• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 23 мая 2012 года Дело N 33-1997/2012
 

23 мая 2012 года г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего: Агуреевой С.А.

судей: Федоровой С.И., Чернышевой И.П.

при секретаре: Булгаковой Ю.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Воронцова К.Д. на решение Московского районного суда г. Калининграда от 21 февраля 2012 года, которым Воронцову К.Д. отказано в иске.

Заслушав доклад судьи Агуреевой С.А., объяснения Воронцова К.Д. и его представителя по устному заявлению Ершова В.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ОАО «Молоко» по доверенности Середы А.А., полагавшего доводы жалобы необоснованными, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Воронцов К.Д. обратился в суд с иском к ОАО «Молоко» и после увеличения исковых требований просит: признать незаконным отстранение от работы 28 ноября 2011 года; отсутствие на работе с 28 ноября 2011 года признать вынужденным прогулом; признать постоянной работу на автомобиле «М.»; признать временным переводом на другую работу кратковременные поездки на автомобиле «А.» для перевозки молочной продукции; признать нарушением прав водителя отказ установить для водителей душевые кабины и раздевалки, а также обеспечить спецодеждой и средствами гигиены; обязать в течение двух месяцев установить душевую кабину и раздевалку для одежды, а также принять решение об утверждении норм выдачи водителям спецодежды и индивидуальных средств гигиены; взыскать за нарушение указанных прав компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей; признать недопущение к работе - фактическим отстранением от работы, а при отсутствии правовых оснований - лишением права на труд в форме приостановления без объективных причин и законных оснований; признать намерение ответчика произвести перемещение на другое рабочее место без издания приказа и с возложением дополнительных обязанностей грузчика по переносу тяжестей без учета его возраста, стажировки на новом виде транспортного средства, и сданного в день выхода листка нетрудоспособности с диагнозом «гипертония», - не соответствующим положениям ст. 72.1 Трудового кодекса РФ, п. 3.2 Приказа Минтранса РФ от 09 марта 1995 года № 27, и незаконным; признать отказ ответчика предъявить документы о его намерениях по организации трудового процесса и получить его согласие на перевод, с понуждением к обращению в суд, провокацией к вынужденному прогулу и злоупотреблением правом в целях причинения вреда для обвинения в прогуле; взыскать с ответчика среднемесячный заработок за все время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда за лишение права на труд в размере 10000 рублей; обязать немедленно допустить его к работе на автомобиле «М.», государственный номер №, на ранее установленных условиях труда, с предварительным предоставлением отпуска для защиты прав нового водителя.

В обоснование требований истец указал, что с 12 апреля 2006 года состоит в трудовых отношениях с ОАО «Молоко», около четырех лет работает водителем на грузовом автомобиле «М.», государственный номер №, с 11 ноября по 25 ноября 2011 года был временно нетрудоспособен, вышел на работу 28 ноября 2011 года, прошел медицинское обследование, оформил путевой лист, но не был допущен к работе начальником автоколонны № Н., который стал требовать от него написать заявление на предоставление отпуска, с чем он не согласился, поскольку планировал уйти в отпуск в январе 2012 года. В этот день на его автомобиле «М.» выехал на линию другой водитель. Пробыв на предприятии до 15 часов и не дождавшись принятия решения от работодателя, истец ушел домой и больше на работу не выходил. Полагает, что имеет место фактическое отстранение от работы.

Кроме того, работодателем нарушается право работников на труд в условиях, соответствующих требованиям охраны труда, на предприятии имеются душевые, но они не соответствуют СНиПу, в них отсутствует раздевалка, поэтому истец просит обязать ответчика установить душевые и обеспечить специальными средствами гигиены.

Представитель ОАО «Молоко» Середа А.А. исковые требования не признал.

Суд принял изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Воронцов К.Д. просит отменить решение суда, ссылаясь на те же обстоятельства, что и в суде первой инстанции. Указывает на то, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству. В нарушение требований ст. 196 ГПК РФ суд не разрешил все заявленные истцом требования.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции согласно ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, не находит оснований для отмены решения, постановленного в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на:

заключение, изменение и расторжение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами;

предоставление ему работы, обусловленной трудовым договором;

рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда и условиям, предусмотренным коллективным договором.

Работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором;

соблюдать правила внутреннего трудового распорядка;

соблюдать трудовую дисциплину.

В силу ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей.

Работодатель обязан:

соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров;

предоставлять работникам работу, обусловленную трудовым договором;

обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Согласно ч.ч. 1, 3 ст. 72.1 Трудового кодекса РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Не требует согласия работника перемещение его у того же работодателя на другое рабочее место, в другое структурное подразделение, расположенное в той же местности, поручение ему работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет за собой изменения определенных сторонами условий трудового договора.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, 12 апреля 2006 года между ОАО «Молоко» и Воронцовым К.Д. заключен трудовой договор, по условиям которого Воронцов К.Д. с указанной даты принят на работу к ответчику водителем-экспедитором в транспортный участок, на основании заключенного трудового договора работодателем в тот же день был издан приказ № о приеме истца на работу.

Приказом от 01 декабря 2008 года № Воронцов К.Д. переведен на должность водителя легкового автомобиля, а приказом от 01 сентября 2010 года № - водителем грузового автомобиля.

После перевода, с 01 сентября 2010 года, за Воронцовым К.Д. был закреплен автомобиль «М.», государственный номерной знак №.

В то же время, как установлено судом при рассмотрении дела, истец периодически работал водителем на другом грузовом автомобиле марки «А.».

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что не подлежат удовлетворению исковые требования Воронцова К.Д. о признании постоянной работу на грузовом автомобиле «М.» и признании временным переводом на другую работу кратковременные поездки на автомобиле «А.».

Как видно из материалов дела, Воронцов К.Д. в период с 11 ноября 2011 года по 25 ноября 2011 года был временно нетрудоспособен, вышел на работу 28 ноября 2011 года.

На период временной нетрудоспособности истца выполнение работы на грузовом автомобиле «М.» приказом от 14 ноября 2011 года № было поручено водителю Б.

В связи с тем, что истец не предупредил работодателя, в том числе своего непосредственного руководителя - начальника автоколонны № Н., о выходе на работу 28 ноября 2011 года, а график выезда автомобилей и водителей был составлен заранее и водитель Б. уже приступил к исполнению трудовых обязанностей, Воронцову К.Д. было предложено в этот день поработать на другом грузовом автомобиле на территории предприятия, с чем Воронцов К.Д. не согласился, отказался он и от предложения использовать право на основной ежегодный отпуск, который по графику у него должен был быть в октябре месяце 2011 года. С 29 ноября 2011 года Воронцов К.Д. на работу не выходит.

29 ноября 2011 года Воронцов К.Д. составил исковое заявление о признании незаконным отстранения от работы, а 30 ноября 2011 года подал его в суд.

Надлежащим образом оценив имеющиеся доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что поручение представителем работодателя истцу исполнять обязанности водителя грузового автомобиля 28 ноября 2011 года не на грузовом автомобиле марки «М.», а на другом грузовом автомобиле, по смыслу ст. 72.1 Трудового кодекса РФ нельзя расценить как его перевод на другую работу, требующую письменного согласия работника, поскольку из материалов дела следует, что при этом трудовая функция у Воронцова К.Д., исполняющего с 01 сентября 2010 года должностные обязанности водителя грузового автомобиля, не изменялась, не изменялось и структурное подразделение - автоколонна № ОАО «Молоко», в котором он работал.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что поручение истцу его непосредственным руководителем - начальником автоколонны № Н., выполнение работы 28 ноября 2011 года на ином грузовом автомобиле (другом механизме) является перемещением работника, а не переводом, и письменного согласия Воронцова К.Д. в этом случае не требовалось.

Довод Воронцова К.Д. о том, что он не знал о его переводе водителем грузового автомобиля, так как не был ознакомлен с приказом № от 01 сентября 2010 года, несостоятелен, поскольку, как следует из материалов дела, на указанную должность истец был переведен на основании его письменного заявления от 01 сентября 2010 года (л.д. 91), и именно после данного перевода за ним с 01 сентября 2011 года был закреплен грузовой автомобиль марки «М.» (л.д. 63). Кроме того, сам Воронцов К.Д. в суде первой инстанции не оспаривал, что с указанной даты он работал на грузовом автомобиле «М.» и периодически исполнял обязанности водителя на другом грузовом автомобиле марки «А.».

Не противоречит нормам ст. ст. 122, 123 Трудового кодекса РФ и предложение, сделанное Воронцову К.Д. представителем работодателя 28 ноября 2011 года, о праве использовать ежегодный основной оплачиваемый отпуск, запланированный согласно утвержденному графику в октябре 2011 года. Намерение Воронцова К.Д. использовать в 2012 году ежегодный отпуск за рабочий 2011 год, при отсутствии согласия на это работодателя, противоречит требованиям ст. 114, ч. 1 ст. 122, ст. 123 Трудового кодекса РФ. Отсутствует у истца и право на использование указанного отпуска в удобное для него время, гарантированное отдельным категориям работников в силу ч. 4 ст. 123 Трудового кодекса РФ.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Воронцов К.Д. не был отстранен работодателем от работы 28 ноября 2011 года.

Отсутствие Воронцов К.Д. на работе с 29 ноября 2011 года, обращение им в суд с настоящим иском 30 ноября 2011 года, его невыход на работу и после направления ему работодателем 05 декабря 2011 года письменного предложения явиться и объяснить причину отсутствия на рабочем месте, само по себе не свидетельствует об отстранении его работодателем от работы, поскольку, как указано выше, 28 ноября 2011 года работодатель по объективной причине не мог предоставить Воронцову К.Д. работу на закрепленном за ним автомобиле, при этом в соответствии с положениями ст. 72.1 Трудового кодекса РФ поручал ему работу по занимаемой им должности водителя на другом грузовом автомобиле либо использовать ежегодный оплачиваемый отпуск.

Таким образом, судом при рассмотрении дела установлено, что отсутствие истца на работе с 29 ноября 2011 года не было обусловлено отстранением его от работы работодателем.

Исходя из изложенного, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Воронцова К.Д. о признании недопущения к работе фактическим отстранением от работы, о признании намерения ответчика произвести перемещение на другое место без издания приказа и с возложением дополнительных обязанностей грузчика по переносу тяжестей, о признании отказа ответчика предъявить документы о его намерениях получить согласие истца на перевод провокацией к вынужденному прогулу и злоупотреблением правом в целях причинения вреда для обвинения в прогуле, о взыскании среднемесячного заработка за все время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда за лишение права на труд в размере 10000 рублей.

Поскольку судом при разрешении дела было установлено, что работодатель не отстранял Воронцова К.Д. от работы и последний не выходит на работу с 29 ноября 2011 года по собственной инициативе, обоснованно отказано в удовлетворении требования Воронцова К.Д. о допуске его к работе на автомобиле марки «М.».

При принятии решения судом не были нарушены требования ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, поскольку Воронцову К.Д. отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме, следовательно, и в удовлетворении вышеуказанного требования.

Доводы Воронцова К.Д. о том, что 28 ноября 2011 года ему для работы предлагали неисправный грузовой автомобиль, неправомерно дополнительно возлагались работы по погрузке-разгрузке, нельзя признать обоснованными, так как они не подтверждены соответствующими доказательствами, в то время как п. 2.11 должностной инструкции, с которой истец ознакомлен в установленном законом порядке, водитель автоколонны обязан участвовать в погрузочно-разгрузочном процессе.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что истец, отказываясь 28 ноября 2011 года от работы на другом грузовом автомобиле, не ссылался на то, что эта работа противопоказана ему по состоянию здоровья.

Отказывая Воронцову К.Д. в иске о понуждении работодателя установить душевую кабину и при ней раздевалку, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с техническим паспортом нежилого здания, расположенного по ... , где размещается ОАО «Молоко», в здании имеются две душевые и при них раздевалки (л.д.98-101). Сам истец не оспаривал наличие душевых на предприятии, однако полагает, что они не соответствует СНиПу.

То обстоятельство, что в рамках административного расследования Управлением Роспотребнадзора по Калининградской области выявлены нарушения санитарного законодательства в части несвоевременного проведения текущего ремонта в помещениях душевых и несоответствия количества душевых сеток для сотрудников транспортного участка нормативным требованиям, и юридическое лицо привлечено к административной ответственности в виде административного штрафа на сумму 10000 руб., само по себе не влечет отмену правильного по существу решения, постановленного в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона, а также в пределах заявленных истцом требований.

Не соглашаясь с доводами Воронцова К.Д. о несоблюдении работодателем действующего законодательства по обеспечению специальными средствами гигиены, суд исходил из того, что согласно общим положениям Санитарных правил по гигиене труда водителей автомобилей, утвержденных Главным государственным санитарным врачом СССР 05 мая 1988 года № 4616-88, указанные санитарные правила являются обязательными при проектировании, изготовлении, эксплуатации и ремонте автомобилей и распространяются на автотранспортные (АТП) и авторемонтные предприятия и организации министерств и ведомств, имеющие автомобильный транспорт, а также предприятия автомобильной промышленности (п. 1.2), следовательно, не применимы к возникшим между сторонами правоотношениям, поскольку ОАО «Молоко» не относится к предприятиям автомобильной промышленности.

Статьей 221 Трудового кодекса РФ действительно предусмотрена бесплатная выдача работникам, занятым с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением, специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, а также смывающих и (или) обезвреживающих средств в соответствии с типовыми нормами, которые устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно Приказу Минздравсоцразвития РФ от 01 октября 2008 года № 541н «Об утверждении Типовых норм бесплатной выдачи сертифицированных специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам сквозных профессий и должностей всех отраслей экономики, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением», которым предусмотрен перечень профессий, водители грузового автомобиля не относятся к работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что работодателем утверждены нормы бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты (л.д. 102 - 108), согласно которым водителям автомобилей выдаются рукавицы комбинированные и комбинезоны х/бумажные. Факт невыдачи истцу работодателем комбинезона, учитывая, что Воронцов К.Д. никогда не обращался к ответчику с соответствующим требованием, не подтвержден в ходе судебного разбирательства. Данное обстоятельство истец подтвердил и в суде апелляционной инстанции.

Исходя из изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что не подлежат удовлетворению требования истца в части признания нарушенным его права на обеспечение спецодеждой и средствами гигиены, а также о понуждении ответчика утвердить локальный нормативный акт и взыскать компенсацию морального вреда в связи с нарушением указанных прав.

Выводы суда, изложенные в решении, основаны на анализе действующего законодательства и материалах дела, и оснований для признания их неправильными не имеется.

Доводы апелляционной жалобы не могут служить поводом для отмены решения суда, поскольку фактически направлены на переоценку собранных по делу доказательств, которым суд дал надлежащую оценку при рассмотрении дела, а также основываются на неверном толковании норм материального права, примененных судом при разрешении дела.

Решение суда вынесено с соблюдением норм материального и процессуального права, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, в связи с чем решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в апелляционной жалобе, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда г. Калининграда от 21 февраля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1997/2012
Принявший орган: Калининградский областной суд
Дата принятия: 23 мая 2012

Поиск в тексте