• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 ноября 2010 года Дело N 33-5192/2010
 

17 ноября 2010 года г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего: Костикова С.И.

судей: Алферовой Г.П., Яковлева Н.А.

при секретаре: Михалко А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя Лезиной Е.П. по доверенности Румянцева А.Г. на решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 24 сентября 2010 года, которым в удовлетворении иска Лезиной Е.П. к ИП Кошоридзе Г.Г. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, судебных расходов, отказано.

С Лезиной Е.П. в пользу ИП Кошоридзе Г.Г. взысканы судебные расходы в размере ... рублей.

Заслушав доклад судьи Алферовой Г.П., объяснения представителя Лезиной Е.П., Николайченко Н.А. по доверенностям Румянцева А.Г., поддержавшего кассационную жалобу, возражения представителя ИП Кошоридзе Г.Г. по доверенности Клевцова В.А., полагавшего жалобу необоснованной, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Лезина Е.П. обратилась в суд с иском к ИП Кошоридзе Г.Г. о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав, что 8 февраля 2009 года около 18.00 час. ... произошло дорожно-транспортное происшествие при следующих обстоятельствах: автомобиль « ... » госномер № под управлением водителя Н. Н.А. допустил столкновение с двигавшимся впереди в попутном направлении без включенных огней и опознавательных знаков экскаватором « ... » госномер № под управлением водителя П. Е.М. Считает, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя экскаватора П. Е.М., состоявшего в трудовых отношениях с ИП Кошоридзе Г.Г., поскольку в нарушение требований Правил дорожного движения на экскаваторе не работали габаритные фонари, отсутствовал проблесковый маячок, а также не виден был знак аварийной остановки, что не позволило водителю Н. Н.А. своевременно обнаружить возникшую опасность, а примененные им меры экстренного торможения не предотвратили столкновение с экскаватором.

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль « ... » госномер №, принадлежащий ей (Лезиной Е.П.) получил значительные технические повреждения, в связи с чем просила взыскать с ответчика ИП Кошоридзе Г.Г. стоимость восстановительного ремонта автомобиля в размере ... руб., расходы по оценке в размере ... руб., расходы на оплату услуг представителя в размере ... руб., расходы по госпошлине в размере ... руб. ... коп.

Рассмотрев дело, суд вынес изложенное выше решение.

В кассационной жалобе представитель истицы Румянцев А.Г. просит решение отменить и вынести новое решение, которым удовлетворить исковые требования Лезиной Е.П. в полном объеме, ссылаясь на ошибочность выводов суда о том, что причиной дорожно-транспортного происшествия явилось нарушение водителем Н. Н.А. требований п. 9.10, 10.1 Правил дорожного движения. Указывает, что судом дана неправильная оценка собранным по делу доказательствам, вследствие чего суд пришел к необоснованному выводу об отсутствии вины в действиях водителя экскаватора. Продолжает настаивать на доводах о том, что на экскаваторе не работали задние фонари, а знак аварийной остановки был в грязи и не светился в темноте, что не позволило водителю Н. Н.А. своевременно оценить дорожную обстановку, обнаружить препятствие и избежать столкновения. Полагает, что протокол осмотра места происшествия не может являться допустимым доказательством, поскольку в нем отсутствует указание, кем, и при каких обстоятельствах производились измерения видимости с рабочего места водителя с включенным дальним и ближним светом фар. Кроме того, один из понятых, участвовавших при оформлении материалов дорожно-транспортного происшествия, включая протокол осмотра места происшествия, являлся внештатным сотрудником милиции, что является недопустимым при проведении процессуальных действий. Отмечает, что конкретная видимость объекта, то есть расстояние, на котором с места водителя объект может быть обнаружен в ближнем свете фар автомобиля, не совпадает с понятием общей видимости, то есть минимальным освещением дорожного полотна при движении автомобиля с ближним светом фар, установленного на расстоянии 50 метров. Таким образом, выводы суда о том, что водитель Н. Н.А. имел возможность обнаружить экскаватор за 50 метров, а не за 20 метров, как утверждал последний, являются ошибочными. Полагает, что при оценке показаний сотрудников ГИБДД, суд не учел, что по жалобе Н. Н.А. было отменено вынесенное в отношении него постановление о привлечении к административной ответственности по факту данного ДТП, что могло сформировать предвзятое отношение данных свидетелей к Н. Н.А.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции с учетом доводов, изложенных в кассационной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Согласно п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

Как предусмотрено п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

На основании ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд, руководствуясь вышеприведенными нормами, обоснованно исходил из того, что вред принадлежащему истице автомобилю « ... » госномер № причинен в результате виновных действий водителя Н. Н.А., нарушившего требования п.п. 9.10, 10.1 Правил дорожного движения, и допустившего наезд на экскаватор. При этом в действиях водителя экскаватора П. Е.М. нарушений требований Правил дорожного движения не установлено, в связи с чем отсутствуют законные основания для возложения ответственности за причинение вреда на его работодателя ИП Кошоридзе Г.Г.

Такие выводы суда подтверждаются материалами дела, заключением автотехнической экспертизы, показаниями свидетелей Г. Д.А., К. А.С., Д. И.В. Г. В.Д. М. А.Л., подробно мотивированы в решении, всем исследованным доказательствам судом первой инстанции дана в соответствии со ст. 67 ГПК РФ надлежащая правовая оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

С доводами кассационной жалобы о том, что судом дана неправильная оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что причиной дорожно-транспортного происшествия явилось нарушение водителем Н. Н.А. требований п.п. 9.10, 10.1 Правил дорожного движения, судебная коллегия согласиться не может, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Так, показаниями свидетелей Г. Д.А., К. А.С., Д. И.В., Г. В.Д., М. А.Л. подтверждается, что на задней части ковша экскаватора, а также на всем протяжении от экскаватора до места столкновения разбросаны части фар, бампера, радиаторной решетки; на корпусе экскаватора был стационарно прикручен знак аварийной остановки со светоотражающей поверхностью; после дорожно-транспортного происшествия проверялась работа задних фонарей экскаватора путем вкручивания в них новых лампочек, осветительные приборы находились в рабочем состоянии. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось, поскольку, являясь сотрудниками ОГИБДД ОВД по Светлогорскому округу, они не имеют заинтересованности в исходе настоящего дела.

Ссылка в жалобе на то, что решением Светлогорского городского суда от 11 августа 2009 года по жалобе Н. Н.А. было отменено постановление о привлечении его к административной ответственности, что могло сформировать предвзятое отношение инспекторов ДПС, не может быть признана состоятельной, поскольку сама по себе достаточным основанием для критической оценки показаний всех свидетелей не является, притом, что данные показания также подтверждаются письменными доказательствами, в том числе, протоколами осмотра места происшествия, протоколами осмотра транспортных средств.

Доводы жалобы о том, что свидетель Г. В.Д., участвовавший в качестве понятого при оформлении материала ДТП, включая протокол осмотра места происшествия, является внештатным сотрудником милиции, что не допустимо при проведении процессуальных действий, не могут быть приняты во внимание, поскольку на оценку показаний указанного свидетеля, допрошенного по гражданскому делу, данное обстоятельство не влияет, и не свидетельствует о том, что свидетель является лицом, заинтересованным в исходе дела. Кроме того, показания Г. В.Д. являлись аналогичными показаниям других свидетелей.

Доводы жалобы о том, что задние фонари экскаватора не могли быть разбиты в момент дорожно-транспортного происшествия, достоверными доказательствами не подтверждены, а ссылка на то, что высота капота автомобиля « ... » не позволяет достать указанные фонари, не может быть принята в качестве такого бесспорного доказательства, при том, что удар автомобиля пришелся в ковш экскаватора.

Показания специалиста М. Н.Ф. о том, что задние фонари были разрушены в результате вращательных движений экскаватора до момента дорожно-транспортного происшествия лишь со ссылкой на отсутствие ламп в задних фонарях и отсутствие контакта с капотом автомобиля « ... », правомерно были отклонены судом первой инстанции, как неубедительные. В этой связи суд пришел к правильному выводу о том, что отсутствие цоколей лампочек в задних фонарях, зафиксированное Лезиной Е.П. на фотографиях через день после ДТП, также не может расцениваться в качестве доказательства отсутствия лампочек в фонарях в момент ДТП, поскольку судом было установлено и не оспаривалось сторонами, что после ДТП проверялась работа задних фонарей экскаватора путем вкручивания в них новых лампочек.

Ссылка в жалобе на ошибочность вывода суда о том, что Н. Н.А. имел возможность обнаружить экскаватор за 50 метров, и соответственно, предотвратить столкновение, а также на то, что указанное расстояние является вымышленным и объективно не подтверждено, является несостоятельной.

Так, согласно заключению автотехнической экспертизы ГУ « ... » № от 22 июля 2010 года водитель Н. Н.А. располагал технической возможностью избежать столкновения с экскаватором при возможности обнаружения экскаватора за 50 метров.

Из показаний эксперта А. И.А. следует, что согласно международной конвенции существует понятие общей видимости, расстояние которой при минимальном освещении дорожного полотна при движении автомобиля с ближним светом фар, в темное время суток, без атмосферных осадков, составляет 50 метров.

В соответствии с п. 3.2 раздела 3 «Внешние световые приборы» Правил дорожного движения регулировка фар должна соответствовать ГОСТу Р 51709-2001. Расстояние видимости при ближнем свете фар следует принять 50-60 метров, фары с включенным дальним светом должны освещать дорогу не менее 100 метров.

При этом скорость движения транспортного средства должна быть такой, чтобы обеспечить водителю возможность его остановить на расстоянии, меньшем, чем видимость движения.

При таких обстоятельствах выводы суда о том, что двигаясь с ближним светом фар, водитель Н. Н.А. должен был обнаружить экскаватор за 50 метров, а двигаясь с безопасной скоростью, имел техническую возможность предотвратить на него наезд, являются правильными.

Доводы жалобы о том, что расстояние общей видимости не равнозначно расстоянию конкретной видимости, на которое влияют такие факторы как дорожные, метеорологические условия, размеры предмета, его расположения относительно дороги и т.д., не влияют на правильность выводов суда и не могут служить поводом к удовлетворению кассационной жалобы.

В этой связи судебная коллегия отмечает, что пункт 10. 1 Правил дорожного движения обязывает водителя вести транспортное средство со скоростью, учитывающей видимость в направлении движения, при этом указанная скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения Правил. Таким образом, если водитель Н. Н.А. утверждал, что исходя из его субъективного состояния, видимость для движения составляла всего 18-20 метров, то, соответственно, обязан был выбирать соответствующий указанной видимости безопасный скоростной режим, а не двигаться со скоростью 60-65 км/ч при видимости 18 метров.

Все обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора судом при рассмотрении дела исследованы, им дана правильная оценка в решении суда, нормы материального права применены в соответствии с возникшими спорными правоотношениями, нарушений норм процессуального права судом не допущено.

Фактически все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, не ставят под сомнение законность решения суда, а сводятся по существу лишь к иной оценке доказательств по делу, полно и всесторонне исследованных судом первой инстанции, поэтому отмену решения суда они не влекут.

Решение суда является законным и обоснованным. Оснований для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 24 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-5192/2010
Принявший орган: Калининградский областной суд
Дата принятия: 17 ноября 2010

Поиск в тексте