• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПРИМОРСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 февраля 2011 года Дело N 22-962/2011
 

г. Владивосток 14.02.2011 год.

Судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда в составе:

Председательствующего Чугункиной Н.П.

Судей Аксюта Л.И. Гороховой Л.Е.

при секретаре Литовченко М.А.

рассмотрела в судебном заседании с участием осужденных посредством видеоконференцсвязи и адвокатов по назначению ЦЮК Овчинниковой Г.В. в защиту интересов Чернобай (Ботоноговой) Е.П.; Чебуниной Ю.П. в защиту Девяткина Р.А., Коптюк М.Я. в защиту Шихалиева Д.Р., Протас А.И. в защиту Чернобай П. В. кассационные жалобы адвоката Комарова А.В., осужденных Шихалиева Д.Р., Чернобай (Ботоноговой) Е.П., осужденного Девяткина Р.А., адвоката Коптюк М.Я. кассационные представления (основное и дополнительное) государственного обвинителя Перезва Б.С. на приговор Первомайского районного суда г. Владивостока от 13.07.11, которым

Девяткин Роман Анатольевич, 02.11.78 года рождения, уроженец г. Владивостока, образование среднее, женатый, имеющий на иждивении малолетнего ребенка, не работавший, зарегистрированный по адресу: г. Владивосток, ул. Пихтовая, 21 «а», кв.92, судимый:

17.07.08 Первомайским районным судом г. Владивостока по ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «г», ст.69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, отбывает наказание в ИК-33,

осужден по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а, г» УК РФ в редакции 27.07.09 года к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 20000 рублей;

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а, г» УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний определено наказание в виде 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 30000 рублей.

На основании ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 17.07.08 года окончательно к отбытию определено наказание 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 30000 рублей.

Шихалиев Дмитрий Рафикович, 25.11.82 года рождения, уроженец г. Владивостока, образование среднее, женатый, имеющий на иждивении дочь 09.10.07 года рождения, работавший в ООО ПКФ «Контракт» сборщиком окон, проживавший по адресу: г. Владивосток, ул. Зои Космодемьянской, д.12, кв.54, не судимый,

осужден по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей.

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей.

по ст.174 ч.1 УК РФ в редакции 27.12.09 к штрафу в размере 50000 рублей без ограничения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определено 10 лет лишения свободы со штрафом в размере 20000 рублей без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Наказание по ст.174 ч.1 УК РФ в виде штрафа в размере 50000 рублей исполнять самостоятельно.

Чернобай Павел Викторович, 03.02.80 года рождения, уроженец г. Владивостока, образование среднее, женатый, имеющий несовершеннолетнюю дочь, не работавший, проживавший без регистрации по адресу: г. Владивосток, ул. Березовая, д.21 «а», кв.3-2, не судимый,

осужден по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей;

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей;

по ст.228 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 87 от 19.05.10) к 1 году лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определено 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 20000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Чернобай (Ботоногова) Евгения Петровна, 11.12.84 года рождения, уроженка г. Амурск Хабаровского края, образование среднее, замужем, имеющая на иждивении дочь 26.03.06 года рождения, не работавшая, зарегистрированная по адресу: Хабаровский край, г. Амурск, Октябрьский проспект, д.7 «в», кв.130, проживавшая по адресу: г. Владивосток, ул. Березовая, д.21 «а», кв.3-2,

осужден по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ (по эпизодам сбыта в период с 11.02.10 года по 27.02.10 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей;

по ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей;

В соответствие со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 20000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Гороховой Л.Е., мнение прокурора Зиновьевой Н.В., поддержавшей доводы кассационных представлений и указавшей о необходимости изменения приговора, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Девяткин Р.А., Шихалиев Д.Р., Чернобай П.В., Чебнобай (Ботоногова) Е.П. осуждены за покушение на преступление, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления - незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в особо крупном размере, организованной группой лиц, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам;

Девяткин Р.А., Шихалиев Д.Р., Чернобай П.В., Чебнобай (Ботоногова) Е.П. осуждены за приготовление к преступлению, то есть иное умышленное создание условий для совершения незаконного сбыта наркотических средств, организованной группой лиц, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам;

Шихалиев Д.Р. осужден за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, то есть совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом;

Чернобай П.В. осужден за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере.

Преступления ими совершены с февраля 2010 года по 29.03.10 года в г. Владивостоке при обстоятельствах, изложенных в описательно - мотивировочной части приговора.

В судебном заседании Девяткин Р.А. вину в содеянном признал частично, не признал квалифицирующий признак «организованная группа»; Шихалиев Д.Р. вину в содеянном признал частично, указал, что наркотическое средство сам не сбывал; Чернобай П.В. вину признал частично, не признал организованную группу; Чернобай (Ботоногова) Е.П. вину признала частично, не признала квалифицирующий признак «организованная группа».

В кассационных жалобах адвокат Комаров А.В. указывает на отмену приговора, поскольку назначенное наказание является чрезмерно суровым; при назначении наказания суд взял за основу первоначальные показания Шахалиева и Чернобай, якобы, изобличающие его подзащитного, хотя последние в судебном заседании пояснили, что данные показания давали под давлением сотрудников УФСКН; Шихалиев не был знаком с Девяткиным, никогда его не видел, голос, которым давали пояснения по телефону, не похож на его голос; не понятно, как мог Девяткин совместно с ним создать организованную группу и осуществлять в ней роль лидера; Девяткин не согласен с организованной группой, а также отведенной ему в данной группе ролью; суд не предпринял всех средств для явки свидетеля Ожегова, хотя последний освобожден условно - досрочно из мест лишения свободы; в обвинительном заключении указывается поставщик наркотиков - Денис Дерябин, который в приговоре обозначен как неустановленное лицо, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, на момент рассмотрения уголовного дела в отношении Девяткина, Дерябин задержан и находится в ИЗ-25/2 г. Уссурийска, неоднократные ходатайства защиты о допросе Дерябина оставлены судом без внимания, хотя Дерябин и Ожегов могли сыграть решающую роль в установлении истины по делу; неоднократно обращалось внимание суда на невозможность ведения Девяткиным телефонных переговоров, а также переписки по смс во время его нахождения на длительном свидании.

В кассационной жалобе осужденный Шихалиев Д.Р. указывает на отмену приговора, поскольку Дерябин и Чернобай его оговорили; его вина в совершении преступления не доказана; несколько раз читал и просил перепечатать свои показания, в последний раз не заметил мелких и важных моментов; не согласен с тем, что не привлекли Дерябина; он никаких денег Дерябину не давал, ничего не закупал, отдавал ему пакеты с передачами; Ожегов в судебном заседании не допрошен, а его показания на следствии могли быть сфабрикованы; фактов того, что он приобретал у Дерябина наркотики по просьбе Девяткина нет; не согласен с ОПГ, и с тем, что забирал крупные партии наркотиков у Дерябина; Чернобай признался, что давал показания под давлением, три раза менял показания, но во внимание приняты показания, которые больше подходили под ОПГ; в большей части показания ФИО19, ФИО20 и Ожегова не действительны; по телефону голос был не Девяткина; смс сообщения мог писать кто угодно, так как телефон в лагере не на одного человека; не согласен с осуждением по легализации денег, так как этого преступления не совершал; приговор основан на предположениях; считает, что записи телефонных переговоров обрезаны; заявленные им ходатайства судом отклонялись, важные моменты не брались во внимание; Черкасов, который помог Чернобай в хранении наркотических средств и реализации, проходит по делу как свидетель; наказание чрезмерно суровое.

В кассационной жалобе Чернобай (Ботоногова) Е.П. не согласна с приговором, считает, что суду следовало применить ст.82 УК РФ и отсрочить отбывание наказания до достижения ребенку 14 лет.

В дополнительной кассационной жалобе осужденная Чернобай (Ботоногова) Е.П. указывает на применение к нему изменений, внесенных в ст.69 УК РФ Федеральным законом № 420 от 07.12.11 года, поскольку данные изменения могут улучшить её положение.

В дополнительной кассационной жалобе осужденная Чернобай (Ботоногова) Е.П. не согласна с приговором, поскольку суд не учел свидетельские показания свидетелей: ФИО21, ФИО22, которые подтверждают факт добровольной выдачи наркотического средства, а также заключение эксперта №560 от 01.04.10 о том, что из кармана куртки выданное ей и составляет массу 16,90 гр.; умысла на сбыт никогда не было; передавала наркотическое средство только под давлением мужа Чернобай П.В., так как боялась за себя и свою дочь; в материалах дела имеется запись телефонных разговоров Чернобай П.В. с Девяткиным, где Чернобай говорит, что держит её под контролем и если что, убьет; считает, что является посредником между Чернобай П.В. и закупщиком.

В кассационной жалобе осужденный Девяткин Р.А. указывает на отмену приговора, поскольку не были взяты во внимание показания Шихалиева Д.Р., который как в первоначальных показаниях, так и в показаниях, данных в судебном заседании, утверждает, что он общался с человеком по имени Валера; в период с 27.03.10 с 18.00 по 29.03.10 15.00 он находился на длительном свидании со своей женой и дочерью и не мог скидывать сообщения; домыслы следствия о знакомстве с Шихалиевым опровергается им в судебном заседании; свидетель Ожегов по непонятным причинам так и не явился в суд для подтверждения своих показаний; Ожегов оговорил его, чтобы уйти от уголовной ответственности; считает необходимым исключить из доказательственной базы обвинения показания Ожегова, добытые с нарушением УПК РФ; свидетель Никишова так и не явилась в суд для подтверждения своих показаний, возникает вопрос для кого предназначались переведенные денежные средства на самом деле, и кому делались передачи в лагерь; указывает на прекращение производства по делу из - за отсутствия в его действиях состава преступления.

В кассационной жалобе адвокат Коптюк М.Я. указывает на отмену приговора, поскольку судом нарушены нормы материального и процессуального права; суд не указал анализ доказательств по каждому совершенному подсудимыми преступлению; не указано в приговоре, какие из показаний Чернобай П.В. и Чернобай (Ботоноговой) Е.П. он кладет в основу приговора и почему не принимает во внимание другие; незаконно и необоснованно отказано стороне защиты в вызове и допросе в судебном заседании Дерябина, который допрошен в рамках данного уголовного дела в качестве подозреваемого; показания Дерябина имеют существенное значение для определения квалифицирующего признака «организованная группа» и определения виновности, либо невиновности подсудимых, в результате грубо нарушены права подсудимых, предусмотренные конституцией РФ, ссылки суда на то, что Дерябин не был заявлен в качестве свидетеля в обвинительном заключении необоснованна, так как защита, согласно ст.244 УПК РФ, имеет равные со стороной гособвинения права, суд лишил сторону защиты представить свои доказательства; необоснованно признал Шихалиева виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ от 19.02.10, так как он отрицает участие в данном преступлении, его вина не доказана, а построена только лишь на предположения; наркотическое средство у Шихалиева Д.Р. не изымалось, денежные средства за данное наркотическое средство у него также не изымались, он не был задержан при совершении преступления, при таких обстоятельствах суд должен был оправдать Шихалиева Д.Р. по данному преступлению; не доказан квалифицирующий признак «организованной» группой; Шихалиев Д.Р. знал из подсудимых только Чернобай П.В., а с Девяткиным не общался; в материалах уголовного дела отсутствуют какие - либо доказательства, которые могли бы подтвердить их знакомство или связь, в связи с чем организованной группы быть не может, данный квалифицирующий признак подлежит исключению из обвинения; суд должен был переквалифицировать действия Шихалиева Д.Р. по преступлению от 19.03.09 на ст.228 ч.2 УК РФ, так как у Шихалиева умысла на сбыт наркотического средства не было; наркотическое средство ему не принадлежало, деньги от реализации не получал, наркотическое средство никому не реализовывал, выступил в качестве посредника; суд по преступлению, предусмотренному ст.174 ч.1 УК РФ, должен был Шихалиева Д.Р. оправдать, так как в его действиях отсутствует субъективная сторона преступления; Шихалиев в судебном заседании пояснял, что когда осуществлял переводы денежных средств через Сбербанк РФ, не знал, что они получены преступным путем, ни один из подсудимых не подтвердил тот факт, что те денежные средства, которые переводил Шихалиев в действительности, от реализации наркотических средств, других каких - либо доказательств не установлено, а ссылка на то, что денежные средства получала свидетель ФИО23, не свидетельствует о том, что именно эти денежные средства от реализации наркотических средств; суд не установил, те ли денежные средства от реализации наркотических средств были перечислены через Сбербанк РФ или Шихалиев их истратил, в связи с чем Шихалиев по данному эпизоду должен быть оправдан; приговор чрезмерно суровый; отягчающих вину обстоятельств судом не установлено; смягчающее обстоятельство наличие малолетнего ребенка; характеризуется положительно; может быть применена мера, не связанная с лишением свободы или с применением ст.64 УК РФ.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Коптюк М.Я. указывает на применение к Шихалиеву Д.В. изменений, внесенных в ст.69 УК РФ Федеральным законом № 420 от 07.12.11 года, поскольку данные изменения могут улучшить положение; отягчающих обстоятельств не установлено, смягчающим обстоятельством является наличие на иждивении малолетнего ребенка, по месту работы характеризуется положительно, на учете в ПНД, КНД не состоит; изложенные обстоятельства позволяют применить к нему правило поглощения менее строгого более строгим, в связи с чем срок наказания должен быть снижен.

В кассационной жалобе осужденный Чернобай П.В. указывает на применение к нему изменений, внесенных в ст.69 УК РФ Федеральным законом № 420 от 07.12.11 года, поскольку данные изменениями могут улучшить его положение.

В кассационных представлениях ставится вопрос об отмене приговора, поскольку при наличии у Чернобай П.В. смягчающих обстоятельств, наказание за преступление предусмотренное ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ не может превышать 6 лет 8 месяцев лишения свободы; основание назначения дополнительного наказания в виде штрафа каждому из осужденным не мотивировано.

В суде кассационной инстанции адвокат Коптюк М.Я. поддержала доводы кассационных жалоб, осужденный Шихалиев Д.Р. поддержал мнение адвоката и выраженное в кассационных жалобах и указал о необходимости отмены приговора, поскольку вина его не доказана; Чернобай П.В. поддержал мнение в своей жалобе и представлениях прокурора, считает, что дело должно быть направлено на новое судебное рассмотрение, адвокат Протас А.И. поддержала мнение осужденных в жалобах и прокурора в представлениях об улучшении положения ее подзащитного; Чернобай (Ботоногова) Е.П. поддержала доводы жалоб и представлений; адвокат Овчинникова Г.В. указала, что в отношении ее подзащитной необходимо применить отсрочку, если не будет отменен приговор, поддержала доводы об отмене приговора; адвокат Чебунина Ю.П. поддержала доводы жалоб осужденного и адвоката Комарова А.В. и указала о необходимости отмены приговора и направления на новое судебное рассмотрение; осужденный Девяткин поддержал доводы об отмене приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления, судебная коллегия считает, что оснований к отмене приговора не имеется.

Вина осужденных в совершении инкриминируемых деяний нашла подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами, на что суд сослался в приговоре.

Так, установлено, что Девяткин являлся лидером группы, вел учет количества реализованного масла каннабиса, полученный от продажи доход, записывая его на бумаге, которую, в целях конспирации, уничтожал, определял места хранения и сокрытия членами группы партий наркотического средства и денежных средств, назначал цену сбываемого наркотического средства, стоимость оптовой партии, разрешал устанавливать наценку при продаже наркотического средства, контролировал деятельность членов группы при помощи сотовой связи, обеспечивал безопасность и анализировал действия членов группы, перераспределял наркотические средства между членами группы, давал указания о приискании новых покупателей масла каннабиса, Девяткин давал указания Шихалиеву о встречах с поставщиком наркотического средства, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство; полученные от продажи деньги Чернобай П.В. и Е.П. передавали Шихалиеву, оставляя себе часть денег в качестве оплаты за работу, а Шихалиев распоряжался деньгами, согласно указаниям Девяткина, что подтверждается распечаткой денежных переводов от Шихалиева в ... на имя Никишовой, которые последняя потратила на приобретение вещей и продуктов питания с целью формирования посылки отбывающему наказание Девяткину в местах лишения свободы - ИК-33 ГУФСИН РФ по ПК.

При этом члены организованной группы выполняли каждый свою роль, использовали тайники, посредников при перевозке, а также пользовались услугами лиц, не осведомленных о преступной деятельности, в ходе телефонных переговоров использовали различные термины.

Так, несмотря на отрицание наличия организованной группы, Девяткин подтвердил, что Чернобай после реализации наркотического средства деньги передавал его матери и жене, он из колонии звонил с разных сотовых телефонов, осознавая противоправный характер своей деятельности, но другого выхода у него не было, с ФИО7 созванивался часто, интересовался сбытом наркотических средств.

Шихалиев признал, что привозил передачи в тюрьму, наркотические средства сам не сбывал, передачи для осужденных привозили разные люди, что находилось внутри, не знал, не отрицал, что передавал пакет ФИО7, однажды, заглянув в пакет, обнаружил, что там находится наркотическое средство, Чернобай приносил ему несколько раз по 200 рублей, в последний раз ему привезли пакет, который он впоследствии передал ФИО7 с наркотическим средством, по просьбе человека, находившегося в местах лишения свободы, собирал передачи и переводил денежные средства через банк на имя какой- то девушки, номер счета и имя ему прислали по СМС сообщению.

Согласно протоколам опознания, Шихалиев опознал Дерябина, с которым его познакомил Роман, по указанию которого он приобретал у Дерябина пакеты с маслом каннабиса и передавал ФИО7; опознал Чернобай П. как человека, которому передавал пакеты с маслом каннабиса, полученные от Дерябина и платил деньги, что производилось по указанию Романа.

Чернобай П. по двум эпизодам сбыта наркотического средства вину признал, подтвердил, что приносил Шихалиеву деньги и получал от того наркотические средства, наркотик брал под реализацию, деньги отдавал после продажи, денежные средства 15.000, 20.000 рублей отдавал один раз в месяц, с Шихалиевым встречался раз в месяц, с Девяткиным общался по мобильному телефону, о покупке наркотика договаривались по телефону, применяли меры конспирации, наркотик фасовал сам, признал, что при задержании в подъезде, при нем находился наркотик 170 грамм, в квартире произведен обыск, где наркотическое средство было добровольно выдано; признал, что по просьбе Девяткина согласился заниматься продажей наркотика, жену брал с собой в целях конспирации, для безопасности, когда наркотик заканчивался, он звонил в колонию Девяткину и сообщал об этом, после чего тот перезванивал, и сообщал, куда подъехать, наркотик приобретал партиями, один раз передал деньги от продажи матери Девяткина, второй - жене, Девяткин контролировал расход денежных средств.

В связи с противоречиями судом оглашены в соответствии с законом его показания на предварительном следствии, согласно которым он с Девяткиным поддерживал связь из изолятора и из колонии, в пользовании последнего находились несколько телефонов, по его предложению работал по продаже наркотиков, полученный наркотик у лица, которое называл Девяткин, он сбывал, деньги от выручки передавал, так он встречался с Шихалиевым, обо всех своих действиях сообщал Девяткину, используя термины, не понятные для окружающих. Чернобай подтвердил, что иногда просил съездить за наркотическим средством Ботоногову, которая была осведомлена о деятельности группы, помогала фасовать наркотик, когда его не было, сбытом занималась она, не отрицал фактов сбыта.

Данные показания Чернобай подтвердил в ходе допроса в качестве обвиняемого в присутствии адвоката, что подробно изложено в приговоре. (л.д. 258 том 7), согласно данным показаниям он пояснил роль Девяткина как организатора и других участников.

На основании протоколов опознаний Чернобай опознал Шихалиева как лицо, у которого приобретал наркотик; опознал Девяткина, по указанию которого занимался продажей наркотика, пояснив схему продажи.

Чернобай (Ботоногова) признала сбыт наркотических средств, несмотря на отрицание существования группы, суд огласил ее показания на предварительном следствии, в соответствии с которыми она подтвердила, что Чернобай сбывал наркотические средства, просил ее продать, что она делала по его просьбе, все для Чернобай организовал Роман, с которым тот созванивался, несколько раз Чернобай ходил за наркотиком к ФИО6, затем они ездили вдвоем.

Таким образом, Чернобай (Ботоногова) в присутствии защитника не отрицала существование организованной Девяткиным группы, в состав которой входили Шихалиев и она с Чернобай П.

Несмотря на то, что осужденная не подтвердила данные показания в части руководства группы Девяткиным, ее показания положены в основу приговора, поскольку полностью согласуются с показаниями других осужденных в ходе следствия о руководстве Девяткина.

Данные показания подтверждены иными исследованными доказательствами, получившими оценку в приговоре.

Свидетель Кальдина подтвердила обстоятельства проведения и результатов обыска 29.03.10 в квартире Чернобай в присутствии осужденных.

Свидетель Зацепин пояснил обстоятельства проведения ОРМ в отношении группы, в состав которой входили Чернобай, Ботоногова, Шихалиев, руководимой Девяткиным, отбывающим наказания в ИК-33.

Свидетель Жуков подтвердил, что Шихалиев оставлял ему пакет, который хранился за дверью на последнем этаже за железной дверью, затем забрал, от следователя узнал, что там находилось наркотическое вещество.

Свидетель Меняйлов подробно пояснил обстоятельства работы его отдела по раскрытию преступлений, совершенных организованной группой, а также выполняемые каждым участником роли в ходе оперативно- розыскных мероприятий.

Свидетель ФИО9 подтвердил, что приобретал у Чернобай ФИО8 и ФИО7 наркотического средства, участие в ОРМ на добровольной основе с применением видеокамеры, приобретение у ФИО7 в результате оперативных действий наркотического средства дважды, у ФИО8 один раз.

На основании протокола опознания, данный свидетель опознал Чернобай П. и Чернобай Е. (Ботоногову).

Свидетель Черкасов указал, что Чернобай П. просил на его паспорт приобрести две сим-карты для сотового телефона, подтвердил, что Чернобай П. оставлял у него дома пакеты.

В ходе предварительного следствия Черкасов подтвердил, что ФИО7 являлся потребителем наркотического средства, мог достать наркотик, при его отсутствии продать могла его жена.

Анализ показаний Черкасова, в том числе и причина изменения его показаний дана подробно в приговоре. (том 7 л.д. 269).

Свидетель Чая подтвердил, что приобретал у Чернобая наркотические средства - гашишного масла, в ходе предварительного следствия указывал, что несколько раз в месяц приобретал наркотики у Чернобая П. и Е., используя при разговоре по телефону непонятные для окружающих термины. В предъявленных ему для прослушивания сводках ОРМ, указал, что записан разговор между ним и Чернобай П. о приобретении 3 кубов масла каннабиса, разговор, в ходе которого Чернобай спрашивает у него о долге за ранее приобретенный наркотик, в ходе которого обещает, что его продаст ФИО8, о чем он даст указание.

Анализ показаниям Чая дан исчерпывающе судом в описательной части приговора (л.д. 271 том 7) и не ставится под сомнение судебной коллегией.

Судом исследованы в качестве доказательств протоколы опознаний Чаем Чернобай П. и Е., в ходе который свидетель подтвердил факты приобретения у данных лиц наркотика.

Свидетель Шулятьев указал на обстоятельства проведения ОРМ «Проверочная закупка», аналогичные, более подробные показания на предварительном следствии судом исследованы и указаны причины, по которым суд положил в основу приговора последние из них. (л.д. 274 том 7)

Свидетель Хаустова пояснила, что принимала участие в качестве понятой при производстве обыска 29.03.10 в квартире у Чернобай, при этом девушка выдала пакет белого цвета.

Свидетель Сидоров подтвердил приобретение наркотиков у Чернобай, подробно изложив обстоятельства, в том числе и на предварительном следствии, более подробно рассказал о приобретении наркотических средств.

Тщательный анализ его показаниям дан в приговоре. (том 7 л.д. 275).

Свидетели Будаев и Стабло пояснили, каким образом принимали участие в качестве незаинтересованных лиц в ходе проведения ОРМ.

Судом в соответствии с требованиями закона оглашены показания Стабло, из которых следует, что она присутствовала в качестве понятой с другой девушкой в ходе проведения обыска в квартире Чернобай, подтвердив проведение фотосъемки.

Суд в соответствии с требованиями закона огласил показания лиц, неявка в судебное заседание которых признана судом в качестве чрезвычайных обстоятельств Кожабекова, Ожегова, Никишовой, которые прямо или косвенно подтвердили вину осужденных в совершении инкриминируемых деяний.

При указанных обстоятельствах доводы жалобы адвоката о том, что не приняты все возможные попытки для установления местонахождения Ожегова, необоснованны.

Поскольку уголовное дело в отношении Дерябина выделено в отдельное производство, а обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в силу приговором суда, доводы адвоката Комарова А.В. о неправильном указании в приговоре о нем как о неустановленном лице, являются несостоятельными.

Доводы адвоката о невозможности направления сообщений и проведения телефонных переговоров Девяткиным во время длительного свидания, не нашли подтверждения.

Факт телефонных переговоров во время нахождения Девяткина в ИК с другими лицами подтвержден распечатками переговоров, анализ которым дан в мотивировочной части приговора.

Кроме того, материалы ОРМ, а также другие материалы уголовного дела, в том числе протоколы опознаний, осмотров, заключений экспертиз, повторение содержания которых признается судебной коллегией нецелесообразным, исследованы судом в качестве доказательств с точки зрения относимости и допустимости и не признаны недопустимыми.

Доводы об отсутствии доказательств организованной группы и недоказанности вины Девяткина, опровергнуты судом первой инстанции. Основания принятого решения указаны на л.д. 289- 293; 296 том 7.

По смыслу закона, в организованной группе все ее участники являются соисполнителями, к ответственности они привлекаются по статье Особенной части УК РФ независимо от того, что фактически не выполняли объективную сторону преступления.

Участники организованной группы несут уголовную ответственность за преступления в подготовке или в совершении которых они принимали участие.

Таким образом, в описательно- мотивировочной части приговора суд подробно указал роли и действия каждого из членов организованной группы, все признаки данной группы, в связи с чем доводы кассационных жалоб адвокатов и осужденных о недоказанности руководства группы Девяткиным, отбывающим наказание по предыдущему приговору, а также об отсутствии существования и недоказанности наличия организованной преступной группы, являются необоснованными.

Доводы осужденных об оказании психологического давления в ходе предварительного следствия на Чернобай П.и Е. опровергнуты судом (л.д. 293 том 7). Так, суд обоснованно учел показания свидетелей Защепина и Меняйлова, а также отсутствие каких-либо заявлений по данному поводу в период нахождения указанных осужденных на подписке о невыезде в ходе предварительного следствия. Оснований для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ судом первой инстанции не усмотрено, что не оспаривается судебной коллегией.

Доводы жалобы адвоката Комарова А.В. об оказании давления на Чернобай и Шихалиева не нашли подтверждения.

Ссылки на то, что Шихалиев не видел Девяткина, пояснил, что его голос не похож на голос Девяткина, тот не был лидером группы, опровергаются показаниями Шихалиева на предварительном следствии в ходе опознания им Дерябина, Чрнобай П. и другими доказательствами.

Доводы кассационной жалобы осужденного Шихалиева Д.Р. об оговоре его Чернобай П., опровергнуты совокупностью доказательств.

Доводы его об оговоре Дерябиным не могут быть приняты во внимание, поскольку данное лицо не допрошено в настоящем судебном заседании.

Нарушений закона в ходе проведения ОРМ не выявлено.

Доказательства вины Шихалиева в совершении преступления, предусмотренного ст. 174 ч. 1 УК РФ, приведены верно в приговоре. Оснований для исключения из обвинения указанного преступления не имеется. (л.д. 295 том 7).

Приходя к выводу о доказанности вины в данном инкриминируемом деянии, судебная коллегия исходит из того, что легализация имела продолжаемый характер, поскольку для того, чтобы снять с доходов криминальное происхождение, осужденным произведен ряд финансовых операций.

Шихалиев осознавал, что производит финансовые операции с денежными средствами, полученными преступным путем, а именно от продажи наркотического средства, желал совершать такие действия.

Ссылки его о том, что важные моменты судом не брались во внимание, несостоятельны.

Установлено, что Черкасов не имел отношения к преступной деятельности группы, не был осведомлен о содержимом получаемых на хранение предметов, в связи с чем доводы кассационных жалоб в этой части не подлежат удовлетворению.

Указание Девяткиным на вынужденную причину его занятия продажей наркотического средства не влияют на доказанность его вины в совершении запрещенных законом деяний и не влияют на их квалификацию.

Общение Шихалиева, о чем указано в жалобе Девяткина, по телефону с парнем по имени Валера, не влияет на доказанность вины в совершении инкриминируемых преступлений.

Нарушений уголовно- процессуального закона при проведении допроса, оглашении показаний свидетеля Ожегова не имеется.

Данный свидетель подробно изложил обстоятельства знакомства с осужденным Девяткиным, который был впоследствии помещен в изолятор г. Владивостока, в одной камере с ним и Дерябиным находился длительное время, сложились приятельские отношения; со слов Девяткина, он имел в г. Владивостоке людей, которые готовы реализовывать наркотики, когда Дерябина выпустили, Девяткин был переведен в ИК 23, затем ИК 33 г. Спасска- Дальнего. В 2009 году узнал о том, что Девяткин организовал канал поставок масла каннабиса из Ханкайского района, вся деятельность руководилась Девяткиным. Данный свидетель подтвердил показания других лиц в части руководства Девяткиным группой лиц по сбыту наркотика, в которую входили Шихалиев, Чернобай П., подтвердил специальные термины, используемые в разговорах, обстоятельства работы данной группы.

Свидетель Никишова подтвердила, что по просьбе парня, отбывающего наказание в исправительной колонии, согласилась получать переводы, надеясь на вознаграждение, подтвердила получение переводов и последующее приобретение продуктов и вещей, а также передачу собранной посылки незнакомому парню.

Оснований для прекращения уголовного дела в отношении Девяткина не имеется.

Тщательный анализ всех положенных в основу приговора доказательства, в том числе и показаний, согласующихся между собой, судом дан в приговоре.

Оснований для сомнения в квалификации действий каждого из осужденных и доказанности вины у судебной коллегии не имеется.

Судом обоснованно принято решение об отсутствии оснований к применению правил ст. 82 УК РФ при назначении наказания Чернобай (Ботоноговой) Е.

Доводы ее жалоб о давлении со стороны мужа не нашли подтверждение материалами уголовного дела. Ссылки о том, что она являлась посредником при продаже наркотика, опровергаются совокупностью доказательств.

Доводы кассационных жалоб о суровости наказания Девяткину, Чернобай Е., Шихалиеву, признаются судебной коллегией необоснованными. Поскольку суд правильно учел требования главы 10 УК РФ, выводы о том, что исправление осужденных возможно в условиях изоляции их от общества, мотивирован. Оснований для признания назначенного наказания Девяткину, Шихалиеву, Чернобай (Ботоноговой) несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Вместе с тем, согласно приговору, при назначении наказания Чернобай П. в качестве смягчающего обстоятельства признано наличие на иждивении малолетнего ребенка, обосновано признано способствование раскрытию и расследованию преступления в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. и УК РФ. (том 7 л.д. 299).

При указанных обстоятельствах наказание Чернобай П. должно быть назначено в соответствии с требованиями ст. 62 ч. 1 УК РФ и не может превышать 2/3 от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкциями инкриминируемых деяний.

Таким образом, наказание по ст. 30 ч. 1, ст. 228.1 ч. 3 п. а, г УК РФ должно быть снижено с учетом требований ст. 66 ч. 2 УК РФ и ст. 62 ч. 1 УК РФ и не должно превышать 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

Кроме того, судебная коллегия считает довод дополнительного кассационного представления о необоснованном назначении дополнительного наказания в виде штрафа осужденным, заслуживающим внимания.

Назначая штраф, суд должен определить конкретный его размер с учетом не только характера и тяжести содеянного, но и имущественного статуса каждого осужденного с тем, чтобы не поставить его и его семью в бедственное материальное положение. При этом необходимо учитывать возможности реального получения каждым из осужденных заработной платы или иного дохода.

Данные требования закона отсутствуют в мотивировочной части приговора, в связи с чем необходимо исключить назначение дополнительного наказания в виде штрафа по преступлениям и окончательного наказания, назначенного по правилам ст. ст. 69 ч. 3 и 70 УК РФ Девяткину, Шихалиеву, Чернобай П.В., Чернобай (Ботоноговой).

Исходя из обстоятельств совершенных Девяткиным Р.А. и Чернобай (Ботоноговой) Е.П. преступлений и личностей осужденных судебная коллегия не находит оснований к переквалификации правил назначения окончательного наказания на ст. 69 ч. 2 УК РФ, в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом № 420 от 07.12.2011, а также изменению принципа назначения наказания по совокупности преступлений, в связи с чем доводы жалоб о снижении наказания в связи с данными изменениями являются несостоятельными.

Нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену постановления, из материалов настоящего уголовного дела судебной коллегией не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Первомайского районного суда г. Владивостока от 13.07.11 года в отношении Девяткина Романа Анатольевича, Шихалиева Дмитрия Рафиковича, Чернобай (Ботоноговой) ФИО5 и Чернобай Павла Викторовича изменить.

Исключить из приговора в отношении каждого осужденного назначение дополнительного наказания в виде штрафа.

При назначении наказания в отношении Чернобай Павла Викторовича с учетом активного способствования раскрытию преступления, на основании ст. 66 ч. 2 УК РФ и ст. 62 ч. 1 УК РФ снизить наказание по ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. а,г УК РФ до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Считать его осужденным

по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы ;

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы ;

по ст.228 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ №87 от 19.05.10 года) к 1 году лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определить 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Считать осужденными

Девяткина Романа Анатольевича

по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а, г» УК РФ в редакции 27.07.09 года к 10 годам лишения свободы ;

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а, г» УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний определено наказание в виде 12 лет лишения свободы.

На основании ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 17.07.08 года окончательно к отбытию назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Шихалиева Дмитрия Рафиковича

по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы;

ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст.174 ч.1 УК РФ в редакции 27.12.09 к штрафу в размере 50000 рублей без ограничения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Наказание по ст.174 ч.1 УК РФ в виде штрафа в размере 50000 рублей исполняется самостоятельно.

Чернобай (Ботоногову) Евгению Петровну

по ст.30 ч.3, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ (по эпизодам сбыта в период с 11.02.10 года по 27.02.10 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы;

по ст.30 ч.1, ст.228.1 ч.3 п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы;

на основании со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном этот же приговор в отношении Девяткина Романа Анатольевича, Шихалиева Дмитрия Рафиковича, Чернобай Павла Викторовича, Чернобай (Ботоноговой) Евгении Петровны оставить без изменения.

Кассационные жалобы адвоката Комарова А.В., осужденных Шихалиева Д.Р., Чернобай (Ботоноговой) Е.П., осужденного Девяткина Р.А. оставить без удовлетворения, кассационные представления государственного обвинителя Перезва Б.С. удовлетворить частично.

Председательствующий Н.П. Чугункина

Судьи Л.И. Аксюта

Л.Е. Горохова



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-962/2011
Принявший орган: Приморский краевой суд
Дата принятия: 14 февраля 2011

Поиск в тексте