• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ НОВОСИБИРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2011 года Дело N 22-1282/2011

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего: Алешиной Л.И.,

Судей: Кузьменкова А.В.,

Волосской И.И.

При секретаре: Полюбиной Ю.И.

рассмотрела в судебном заседании 28 марта 2011 года кассационную жалобу частного обвинителя - потерпевшего О.Б. на приговор Новосибирского районного суда Новосибирской области от 26 января 2011 года, которым приговор и.о. мирового судьи 5-го судебного участка Новосибирского района Новосибирской области от 25 октября 2010 года в отношении

Шпис И.И.,

отменен, а апелляционная жалоба Шписа И.И. - удовлетворена.

Шпис И.И. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Кузьменкова А.В., мнение частного обвинителя-потерпевшего О.Б. и его представителя-адвоката Голуба А.Л., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора суда апелляционной инстанции, мнение оправданного Шпис И.И. об оставлении приговора суда апелляционной инстанции без изменения,У С Т А Н О В И Л А:

Приговором и.о. мирового судьи 5-го судебного участка Новосибирского района Новосибирской области от 25 октября 2010 года Шпис И.И. признан виновным в том, что 14 сентября 2009 года, находясь в дачном доме СНТ "Волна" на острове Кудряш Новосибирского района Новосибирской области, умышленно из личной неприязни причинил физическую боль О.Б., ударив не менее 3 раз кулаком по его правому и левому предплечья.

В качестве доказательств виновности Шписа И.И. в совершении указанного преступления мировой судья в приговоре от 25 октября 2010 года сослался на:

- показания потерпевшего О.Б. и свидетеля О.Л. в судебном заседании, согласно которым, Шпис И.И. 14 сентября 2009 года самовольно разбудил спящего ребёнка и раздетого понёс на улицу, а когда О.Б., с трудом передвигающийся по дому с тростью, потребовал оставить ребёнка в покое, несколько раз ударил О.Б., в том числе в челюсть, отчего последний отлетел метров на 6 и упал на пол;

- заявление О.Б. от 24 февраля 2010 года, согласно которому Шпис И.И. 14 сентября 2009 года нанёс ему, с трудом передвигающемуся на костылях, множественные удары по предплечьям и в челюсть (л.д. 1 - 2);

- заключение эксперта N 3269/4780-2009, согласно которому, у О.Б. имелись кровоподтёк на правом предплечье, ссадины в области правого и левого предплечий, которые образовались от воздействия тупых твёрдых предметов, возможно 14 сентября 2009 года, не причинили вреда здоровью (л.д. 50 - 51), и другие материалы уголовного дела.

В кассационной жалобе потерпевший О.Б. просит приговор суда апелляционной инстанции отменить как незаконный и необоснованный, уголовное дело направить на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В обоснование жалобы потерпевший указывает, что судом не дана надлежащая оценка исследованным доказательствам: его показаниям и показаниям свидетеля О.Л., которые являются последовательными и подтверждаются заключением эксперта N 3269/4780-2009, отсутствие у него телесных повреждений на подбородке не может служить основанием признания того факта, что Шпис И.И. не наносил ему никаких ударов, так как данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля О.Л.

В обоснование оправдательного приговора суд ссылается, что 14 сентября 2010 года Шпис И.И. приехал на дачу, чтобы увидеться с сыном, при этом суд в приговоре не указывает, что Шпис И.И. прибыл в тот день на дачу в компании своих друзей, одним из которых был свидетель Н., к показаниям которого суду следовало отнестись критически, поскольку они даны с целью помочь Шпису И.И. избежать уголовной ответственности, поскольку свидетель является другом Шписа И.И., кроме того, Н. не являлся очевидцем событий.

Свидетель Н. показал, что, приехав на дачу к Шпису И.И., отметить день рождения, те вначале начали веселиться, и только после этого Шпис И.И. предложил прогуляться до дачи бывшего тестя для того, чтобы увидеться с сыном. На вопрос суда, в каком состоянии находился Шпис И.И., свидетель Н. ответил, что те еще не начали праздновать, что является явным противоречием в показаниях свидетеля.

Судом не мотивировано то обстоятельство, почему малолетний сын Шпис И.И. после того, как отец забрал последнего с его дачи, в тот же день принудительно возвращен милицией дедушке и бабушке О.

Данное обстоятельство, по мнению потерпевшего, подтверждает, что осужденный не имел права при данных обстоятельствах забирать сына, и он, и его жена правомерно пытались препятствовать Шпису И.И. забрать сына с дачи.

Вывод суда и Шписа И.И. о том, что он - потерпевший и его жена пытаются оговорить Шписа И.И. в целях достижения нужных результатов при рассмотрении гражданских споров с участием дочери потерпевших, несостоятелен, поскольку первоначально Шпис И.И. отказался от ребенка, а в настоящее время пытается забрать для того, чтобы отомстить бывшей жене и им - потерпевшему и его жене за не сложившиеся отношения. Кроме того, такие показания Шписа И.И. подтверждают, как предполагает потерпевший, наличие у последнего умысла на причинение ему телесных повреждений.

Заявление о нанесении ему Шписом И.И. телесных повреждений подано мировому судье по истечении пяти месяцев по той причине, что изначально заявление подавалось в милицию.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы частного обвинителя - потерпевшего О.Б., судебная коллегия находит постановленный судом апелляционной инстанции оправдательный приговор в отношении Шпис И.И. правильным.

Суд апелляционной инстанции при постановлении оправдательного приговора в его описательной части, в соответствии с требованиями ст. 305 УПК РФ указал сущность предъявленного обвинения, изложил обстоятельства дела, как они установлены судом, проанализировал доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, привел мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

Непосредственно исследовав в судебном заседании все представленные частным обвинителем доказательства по данному уголовному делу, суд апелляционной инстанции обоснованно пришёл к заключению, что выводы, изложенные в приговоре мирового судьи от 25 октября 2010 года не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и что суду не было представлено доказательств, с достаточной полнотой подтверждающих вину Шпис И.И. в предъявленном ему обвинении, а его утверждения о невиновности в совершении указанного преступления, фактически не опровергнуты.

Судом установлено, что 14 сентября 2009 года Шпис И.И. прибыл на остров Кудряш в Новосибирском районе Новосибирской области, на дачу в компании друзей и узнал, что на острове на даче у родителей его бывшей супруги находится его малолетний сын. Для общения с ребёнком Шпис И.И. прибыл в дачный дом СНТ "Волна", взял ребёнка на руки и направился к выходу. В это время О.Б., неправомерно препятствуя встрече осуждённого со своим малолетним сыном, встал на пути к выходу, потребовав от Шписа И.И. оставить ребёнка в доме. Преодолевая чинимое О.Б. препятствие, Шпис, используя физическую силу, воздействуя рукой на предплечья, отстранил О.Б. со своего пути и покинул указанный дом вместе с малолетним сыном.

Оценивая показаниям потерпевшего О.Б. и свидетеля О.Л., суд апелляционной инстанции верно указал, что они являются непоследовательными и не подтверждаются другими доказательствами.

Так, в своём заявлении О.Б. указал, что во время избиения был на костылях, Шпис И.И. нанёс ему множество ударов по предплечьям и удар в челюсть (л.д. 1-2).

Допрошенный в судебном заседании 28 июня 2010 года, О.Б. пояснил, что 14 сентября 2009 года он ходил с тростью, а Шпис И.И. 3-4 раза ударил его в область ключиц, а также в левую часть подбородка, и то же самое он проделал с его женой (л.д. 44).

Допрошенный в судебном заседании 12 января 2011 года, О.Б. пояснил, что Шпис И.И. несколько раз ударил его по запястьям и предплечьям и напоследок ударил в подбородок. При этом Шпис И.И. стоял между ним и выходом на улицу.

Свидетель О.Л. пояснила в судебном заседании 28 июня 2010 года, что Шпис И.И. наносил удары потерпевшему по плечам, шее и челюсти.

Показания О.Б. и О.Л. противоречат заключению судебно-медицинского эксперта, согласно которому, ни на голове, ни в области ключиц, ни на шее О.Б. никаких телесных повреждений не зафиксировано.

Кроме того, показания потерпевшего и свидетеля О.Л. о том, что после полученного удара в челюсть он, пролетев метров 6, упал на пол, противоречат их же пояснениям о том, что он выскочил на улицу вслед за Шписом И.И..

Между тем, отвечая на уточняющие вопросы суда, О.Б. пояснил, что не сразу поднялся с пола, а поднимался в пределах пяти минут.

Кроме того, судебная коллегия берет во внимание то обстоятельство, что в судебном заседании у мирового судьи свидетель О.Л. на вопросы подсудимого о том как потерпевший катился после удара и был ли он с тростью или на костылях, заявила, что ей задают такие вопросы, но она с потерпевшим такие мелочи не обговаривала (л.д. 45), что так же подтверждает выводы суда апелляционной инстанции о заинтересованности данного свидетеля и о необходимости критического отношения к показаниям О.Л. и потерпевшего О.Б.

Допрошенный в судебном заседании осуждённый Шпис И.И. пояснил, что приехал на дачу, чтобы увидеться с сыном. Запрета на свидание с сыном нет. Через незапертую калитку он зашёл на участок, постучал в дверь, но ему никто не открыл. Он услышал плач ребёнка, а в окно увидел О.Л., которая держала на руках его сына Е.. Он попросил открыть дверь, она открыла. Он вошёл в дом, к нему подбежал сын, которого он взял на руки. Потерпевший в это время спал в комнате. Он сказал О.Л., что забирает сына и стал искать вещи, чтобы его одеть, после чего О.Л. стала кричать. На крик проснулся О.Б., он находился в состоянии алкогольного опьянения, взял на кухне нож и пошёл к нему и левой рукой попытался схватить его. Е. был у него на левой руке. Он сделал шаг в сторону, взял О.Б. за левое запястье и отодвинул его в сторону, после чего вышел на улицу.

Его бывшая жена и её родители О. всячески препятствуют ему видеться с ребёнком, он, подал заявление в суд об устранении препятствий видеться с ребёнком. Они, в свою очередь, подали заявление о лишении его родительских прав и пытаются выставить его преступником.

Показания осуждённого в части плача ребёнка и имеющегося в руках потерпевшего предмета подтвердил свидетель Н., который, находясь рядом с указанным домом, также слышал детский плач из дома ещё до того, как в него вошёл осуждённый, а также видел, как вслед за Шписом И.И. из дома на улицу вышел потерпевший, у которого в руках имелся какой-то предмет.

Показания осуждённого о том, что О.Б. находился в нетрезвом состоянии, подтвердила в судебном заседаний 28 июня 2010 года свидетель О.Л., пояснив, что до того, как к ним в дом пришёл Шпис И.И., О.Б. употребил пиво (л.д. 45).

Как следует из представленных суду документов, между Шписом И.И. с одной стороны, О.Б. и О.Л. - с другой, сложилась длительная конфликтная ситуация, основанная на гражданском споре между дочерью О. и Шписом И.И. по поводу места жительства и порядка общения родителей с их общим ребёнком.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что заявление О.Б. о причинённых ему Шписом И.И. побоях является одним из средств достижения нужных результатов рассмотрения гражданских споров с участием дочери потерпевшего.

Суд апелляционной инстанции верно обосновал вывод о том, что осуждённый является отцом ребенка, родительских прав не лишён, в общении с ребёнком судом не ограничен, а потому действия Шписа И.И., направленные на общение с сыном, являются правомерными.

Следовательно, действия Шписа И.И., направленные на преодоление организованного О.Б. препятствия к осуществлению осуждённым отцовских прав, сами по себе, не могут быть преступными.

В результате борьбы между осуждённым и потерпевшим, последнему, согласно приговору мирового судьи, хотя и была причинена физическая боль, однако, в силу изложенных выше обстоятельств действия Шписа И.И. суд апелляционной инстанции справедливо и обоснованно не признал общественно опасными в силу их малозначительности.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает обоснованным и справедливым вывод суда апелляционной инстанции о том, что приговор мирового судьи подлежал отмене, а Шпис И.И. на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Судом апелляционной инстанции дело рассмотрено по правилам ст. 360 и главы 44 УПК РФ, при этом не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, которые послужили бы основанием для отмены оправдательного приговора

По изложенным основаниям кассационная жалоба частного обвинителя - потерпевшего О.Б. удовлетворению не подлежит.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 377,378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Новосибирского районного суда Новосибирской области от 26 января 2011 года, которым отменен приговор и.о. мирового судьи 5-го судебного участка Новосибирского района Новосибирской области от 25 октября 2010 года в отношении Шпис И.И., оставить без изменения, а кассационную жалобу частного обвинителя - потерпевшего О.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1282/2011
Дата принятия: 28 марта 2011

Поиск в тексте