• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 10 августа 2012 года  Дело N А53-23391/2012

Резолютивная часть решения объявлена «08» августа 2012 года.

Полный текст решения изготовлен «10» августа 2012 года.

Арбитражный суд Ростовской области в составе:

судьи Колесник И.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем с/з Дроновой А.И.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ЮТЕК-ДОН» (ИНН 6149012040, ОГРН 1076149000510)

к Миллеровской таможне Южного таможенного управления Федеральной таможенной службы России

об оспаривании постановления от 20.06.2012 № 10315000-114/2012

при участии:

от заявителя - директор Мирошников А.Н., представитель Баргомон С.Ю.,

от заинтересованного лица - представители Барсукова Ю.В., Глазков С.Ю., Бычков А.Н.

установил:

В открытом судебном заседании рассматривается дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом - "ЮТЕК-ДОН" (далее - общество) к Миллеровской таможне Южного таможенного управления Федеральной таможенной службы России (далее - таможня) о признании незаконным и отмене постановления от 20.06.12 по делу об административном правонарушении № 10315000-114/2012 о привлечении общества к административной ответственности по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 100 000 руб.

Представители заявителя в судебное заседание явились, поддержали заявленные требования, пояснив, что, не оспаривая факта правонарушения, они оспаривают квалификацию правонарушения, полагая, что в деянии общества отсутствует вмененный ему в вину состав административного правонарушения.

Общество полагает, что таможней не доказано наличие в деянии общества объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного диспозицией ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 06.12.11 № 409-ФЗ (далее - закон № 409-ФЗ), действовавшей на дату совершения правонарушения.

Так, оспариваемым постановлением в нарушение требований ст. 2.1 КоАП РФ таможней установлена виновность общества в совершении административного правонарушения, отсутствовавшего на дату вынесения постановления в КоАП РФ, а именно - ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ (далее - закон № 116-ФЗ), действовавшей до 06.12.11 включительно и утратившей силу с 07.12.11 в связи со вступлением в силу новой редакции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, введённой законом № 409-ФЗ. Таможней произведена неверная квалификация вмененного в вину обществу правонарушения по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, поскольку лицензия Минпромторга России неправильно отнесена таможней к запретам и ограничениям, за исключением мер нетарифного регулирования, в то время, как, исходя из положений ст. 1 Соглашения от 25.01.08 «О единых мерах нетарифного регулирования в отношении третьих стран», лицензию необходимо относить к мерам нетарифного регулирования, носящим экономический характер. Административным органом не доказано наличие вины в деянии общества по ввозу на таможенную территорию России товара без лицензии, поскольку таможней выпущено на внутренний рынок России пять партий ввозившегося обществом без лицензий товара без возбуждения дел об административных правонарушениях.

Представители заинтересованного лица в судебное заседание явились, требования заявителя не признали, ссылаясь на законность оспариваемого постановления. Изменение законом № 409-ФЗ диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ ни коим образом не улучшает положения общества и не свидетельствует о недоказанности наличия в деянии общества объективной стороны данного правонарушения, поскольку, ввезя на таможенную территорию России без лицензии товар, при ввозе которого в Россию в силу п.п. 398, п.1.2, раздела 2.12 Единого перечня товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс (далее - Единый перечень) требовалось предоставление выданной Минпромторгом России разовой лицензии, общество тем самым не приняло мер к соблюдению установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запреты и ограничения на ввоз товаров в Российскую Федерацию.

Эти запреты и ограничения, не соблюдённые обществом (необходимость получения разовой лицензии), не относятся к мерам нетарифного регулирования и не носят экономического характера, поскольку являются мерами, затрагивающим внешнюю торговлю товарами и вводимым в том числе Россией исходя из национальных интересов. В частности, ввезённый обществом без предоставления разовой лицензии товар - кислота уксусная синтетическая с массовой долей уксусной кислоты 99,90% ГОСТ 19814-74 - относится к прекурсорам наркотических средств и психотропных веществ, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие на жизнь и здоровье граждан. В связи с этим государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс при ввозе данного товара установлено лицензирование в части реализации разрешительного порядка импорта наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, которое относится к запретам и ограничениям, не являющимися мерами нетарифного регулирования и не носящими экономического характера. Выпуск спорного товара таможней не является доказательством провокации правонарушения со стороны таможни и не свидетельствует об отсутствии вины в деянии общества, поскольку оно не исполнило установленные заперты и ограничения, имея такую возможность.

Заявление общества рассматривается Арбитражным судом Ростовской области в порядке, установленном параграфом 2 главы 25 АПК РФ.

Изучив материалы дела, выслушав представителей общества и таможни, суд установил следующее:

Как следует из материалов дела, 16.12.11 общество подало в Краснянский таможенный пост таможни зарегистрированную под номером 10315050/161211/0002399 таможенную декларацию (далее - ТД) на поступивший в его адрес 16.12.11 от ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот»» (Украина) по контракту от 16.12.10 № 11/0016 товар: «кислота уксусная синтетическая массовая доля уксусной кислоты 99,90% ГОСТ 19814-74, для технических целей» (далее - товар) (т.2, л.д. 20-22).

По данной ТД товар был помещён под таможенную процедуру: «выпуск для внутреннего потребления».

10.05.12 таможней в соответствии с результатами проверочных мероприятий, проведённых в соответствии с письмом Южного таможенного управления (далее - ЮТУ) от 14.03.12 № 11.7-38/4003 (т.2, л.д. 89) во исполнение письма Федеральной таможенной службы России (далее - ФТС) от 06.03.12 № 14-57/10425 (т.2, л.д. 92-93), вынесено определение о возбуждении в отношении общества дела об административном правонарушении № 10315000-114/2012 по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ и проведении административного расследования.

Согласно определению, основанием для возбуждения дела об административном правонарушении послужило выявление таможней в рамках проверочных мероприятий факта ввоза обществом в Россию и декларирования товара, включённого в раздел 2.12 Единого перечня, без предоставления таможенному органу при ввозе и декларировании 16.12.11 выданной Минпромторгом России лицензии на право ввоза товара в Россию. В определении указано, что данные действия общества содержат в себе признаки административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, а именно: несоблюдение установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования, на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации (т.2, л.д. 1-5).

08.06.12 таможней по результатам административного расследования в отношении общества в присутствии его законного представителя - директора Мирошникова А.Н., составлен протокол об административном правонарушении по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ (т.2, л.д. 146-160).

20.06.12 таможней по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении № 10315000-114/2012 в присутствии законного представителя общества и защитника вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 100 000 руб. (т.1, л.д. 18-32).

Не согласившись с принятым постановлением, общество обжаловало его в арбитражный суд.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, арбитражный суд признал заявление общества не подлежащим удовлетворению ввиду следующего.

В соответствии с ч. 6 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Статьей 211 АПК РФ установлено, что в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что оспариваемое решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.

Частью 1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона № 409-ФЗ, вступившей в данной части в законную силу с 07.12.11, действовавшей на дату совершения обществом правонарушения (16.12.11) и действующей в настоящее время, предусмотрена административная ответственность за несоблюдение установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования, на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных ч.4 ст. 16.1, ч.3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.09 N 19, Решением Комиссии таможенного союза от 27.11.09 N 132 утверждены Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами - участниками таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами (далее - Единый перечень) и Положение о применении ограничений (далее - Положение).

Данные запреты и ограничения к товарам, включенным в Единый перечень, в соответствии с Положением, применяются Российской Федерацией в торговле с третьими странами с 01.01.09.

В Едином перечне имеется раздел 2.12: «Наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, ввоз и вывоз которых на таможенную территорию Таможенного Союза допускается на основании лицензии». Решением Комиссии таможенного союза от 18.08.11 № 743, вступившим в силу с 01.10.11, данный раздел 2.12 Единого перечня дополнен товаром: «уксусная кислота 80% и более», значащимся пункте 398.

Порядок выдачи лицензий и разрешений на экспорт и (или) импорт товаров, включенных в Единый перечень, определён Соглашением Правительств государств - членов Евразийского экономического сообщества от 09.06.09 "О правилах лицензирования в сфере внешней торговли товарами" (далее - Соглашение), утверждённым распоряжением Правительства Российской Федерации № 793-р от 15.06.09.

Данные лицензии на ввоз товаров в Россию выдаются Минпромторгом России и его территориальными органами. Распределение полномочий Минпромторга России и его территориальных органов по выдаче лицензий и других разрешительных документов на осуществление экспортно-импортных операций с отдельными видами товаров утверждено приказом Минпромторга России от 30.12.09 № 1212.

То есть, с 01.10.11 ввоз на территорию России с территории Украины уксусной кислоты концентрации 80% и более, как прекурсора наркотических средств и психотропных веществ, допускается только на основании лицензии на право ввоза данного товара в Россию, выданной Минпромторгом России или его территориальными органами в пределах их компетенции.

Соответственно, это условие о предоставлении лицензии на право ввоза в Россию уксусной кислоты такой концентрации представляет собою установленный международным договором государств - членов Таможенного союза и решением Комиссии Таможенного союза запрет и ограничение на ввоз данного товара в Российскую Федерацию.

Частью 1 ст. 152 Таможенного кодекса Таможенного Союза (далее - ТК ТС) установлено, что перемещение товаров через таможенную границу осуществляется с соблюдением запретов и ограничений, если иное не установлено настоящим Кодексом, международными договорами государств - членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств - членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза, которыми установлены такие запреты и ограничения.

В соответствии с п. 5 ч.1 ст. 183 ТК ТС, подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений.

Пунктом 7 ст. 3 Соглашения установлено, что уполномоченный орган оформляет оригинал лицензии, который выдается заявителю. Заявитель до таможенного оформления товаров представляет оригинал лицензии в соответствующий таможенный орган, который при постановке лицензии на контроль выдает заявителю ее копию с отметкой таможенного органа о постановке на контроль. Отсутствие лицензии является основанием для отказа в таможенном оформлении товаров таможенными органами государств - Сторон.

Материалами дела подтверждается и признаётся обществом факт поступления в адрес общества из Украины и оформления обществом 16.12.11 по ТД 10315050/161211/0002399 в целях ввоза на территорию России товара - кислоты уксусной синтетической с массовой долей уксусной кислоты 99,90%.

Материалами дела так же подтверждается и признаётся обществом факт непредставления обществом при ввозе указанного товара таможне выданной Минпромторгом России в соответствии с Соглашением лицензии на право ввоза товара на территорию России по причине её отсутствия на тот момент.

Исходя из текста письма общества в адрес таможни № 12 от 27.03.12, необходимая разовая лицензия была получена обществом от Минпромторга России 16.03.12 за № 123 RU12027000034, то есть, спустя более 3-х месяцев с даты ввоза товара в Россию (т.2, л.д. 68). Товар ввозился обществом 16.12.11 с представлением разрешения ФСКН России № ПР/1-117/11 от 05.03.11г. (т.2, л.д. 69).

Основываясь на изложенном, арбитражный суд признаёт доказанным надлежащим образом вывод таможни о том, что обществом при ввозе 16.12.11 в Россию из Украины спорного товара, представляющего собою прекурсор наркотических средств и психотропных веществ, без лицензии Минпромторга России на право такого ввоза, было допущено нарушение запретов и ограничений, установленных международным договором государств - членов Таможенного союза и решением Комиссии Таможенного союза, а именно: действующим с 01.10.11 п. 398 раздела 2.12 Единого перечня, утверждённого решением Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.09 N 19 и Решением Комиссии таможенного союза от 27.11.09 N 132 в редакции решения Комиссии таможенного союза от 18.08.11 № 743.

При этом арбитражный суд отклоняет как основанные на неверном толковании норм применимого к спорным правоотношениям права доводы общества о неверной квалификации таможней совершённого обществом правонарушения по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, основанные на том, что, по мнению общества, необходимую на ввоз спорного товара в Россию лицензию следует относить к мерам нетарифного регулирования, носящим экономический характер.

Если признать данную позицию общества правильной, то в этом случае вменённое в вину обществу правонарушение следовало бы квалифицировать по ч.2 ст. 16.3 КоАП РФ, как несоблюдение установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, мер нетарифного регулирования при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) при вывозе товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных ч.3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Критерий разграничения составов правонарушений, описанных диспозициях ч.1 и ч.2 ст. 16.3 коАП РФ состоит в виде несоблюдаемых правонарушителем запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации, установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза.

По ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ квалифицируется несоблюдение всех таких запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования. По ч.2 ст. 16.3 КоАП РФ квалифицируется несоблюдение только одного вида запретов и ограничений, который обозначается как: «меры нетарифного регулирования».

Соответственно, правильность квалификации таможней совершённого обществом правонарушения по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ определяется тем, является ли лицензия на право ввоза в Россию спорного товара мерой нетарифного регулирования, либо она относится к прочим видам запретов и ограничений.

Легальное определение понятий: «запреты и ограничения» и «меры нетарифного регулирования» дано действующим с 06.07.10 ТК ТС, согласно которому:

- запреты и ограничения - это комплекс мер, применяемых в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, включающий:

1) меры нетарифного регулирования,

2) меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов,

3) особые виды запретов и ограничений внешней торговли товарами,

4) меры экспортного контроля, в том числе в отношении продукции военного назначения, технического регулирования,

5) санитарно-эпидемиологические, ветеринарные, карантинные, фитосанитарные и радиационные требования, которые установлены международными договорами государств - членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств - членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза (п.8 ч.1 ст. 4 ТК ТС);

- меры нетарифного регулирования - это комплекс мер регулирования внешней торговли товарами, осуществляемых путем введения количественных и иных запретов и ограничений экономического характера, которые установлены международными договорами государств - членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств - членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза (п.17 ч.1 ст. 4 ТК ТС).

Из буквального смысла приведённых выше положений п.п. 8, 17 ч.1 ст. 4 ТК ТС следует, что:

- меры нетарифного регулирования являются одним из видов запретов и ограничений как комплекса мер, применяемых в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу;

- меры нетарифного регулирования отличаются от прочих видов запретов и ограничений тем, что они носят экономический характер, а, соответственно, прочие перечисленные в п.8 ч.1 ст. 4 ТК ТС запреты и ограничения экономического характера не имеют, вводятся исходя из национальных интересов и направлены на обеспечение соблюдения общественной морали и правопорядка, охраны жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды и тому подобных объектов нематериального характера.

Сходное определение мер нетарифного регулирования и отграничение их от прочих запретов и ограничений давалось и действовавшим до принятия ТК ТС Федеральным законом от 08.12.03 № 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" (далее - закон N 164-ФЗ).

Так, в названном законе выделялись:

- нетарифное регулирование как метод государственного регулирования внешней торговли товарами, осуществляемый путем введения количественных ограничений и иных запретов и ограничений экономического характера (п.17 ст. 2 закона № 164-ФЗ);

- меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов (ст. 32 закона № 164-ФЗ).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.10.06 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (далее - постановление Пленума ВС РФ № 18) дал разграничение указанных в законе № 164-ФЗ методов нетарифного регулирования и иных запретов и ограничений, сходное данному арбитражным судом выше при толковании положений п.п. 8, 17 ч.1 ст. 4 ТК ТС.

В частности, в п. 31 названного постановления Пленум ВС РФ разъяснил, что при применении ст. 16.3 КоАП РФ следует разграничивать запреты и (или) ограничения экономического характера, а также запреты и (или) ограничения, не носящие экономического характера. При этом необходимо исходить из цели установления (введения) конкретного запрета и (или) ограничения.

К ограничениям экономического характера относятся такие запреты и ограничения, как установление количественных ограничений, введение квоты, лицензирование, предоставление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров (ст.ст. 21, 23, п.1 ч.1 ст. 24, ст. 26 закона № 164-ФЗ), а также специальные защитные меры (специальная пошлина, импортная квота), антидемпинговые меры (антидемпинговая пошлина) и компенсационные меры (компенсационная пошлина), применяемые в соответствии со ст. 27 закона № 164-ФЗ и Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 165-ФЗ "О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров" (например, лицензия на ввоз мяса, патоки крахмальной). Соблюдение запретов и ограничений экономического характера требуется при помещении товаров под таможенные режимы выпуска для внутреннего потребления, экспорта, переработки на таможенной территории и переработки для внутреннего потребления (ст.ст. 163, 166, 173, 187 ТК РФ).

Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, вводятся исходя из национальных интересов и целей, определенных ст. 32 закона N 164-ФЗ, независимо от иных положений гл. 5 данного Закона (например, лицензии в случаях, предусмотренных п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 24 этого Закона, лицензия на ввоз и вывоз продукции военного назначения, товаров и технологий, используемых при создании оружия массового уничтожения и средств его доставки, запрет на ввоз на территорию Российской Федерации отходов в целях их захоронения и обезвреживания, разрешение МВД России на ввоз на территорию Российской Федерации оружия, сертификат соответствия и т.д.). Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, в отличие от запретов и ограничений экономического характера согласно ст. 158 ТК РФ применяются независимо от заявленного таможенного режима.

Таким образом, одним из основных критериев разграничения тех или иных предусмотренных п.8 ч.1 ст. 4 ТК ТС запретов и ограничений на носящие экономический характер меры нетарифного регулирования, и иные меры, не носящие экономического характера, перечисленные в данной норме, вводимые исходя из национальных интересов и направленных на обеспечение соблюдения общественной морали и правопорядка, охраны жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды и тому подобных объектов нематериального характера, является цель установления (введения) конкретного запрета и (или) ограничения.

Оценив свойства ввозимого обществом товара и его предназначения, в том числе потенциального и теоретически возможного, арбитражный суд признаёт правомерной позицию таможни о том, что установленные п. 398 раздела 2.12 Единого перечня запрет и ограничение в отношении спорного товара путём установления требования о необходимости получения и предоставления при ввозе товара на территорию России лицензии на право ввоза товара в Россию не относятся к мерам нетарифного регулирования и не носят экономического характера, поскольку являются мерами, затрагивающим внешнюю торговлю товарами и ввозимыми в том числе Россией исходя из национальных интересов.

Арбитражный суд в частности поддерживает приведённую позицию таможни исходя из того, что ввезённый обществом без предоставления разовой лицензии товар - кислота уксусная синтетическая с массовой долей уксусной кислоты 99,90% - относится к прекурсорам наркотических средств и психотропных веществ, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие на жизнь и здоровье граждан.

В связи с этим арбитражный суд полагает, что государства-члены Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс установили разрешительный порядок импорта наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в целях обеспечения национальных интересов, одним из которых является здоровье и жизнь нации, которое может быть существенно подорвано употреблением подобных веществ, а не в целях извлечения каких-либо экономических выгод от ввоза таких товаров на их территории.

Таким образом, предусмотренное п. 398 раздела 2.12 Единого перечня лицензирование импорта наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, является не мерой нетарифного регулирования, а иным видом запретов и ограничений, не носящим экономического характера - мерой, затрагивающей внешнюю торговлю товарами и вводимую исходя из национальных интересов.

Основываясь на изложенном, арбитражный суд пришёл к выводу о том, что таможня произвела правильную квалификацию совершённого обществом правонарушения по ч.1 ст. 16.3 коАП РФ, а не по ч.2 ст. 16.3 КоАП РФ или иной норме КоАП РФ.

Учитывая приведённые выше обстоятельства, арбитражный суд так же не находит оснований для принятия в качестве правомерного довод общества о нарушении таможней при привлечении общества к административной ответственности требований ст. 2.1 КоАП РФ, выразившегося в том, что таможней, по мнению общества, установлена виновность общества в совершении административного правонарушения, отсутствовавшего на дату вынесения постановления в КоАП РФ, а именно - ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона N 116-ФЗ, действовавшей до 06.12.11 включительно и утратившей силу с 07.12.11 в связи с вступлением в силу новой редакции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, введённой законом № 409-ФЗ.

Изучив текст оспариваемого постановления таможни, арбитражный суд установил, что в нём в мотивировочной части приведена диспозиция ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона N 116-ФЗ. Она же приведена в протоколе об административном правонарушении. В определении о возбуждении производства по делу об административном правонарушении приведена диспозиция ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона N 409-ФЗ. В период совершения обществом правонарушения (16.12.11) ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ действовала в редакции закона N 409-ФЗ.

Вместе с тем, арбитражный суд пришёл к выводу о том, что само по себе изложение таможней в постановлении о привлечении общества к административной ответственности и протоколе об административном правонарушении диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в утратившей на момент совершения административного правонарушения и привлечения к административной ответственности редакции не является основанием для вывода о том, что общество привлечено к административной ответственности за непредусмотренный на тот момент КоАП РФ состав административного правонарушения ввиду следующего.

Редакции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, данные в законах № 116-ФЗ и № 409-ФЗ, текстуально различаются уровнем нормативных правовых актов, устанавливающих запреты и ограничения, за неисполнение которых установлена административная ответственность; описанием характера запретов и ограничений, за неисполнение которых данной нормой установлена административная ответственность; перечнем специальных норм КоАП РФ, по которым следует квалифицировать ряд нарушений.

Оценив данные различия, арбитражный суд пришёл к выводу о том, что они являются текстуальными, при которых изменение и некоторое расширение законодателем в ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции № 409-ФЗ формулировок, при помощи которых описывается противоправное деяние, не привело к изменению основных квалифицирующих признаков деяния, приведённого в диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции № 116-ФЗ.

Кроме того, помимо цитирования диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона N 116-ФЗ, в мотивировочных частях названных постановления и протокола таможней установлено и обосновано неисполнение обществом установленных п. 398 раздела 2.12 Единого перечня, утверждённого решением Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.09 N 19 и Решением Комиссии таможенного союза от 27.11.09 N 132 в редакции решения Комиссии таможенного союза от 18.08.11 № 743 и не носящих экономического характера запретов и ограничений путём ввоза в Россию прекурсора наркотических средств, психотропных веществ без разрешения на его ввоз в Россию. Так же помимо международного акта государств - членов Таможенного союза и решений Комиссии Таможенного союза, таможня в оспариваемом постановлении сослалась на нормативные правовые акты Российской Федерации, изданные в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза - ТК ТС, Соглашение о правилах лицензирования, приказ Минпромторга России.

Это полностью соответствует положениям диспозиции ч.1 ст. 16.3 коАП РФ в редакции закона № 409-ФЗ, которой предусмотрена ответственность за несоблюдение запретов и ограничений, установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза.

Обоснование таможней в оспариваемом постановлении нарушения обществом именно запретов и ограничений, не носящих экономического характера, равно как исследование таможней вопроса о том, носят ли нарушенные обществом запреты и ограничения экономический характер, или нет, так же не свидетельствует о привлечении таможней общества к ответственности за несуществующее правонарушение.

Это обусловлено в частности тем, что допущенное законодателем в редакциях ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ законов № 116-ФЗ и № 409-ФЗ различие в описании характера запретов и ограничений, за неисполнение которых данной нормой установлена административная ответственность, является текстуальным и не меняет сути вменённого обществу в вину правонарушения.

диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона № 116-ФЗ указано, что по данной норме следует квалифицировать неисполнение запретов и ограничений, не носящих экономического характера, в диспозиции ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона № 409-ФЗ указано, что по данной норме следует квалифицировать неисполнение запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования.

Однако, поскольку меры нетарифного регулирования являются единственными мерами экономического характера из числа вводимых государством запретов и ограничений как комплекса мер, применяемых в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу из перечня, приведённого в п.8 ч.1 ст. 4 ТК ТС, различие редакций ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в законах № 116-ФЗ и № 409-ФЗ является только текстуальным.

Устанавливая, что нарушенные обществом запреты и ограничения не носят экономического характера, таможня тем самым так же установила, что данные запреты и ограничения не являются мерами нетарифного регулирования.

Вменённое в вину обществу правонарушение не подпадало ни под случаи, предусмотренные ч.3 ст. 16.2 КоАП РФ в редакции закона № 116-ФЗ, ни под фактически тождественные случаи, предусмотренные ч.4 ст. 16.1, ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ в редакции закона № 409-ФЗ, поскольку общество не предоставило таможне документов, подтверждающих соблюдение им установленных п. 398 раздела 2.12 Единого перечня запретов и ограничений.

Основываясь на изложенном, арбитражный суд не находит оснований для признания правомерным довода общества о нарушении таможней при принятии оспариваемого постановления требований ст. 2.1 КоАП РФ.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ в совокупности и взаимной связи арбитражный суд не находит оснований для вывода об отсутствии вины общества в совершённом им правонарушении.

В соответствии с ч.2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Общество являлось декларантом спорного товара.

В соответствии со ст. 205 ТК ТС обязанность подтверждения соблюдения условий помещения товаров под таможенную процедуру возлагается на декларанта.

Согласно ст. 207 ТК ТС ответственность за несоблюдение условий и требований таможенной процедуры несет декларант в соответствии с законодательством государств - членов таможенного союза.

Пунктом 7 ст. 3 Соглашения установлено, что заявитель до таможенного оформления товаров представляет оригинал лицензии в соответствующий таможенный орган, который при постановке лицензии на контроль выдает заявителю ее копию с отметкой таможенного органа о постановке на контроль.

Требование п. 398 раздела 2.12 Единого перечня, введённое Решением Комиссии таможенного союза от 18.08.11 № 743, о том, что ввоз на территорию России с территории Украины уксусной кислоты концентрации 80% и более, как прекурсора наркотических средств и психотропных веществ, допускается только на основании лицензии на право ввоза данного товара в Россию, выданной Минпромторгом России или его территориальными органами в пределах их компетенции, начало действовать с 01.10.11, то есть, более чем за 2 месяца (16.12.11) до подачи обществом декларации на поступивший в его адрес товар.

Установленный п. 39 решения Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.09 № 15 порядок доведения данного решения Комиссии таможенного союза от 18.08.11 № 743 до всеобщего сведения был соблюдён: данное решение было опубликовано на официальном интернет-сайте Комиссии таможенного союза 01.09.11 и вступило в законную силу спустя 30 дней с даты опубликования.

Общество предусмотренной приведёнными выше нормами обязанности декларанта по предоставлению лицензии на ввоз товара в Россию до его таможенного оформления не исполнило.

Обстоятельств, прямо препятствовавших обществу в предоставлении данной лицензии, судом не установлено. На дату таможенного оформления товара общество не имело необходимой лицензии. Доказательств невозможности получения этой лицензии до таможенного оформления товара общество не представило. Факт выпуска таможней товара без предоставления обществом необходимой лицензии на право ввоза товара в Россию не снимает с общества вины за совершённое им административное правонарушение. Выпуск товара таможней вместо его задержания не является основанием для вывода о провокации со стороны таможни совершения обществом данного правонарушения и об отсутствии вины общества в совершении правонарушения. Выяснение вопросов о степени добросовестности должностных лиц таможни, равно как и о наличии провокации со стороны таможни, не входит в компетенцию арбитражного суда при рассмотрении настоящего дела. Судя по материалам дела, должностные лица таможни, допустившие нарушение требований ТК ТС при выпуске товара привлечены к дисциплинарной ответственности (т.2, л.д. 128-131). Общество было обязано получить лицензию на право ввоза товара в Россию до начала его таможенного оформления, чего им сделано не было. При таких обстоятельствах общество виновно в совершении рассматриваемого правонарушения.

Основываясь на изложенном арбитражный суд пришёл к выводу о наличии в деянии общества состава административного правонарушения, за совершение которого ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ в редакции закона № 409-ФЗ установлена административная ответственность.

Процедурных нарушений при привлечении общества к административной ответственности таможней не допущено и общество на их наличие не ссылается, протокол об административном правонарушении был составлен и дело об административном правонарушении было рассмотрено в присутствии надлежащим образом извещённого о месте, дате и времени совершения данных процессуальных действий законного представителя общества (т.2, л.д. 141, 162). Законный представитель общества был ознакомлен с материалами административного дела, ему были разъяснены права и обязанности лица, в отношении которого составляется протокол об административном правонарушении (т.2, л.д. 144, 159-160).

Привлечение к административной ответственности произведено таможней в пределах установленного ч.1 ст. 4.5 КоАП РФ для правонарушений, квалифицируемых по ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, годичного срока давности привлечения к административной ответственности (правонарушение совершено 13.12.11, привлечение произведено 20.06.12).

Наказание за совершённое правонарушение назначено таможней обществу в пределах минимального размера штрафа, предусмотренного санкцией ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ - 100000 руб.

Таким образом, оспариваемое в деле постановление таможни является законным и обоснованным.

Частью 3 ст. 211 АПК РФ установлено, что в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

Основываясь на изложенном арбитражный суд отказывает обществу в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене принятого таможней постановления о привлечении общества к административной ответственности.

Оснований для применения статьи 2.9 КоАП Российской Федерации судом не установлено.

Руководствуясь статьями 210, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении десяти дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение суда по настоящему делу может быть обжаловано в апелляционном порядке в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней с даты принятия решения через суд, принявший решение.

Решение суда по настоящему делу может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в течение двух месяцев с даты вступления решения по делу в законную силу через суд, вынесший решение, при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

Решение суда по настоящему делу является исполнительным документом, на основании которого производится принудительное исполнение.

Судья И.В.Колесник

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-23391/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Ростовской области
Дата принятия: 10 августа 2012

Поиск в тексте