Л А:

Калиева Р.Х. обратилась в суд с иском, указав, что решением комиссии по назначению, перерасчёту и выплате пенсий Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Володарском районе Астраханской области (ГУ УПФ РФ в Володарском районе) .... от .... года ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с невозможностью включения в специальный стаж периодов работы в должности старшей пионервожатой и пионервожатой, периоды нахождения на курсах повышения квалификации, в учебных отпусках и в отпуске по уходу за ребёнком. С учётом уточненных исковых требований просила обязать ответчика включить указанные периоды в специальный стаж для назначения ей трудовой пенсии, признать за ней право на досрочную льготную пенсию по старости с .... года.

В судебном заседании представитель ответчика ГУ УПФ РФ в Володарском районе Аутанова Э.Т. иск не признала.

Решением Володарского районного суда Астраханской области от 21 сентября 2010 года иск Калиевой Р.Х. удовлетворён в полном объёме.

В кассационной жалобе ГУ УПФ РФ в Володарском районе ставится вопрос об отмене решения суда, указав, что периоды работы в должности старшей пионервожатой и пионервожатой, периоды нахождения на курсах повышения квалификации, в учебных отпусках и в отпуске по уходу за ребёнком не подлежат зачёту в специальный стаж. На момент отмены Постановления Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года, т.е. на 22 сентября 1993 года, Калиевой Р.Х. не выработано 2/3 педагогического стажа

Заслушав докладчика, объяснения представителя ГУ УПФ РФ в Володарском районе Родионову Е.В., поддержавшую доводы жалобы, Калиеву Р.Х., возражавшую против удовлетворения жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п.п. 19 ч.1 ст. 27 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Как следует из материалов дела, решением комиссии по назначению, перерасчёту и выплате пенсий ГУ УПФ РФ в Володарском районе .... от .... года Калиевой Р.Х. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с невозможностью включения в специальный стаж периодов работы в должности старшей пионервожатой в Н. средней школе с 6 августа 1984 года по 1 января 1985 года и пионервожатой в С. средней школе с 18 марта 1991 года по 1 сентября 1991 года, так как данные должности не поименованы соответствующим Списком;

периода нахождения в отпуске по уходу за ребёнком с 7 октября 1992 года по 25 мая 1993 года;

периодов нахождения на курсах повышения квалификации с 3 января 1989 года по 12 января 1989 года, с 27 марта 1989 года по 1 апреля 1989 года, с 18 августа 2003 года по 30 сентября 2003 года, с 6 декабря 2004 года по 18 декабря 2004 года, с 17 января 2005 года по 28 января 2005 года, с 18 апреля 2005 года по 19 апреля 2005 года;

периодов нахождения в учебных отпусках с 2 января 1990 года по 10 января 1990 года, с 2 апреля 1990 года по 21 апреля 1990 года, с 23 апреля 1990 года по 8 мая 1990 года, с 21 марта 1994 года по 19 апреля 1994 года, с 25 мая 1994 года по 23 июня 1994 года л.д.10-13).

Судом установлено, что учреждения, в которых работала истец в периоды с 6 августа 1984 года по 1 января 1985 года и с 18 марта 1991 года по 1 сентября 1991 года значится в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года № 781.

Принимая во внимание правовую позицию, изложенную Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 29 января 2004 года № 2-П в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права, сохраняются за указанной категорией лиц.

Согласно ч. 3 Постановления Правительства РФ от 22 сентября 1999 года № 1067 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей», в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, периоды работы до 1 ноября 1999 года засчитываются в соответствии со Списком профессий и должностей работников народного образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет по правилам ст. 80 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», утвержденным Постановлением Совмина РСФСР от 6 сентября 1991 года №463.

Согласно п. 3 названного Постановления Совета Министров РСФСР, за данными педагогическими работниками сохраняются условия и порядок назначения пенсий за выслугу лет, действовавшие до введения Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР».

В периоды работы Калиевой Р.Х. с 6 августа 1984 года по 1 января 1985 года и с 18 марта 1991 года по 1 сентября 1991 года действовал Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года № 1397, в соответствии с п. 2 положения которого, в стаж работы учителей и других работников просвещения засчитывается, в том числе, работа в училищах, школах, пионерских лагерях и детских домах в качестве штатных пионервожатых.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что Калиева Р.Х. имеет право на зачет периодов ее работы в должностях старшей пионервожатой и пионервожатой в специальный стаж, и то обстоятельство, что на момент решения вопроса о ее праве на досрочную пенсию законодательство изменилось, что поставило ее в неравное положение с работниками, выполнявшими аналогичные функции, но вышедшими на пенсию раньше, не должно нарушать ее законно возникшее право.

Иное толкование и применение пенсионного законодательства повлекло бы ограничение конституционного права на социальное обеспечение, которое не может быть оправдано указанными в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целями, ради достижения которых допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина.

Доводы жалобы о незаконности решения суда, так как на момент отмены Постановления Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года, то есть на 01 октября 1993 года истицей не выработано 2/3 специального стажа, являются несостоятельными, поскольку на момент возникновения права на льготную пенсию года у Калиевой Р.Х. с учетом оспариваемого периода ее работы в должности старшей пионервожатой и пионервожатой, имелся стаж, дающий право на назначение пенсии.

Согласно статьи 187 Трудового кодекса Российской Федерации в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата.

В действовавшем до 1 февраля 2002 года Кодексе законов о труде Российской Советской Федеративной Социалистической Республики также предусматривалось, что при направлении рабочих и служащих для повышения квалификации с отрывом от производства за ними сохраняется место работы (должность) и производятся выплаты, предусмотренные законодательством (ст.112).

Таким образом, периоды нахождения истца на курсах повышения квалификации с 3 января 1989 года по 12 января 1989 года, с 27 марта 1989 года по 1 апреля 1989 года, с 18 августа 2003 года по 30 сентября 2003 года, с 6 декабря 2004 года по 18 декабря 2004 года, с 17 января 2005 года по 28 января 2005 года, с 18 апреля 2005 года по 19 апреля 2005 являются периодами работы с сохранением ей средней заработной платы, с которой работодатель производил отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Согласно п. 2 Положения «О порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения», утвержденного Постановлением Совета Министров Союза Советских Социалистических Республик от 17 декабря 1959 г. № 1397 и утратившего силу в связи с изданием Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 953, п. 3 приложения № 6 к Инструкции «О порядке исчисления заработной платы работников просвещения», утвержденной приказом Министерства просвещения Союза Советских Социалистических Республик от 16 мая 1985 г. № 94 был закреплен порядок зачета в специальный педагогический стаж времени обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность.

Ссылка жалобы относительно времени нахождения Калиевой Р.Х. в отпуске по уходу за ребёнком с 7 октября 1992 года по 25 мая 1993 года необоснованна по следующим причинам.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» статья 167 КЗоТ РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 ноября 1982 года) предусматривала, что дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком до достижения им возраста полутора лет засчитывается в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 года «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребёнком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком до достижения им возраста полутора лет.

Лишь с принятием Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» (вступил в силу 6 октября 1992 года) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребёнком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях. Данным Законом статья 167 КЗоТ РСФСР была изложена в новой редакции.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года № 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком была увеличена до достижения им возраста трёх лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей оформить отпуск по уходу за ребёнком до достижения им возраста трех лет, было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 года № 1501-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи, детства», которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утверждённые Законом СССР от 15 июля 1970 года; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребёнком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет. Законодательство союзных республик подлежало приведению в соответствии с данным Законом.

Исходя из смысла приведенных выше законодательных актов, статьи 167 КЗоТ РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 ноября 1982 года) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 15 Постановления № 25 от 20 декабря 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» указал, что при разрешении споров, возникших в связи с не включением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребёнком при досрочном назначении пенсии по старости (ст. ст. 27, 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года, то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Учитывая, что отпуск по уходу за ребенком начался у истца с 27 февраля 1992 года, то есть в период действия названных нормативных актов, и принимая во внимание положения статей 6 ч.2, 15 ч.4, 17 ч.1, 18, 19 и 55 ч.1 Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определённость и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли быть уверенными в том, что приобретённое ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, весь период отпуска по уходу за ребёнком подлежит включению в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

Судом установлено, что с 2 января 1990 года по 10 января 1990 года, с 2 апреля 1990 года по 21 апреля 1990 года, с 23 апреля 1990 года по 8 мая 1990 года, с 21 марта 1994 года по 19 апреля 1994 года, с 25 мая 1994 года по 23 июня 1994 года Калиева Р.Х. находилась в учебных отпусках.

Поскольку истец, осуществляя в период с 1984 года по настоящее время педагогическую деятельность в дошкольном образовательном учреждении, находилась в учебных отпусках с 1990 года по 1994 год, а потому с учетом положений ст. ст. 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации периоды нахождения истицы в учебных отпусках с 2 января 1990 года по 10 января 1990 года, с 2 апреля 1990 года по 21 апреля 1990 года, с 23 апреля 1990 года по 8 мая 1990 года подлежат включению в стаж работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости независимо от времени ее обращения за назначением пенсии и времени возникновения у нее права на досрочное назначение пенсии по старости.

Удовлетворяя исковые требования о включении в специальный стаж периодов нахождения в учебных отпусках, суд не учёл, что Постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 г. признано недействующим с 1 октября 1993 г., что препятствует зачёту в специальный стаж периодов нахождения в учебных отпусках после указанной даты, т.е. с 21 марта 1994 года по 19 апреля 1994 года, с 25 мая 1994 года по 23 июня 1994 года.

Судебная коллегия считает необходимым уточнить мотивировочную и резолютивную части решения, исключив из стажа работы, дающего Калиевой Р.Х. право на досрочное назначение трудовой пенсии, периоды нахождения ее в учебных отпусках после 1 октября 1993 года.

Таким образом, Калиева Р.Х. имеет право на назначение досрочной трудовой пенсии со дня обращения в Пенсионный Фонд, то есть с 16 июня 2010 года, так как осуществляла педагогическую деятельность более 25 лет.

Поскольку доводы кассационной жалобы не содержат новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения судом первой инстанции, и не опровергают выводов судебного решения, то оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда

О П Р Е Д Е Л И Л А:

исключить из мотивировочной и резолютивной частей решения Володарского районного суда Астраханской области от 21 сентября 2010 года указание о включении в стаж работы, дающего Калиевой Р.Х. право на досрочное назначение трудовой пенсии, периоды нахождения ее в учебных отпусках с 21 марта 1994 года по 19 апреля 1994 года, с 25 мая 1994 года по 23 июня 1994 года.

В остальном решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда в Володарском районе Астраханской области - без удовлетворения.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3062/2010
Принявший орган: Астраханский областной суд
Дата принятия: 27 октября 2010

Поиск в тексте