• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ИВАНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 февраля 2012 года Дело N 22-224

Судья Матюшин А.Н. Дело N 22-224

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08 февраля 2012 года город Иваново

Судебная коллегия по уголовным делам Ивановского областного суда в составе председательствующего Калёнова Е.В.,

судей Дёминой М.Н., Комоловой А.А.,

при секретаре Слезиной С.В.

рассмотрела в судебном заседании 08 февраля 2012 года кассационные жалобы осуждённых Задворнова А.А. и Шведчикова М.В. на приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 21 декабря 2011 года, которым

Задворнов Алексей Анатольевич, родившийся 07 июня 1973 года в г.Фурманов Ивановской области, судимый,

Шведчиков Максим Викторович, родившийся 24 июня 1973 года в г.Иваново, судимый,

осуждены каждый по ч.2 ст.162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 20000 рублей.

Заслушав доклад судьи Комоловой А.А., выступления осуждённых Задворнова А.А. и Шведчикова М.В., защитников Шугаева Б.Г. и Кудряшова В.А., поддержавших кассационные жалобы, возражения прокурора Премилова К.Ю., просившего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Задворнов А.А. и Шведчиков М.В. признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершённого группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Обстоятельства преступления изложены в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Задворнов А.А. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, указывает, что обвинение не нашло подтверждения в судебном заседании, выводы суда противоречат ст.49 Конституции РФ, ч.3 ст.14 УПК РФ, основаны на мнении заинтересованных потерпевших, в чьих показаниях имеются значительные расхождения; необоснованным является признание ножа оружием, поскольку нож не обнаружен, точного его описания нет, заключение эксперта на нож не указывает, показания свидетеля М. наличие ножа не подтверждают; фактические обстоятельства установлены судом неправильно, имела место случайная встреча с потерпевшими, его действия в ходе конфликта могут расцениваться только как хулиганство, предварительного сговора, корыстной цели не было, квалификация по ч.2 ст.162 УК РФ является необоснованной; суд лишил его права на защиту, выдавая ему копии протокола судебного заседания по частям, в то время как он ходатайствовал об ознакомлении его с протоколом каждого судебного заседания; не ознакомив его с протоколом судебного заседания, суд лишил его возможности принести замечания на протокол; в деле отсутствует заключение эксперта о характере повреждений, выявленных при осмотре лодки и мотора, повреждения могли быть нанесены якорем при столкновении, а также самим потерпевшим Л., у которого выемка лодки произведена лишь через 18 дней после происшествия; вещественные доказательства в нарушение ч.1, 2 ст.82 УПК РФ не приобщены к делу и не сфотографированы, что препятствовало установлению истины, не проведена экспертиза на предмет стоимости лодки и мотора, показания Л. о приобретении лодки и мотора в 2011 году противоречат материалам дела, указывающим на приобретение мотора в 2009 году, следовательно, стоимость вещей завышена, а Л. имеет корыстную заинтересованность, что подтверждается распиской о получении Л. 130000 рублей от М.; суд не дал оценки показаниям свидетеля Д. о вымогательстве денег и избиении его (Задворнова А.А.) сотрудниками полиции, показаниям Шведчикова М.В. о вымогательстве со стороны Л. и следователя Б.; при исчислении срока наказания не учтено, что он задержан 29 мая 2011 года, не дана оценка обстоятельствам задержания; время, указанное в протоколах допроса потерпевших от 30 мая 2011 года, не соответствует указанному потерпевшими в судебном заседании, следовательно, показания потерпевших являются недопустимыми доказательствами; по делу необходимо было проведение следственного эксперимента; показания Л. об одном ударе ножом по щеке противоречат заключению эксперта о наличии двух ран, не учтено, что раны могли быть получены от острых краёв лодки при её переворачивании, от травы при бегстве потерпевшего, не учтено, что при ударе по щеке и приставлении ножа к шее глубина ран должна быть разной, в заключении эксперта она одинакова; из показаний свидетеля В. следует, что ран на лице и шее у Л. он не видел, и тот о медицинской помощи не просил, а события описал как действия хулиганов; при отсутствии вреда здоровью потерпевшего действия не могут квалифицироваться как разбой; суд незаконно не принял к рассмотрению его ходатайства, в удовлетворении которых ему было отказано в ходе предварительного следствия, необоснованно отказал в назначении ситуационной экспертизы; вывод суда об отсутствии нарушений при расследовании уголовного дела противоречит постановлению суда от 19 декабря 2011 года об исключении доказательств.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Шведчиков М.В. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, указывает, что обвинение не подтверждено доказательствами, судом необоснованно отвергнуты показания в судебном заседании, соответствующие фактическим обстоятельствам дела, ссылка на заключение эксперта в приговоре является неправильной, поскольку оно не указывает на нож, раны у потерпевшего могли образоваться от соприкосновениями с любыми другими предметами; конфликт с потерпевшими возник в момент встречи, всё произошло спонтанно, в обоюдной драке, а не по предварительному сговору, завладения имущества не было, лодка осталась на реке, то есть действий по хищению имущества не предпринято; необоснованно отвергнут факт получения потерпевшими денег от М., не учтено, что сотрудники полиции и потерпевшие вымогали у него (Шведчикова М.В.) деньги; не учтены противоречия в показаниях потерпевших при описании подплывшей к ним лодки, ножа, при указании на наличие цветных татуировок у одного из нападавших.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Фактические обстоятельства преступления и вина Задворнова А.А. и Шведчикова М.В. в его совершении установлены на основании совокупности исследованных доказательств правильно.

Доводы осуждённых об отсутствии предварительного сговора и корыстной цели, спонтанности конфликта опровергаются показаниями потерпевших Л. и П., показаниями в ходе предварительного следствия свидетеля М., из которых следует, что, подплывая к лодке потерпевших, Задворнов А.А. и Шведчиков М.В. договорились о хищении мотора, и дальнейшие их требования и согласованные действия были направлены на достижение цели хищения.

Утверждение осуждённого Шведчикова М.В. о том, что завладения имуществом не было, опровергается показаниями потерпевших и свидетеля М., показаниями свидетеля В., которому Л. сразу после происшедшего рассказал, что на него и друга напали и отобрали лодку с мотором, и показаниями свидетеля Д. о том, что М. и Задворнов А.А., вернувшись к месту отдыха, привезли с собой лодку белого цвета.

Доводы осуждённых о заинтересованности потерпевших не могут быть признаны состоятельными. Факт получения денег Л. от свидетеля М. не ставит под сомнение достоверность показаний потерпевших. Передача денег имела место после того, как потерпевшие были допрошены следователем об обстоятельствах происшествия. Согласно показаниям свидетеля М., он передал 130000 рублей Л. по инициативе Задворнова А.А., который просил его возместить таким образом ущерб потерпевшим и обещал впоследствии вернуть деньги.

Утверждение об отсутствии в приговоре оценки показаний Шведчикова А.В. о вымогательстве со стороны потерпевшего Л. и следователя Б. и показаний в этой части свидетеля Д. необоснованно. В приговоре изложен вывод о том, что действия следователя были предметом проверки прокурора и руководства следственного управления, нарушений не выявлено, не установлено таких нарушений и судом. Последний вывод не противоречит постановлению суда от 19 декабря 2011 года об исключении как недопустимого доказательства протокола осмотра места происшествия, поскольку при постановлении приговора суд не мог учитывать исключённое доказательство и, соответственно, обстоятельства его получения.

Доводы жалоб о значительных расхождениях, противоречиях в показаниях потерпевших необоснованны. Существенных противоречий, в том числе при описании лодки, ножа, внешности нападавших, показания потерпевших не содержат. Доводы осуждённого Шведчикова М.В. об отсутствии у него, Задворнова А.А. и М. указанных П. татуировок, показания П. о том, что нападавшие называли себя другими именами (на что указано при кассационном рассмотрении защитником Шугаевым Б.Г.), не ставят под сомнение то обстоятельство, что в лодке, подплывшей к лодке потерпевших, находились именно Задворнов А.А., Шведчиков М.В. и М., поскольку это подтверждается, в том числе, показаниями осуждённых и свидетеля М.

Утверждение осуждённого Шведчикова М.В. о том, что показания свидетеля М. не подтверждают наличие ножа, противоречит показаниям свидетеля. М. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании указывал, что Шведчиков нанёс удары ножом по резиновой лодке потерпевших, от чего лодка была повреждена и начала спускать.

Несостоятельным является довод об отсутствии точного описания ножа. Потерпевшие Л. и П. и свидетель М. показали, что нож был большой, с инкрустацией. Отсутствие ножа как вещественного доказательства, сведений о его точных размерах и, соответственно, экспертного заключения относительно его характеристик не ставит под сомнение факт использования ножа при совершении преступления, который, кроме показаний потерпевших и свидетеля М., подтверждается показаниями в ходе предварительного следствия Шведчикова М.В., утверждавшего, однако, что по лодке потерпевших ножом ударял Задворнов А.А.

Утверждение осуждённого Задворнова А.А. о необоснованности признания ножа оружием беспредметно. Оружием нож не признавался. Признание же его предметом, используемым в качестве оружия, сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Ссылка осуждённого Шведчикова М.В. на отсутствие указания на нож в исследованном судом экспертном заключении несостоятельна. Заключение эксперта составлено по результатам судебно-медицинской экспертизы потерпевшего Л., а потому не может содержать выводов относительно ножа. Тем не менее заключение эксперта указывает на образование ран на щеке и шее потерпевшего в результате воздействия предмета, имеющего острый режущий край, что не исключает образование ран от воздействия ножа.

Доводы жалоб о необходимости проведения по делу следственного эксперимента, о возможности образования ран у Л. при переворачивании лодки, от травы, от соприкосновения с любыми другими предметами являются надуманными. Достоверность показаний потерпевших о том, что Задворнов А.А. приставил нож к шее Л., а затем, взмахнув ножом у его лица, причинил порез на щеке, сомнений не вызывает.

Также надуманными являются доводы осуждённого Задворнова А.А. о противоречии между показаниями Л. и заключением эксперта. Образование двух ран, расположенных, как указано в экспертном заключении, на одной линии, от одного взмаха ножом не исключается.

Довод Задворнова А.А. о том, что глубина ран на шее и щеке потерпевшего не могла быть одинаковой, основан на утверждении о разной силе воздействия при приставлении ножа к шее и ударе ножом по щеке. Между тем установленные судом обстоятельства не свидетельствуют о том, что имел место удар ножом: приговором установлено, что Задворнов А.А. замахнулся на Л., задев его ножом по левой щеке. Вывод суда заключению эксперта не противоречит.

Показания свидетеля В., указавшего, что он не помнит, были ли у Л. какие-либо телесные повреждения, не способны опровергнуть показания потерпевших и заключение эксперта о наличии таковых.

Утверждение о том, что Л. в рассказе В. описал события как действия хулиганов, не соответствует содержанию показаний свидетеля В.

Доводы Задворнова А.А. о необходимости экспертного заключения относительно характера повреждений лодки и мотора, выявленных при их осмотре, о возможности причинения повреждений якорем при столкновении, а также самим потерпевшим, не могут быть признаны состоятельными. Факт причинения повреждений лодке в результате ударов ножом и намерение Задворнова А.А. и Шведчикова М.В. снять с лодки мотор и похитить его бесспорно подтверждаются совокупностью приведённых в приговоре доказательств.

Приговором установлено наличие у Задворнова А.А. и Шведчикова М.В. цели хищения лодочного мотора. Указание на цель хищения лодки исключено из обвинения государственным обвинителем. В связи с этим доводы Задворнова А.А. относительно стоимости лодки беспредметны.

Сомневаться в достоверности показаний потерпевшего Л. о времени приобретения мотора и его стоимости у суда не было. Утверждение о наличии в материалах дела сведений о приобретении мотора в 2009 году необоснованно. Таких сведений в деле нет. Указание в протоколе осмотра о наличии на моторе надписи об изготовлении его в 2009 году не опровергает показания потерпевшего о приобретении мотора в 2011 году. Основания для вывода о том, что стоимость мотора, указанная в приговоре, является завышенной, отсутствуют.

Представленные доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст.17, 87, 88 УПК РФ. Мотивы, по которым суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие, в приговоре приведены. Сомнений в виновности Задворнова А.А. и Шведчикова М.В., подлежащих толкованию в их пользу, у суда не возникло. Не возникает таковых и у судебной коллегии. Утверждение Задворнова А.А. о нарушении судом ст.49 Конституции РФ и ч.3 ст.14 УПК РФ не может быть признано обоснованным.

Действия виновных квалифицированы по ч.2 ст.162 УК РФ верно.

Доводы Задворнова А.А. о необоснованности квалификации его действий как разбоя при отсутствии вреда здоровью потерпевшего несостоятельны. Основанием для такой квалификации является наличие угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, выраженной с помощью ножа и топора.

Наказание, назначенное Задворнову А.А. и Шведчикову М.В., соответствует характеру и степени общественной опасности совершённого преступления и данным о личностях осуждённых, отвечает требованиям ст.6, 43, 60 УК РФ.

Решение суда о зачёте в срок отбывания наказания времени содержания Задворнова А.А. под стражей с 30 мая 2011 года соответствует материалам дела, в частности, протоколу задержания. Утверждение Задворнова А.А. о том, что он был задержан 29 мая 2011 года, может быть предметом проверки суда в порядке исполнения приговора при обращении осуждённого с соответствующим ходатайством.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при производстве по уголовному делу не допущено.

Выемка лодки через 18 дней после происшествия не является существенным нарушением, способным поставить под сомнение выводы суда, основанные на совокупности доказательств.

Утверждение в жалобе Задворнова А.А. о нарушении следователем ч.1, 2 ст.82 УПК РФ необоснованно. Обязательное фотографирование громоздкого вещественного доказательства, которое не может храниться при уголовном деле, предусмотрено пп. "а" п.1 ч.2 ст.82 УПК РФ в случае помещения вещественного доказательства на хранение в место, указанное следователем. В данном случае лодка с мотором после её осмотра возвращена без ущерба для доказывания законному владельцу, что предусмотрено пп. "б" п.1 ч.2 ст.82 УПК РФ.

Показания потерпевших о том, что их допрос в ходе предварительного следствия проводился позже времени, указанного в протоколах допросов от 30 мая 2011 года, не свидетельствуют о нарушении порядка допроса, ущемлении прав участников уголовного судопроизводства или иных существенных нарушениях и не влекут признание недопустимым доказательством приведённых в приговоре показаний потерпевшего П. от 30 мая 2011 года.

Все заявленные Задворновым А.А. ходатайства судом рассмотрены в соответствии с требованиями закона. Доводы осуждённого в этой части также являются необоснованными.

Доводы Задворнова А.А. о нарушении его права на ознакомление с протоколом судебного заседания и принесения на него замечаний противоречит материалам дела и не соответствуют закону. Ст.259 УПК РФ не предусматривает изготовление протокола и выдачу его копий участникам процесса после каждого судебного заседания. В соответствии с ч.6 ст.259 УПК РФ Задворнову А.А. по его ходатайству выдавались копии протокола судебного заседания, изготовленного по частям. На ходатайство осуждённого, поступившее по окончании судебного заседания, о направлении ему копии протокола в полном объёме судом обоснованно указано, что копия протокола ему была выдана. Ходатайств об ознакомлении с протоколом судебного заседания осуждённый не заявлял. Препятствия для реализации права подать замечания на протокол у осуждённого отсутствовали.

С учётом изложенного судебная коллегия находит обжалуемый приговор законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены и изменения.

Руководствуясь ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 21 декабря 2011 года в отношении Задворнова Алексея Анатольевича и Шведчикова Максима Викторовича оставить без изменения, кассационные жалобы осуждённых Задворнова А.А. и Шведчикова М.В. - без удовлетворения.

Председательствующий Е.В. Калёнов

Судьи М.Н. Дёмина

А.А. Комолова

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-224
Принявший орган: Ивановский областной суд
Дата принятия: 08 февраля 2012

Поиск в тексте