• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 07 декабря 2010 года Дело N 22-2296/-2010
 

г. Калининград 07 декабря 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Татаровой Т.Д.,

судей Арутюняна В.С., Семеновой О.В.

при секретаре Королевой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 07 декабря 2010 года кассационные жалобы осужденного Морозова А.В., потерпевших Г.., Га.. и их представителя по доверенности Золотарева М.Ю.,

представление государственного обвинителя К..

на приговор Зеленоградского районного суда Калининградской области от 03 сентября 2010 года, которым

Морозов А.В., родившийся ... года в ... , ранее судимый:

10 июля 2003 года по п.п. «а, б» ч.2 ст.158, ст.73 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, 10 февраля 2004 года (с учетом внесенных в кассационном и надзорном порядке изменений) по ч.1 ст.223, ст.64 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы, по ч.1 ст.105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст.70 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по ч.1 ст.105 УК РФ (по эпизоду в отношении Гу.) к 12 годам лишения свободы, по ч.1 ст.105 УК РФ (по эпизоду в отношении Ге.) к 13 годам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ - к 17 годам лишения свободы, в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ окончательное наказание по совокупности с наказанием по приговору от 10 февраля 2004 года назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

С Морозова в пользу Г. взыскана компенсация морального вреда 1000000 рублей, расходы, связанные с погребением 3777 рублей; в пользу Ж. и Га. взыскано по 250000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Татаровой Т.Д., объяснения осужденного Морозова А.В. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Косенковой И.Б., поддержавших доводы жалобы об изменении приговора, выступление потерпевших Г.., Га.., Ж.. и их представителя Золотарева М.Ю., просивших отменить приговор, мнение прокурора Толстикова П.С., полагавшего приговор суда подлежащим изменению по доводам представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Морозов А.В. просит снизить назначенное наказание, ссылается на нарушение его права на защиту, указывает, что осмотр жилища был произведен без согласия М.., процессуальные документы оформлены с нарушением закона, по окончании предварительного расследования его не ознакомили с фотографиями и видеосъемкой, не предоставили возможность задать вопросы экспертам, судом необъективно рассмотрено заявление об отводе, на свидетеля Ма.. на следствии было оказано психологическое давление, ее показания о выстреле в ногу не подтверждены судебно-медицинской экспертизой. Просит учесть его явку с повинной, то, что его мать и брат инвалиды по зрению, он добровольно показал место, где закопал Ге., вину полностью признал. Кроме того, осужденный не согласен с удовлетворением исковых требований потерпевших, указывает, что судом не исследовано его материальное положение, потерпевшими не уплачена государственная пошлина.

Потерпевшие Г.., Га. и их представитель Золотарев М.Ю. в кассационной жалобе просят отменить приговор и направить уголовное дело для рассмотрения в Калининградский областной суд; ссылаются на незаконность и необоснованность приговора, а также на его несправедливость вследствие чрезмерной мягкости; утверждают, что полученный преступный опыт не позволит Морозову вести нормальный образ жизни, прокуратура и суд заинтересованы в исходе данного дела, необоснованно признано смягчающим наказание обстоятельством совершение преступления впервые. Также авторы жалобы указывают, что убийство Ге. совершено при рецидиве преступлений, не учтена особая жестокость, садизм и издевательство.

Государственный обвинитель К. в кассационном представлении отмечает, что суд не указал на способ сложения наказаний при назначении наказания на основании ч.5 ст.69 УК РФ, не мотивировал необходимость отбывания части наказания в тюрьме, не учел, что на момент совершения преступлений Морозов не был судим, обращает внимание на наличие смягчающих наказание обстоятельств при отсутствии отягчающих. Просит изменить приговор, исключив указание об отбывании первых 10 лет в тюрьме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим оставлению без изменения.

Выводы суда о виновности Морозова в умышленном причинении смерти Гу. в ночь с 16 на 17 октября 2001 года и в умышленном причинении смерти Ге. 11 октября 2003 года соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре.

По эпизоду от октября 2001 года вина Морозова установлена следующими доказательствами.

Очевидец преступления - свидетель Ш.., показал, что Морозов с целью избиения Гу. взял черенок от лопаты. Когда он, Ш., зашел в комнату, то увидел, что Морозов избивает лежащего на кровати Гу. При этом Морозов нанес потерпевшему не менее 20 ударов по различным частям тела. Затем Морозов сообщил, что Гу. умер. Завернутый в зеленоватое покрывало труп на двух деревянных брусках он, Морозов и пришедшие И. и С. отнесли в ангар с сеном, которое Морозов поджег.

Сам Морозов, будучи допрошенным на предварительном следствии, не отрицал, что нанес не менее 20 ударов по ногам Гу.

Свидетель И. подтвердил, что они с Ш. отказались избивать Гу., и он ушел из квартиры. Когда он находился у матери Морозова, тот пришел и попросил вынести тело Гу., что и было сделано.

Мать Морозова - свидетель М., показала на предварительном следствии, что ночью пришел И. и сказал, что Гу. требуется помощь. Она пошла в квартиру к сыну и увидела, что лежащий на кровати Гу. не подает признаков жизни. Ее сожитель С. тоже ушел к Морозову, через некоторое время она увидела, что горит ангар с сеном.

Из показаний свидетеля Ма. усматривается, что со слов свекрови - М., она знает, что в квартире Морозовых был убит Гу. и в покрывале труп был вынесен в сарай и сожжен.

Свидетель Ч. видела, как горел ангар с сеном, а 08 ноября 2001 года она сначала отобрала у собаки обгоревшую человеческую кость, а затем обнаружила в ангаре обгоревший человеческий труп, о чем сообщила в милицию. Аналогичные показания дала свидетель Ю., дополнив, что в поселке догадывались, что труп принадлежал Гу., так как тот пропал после пожара.

Свидетель Ши.. показал, что в милиции ему предъявляли остатки одежды с обгоревшего трупа, и он подтвердил, что такая одежда была у Гу..

Данные из протокола осмотра места происшествия свидетельствуют о том, что в помещении сгоревшего комплекса по заготовке сена был обнаружен обгоревший труп мужчины.

Остатки одежды приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств.

Причина смерти Гу. судебно-медицинским экспертом не установлена из-за обугливания трупа. Однако собранные по делу доказательства указывают, что смерть Гу. наступила от умышленных действий Морозова при установленных в приговоре обстоятельствах, и именно его обгоревший труп был обнаружен в помещении для хранения сена.

По эпизоду от 11 октября 2003 года вина Морозова установлена следующими доказательствами.

Очевидец преступления - свидетель Ма. показала, что Морозов и Ге. уединились в комнате, через некоторое время Ге. закричала, она зашла к ним, Ге. рассказала, что Морозов укусил ее за щеку, она, Ма., стала ругаться, Морозов выхватил самодельный пистолет и выстрелил в ногу Ге.. Затем Морозов направил в их сторону самодельное ружье, но ее муж В. ударил его по руке, и выстрел пришелся в стену. От первого выстрела в ноге Ге. застряла шляпка от гвоздя, которую она пыталась вытащить. Когда Морозов и В. ушли на кухню, туда же ушла и она. Затем она видела, что Ге. и Морозов пошли к входной двери, Морозов резко затолкнул Ге. в кладовку, послышались глухие удары. Через некоторое время вышел Морозов с окровавленными руками, она поняла, что Ге. мертва. Чтобы не текла кровь, Морозов надел на голову потерпевшей пакеты. Морозов и муж вынесли труп. По указанию Морозова она вылила из тазика кровь потерпевшей, но отказалась дальше убирать, и Морозов все вымыл сам.

Каких-либо данных об оказании на свидетеля давления с целью понуждения дать показания против Морозова не имеется, доводы осужденного безосновательны.

Из оглашенных судом показаний брата Морозова - свидетеля В.., на предварительном следствии явствует, что он аналогично рассказал об обстоятельствах убийства Ге.. Кроме того, показал, что Морозов, выйдя из кладовки, сообщил об убийстве Ге.. Он зашел в кладовую и увидел Ге. лежащей на полу, голова находилась в тазу, рядом с трупом лежал топор. Труп они закопали в лесопосадке.

Как следует из протокола осмотра места происшествия от 12 октября 2004 года, в лесополосе был обнаружен труп, в котором Г.. опознала свою дочь Ге.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что возможной причиной смерти Ге. является открытая черепно-мозговая травма. Давность наступления смерти около года на момент исследования трупа - 12 октября 2004 года.

С учетом данного периода времени с момента убийства до исследования трупа судебная коллегия отмечает, что отсутствие в заключении эксперта сведений о наличии огнестрельного ранения на ноге потерпевшей не указывает на неправдивость показаний супругов Ма. и В., подробно и обстоятельно пояснивших о последовательности действий Морозова по лишению жизни Ге.

Всем доказательствам в приговоре дана надлежащая оценка, с которой судебная коллегия согласна.

Вопреки доводам осужденного протоколы проверок показаний на месте с участием Ш.., В.., Ма.., И. составлены в соответствии с законом, на них имеются подписи участвующих лиц. Против проведения осмотра и проверок показаний в жилище М. не возражала, о чем имеются ее собственноручные записи на соответствующих протоколах. Доводам о несоответствии этих действий следователя закону суд в приговоре дал надлежащую оценку.

Действия Морозова по каждому эпизоду квалифицированы судом правильно - по ч.1 ст.105 УК РФ. Обоснованность направления уголовного дела по подсудности в районный суд, обусловленного обязательной для суда позицией государственного обвинителя о переквалификации деяний, проверена в кассационном порядке Верховным Судом Российской Федерации, оставившим без изменения постановление судьи Калининградского областного суда.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену приговора, не допущено. Право на защиту Морозова, ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не нарушено. Вопреки его доводам адвокат Плетенской вступил в дело по просьбе Морозова, о чем имеются соответствующие заявления. По окончании предварительного расследования Морозов ознакомлен со всеми материалами уголовного дела, собственноручно написал заявление об отказе знакомиться с вещественными доказательствами и видеозаписями. С постановлениями о назначении экспертиз Морозов ознакомлен. Возможности поставить перед экспертами дополнительные вопросы лишен не был.

Все ходатайства сторон судом разрешены в соответствии с законом. Содержание приговора соответствует данным протокола судебного заседания, замечания на который рассмотрены согласно требованиям УПК РФ.

Доводы потерпевших и их представителя о заинтересованности прокуратуры и суда в исходе дела безосновательны и объективно ничем не подтверждены.

При назначении наказания Морозову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, смягчающие наказание обстоятельства. Назначенное судом наказание отвечает требованиям ст.60 УК РФ. Оснований считать данное наказание несправедливым, как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие суровости, не имеется.

Доводы потерпевших и представителя о наличии в действиях Морозова рецидива преступлений противоречат ч.1 ст.18 УК РФ, согласно которой рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление. Также доводы противоречат и ч.4 ст.18 УК РФ, в силу которой при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступление, наказание за которое признавалось условным. На момент совершения преступлений Морозов не имел судимостей, дающих основание для признания рецидива преступлений.

Согласно ч.2 ст.61 УК РФ суду предоставлено право учитывать в качестве смягчающих обстоятельства, не предусмотренные ч.1 данной статьи. В связи с этим довод о необоснованном признании смягчающих обстоятельств отмену приговора не влечет.

Не может быть удовлетворен и довод Морозова о признании явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством. Явка с повинной следователем в обвинительном заключении не указана. В документе, названном Морозовым как явка с повинной, он, отбывая наказание за убийство С., указывал, что убийство Ге. совершил именно С., который и закопал труп в лесополосе. В результате этих показаний уголовное дело неоднократно прекращалось вследствие смерти С., что явно не способствовало раскрытию и расследованию особо тяжкого преступления. По этим же основаниям не может учитываться в качестве смягчающего наказания обстоятельства и указание места нахождения трупа Ге.. Преступления, совершенные Морозовым, были раскрыты благодаря показаниям других лиц.

Не подлежит удовлетворению и кассационное представление государственного обвинителя. Вывод о назначении отбывания первых 10 лет в тюрьме суд мотивировал совершением неоднократных особо тяжких преступлений, связанных с причинением смерти нескольким лицам. Судебная коллегия данный вывод признает обоснованным, соответствующим требованиям ст.58 УК РФ.

Вопреки доводам представления из содержания резолютивной части приговора усматривается, что наказание на основании ч.5 ст.69 УК РФ назначено путем частичного сложения с наказанием по приговору от 10 февраля 2004 года. Вопросы же зачета каких-либо периодов времени в срок наказания согласно ст.397 УПК РФ разрешаются в порядке исполнения приговора.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе осужденного и в представлении государственного обвинителя, основаниями для смягчения наказания не являются.

Гражданские иски потерпевших рассмотрены в соответствии с законом, с учетом их нравственных страданий, разумности и справедливости, а также материального положения Морозова. Рассмотрение гражданского иска в уголовном деле не требует уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Зеленоградского районного суда Калининградской области от 03 сентября 2010 года в отношении Морозова А.В. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденного, потерпевших и их представителя, представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Председательствующий: (подпись)

Судьи: (подписи)

Копия верна:

Судья Т.Д. Татарова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2296/-2010
Принявший орган: Калининградский областной суд
Дата принятия: 07 декабря 2010

Поиск в тексте