• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ НОВОСИБИРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 апреля 2011 года Дело N 22-1770/2011

Судья Метельский П.С. Дело N 22-1770/2011 г. Докладчик судья Колесник Г.И.

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Новосибирск 27 апреля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Колесник Г.И.

судей Зыкина С.В., Минеевой Н.Ф.

при секретаре Усовой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 27 апреля 2011 г. кассационные жалобы осуждённых Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю.

на приговор Ленинского районного суда г. Новосибирска от 25 января 2011 г., которым

Крылов И.Н.

осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы. В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено к назначенному наказанию не отбытое наказание по приговору от 24 октября 2006 года и окончательно к отбытию ему назначено 9 лет лишения свободы без ограничения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гнусарев Е.Ю.,

осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Гнусарева Е.Ю. процессуальные издержки по делу в виде оплаты труда адвоката Дубиковой И.А. в сумме ХХХ рублей ХХ копеек.

Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К.О.Н., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц.

Преступление совершено при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимые Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю виновными себя не признали.

Заслушав доклад судьи областного суда Колесник Г.И., объяснения сужденных Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю., адвокатов Патрушева А.В. и Муратова В.И, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Раковой Н.С., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

В кассационной жалобе осуждённый Крылов И.Н. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, изменить меру пресечения, поскольку данное преступление он не совершал.

По доводам жалобы, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не устранены противоречия, имеющие значения для разрешения дела, а также не учтено преимущество одних фактов перед другими.

Кроме того, суд не учел, что обвинительное заключение построено на предположениях и домыслах следователя, предварительное расследование проведено небрежно, с грубыми нарушениями норм УПК РФ, многие обстоятельства, имеющие значение для дела, следствием проигнорированы в интересах стороны обвинения, доказательства получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, следователь уничтожил улики в качестве вещественных доказательств, которые могли бы установить подлинные обстоятельства дела.

Считает, что суд несправедливо положил в основу приговора показания потерпевшей Е.О.Н., которая страдает психическим расстройством, склонна ко лжи, недееспособна.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Гнусарев Е.Ю. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку он не совершал преступление, указывая, что суд допустил существенные противоречия в своих выводах о показаниях свидетеля Б.С.Н., который пояснял, что куртка изъята при понятых и приобщена к материалам дела, но суд установил, что обнаруженная куртка процессуально не изымалась и к делу не приобщалась.

Кроме того, осуждённый Гнусарев Е.Ю. указывает, что в основу приговора положены противоречивые показания Е.О.Н., которая страдает психическим расстройством, злоупотребляет алкоголем и лишена родительских прав. Противоречия в показаниях Е.О.Н. судом не устранены, её показания не согласуются с выводами эксперта. Протокол осмотра трупа и заключение эксперта в части телесных повреждений исключают друг друга.

Суд необоснованно посчитал показания свидетеля И.Н.Ю. не соответствующими действительности, поскольку у нее не было мотива давать недостоверные показания, так как она заинтересована в установлении истины по делу. Также суд допустил существенные противоречия, делая выводы, в части показаний супругов П.Н.В. и П.Г.Г.

Приговор построен на предположениях и догадках следователя, суд в своих выводах не указал мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Полагает, что необходимо допросить дополнительного свидетеля Н.Е.Ф.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершённом группой лиц, установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведённых в приговоре.

Доводы Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. о невиновности, аналогичные изложенным ими в жалобах, проверялись в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом как несостоятельные.

Так, из показаний потерпевшей Е.О.Н. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании следует, что ХХ апреля 20ХХ года во время распития спиртных напитков в квартире, где проживали К.О.Н и Крылов И.Н., между ними возникла ссора. В квартире также находился Гнусарев Е.Ю. Она видела, что Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю. избивали К.О.Н., наносили ему удары кулаками в область головы. Крылов И.Н. удерживал руки К.О.Н. за спиной, а Гнусарев Е.Ю. наносил удары. В том числе и в область головы. Затем Крылов И.Н. отпустил К.О.Н., встал перед ним и нанёс не менее 3 ударов кулаком в область головы. Она видела кровь на лице К.О.Н., который был в сознании, но не двигался. На следующий день она обнаружила, что К.О.Н. не дышит.

Доводы жалоб осуждённых Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. о том, что суд необоснованно положил в основу приговора показания потерпевшей Е.О.Н., так как она страдает психическим расстройством, недееспособна, злоупотребляет алкоголем, лишена родительских прав, склонна ко лжи, являются необоснованными.

В материалах дела имеется заключение экспертов амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Е.О.Н., согласно которому потерпевшая обнаруживает психическое расстройство в форме лёгкой умственной отсталости. Однако это психическое расстройство у Е.О.Н. выражено не столь значительно и не лишает её возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания на конкретно поставленные вопросы. Память на события прошлого и настоящего сохранена. Обманов восприятия, бреда не обнаружено. Признаков склонности к повышенному фантазированию не имеется. Индивидуально-психологические особенности Е.О.Н. с учётом конкретной ситуации преступления не оказывают существенного влияния на восприятие ею произошедшего, а также на последующее изложение обстоятельств преступления, свидетелем которого она являлась. В период совершённого в её присутствии правонарушения Е.О.Н. правильно ориентировалась в окружающей обстановке, поддерживала речевой контакт, её действия носили целенаправленный характер и не определялись психотическими переживаниями.

На учёте у нарколога Е.О.Н. не состоит, что подтверждается справкой наркологического диспансера.

Лишение Е.О.Н. родительских прав не связано с достоверностью данных ею показаний. Сведения о том, что Е.О.Н. признана недееспособной в материалах дела отсутствуют.

Существенных противоречий в показаниях потерпевшей Е.О.Н., которые могли бы повлиять на выводы суда, не имеется. Показаниям потерпевшей судом дана оценка с учётом других объективных доказательств.

Суд обоснованно признал показания Е.О.Н. убедительными, поскольку она последовательно поясняла, что К.О.Н. избивали Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю..

Показания Е.О.Н. подтверждаются заключением эксперта судебно-медицинской экспертизы трупа К.О.Н., согласно которому смерть К.О.Н. наступила от закрытой тупой черепно-мозговой травмы, выразившейся повреждениями в виде кровоподтёков на веках глаз, ушибленной раны слизистой верхней губы, субарахноидальных кровоизлияний в лобных и височно-теменных долях обоих полушарий головного мозга, внутримозговой гематомы в лобной доли левого полушария головного мозга.

При осмотре трупа К.О.Н., который производился в квартире Z дома Z по ул. ZZZ Х ХХ ХХХ года, обнаружены кровоподтёки в параорбитальных областях, углообразная рана с закруглёнными концами, покрытая фибрином, на слизистой верхней губы.

Аналогичная локализация видимых телесных повреждений установлена и при исследовании трупа К.О.Н. судебно-медицинским экспертом, поэтому доводы жалобы Гнусарёва Е.Ю. о том, что протокол осмотра трупа и заключение эксперта исключают друг друга, судебная коллегия находит необоснованными.

Свои показания о том, что Крылова И.Н. в момент избиения К.О.Н не было дома, он уходил в гаражные боксы, Е.О.Н. объяснила тем, что об этом сказать приказал ей Крылов И.Н. Она была напугана, поэтому дала в этой части ложные показания, однако затем рассказала следователю правду.

Свидетели А.В.С. и Н.В.В. пояснили, что К.О.Н. Х апреля 20Х года не приходил к ним в гаражные боксы, что также подтверждает показания потерпевшей о том, что К.О.Н. избивали Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю..

Доводы жалобы осуждённого Гнусарева Е.Ю. о том, что суд допустил существенные противоречия при оценке показаний свидетелей П.Н.В. и П.Г.Г., не обоснованны, поскольку указанные свидетели поясняли, что в квартире, где проживали К., постоянно собирались лица, употребляющие спиртные напитки, вечером и ночью из квартиры доносился шум, Х апреля 20Х года они слышали, что в квартире находились люди, но ничего необычного они не слышали.

Давая оценку показаниям указанных свидетелей, суд правильно принял во внимание, что события, связанные с совершением преступления, носили скоротечный характер, поэтому соседи, которые постоянно слышали из квартиры К. шум, не акцентировали внимание на шум, доносившийся из квартиры Х апреля 20Х года.

Надлежащим образом оценены судом и показания свидетеля Б.С.Н., который давал показания о том, что недалеко от дома была обнаружена куртка со следами крови. Суд не принял во внимание показания этого свидетеля, так как установил, что куртка не принадлежала погибшему К.О.Н, Крылов И.Н. был одет в дублёнку. Кроме того, куртка не изымалась и не приобщалась к материалам дела в качестве вещественного доказательства.

Показания свидетеля защиты И.Н.Ю. суд обоснованно признал не соответствующими действительности, учитывая показания потерпевшей Е.О.Н. о том, что И.Н.Ю. в день происшествия в квартире не было, появилась она на следующий день, когда К.О.Н. был уже мёртв. Кроме того, показания И.Н.Ю. об одежде погибшего, в которую он был одет вечером Х апреля 20Х года, а также о том, что К.О.Н. ушёл за спиртным, когда они ещё выпивали, противоречат, соответственно, показаниям потерпевшей Е.О.Н. и подсудимого Гнусарева. О присутствии И.Н.Ю. в квартире Х апреля 20Х года не пояснял и подсудимый Крылов И.Н. Из показаний потерпевшей Е.О.Н. следует, что именно И.Н.Ю. высказывала ей угрозы, добиваясь изменения показаний в отношении Гнусарева Е.Ю.

Виновность Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. подтверждается и другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведённых в приговоре.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в совокупности, суд пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершённом группой лиц, и верно квалифицировал действия каждого из них по ч. 4 ст. 111 УК РФ в действовавшей на момент постановления приговора редакции.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению, поскольку 7 марта 2011 года вступил в законную силу ФЗ РФ N 26 "О внесении изменений в Уголовный Кодекс РФ", в соответствии с которым внесены изменения в ч. 4 ст. 111 УК РФ, исключён нижний предел в санкции закона.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе и на лиц, отбывающих или отбывших наказание.

Крылов И.Н. и Гнусарев Е.Ю. совершили преступление до вступления в силу вышеуказанного закона, поэтому их действия следует переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 7 марта 2011 года.

При назначении Крылову И.Н. и Гнусареву Е.Ю. наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершённого им преступления, данные о личности каждого, влияние назначенного наказания на их исправление и конкретные обстоятельства дела.

Также судебная коллегия учитывает все смягчающие наказание обстоятельства в отношении Крылова и Гнусарева, отягчающее наказание обстоятельство в отношении Крылова, указанные в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора или внесение в него иных изменений, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалоб осуждённых о том, что обвинение им предъявлено было на домыслах и догадках следователя, расследование проведено с грубым нарушением УПК РФ, многие обстоятельства проигнорированы следователем, доказательства получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, следователь уничтожил улики, которые могли бы установить подлинные обстоятельства дела, являются не конкретизированными, из жалоб не ясно, какие нарушения уголовно-процессуального законодательства допущены следователем при производстве предварительного следствия, какие улики он уничтожил, какие доказательства получены с нарушением УПК РФ, поэтому они не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

Ссылка в жалобе Гнусарева Е.Ю. на то, что необходимо допросить дополнительного свидетеля Н.Е.Ф., также не состоятельна, поскольку в судебном заседании он не просил о допросе данного свидетеля.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Ленинского районного суда г. Новосибирска от 25 января 2011 года в отношении Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. изменить.

Переквалифицировать действия Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. с ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 27 декабря 2009 года на ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 7 марта 2011 года, по которой назначить им наказание:

Крылову И.Н. - 8 лет 6 месяцев лишения свободы без ограничения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить не отбытое наказание по приговору Ленинского районного суда г. Новосибирска от 24 октября 2006 года и окончательно к отбытию назначить ему 9 лет лишения свободы;

Гнусареву Е.Ю. - 8 лет лишения свободы без ограничения свободы.

В остальной части этот же приговор в отношении Крылова И.Н. и Гнусарева Е.Ю. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1770/2011
Дата принятия: 27 апреля 2011

Поиск в тексте