• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МУРМАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 09 августа 2011 года Дело N 22-1630/2011
 

г.Мурманск 09 августа 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда в составе:

председательствующего Кирюшина А.К.

судей Головина Ю.Л., Вахрамеева Д.Ф.

при секретаре Федосовой А.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 09 августа 2011 года кассационное представление государственного обвинителя прокуратуры г.Апатиты Себякиной Н.А., кассационную жалобу потерпевшей Ф.Г., кассационную жалобу адвоката Горелова Д.В. в интересах осужденных Чудова Е.В. и Иванова А.С., кассационную жалобу адвоката Ануфриева С.Р. в интересах осужденных Чудова Е.В. и Иванова А.С., кассационную жалобу осужденного Иванова А.С., кассационную жалобу осужденного Чудова Е.В. на приговор Апатитского городского суда Мурманской области от 10 июня 2011 года, которым:

Иванов А.С., *** года рождения, уроженец *** области, не судимый, осужден по ст.111 ч.4 УК РФ(в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07 марта 2011 года) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Чудов Е.В., *** года рождения, уроженец *** области, не судимый, осужден по ст.111 ч.4 УК РФ(в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07 марта 2011 года) к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Иванов А.С. и Чудов Е.В. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном группой лиц, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление, как установил суд, совершено ими *** года в *** области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Постановлено взыскать с Иванова А.С. и Чудова Е.В. в солидарном порядке в пользу Ф.Г. 140.981 рубль 05 копеек в возмещение материального ущерба.

Постановлено взыскать с Иванова А.С. в пользу Ф.Г. *** рублей в качестве компенсации морального вреда; с Чудова Е.В. в пользу Ф.Г. *** рублей в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Головина Ю.Л., объяснения осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В., адвокатов Горелова Д.В. и Ануфриева С.Р., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, объяснения потерпевшей Ф.Г.., поддержавшей доводы своей кассационной жалобы и возразившей против доводов осужденных, мнение прокурора Бирюлевой С.Н., полагавшей приговор отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в отношении осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В. вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

В обоснование представления государственный обвинитель указывает, что судом признано противоправное поведение потерпевшего Ф. в качестве смягчающего наказание обстоятельства, однако, в нарушение требований ст.307 УПК РФ судом в описательно-мотивировочной части приговора не описаны в полной мере события, которые произошли до совершения преступления в отношении Ф., а именно: не описаны мотив избиения Ф. Иванова А.С., где и когда произошли эти события, причины конфликта.

Кроме того, указывает, что в связи с противоречиями между показаниями Чудова Е.В., данными на предварительном следствии и в ходе судебного заседания были оглашены в порядке ст.276 УПК РФ показания Чудова Е.В. на предварительном следствии, однако в приговоре этим показаниям оценка судом не дана.

В кассационной жалобе потерпевшая Ф.Г. ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В. вследствие его несправедливости из-за чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В обосновании жалобы указывает, что после совершения преступления осужденные с извинениями к ней не обращались, помощь не оказывали, в содеянном не раскаялись, вину не осознали, пытались переложить ответственность на её погибшего сына, лгали, меняли показания с целью избежать ответственности.

При этом суд не учел, что конфликт был спровоцирован Ивановым А.С., который в позднее время слушал громко музыку и не убавлял громкость звука, а когда её сын расквасил ему нос, специально поднялся к соседям и ломился в дверь, где находилась жена С., понимая, что она позвонит мужу, он вернется домой и они разберутся со С.

Считает, что суд установил чрезмерно малый размер компенсации морального вреда без учета того, что погибший сын оказывал ей во всем помощь, в том числе и материальную. После гибели сына она до сих пор переживает, ухудшилось здоровье, наблюдается у психиатра, стала агрессивной и нервной, не может обходиться без транквилизаторов.

Настаивает на установлении компенсации морального вреда по одному миллиону рублей с каждого виновного.

В кассационной жалобе адвокат Горелов Д.В. ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В. и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В обоснование жалобы адвокат, ссылаясь на заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Ф., указывает, что причиненные телесные повреждения взаимно отягощали друг друга и повлекли за собой обильную кровопотерю, повреждения оцениваются в совокупности, как причинившие тяжкий вред здоровью и повлекли за собой смерть. Однако сами повреждения относятся к причинившим средней тяжести вред здоровью, то есть потерпевший умер от потери крови.

По мнению адвоката, судом не выяснены все обстоятельства о причине наступления смерти Ф., так как потерпевший был доставлен в больницу в 2 часа 30 минут *** года, а его смерть наступила согласно медкарте в 5 часов 30 минут, то есть возникает вопрос о правильности установленного диагноза и проведенного оперативного лечения. Однако суд, отказав в проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы для разъяснения поставленных вопросов, нарушил право подсудимых на защиту.

Кроме того, адвокат Горелов, ссылаясь на кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 21 апреля 2011 года, которым установлено нарушение требований уголовно-процессуального закона в части нарушения права подсудимого Иванова на защиту, суд первой инстанции в ходе подготовительной части, несмотря на существенность нарушений, не возвратил дело прокурору для устранения нарушений, посчитал возможным это устранить в судебном процессе, путем замены представителя потерпевшей. При этом суд посчитал, нарушение прав на защиту самой потерпевшей и предоставил ей для ознакомления материалы дела, не предоставив такого права подсудимому Иванову А.С.

Также, ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства: протокол обыска в жилище; заключения экспертиз №150-БО от 19.07.2010 года, №227-БО от 22.10.2010 года, №201/10-МК от 17.08.2010 года; заключение судебно-медицинской экспертизы Чудова Е.В., адвокат настаивает на том, что потерпевший Ф. после совершения насильственного преступления в отношении Иванова А.С. совместно с группой лиц продолжил преступления путем незаконного проникновения в жилище с применением насилия. Суд данные существенные обстоятельства не установил, между тем, действия осужденных следовало квалифицировать по ч.1 ст.114 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Ануфриев С.Р. ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В. и прекращении уголовного дела за отсутствием в их деяниях состава преступления.

В обоснование жалобы адвокат указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, судом нарушен уголовно-процессуальный закон, проигнорированы выводы суда кассационной инстанции от 21 апреля 2011 года, выводы суда основаны на предположениях, судом использованы недопустимые доказательства, назначено чрезмерно суровое наказание.

Ссылаясь на показания Чудова, Иванова, свидетелей Г., Н., Ч., заключение судмедэкспертизы о телесных повреждениях у Иванова, заключения экспертиз №227-БО, № 201/10-мл, №150-БО, адвокат Ануфриев настаивает, что Чудов и Иванов действовали в пределах необходимой обороны от действий Ф. и его компании. Даже если превысили пределы необходимой обороны, их действия следовало квалифицировать по ст.114 УК РФ и учесть, что Чудов и Иванов ранее не судимы, характеризуются положительно, а Чудов имеет семью, ребенка, является участником боевых действий.

В кассационной жалобе осужденный Иванов А.С. ставит вопрос об изменении приговора.

В обоснование жалобы указывает на нарушение его права на защиту вследствие участия на предварительном следствии и при первом судебном рассмотрении представителя потерпевшей Ф.Г. - адвоката Чекстера А.В., который по данному делу оказывал ему юридическую помощь. То есть, суд построил приговор на недопустимых доказательствах.

Кроме того, указывает, что суд, подвергнув сомнению их показания и показания свидетелей защиты, проигнорировал указания суда кассационной инстанции о даче оценки обнаруженным в квартире, где находился он и Чудовы, следам крови потерпевшего. Настаивает, что они были вынуждены обороняться от действий Ф., который в течение короткого промежутка времени трижды угрожал им. Сначала на улице ударил его и угрожал насилием Чудову, который смог убежать. Потом ломился в дверь квартиры с угрозами причинения смерти, а когда Чудов открыл дверь, пошел на него угрожающе и Чудов вынужден был защищаться и отмахиваться ножом. Третий раз вызывали на улицу, высказывая угрозы расправы.

По мнению Иванова А.С. суд дал ненадлежащую оценку показаниям свидетелей, построил обвинение на предположениях, что привело к неправильной квалификации, неправильному применению уголовного закона и несправедливости приговора.

В кассационной жалобе осужденный Чудов Е.В. ставит вопрос об изменении приговора, о квалификации его действий как причинение тяжкого вреда здоровью при превышении необходимой обороны и о снижении назначенного наказания.

В обоснование жалобы указывает, суд нарушил его право на защиту, так как он вынужденно согласился на замену защитника Ануфриева, находившегося в отпуске, на адвоката Горелова, который защищал их с Ивановым.

Обращает внимание, что ни в обвинительном заключении, ни в приговоре не приведены обстоятельства, предшествовавшие происшествию. Между тем, эти обстоятельства, указывают на преступные действия Ф. и его компании, от которых он и Иванов были вынуждены обороняться, сначала на улице, потом в квартире, вновь на улице.

Также указывает, что судом не устранены нарушения права на защиту из-за участия адвоката Чекстера А.В., который сначала оказывал помощь советами его брату и Иванову, а затем стал представлять интересы потерпевшей.

Настаивает, что его показания не изменялись, были последовательны и только дополнялись вследствие возникающих вопросов у следователя и суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В. соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

При этом все заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства нашли свое правильное разрешение.

С учетом добытых доказательств суд дал правильную юридическую оценку действиям Иванова А.С. и Чудова Е.В. по ст. 111 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07 марта 2011 года).

Оснований для отмены приговора судебная коллегия не находит.

Выводы суда о том, что Иванов А.С. и Чудов Е.В. группой лиц умышленно причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего Ф., судом мотивированы с приведением соответствующих доказательств и в пределах предъявленного органами предварительного расследования обвинения.

При этом суд привел мотивы, по которым он отверг версию защиты о нахождении Иванова и Чудова в состоянии обороны и превышения её пределов.

Кассационное представление и кассационные жалобы не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Так при проверке предъявленного обвинения судом допрошены подсудимые Иванов А.С. и Чудов Е.В., исследованы показания свидетелей Г., М., Ч., К., Б., И., Е., З., Н., В., П., исследованы письменные доказательства, в том числе: протокол осмотра места происшествия, в ходе которого зафиксированы следы происшествия; карта вызова скорой помощи о том, что вызов поступил в 2 часа 2 минуты *** года, а в 2 часа 30 минут Ф. госпитализирован в больницу; протокол обыска в жилище, в ходе которого 23 апреля 2010 года в квартире *** дома *** по *** обнаружении и изъяты ножи, предметы одежды Чудова Е.В. и Иванова А.С. на которых обнаружены следы крови, изъят вырез обоев со следами крови из прихожей, изъяты соскобы крови с пола в коридоре, с пола и со шкафа на кухне; протокол явки с повинной Чудова Е.В., протокол задержания Чудова Е.В., в ходе которого обнаружены и изъяты свитер и джинсы, в которые был одет Чудов Е.В. *** года, протокол проверки показаний Чудова Е.В. на месте; протокол явки с повинной Иванова А.С. и протокол проверки его показаний на месте; протоколы очных ставок между Г. и Чудовым Е.В., между Г. и Ивановым А.С.; протокол опознания Чудовым Е.В. изъятого в ходе обыска ножа, как ножа которым он, вероятно, нанес удары Ф. протокол опознания свидетелем М. ножа, изъятого в ходе обыска, как ножа, которым Чудов Е.В. нанес удары Фильчеву А.С.; протокол выемки у Иванова А.С. предметов одежды и обуви; протокол выемки в ГУЗ ОМБ СМЭ вещей потерпевшего Ф.; заключение судебно-медицинского эксперта №107 от 29 сентября 2010 года и дополнительное заключение от 9 ноября 2010 года, в которых отражены характер и локализация телесных повреждений на теле трупа потерпевшего и причина смерти Ф.; заключения судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств №185-БО, №202/10-МК, №215-БО, №199/10-МК, №200/10-МК, № 187-БО, № 203/10-МК, №186-БО, №150-БО, 201/10-МК, 227-БО и другие доказательства.

Так, из показаний свидетеля Г. следует, что по просьбе Ф. помочь в ситуации, сложившейся у С. с соседями он и А. поехали с ними домой к С. По дороге встретили Иванова А.С. и Чудова Е.В. С. или Ф. ударил кулаком в лицо Иванову А.С. и разбил ему нос. Чудов в это время убежал, высказывая угрозы в их адрес. Они искали Чудова на машине, но не нашли. Затем позвонила жена С. и сообщила, что в её квартире кто-то ломает дверь. По прибытию увидели повреждения двери и сразу спустились на первый этаж, позвонили в дверь, которую сначала открыли, но увидев их, закрыли. Он выключил электричество в квартиру для того, чтобы Иванов и Чудов вышли из квартиры, а затем вышел на улицу. Затем из подъезда выбежали шесть человек. А. убежал, а Ф. догнали Чудов Е.В. и Иванов А.С., которые сели на него или около него, один в ногах, другой в районе груди и нанесли ему удары, как он понял ножами. На него пошел Ч. с ножом, он попытался выбить нож доской, но она сломалась, и он убежал за дом. Затем нападавшие убежали домой. Он вернулся и увидел Ф. лежащим на спине, он был в крови, у него было много ран. Приехали милиция, затем скорая помощь. У М. была рана на спине, его ударили ножом в спину, когда он выбегал из подъезда на улицу.

Из показаний М. следует, что после того, как Г. вышел на улицу, они также стали выходить и в этот момент его кто-то ударил ножом в спину, Ф. в подъезде удары ножом не наносились, в квартире никто из них не был. Далее он помнит, что Ф. лежал на земле у подъезда на правом боку, рядом с ним были Иванов А.С. и Чудов Е.В., которые, склонившись над ним, нанесли ему удары: Иванов в голову, Чудов Е.В. в туловище. У Чудова Е.В. был нож в руке, и как он понял, нож был у Иванова, так как видел раны на голове Ф. Г. ударил палкой Ч. Потом Иванов А.С., Чудов Е.В. и Ч. убежали.

Из оглашенных в порядке ст.281 УПК РФ показаний Ч. следует, что он отговаривал Чудова Е.В. и Иванова А.С. выходить из квартиры, однако Иванов А.С. открыл дверь, и они выбежали на улицу. Он видел как Чудов Е.В. и Иванов А.С. наносили удары Ф., лежащему на земле. Иванов сидел на груди у Ф. и наносил удары чем-то по голове, а Чудов Е.В., нагнувшись над Ф., наносил тому удары ножом. Потом они вернулись в квартиру, испугались последствий и решили не открывать дверь милиции.

Из показаний свидетеля Б. следует, что *** года после 1 часа ночи находился в своей квартире и услышал крики на улице. Посмотрев в окно, увидел, что двое мужчин сидят на третьем, один в ногах, другой у головы, и наносят ему удары ножами, которые блестели в свете. Нанесли около 10 ударов. Мужчина лежал животом на земле, пытался встать, но не мог, так как его удерживали сверху.

Из показаний свидетеля П., фельдшера бригады скорой помощи, следует, что к моменту их прибытия на месте уже были сотрудники милиции. Потерпевший Ф. находился на автомобильной стоянке, лежал на спине, весь в крови, был в сознании. У него были множественные ранения головы, груди, большая кровопотеря.

Из заключения судебно-медицинского эксперта №107 от 29 сентября 2010 года и дополнительного заключения от 9 ноября 2010 года следует, что на теле Ф. обнаружены:

а) проникающее колото-резаное ранение грудной клетки(рана №8): рана располагается на груди задней поверхности в области 10 ребра справа между лопаточной и паравертебральной линиями, направление раневого канала сзади наперёд, слева направо и несколько сверху вниз, с повреждением по ходу его мягких тканей, грудной клетки, полное поперечное пересечение 10 ребра между лопаточной и паравертебральной линиями, пристеночной плевры, задней поверхности нижней доли правого легкого; рубленные раны волосистой части головы (раны №№1, 2, 3, 5, 6); колото-резаная рана задней поверхности шеи слева(рана №7); колото резаные раны на задней поверхности правого бедра в верхней трети(рана № 9) и в ягодичной области справа по внутренней поверхности(рана №10) - данные повреждения по признаку опасности для жизни причинили тяжкий вред здоровью, вызвав обильную кровопотерю, и повлекли за собой смерть.

б) открытый рубленный перелом нижней трети левой локтевой кости(рана №11);

в) поверхностная резаная рана в теменно-затылочной области слева(рана № 4);

г) ссадины на коленных суставах.

Все повреждения причинены с достаточной для их образования силой.

Указанные в пунктах «а», «б», «в» повреждения образовались в результате ударных воздействий острого плоского колюще-режущего орудия. Могли быть причинены при обстоятельствах, указанных в протоколах допроса свидетелей.

Смерть Ф. наступила в результате рубленных множественных ран волосистой части головы и колото-резаных ран шеи, груди с повреждением правого легкого и колото-резаных ран правого бедра и правой ягодичной области, открытого рубленного перелома нижней трети левой локтевой кости и резаной поверхностной раны теменно-затылочной области, осложнившихся обильной кровопотерей.

Указанным выше и другим исследованным и приведенным в приговоре с достаточной полнотой доказательствам дана надлежащая оценка с точки зрения относимости, достоверности, допустимости, а в совокупности и достаточности для выводов о виновности Иванова А.С. и Чудова Е.В. в совершении указанных выше преступлений.

Вопреки доводам адвоката Горелова Д.В. из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Ф. следует, что между действиями осужденных и наступившими последствиями(смерть потерпевшего) имеется прямая причинно-следственная связь. Ссылка защитника на неправильное лечение несостоятельна, поскольку именно причиненные Ивановым и Чудовым ранения были осложнены обильной кровопотерей. На наличие большой кровопотери пострадавшего уже на месте происшествия указал и фельдшер П. Объективных данных указывающих на то, что большая кровопотеря возникла в результате неправильного лечения в лечебном учреждении, по материалам дела не имеется, а соответственно доводы защиты о необходимости в проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы необоснованны.

Приведенные выше показания свидетелей о положении потерпевшего и осужденных в момент причинения ранений, характер и локализация телесных повреждений на теле потерпевшего Ф. явно указывают на то, что ни Иванов А.С., ни Чудов Е.В. в момент совершения преступлений не находились в состоянии обороны. Поэтому доводы защиты о неправильной квалификации действий осужденных не состоятельны.

Действительно, как указывает сторона защиты согласно заключению экспертизы № 227-БО на изъятом из прихожей в квартире, где находились Иванов и Чудов, фрагменте обоев обнаружена кровь, которая может происходить от потерпевшего Ф. Однако, одно данное обстоятельство не подтверждает показания Чудова в части нанесения нескольких ударов ножом по телу Ф., поскольку из заключения экспертизы № 201/10-МК следует, что обнаруженная на этом фрагменте кровь образовалась в результате падения единичных частиц крови(брызг) и размазывания.

Кроме того, из заключения экспертизы №150-БО следует, что следы крови, которая могла принадлежать потерпевшему Ф., обнаружены и в соскобах с линолеума на полу в прихожей у входной двери, с линолеума на полу у стола в кухне, с внутренней стороны входной двери, с верхнего ребра левой дверцы шкафа у мойки в кухне. То есть, обнаружена кровь и в том месте, куда, как следует из показаний осужденных, Ф. пройти не мог.

Между тем, из заключений экспертиз №185-БО, №202/10-МК следует, что на одежде потерпевшего обнаружены множественные следы крови, которые могли принадлежать ему, что согласуется с выводом судебно-медицинской экспертизы об обильной кровопотере. Согласно заключению экспертизы №215-БО на изъятых в ходе обыска в квартире, где находились Чудов и Иванов, ножах также обнаружена кровь, которая могла произойти от Ф., кроме того, согласно заключениям экспертиз №187-БО, №186-БО на одежде Чудова Е.В. и Иванова А.С. также обнаружены следы крови, которые могли принадлежать потерпевшему.

Как установлено судом, Чудов и Иванов после нанесения ранений потерпевшему Ф. вернулись в квартиру, ножи которыми причинены ранения занесли в квартиру.

При указанных обстоятельствах выводы суда о том, что обнаруженные в квартире следы крови, которые могли происходить от Ф., могли быть занесены в неё после происшествия, основаны на указанных выше доказательствах.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы стороны защиты о недопустимости полученных в ходе предварительного следствия доказательств, вследствие участия на предварительном следствии и при первом судебном рассмотрении представителя потерпевшей Ф.Г. - адвоката Чекстера А.В., который по данному делу первоначально оказывал Иванову А.С. юридическую помощь, поскольку данное нарушение не повлияло на законность получения положенных в основу приговора доказательств, а также на их достоверность.

При этом ссылка авторов жалоб стороны защиты о невыполнении указаний суда кассационной инстанции о возвращении дела прокурору несостоятельна, поскольку кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 21 апреля 2011 года настоящее дело было возвращено на новое судебное разбирательство.

При этом в кассационном определении указано, что участие адвоката Чекстера А.В. в качестве представителя потерпевшей Ф.Г. нарушает право на защиту Иванова А.С., что соответственно может повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

При новом судебном разбирательстве данное нарушение устранено, путем замены представителя потерпевшей.

Указанный вопрос был рассмотрен судом первой инстанции и судом законно, обоснованно и мотивированно отказано в удовлетворении ходатайства адвоката Горелова Д.В. о возвращении дела прокурору.

Доводы осужденного Чудова В.Е. о вынужденном согласии на замену отсутствующего адвоката Ануфриева на адвоката Горелова на материалах дела не основаны.

Так согласно ордеру адвоката Горелова от 19 мая 2011 года он представлял одновременно интересы Иванова А.С. и Чудова В.Е. Адвокат Ануфриев также согласно ордеру от 19 мая 2011 года представлял интересы обоих подсудимых. Согласно протоколу судебного заседания от 25 мая 2011 года вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствии адвоката Ануфриева обсуждался и возражений со стороны адвоката Горелова, а также со стороны Чудова В.Е. и Иванова А.С. не поступило. Противоречий интересов подсудимых Чудова и Иванова по материалам дела не имеется.

При указанных обстоятельствах нарушений права на защиту не допущено.

Доводы государственного обвинителя о том, что судом были оглашены показания Чудова Е.В. в порядке ст.276 УПК РФ в связи с противоречиями и им не дана оценка, не состоятельны.

Так, согласно протоколу судебного заседания государственный обвинитель после допроса Чудова Е.В. заявил ходатайство об оглашении протокола явки с повинной Чудова, протокола допроса Чудова Е.В. в качестве подозреваемого, протокола проверки его показаний на месте, протокола очной ставки между Г. и Чудовым Е.В. Однако, государственный обвинитель не заявлял о каких-то определенных и существенных противоречиях в показаниях Чудова В.Е. и, как следует из вопросов государственного обвинителя, он не выяснял никаких противоречий. При этом Чудов сам пояснил, что в показаниях не описано, как Фильчев проник в квартиру. То есть фактически Чудов дополнил свои показания в суде. Между тем, оценка показаниям Чудова, данным в судебном заседании, судом дана.

Вопреки доводам кассационного представления судом соблюдены требования ст.307 УПК РФ, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора в достаточной степени описан мотив, совершенного Ивановым и Чудовым преступления.

Кроме того в мотивировочной части приговора суд привел доказательства, на основании которых он пришел к выводу, что мотивом преступления явились неприязненные отношения осужденных к потерпевшему, который незадолго до совершения преступления участвовал в избиении Иванова А.С. на улице, в результате чего Иванову А.С. причинен закрытый перелом костей носа, множественные ссадины на лице, на тыльных поверхностях кистей рук, правом локтевом суставе, кровоизлияние на слизистой нижней губы.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами потерпевшей Ф.Г. о том, что Иванов сам спровоцировал её сына.

Действительно, свидетели указывали на то, что в квартире Иванова А.С. громко играла музыка. О претензиях со стороны соседа С. показали подсудимые Иванов А.С. и Чудов В.Е.. Однако, каких-либо данных о том, что Иванов тем самым нарушил общественный порядок, по материалам дела не имеется. Вместе с тем, соседи могли обратиться с жалобой в органы милиции, но этого не сделали.

Способ, который решил использовать потерпевший Ф. для разрешения конфликта, возникшего у С. с Ивановым, явно противоправный, о чем свидетельствует заключение судебно-медицинского эксперта №1182 о причиненных телесных повреждениях Иванову А.С..

Наказание Иванову А.С. и Чудову Е.В. назначено в соответствии со ст.6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, личности каждого виновного, в том числе смягчающих их наказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных.

Так, обстоятельств, отягчающих наказание Чудову Е.В. и Иванову А.С., не установлено.

В качестве смягчающих наказание Чудову Е.В. обстоятельств суд признал наличие у него малолетнего ребенка, явку с повинной, противоправность поведения потерпевшего, частичное признание гражданского иска.

Вместе с тем, суд учел, что Чудов Е.В. не судим, женат, работает, характеризуется положительно, к административной ответственности не привлекался.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Иванову А.С. суд признал явку с повинной, противоправность поведения потерпевшего, частичное признание гражданского иска.

Также суд учел, что Иванов семьи не имеет, работает, характеризуется положительно, привлекался к административной ответственности.

Поскольку судом установлено наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих, суд обоснованно при назначении наказания руководствовался положениями ст.62 ч.1 УК РФ, в соответствии с которыми размер наказания не может превышать двух третей максимального срока наказания.

Между тем, исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, судом не установлено.

Судебная коллегия находит, что суд учел все обстоятельства, влияющие на степень наказания каждого из осужденных, назначил Чудову Е.В. и Иванову А.С. наказание соразмерно содеянному каждым из них с учетом требований справедливости.

Режим исправительного учреждения осужденным судом назначен в соответствии со ст.58 ч.1 п. «в» УК РФ.

Размер компенсации морального вреда судом определен с учетом характера причиненных потерпевшей нравственных страданий, степени вины осужденных, имущественного положения сторон, с соблюдением требований разумности и справедливости. При этом суд с достаточной полнотой мотивировал свое решение с приведением норм права, регулирующих компенсацию морального вреда.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами потерпевшей о чрезмерно малом размере компенсации морального вреда.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Апатитского городского суда Мурманской области от 10 июня 2011 года в отношении Иванова А.С. и Чудова Е.В. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы потерпевшей Ф.Г., адвокатов Горелова Д.В. и Ануфриева С.Р., осужденных Иванова А.С. и Чудова Е.В., - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1630/2011
Принявший орган: Мурманский областной суд
Дата принятия: 09 августа 2011

Поиск в тексте