• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ИВАНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2012 года Дело N 22-2295/12

Судья Беляева Г.Ф. Дело N 22-2295/12

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Иваново 27 сентября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ивановского областного суда в составе

председательствующего Сидоровой О.В.,

судей Емельянова А.Н., Михалевой О.Б.,

при секретаре Мольковой Ю.А.,

с участием:

защитника-адвоката Литовец Л.П.,

прокурора Мельниковой Н.Е.,

потерпевшей Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20, 27 сентября 2012 года кассационную жалобу защитника-адвоката Литовец Л.П. в интересах осужденного Т. на приговор Палехского районного суда Ивановской области от 18 июля 2012 года, которым

Т.

осужден по ч.1 ст.158 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.12.2009г.) к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы ежемесячно; по ч.2 ст.167 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г.) к 3 годам лишения свободы; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 14 марта 2012 года.

С Т. в пользу областного государственного учреждения "Редакция газеты " ххх" в счет возмещения материального ущерба взыскано ХХХ рубля ХХ копеек.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Михалевой О.Б., выступление защитника Литовец Л.П., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Мельниковой Н.Е. и потерпевшей Б., полагавших необходимым приговор оставить без изменения ввиду его законности и обоснованности, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Т. признан виновным в совершении кражи, то есть в тайном хищении чужого имущества, и в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, совершенном путем поджога.

Преступления совершены Т. в августе и октябре 2011 года в п.хх Ивановской области в отношении имущества областного государственного учреждения "Редакция газеты "ххх", при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступлений Т. фактически признал полностью, не отрицая того, что взял фотоаппарат в кабинете редакции газеты, когда там никого не было; поджег здание редакции газеты; эти действия совершил из-за обиды на главного редактора Б., отказавшуюся публиковать в газете его стихи и статью; не предполагал, что в результате поджога будут столь серьезные последствия; сумму причиненного ущерба не оспаривал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, изложенных в судебном заседании суда кассационной инстанции, адвокат Литовец Л.П. в интересах осужденного выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

- вопреки принципу презумпции невиновности все сомнения суд истолковал не в пользу, а против Т.;

- суд не исследовал все показания участников процесса, данные ими как в ходе следствия, так и в ходе суда;

- суд взял за основу показания Т. о неоднократном приезде к зданию редакции сначала с соляркой, затем с бензином, не учтя его показания в суде о том, что он с целью приезжал только один раз;

- Т. не намеревался присваивать взятый в редакции фотоаппарат; показания свидетеля О. о предложении Т. купить фотоаппарат, принадлежащий редакции, ничем не подтверждены; приговором не решена судьба фотоаппарата;

- умысла на уничтожение всего здания редакции у Т. не было;

- судом не определено правовое и имущественное положение потерпевшего "Редакция газеты "ххх", так как потерпевшим был предъявлен Устав в новой редакции, утвержденной после пожара;

- признание гражданским истцом Б., является незаконным; исковое заявление могло быть подано лишь собственником имущества;

- вопрос об ущербе всесторонне не исследован, показания Б. в суде о том, что вся имеющаяся техника испорчена, ничем не подтверждены, перечень имущества менялся; справки об ущербе различны;

- заключение N 074/03/12 об оценке стоимости здания выполнено ненадлежащим лицом, с нарушениями УПК РФ и ФЗ "Об оценочной деятельности"; срок действия свидетельства о постановке на налоговый учет общества "Оценка" истек 21 июля 2011 года; документы, послужившие основанием для проведения оценки, отсутствуют; права Б. не разъяснялись, он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вторым оценщиком Смирновой заключение не подписано; вопрос о стоимости восстановительного ремонта здания не ставился, хотя из заключения, протокола осмотра места происшествия, показаний свидетелей следует, что полностью оно не уничтожено; утверждение оценщика Б. о невозможности ремонта здания необоснованно, так как согласно письму Департамента культуры это строение, являющееся культурным наследием, необходимо восстановить; в заключение не указана балансовая стоимость здания; оценка произведена как жилого здания, а это здание жилым не является; показания оценщика Б. в качестве эксперта доказательствами признаны быть не могут, поскольку он экспертного заключения не давал;

- судебно-психиатрическая экспертиза проведена с нарушением закона, так как в заключении отсутствует анализ фактов из жизни Т., исследование проведено поверхностно, в выводах экспертов имеются разногласия; судом не дана оценка заключению психолога о том, что особенности развития Т. связаны с имеющимся у него психическим расстройством; у члена комиссии Ч. отсутствует указание на то, что он является государственным судебным экспертом; не указаны сведения об экспертном учреждении, указанное учреждение не могло проводить экспертизу, так как следователем было поручено проведение экспертизы "ОКПБ "Никольское" Костромской области; нет упоминания о поручении руководителем учреждения проведение экспертизы экспертам; не указано время проведения экспертизы;

- по делу необходимо назначить повторную стационарную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу в ином экспертном учреждении;

- при назначении наказания суд не учел наличие у Т. заболеваний позвоночника, психического расстройства.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Гордеев Д.Р. подробно изложил мотивы, по которым доводы жалобы являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В возражениях представитель потерпевшего Б. просит приговор оставить без изменения, жалобу адвоката без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и дополнений к ней, а также возражений на жалобу, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в части гражданского иска о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, заявленного Б., а в остальной части считает приговор законным, обоснованным и справедливым.

Фактические обстоятельства дела, при которых осужденным совершены преступления, судом установлены верно. Выводы суда этим обстоятельствам соответствуют, каких-либо противоречий в доказательствах, положенных в основу обвинительного приговора, ставящих под сомнение доказанность вины Т. не имеется.

Вина Т. по факту тайного хищения фотоаппарата, принадлежащего редакции газеты "ххх", подтверждается показаниями представителя потерпевшего Б., свидетелей Ч., Ч. Е.Н., Т., Т. Т.А., О., самого подсудимого, не отрицавшего факта взятия в редакции газеты фотоаппарата, справкой о стоимости похищенного.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии у Т. умысла на хищение фотоаппарата были предметом проверки суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты. Корыстная цель завладения фотоаппаратом подтверждается длительностью его нахождения у Т., желанием его продать О., возвращением фотоаппарата сотруднику редакции отцом осужденного с просьбой не обращаться в полицию на сына. Довод о недоказанности попытки продажи Т. похищенного фотоаппарата является несостоятельным, так как представитель потерпевшего Б. указывала индивидуальные особенности украденного фотоаппарата, которые соответствует описанию фотоаппарата предложенного к продаже Т., данному свидетелем О.

Фотоаппарат марки "Олимпус" в корпусе черного цвета был изъят у представителя потерпевшего Б., осмотрен, сфотографирован, признан вещественным доказательством по делу, впоследствии возвращен представителю потерпевшего, что не противоречит требованиям п."б" ч.2 ст.82 УПК РФ, предусматривающим возвращение вещественных доказательств их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания.

Действия Т. правильно квалифицированы по ч.1 ст.158 УК РФ.

По факту уничтожения здания редакции газеты "ххх" и находящегося в нем имущества, совершенного путем поджога, причинившего значительный ущерб, вина Т. подтверждается: показаниями представителя потерпевшего Б., свидетелей Ш., Р. В.В., Р.С.Ю., Б., Г., Ч., Ч.Е.Н., Я., К., Т., сообщением о пожаре, протоколом осмотра места происшествия, схемой к нему, заключением пожарно-технической экспертизы, согласно которому причиной пожара явилось тепловое воздействие открытого источника огня (пламя факела, спички, зажигалки) на горючие конструкции пристройки здания редакции газеты "ххх", протоколом проверки показаний Т. на месте происшествия, заключением химической экспертизы, показаниями Т., не отрицавшего факта поджога здания редакции из чувства мести и обиды на главного редактора в связи с отказом публикации в газете его статьи, другими исследованными судом доказательствами в совокупности.

Все приведенные в приговоре доказательства проанализированы и оценены с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

Действиям Т. по факту поджога здания редакции газеты судом дана верная юридическая оценка по ч.2 ст.167 УК РФ.

Вопреки доводам кассационной жалобы в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Доводы жалобы о том, что суд не в полном объеме исследовал доказательства по делу, не нашли своего подтверждения, поскольку противоречат протоколу судебного заседания, из которого усматривается, что все доказательства, представленные суду сторонами обвинения и защиты по обоим преступлениям, были исследованы и оценены, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Принцип состязательности и равноправия сторон соблюден, принцип презумпции невиновности не нарушен.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания Т. о неоднократном приезде к зданию редакции сначала с соляркой, а затем с бензином, который он влил в отверстие для корреспонденции на входной двери, после чего поджег спичками, и бензин моментально вспыхнул, поскольку они подтверждаются показаниями свидетелей Ш., Р., Б., Г. о том, что в ходе проверки обстоятельств пожара Т. признался в поджоге и пояснял, что дважды приезжал к зданию, сначала привез солярку, но она не загорелась, тогда он привез бензин, от которого произошло возгорание (т.2 л.д.222, 232-234, 236).

Несмотря на показания Т. о том, что он не ожидал серьезных последствий от поджога здания, его умысел на уничтожение всего здания и находящегося в нем имущества, а не на его повреждение, подтверждается установленными судом фактическими обстоятельствами дела.

Материалами дело установлено, что до пожара в здании сотрудники редакции газеты осуществляли свою трудовую деятельность.

Т. совершил поджог здания около 3 часов 40 минут, то есть в ночное время, с использованием быстровоспламеняющейся жидкости, путем вливания ее внутрь, и поджигания, в результате чего разгорание огня началось внутри, не было видно снаружи, огнем было охвачено все здание, и только в 4 часа 35 минут свидетель Р. увидела огонь, выходящий из-под крыши здания, о чем сообщила в пожарную часть.

Поведение Т., предшествующее поджогу - написание писем, содержащих угрозы, способ поджога, быстрое покидание места происшествия, не принятие мер к тушению огня, свидетельствуют об умышленном характере его действий, направленных на уничтожение здания.

Свидетели Р., обнаружившая пожар и сообщившая о нем в пожарную часть, Ш. - сотрудник полиции, прибывший на пожар, показали, что пламя огня было большим, от огня могли пострадать близлежащие дома, следовательно, в результате поджога здания и его быстрого возгорания не исключалось распространение огня на другие объекты, расположенные поблизости.

Представитель потерпевшего Б., свидетели Ч., Ч. Е.Н., Я., К. - сотрудники редакции поясняли суду, что в результате пожара огнем было уничтожено здание, мебель, оргтехника, поэтому они были вынуждены работать все в одном кабинете, выделенном им в здании администрации хххх района, и на оргтехнике, предоставленной Департаментом внутренней политики Ивановской области.

Из протокола осмотра места происшествия, заключения пожарно-технической экспертизы, акта о состоянии материальных ценностей после пожара следует, что в результате пожара полностью выгорела пристройка здания, через которую осуществлялся вход, выгорел второй этаж, деревянные конструкции, отделка стен, кровля уничтожена огнем по всей площади и провалилась от воздействия огня внутрь здания, мебель и оргтехника уничтожены огнем или непригодны к эксплуатации.

Таким образом, в результате действий Т. по поджогу здания редакции произошло возгорание здания, с учетом ночного времени суток пожар обнаружен был не сразу, его тушили сотрудники МЧС продолжительное время, здание редакции и находящееся в нем имущество было приведено в полную негодность для использования по целевому назначению, утратило свои качества и полезные свойства, сотрудники газеты лишились рабочих мест, оборудования, находящихся в этом здании.

Выводы суда об уничтожении здания и имущества, а не его повреждении, судебная коллегия признает правильными.

Вопрос об ущербе судом исследован всесторонне. Сумма ущерба подтверждена показаниям представителя потерпевшей Б., заключением ООО "Оценка", показаниями специалиста Б. в судебном заседании, документами об остаточной стоимости сгоревшего имущества. Т. с суммой причиненного ущерба был полностью согласен, стороной защиты сумма ущерба также не оспаривалась. Наличие в материалах дела разных первоначальных справок о стоимости здания и имущества не ставит под сомнение установленной судом суммы ущерба, так как она подтверждена последующими представленными документами и заключением специалиста.

При решении вопроса о значительности ущерба суд обоснованно исходил из стоимости уничтоженного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего с учетом его рода деятельности и финансово-экономического состояния. От умышленных действий Т. потерпевшему реально был причинен значительный ущерб.

Правовое и имущественное положение потерпевшего, которым признано областное государственное учреждение "Редакция газеты "ххх", определено правильно. Как видно из п.1.2 Устава учреждения в новой редакции, бюджетное учреждение Ивановской области "Редакция газеты "ххх" является правопреемником областного государственного учреждения "Редакция газеты "ххх", учредителем является Департамент внутренней политики Ивановской области.

Согласно п.1.10 Устава учреждение от своего имени приобретает имущественные права и может выступать истцом в суде общей юрисдикции.

Б., исполняющая обязанности главного редактора газеты, допущена к участию в деле в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца редакции газеты "Родная нива" на основании постановлений следователя (т.1 л.д.85, 86-87, т.2 л.д. 122, 123-124, 140).

Доводы кассационной жалобы о недопустимости заключения N 074/03/12 по определению рыночной стоимости здания и показаний Б. в судебном заседании, разъяснившим данное заключение, судебная коллегия признает несостоятельными.

Оспариваемое заключение выполнено компетентным лицом - членом Общероссийской общественной организации "Российское общество оценщиков", имеющим свидетельство о членстве в саморегулируемой организации оценщиков, включенного в реестр членов Российского общества оценщиков 21 июля 2008 года (т.2 л.д.302) - директором ООО "Оценка" Б., имеющим высшее образование, 9-ти летний стаж работы в оценочной деятельности, с повышением квалификации в Международной академии оценки и консалтинга по программе "Оценочная деятельность" (т.2 л.д.19-29).

Оценка здания проводилась на основании поручения следователя от 22 марта 2011 года (т.2 л.д.18). Неприобщение к материалам дела договора, на основании которого выполнены услуги по оценке здания, не влечет признание данного доказательства недопустимым.

Несмотря на указание в разделе 3.2 заключения, кроме сведений об оценщике Б., сведений об оценщике С., из содержания заключения видно, что оценку производил оценщик Б. единолично.

Данное заключение было исследовано судом, ему дана надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из протокола судебного заседания видно, что Б. фактически был допрошен судом в качестве специалиста, с разъяснением ему прав, предусмотренных ст.58 УПК РФ. Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст.307 УК РФ он предупрежден, о чем отобрана подписка. Он подтвердил сведения, изложенные в своем заключении о рыночной стоимости здания, а также о том, что в результате пожара были уничтожены несущие конструкции здания, поэтому восстанавливать его нерационально (т.2 л.д.217, 245-246).

Выяснение вопроса о стоимости восстановительного ремонта здания с учетом последствий пожара не требовалось. Решение Департамента культуры о необходимости восстановления здания как памятника культурного наследия не влияет на выводы суда, правильно определившего, что в результате действий Т. здание и имущество были уничтожены.

Стороной защиты заключение об оценке стоимости здания не оспаривалось, ходатайства о признании его недопустимым доказательством не заявлялось.

Т. с суммой ущерба 779 тысяч рублей, причиненной в результате поджога здания, и в 143 тысячи 102 рубля 98 копеек, причиненной в результате уничтожения имущества, был полностью согласен (т.2 л.д.246-247).

Неуказание в заключении балансовой стоимости здания не ставит под сомнение выводы о его рыночной стоимости, подтвержденные специалистом Б. в судебном заседании.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что данная представителем потерпевшего оценка уничтоженного здания и имущества, подтвержденная документально, не оспариваемая подсудимым Т., реальна, и действия осужденного для учреждения повлекли причинение значительного ущерба.

Доводы жалобы о том, что судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Т. проведена с нарушением закона, являются несостоятельными.

Как следует из заключения стационарной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы от 04 апреля 2012 года N 74, имеющееся у Т. психическое расстройство не лишало его во время совершения правонарушения и не лишает его в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается, в состоянии аффекта он не находился (т.2 л.д.67-70).

С учетом заключения экспертов, данных о личности, всех обстоятельств дела Т. в отношении инкриминируемых деяний обоснованно признан вменяемым.

Судебно-психиатрическая экспертиза проведена в экспертном учреждении ОГБУЗ "Костромская областная психиатрическая больница" компетентной врачебно-экспертной комиссией в составе трех судебно-психиатрических экспертов - врачей - психиатров и заведующего психологической лабораторий, медицинского психолога высшей категории, имеющего высшее психологическое образование и 16-ти летний стаж работы Ч.

Вопреки доводам жалобы заключение является подробным, научно-обоснованным, понятным, непротиворечивым и сомнений в достоверности не вызывает.

Экспертиза проведена именно в том экспертном учреждении, которому ее поручил следователь. Юридический адрес экспертного учреждения указан в сопроводительном письме к заключению экспертов (т.2 л.д.66).

Учитывая, что в состав экспертной комиссии входил руководитель учреждения - главный врач больницы Т., указание о поручении им проведения экспертизы другим членам комиссии является излишним.

Экспертиза в отношении Т. проводилась в период с 23 марта 2012 года, то есть с момента поступления его в стационар, и завершена 04 апреля 2012 года. Указанное время проведения экспертизы отражено в экспертном заключении.

Заключение экспертов в судебном заседании исследовано, стороной защиты не оспаривалось, ходатайства об исключении его из числа допустимых доказательств, не заявлялось.

Оснований для назначения повторной экспертизы у суда не имелось, не усматривает их и судебная коллегия, поскольку сомнений в обоснованности вышеуказанного заключения экспертов или противоречий в их выводах не имеется.

В соответствии со ст.6, 43, 60 УК РФ при назначении наказания Т. судом в полной мере были учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, его личность, все обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал активное способствование раскрытию и расследованию преступления, сообщение о нахождении вещественных доказательств, раскаяние подсудимого, а также добровольное возмещение материального ущерба по факту кражи.

Вопреки доводам жалобы, состояние здоровья Т. судом в полной мере учтено, признано обстоятельством, смягчающим наказание.

Санкция ч.1 ст.158 УК РФ предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы, санкция ч.2 ст.167 УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы.

Назначенное Т. по совокупности преступлений, с применением принципа поглощения менее строгого наказания более строгим, наказание в виде 3 лет лишения свободы, с учетом общественной опасности и характера его действий, наступивших последствий, не может быть признано чрезмерно суровым, поэтому оснований для его снижения не имеется.

Необходимость назначения наказания в виде лишения свободы и невозможность применения в отношении осужденного наказания, не связанного с изоляцией от общества, в приговоре мотивированы.

Оснований для применения ст.64 УК РФ и изменения категории преступления, предусмотренного ч.2 ст.167 УК РФ, на менее тяжкую, обоснованно не усмотрено.

Назначенное Т. наказание отвечает целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, является соразмерным содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства уголовного дела, влекущих безусловную отмену приговора в целом, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судебная коллегия находит приговор в части разрешения гражданского иска подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а уголовное дело в этой части подлежит направлению на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, поскольку принимая решение об удовлетворении гражданского иска, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

В соответствии с п.10 ч.1 ст.299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате наряду с другими вопросами решает, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере. В силу п.5 ст.307 УПК РФ это решение должно быть мотивировано в приговоре.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия исковое заявление было написано представителем бюджетного учреждения "Редакция газеты "ххх" Б. о взыскании с Т. ХХХ рубля ХХ копеек без указания, из чего складывается данная сумма (т.2 л.д.139).

Других исковых заявлений представителем потерпевшего суду не подавалось.

Согласно протоколу судебного заседания Б. пояснила, что здание редакции газеты было застраховано (т.2 л.д.246-247).

Вопросы об условиях договора страхования, о возмещении или не возмещении учреждению страховой суммы в результате пожара, вследствие виновных действий третьих лиц, в судебном заседании не выяснялись, что могло повлиять на законность принятого решения по гражданскому иску.

В ходе судебных прений Б. исковые требования уменьшила до ХХХ рублей ХХ копеек, при этом также ей не было указано, из чего складывается данная сумма, расчеты не приведены.

Согласно приговору с Т. в пользу областного государственного учреждения, а не бюджетного учреждения "Редакция газеты "ххх", как указано в Уставе, взыскано ХХХ рубля ХХ копеек.

Мотивов в обосновании принятого решения о взыскании именно такой суммы в приговоре не приведено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегияОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Палехского районного суда Ивановской области от 18 июля 2012 года в отношении Т. в части гражданского иска отменить, уголовное дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд, в ином составе суда.

В остальном приговор в отношении Т. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий О.В.Сидорова

Судьи А.Н.Емельянов

О.Б.Михалева

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2295/12
Принявший орган: Ивановский областной суд
Дата принятия: 27 сентября 2012

Поиск в тексте