• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 03 июня 2010 года Дело N 22-245/10
 

г. Элиста 03 июня 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Пугаева М. С.,

судей Антакановой Е.В., Басанговой И.Б.

при секретаре Даваеве Ю.А.

рассмотрела в судебном заседании 03 июня 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Кузыченко М.С., кассационные жалобы адвоката Сулейманова М.Т. в интересах осужденного Б.И.О., адвоката Бувашевой Г.Н. в интересах потерпевшего Б.М.Г. на приговор Целинного районного суда Республики Калмыкия от 12 апреля 2010 года, которым

Б.И.О., родившийся <…> года в с. Троицкое Целинного района Республики Калмыкия, образование высшее, неженатый, неработающий, проживающий по адресу: <…> района Республики Калмыкия, ул. <…>, д. №<...>, кв.<…>, несудимый,

осужден по ч.2 ст. 318 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей;

О.А.Э., родившийся <…> года в с. Троицкое Целинного района Калмыцкой АССР, образование неоконченное высшее, женатый, студент Калмыцкого Государственного университета, проживающий по адресу: <…> района Республики Калмыкия, пер. <…>, д. №<…>, несудимый,

осужден по ч.1 ст.318 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Басанговой И.Б. об обстоятельствах дела, объяснения осужденного Б.И.О. о согласии с приговором и оставлении его без изменения, доводы адвоката Бувашевой Г.Н. в интересах потерпевшего Б.М.Г. об отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания и прокурора Чубановой В.А. об отмене приговора ввиду его несправедливости, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Б.И.О. применил насилие, опасное для здоровья, а О.А.Э. - не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при следующих, согласно приговору, обстоятельствах.

02 августа 2009 года около 02 часов Б.И.О. в состоянии алкогольного опьянения у кафе «…» на ул. <…> с. Троицкое Целинного района Республики Калмыкия нарушал общественный порядок и правила дорожного движения. Он громко кричал, жестикулировал и двигался по проезжей части улицы. При этом он был раздетым по пояс с закатанными до колен штанинами брюк. С целью пресечения противоправного поведения Б., инспекторы дорожно-патрульной службы отделения ГИБДД Целинного РОВД Б.М.Г. и Л.В.В., находившиеся при исполнении должностных обязанностей, потребовали от него успокоиться и проехать с ними в РОВД для медицинского освидетельствования и составления материала об административном правонарушении.

На законные требования работников милиции Б.И.О. ответил категорическим отказом и стал выражаться в их адрес грубой нецензурной бранью. Б.М.Г. был вынужден применить к Б.И.О. физическую силу в виде загиба руки за спину. Однако, Б.И.О. вырвался и во избежание административной ответственности умышленно нанес Б.М.Г. один удар кулаком по лицу.

Увидев, что Б. конфликтует с сотрудниками милиции, О.А.Э., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, и лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, подбежали на помощь Б. Подбежав, О.А.Э. толчком сбил инспектора ДПС Б.М.Г. и тот упал.

Б.И.О., О.А.Э. и неустановленное лицо стали избивать упавшего Б.М.Г. Б.И.О. нанес потерпевшему не менее двух ударов ногами по голове, причинив легкий вред здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга, ушибов мягких тканей волосистой части головы и лица и кровоподтека на лице. О.А.Э. также умышленно нанес Б.М.Г. не менее двух ударов ногами в область ребер слева, причинив ушиб мягких тканей на грудной клетке слева, не расценивающийся как вред здоровью.

Лишь после того, как инспектор ДПС Л. произвел предупредительные выстрелы из табельного огнестрельного оружия, Б.И.О., О.А.Э. и неустановленное лицо перестали избивать Б. и скрылись с места происшествия.

В судебном заседании подсудимые Б.И.О. и О.А.Э. вину в предъявленном обвинении не признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кузыченко М.С. ставит вопрос об отмене приговора ввиду его несправедливости. В обоснование указывает, что выводы суда о назначении Б.И.О. наказания более мягкого, чем предусмотрено ч.2 ст. 318 УК РФ, ничем не мотивированы. Считает, что обстоятельств, существенно снижающих степень общественной опасности совершенного Б.И.О. преступления, не установлено.

Представитель потерпевшего - адвокат Бувашева Г.Н. в кассационной жалобе также просит отменить приговор суда в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания. Указывает, что суд не учел совершение О. и Б. преступления против представителя власти. Считает, что применение судом в отношении Б. ст. 64 УК РФ необоснованно, в материалах дела отсутствуют данные о деятельном раскаянии подсудимых, вину они не признали.

В своей кассационной жалобе адвокат Сулейманов М.Т. в интересах осужденного Б.И.О. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование своих доводов указывает, что судом дана ненадлежащая оценка показаниям его подзащитного о том, что общественного порядка он не нарушал, по пояс не оголялся, никакого насилия к работникам милиции не применял, в их адрес нецензурной бранью не выражался, к административной ответственности привлечен не был. Потерпевший Б. сам избил его подзащитного и причинил телесные повреждения. Суд не проверил возможность получения Б. телесных повреждений в другом месте. Указывает, что Б. не сразу обратился за медицинской помощью. Считает показания потерпевшего надуманными, данными с целью оговорить осужденного и оправдать применение огнестрельного оружия. Свидетели Б.Э.Н. и С.Д.Н. дали противоречивые и недостоверные показания. Судебное разбирательство было необъективным, о чем свидетельствует, по мнению автора жалобы, предвзятая оценка показаниям подсудимого О.А.Э., свидетелей Д.Б.М., У.А.А., С.М.Б., М.Д.А. и М.Н.В.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор подлежащим оставлению без изменения.

Вывод суда первой инстанции о виновности Б.И.О. в применении насилия, опасного для здоровья, а О.А.Э. - не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, и действиям подсудимых дана верная правовая квалификация.

Так, потерпевший Б.М.Г. показал, что 02 августа 2009 года примерно в 02 часа во время патрулирования вместе с Л. у кафе «…» он увидел Б., который шел по проезжей части, по пояс голый, в штанах с закатанными штанинами, что-то кричал и жестикулировал. Подъехав на патрульной машине, он попросил Б., освободить проезжую часть, на что последний стал выражаться в его адрес нецензурной бранью, а затем на требование проехать в РОВД отказался. При попытке применения физической силы в виде загиба руки за спину, Б., увернувшись, нанес ему удар кулаком по лицу. На крики Б. со стороны кафе «…» выбежали 2-3 парня, в том числе и О., который толкнул его и он упал вместе с Б. на землю. После этого подбежавшие стали избивать его. О. нанес ему 2-3 удара ногами в область ребер слева. От сильного удара по голове он потерял сознание.

Свидетель Л.В.В., дежуривший вместе с потерпевшим, показал, что на его требования прекратить избиение Б., парни не реагировали. Тогда он произвел два предупредительных выстрела в воздух из автомата, после которых все разбежались. Он оказал первую помощь Б., который находился без сознания.

Допрошенные судом свидетели С.Д.Н. и Б.Э.Н. пояснили, что 02 августа 2009 года примерно в 02 часа они находились у кафе «…» и видели шедших по дороге парня с девушкой. Парень был одет лишь в одни штаны, закатанные до колен, темного цвета. В это время к парню с девушкой подъехала патрульная машина ДПС, из которой вышли двое работников милиции. Когда между сотрудником милиции и парнем завязалась борьба, из кафе «…» выбежали 2-3 парня и подбежали к сотрудникам милиции. Между ними произошла драка, один из работников милиции произвел несколько выстрелов, после чего парни разбежались.

Свидетели С.М.Б. и М.Д.Н. - работники кафе «…» подтвердили, что в ночь с 01 на 02 августа 2009 года Б.И. распивал пиво в кафе и примерно в 01 час 30 минут вышел из кафе.

Из показаний свидетеля Ш.С.Н. следует, что в кафе «…» находились Б., О.А. и У.А. в состоянии алкогольного опьянения. Примерно в 01 час 50 минут он вышел на улицу, где услышал крики, шум драки. О. и У. побежали в ту сторону, откуда доносились крики. Через 5-10 минут раздались выстрелы и они, испугавшись, убежали. Б. в состоянии алкогольного опьянения бывает агрессивным и конфликтным.

Свидетель У.Х.А., оперуполномоченный ОУР в суде сообщил, что прибыл на место происшествия по вызову оперативного дежурного ОВД. Установив, что С. и Б. являлись очевидцами происшедшего, записал их данные и составил рапорт на имя начальника ОВД. Он видел синяк на лице Б. и утром доставил его в больницу в г. Элиста..

По заключению судебно-медицинской экспертизы от 27 октября 2009 года №1952 у Б.М.Г. имелись закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга; ушибы мягких тканей волосистой части головы, на лице; кровоподтек на лице, ушиб мягких тканей на грудной клетке слева, кровоподтек на грудной клетке справа.

В обоснование виновности осужденных в приговоре приведены и другие доказательства, такие как, показания потерпевшего Б.М.Г. и свидетеля Л.В.В., данные ими на очных ставках с обвиняемым Б.И.О., и в ходе проверок их показаний на месте происшествия, а также приказ от 01 июля 2005 года №77 л/с о назначении на должность Б., постовая ведомость расстановки патрульно-постовых нарядов, график дежурств инспекторов ОГИБДД, и иные.

Оценив доказательства в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, то есть с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, как отдельно, так и в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности обвиняемых в инкриминируемом им деянии.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ в приговоре суд привел мотивы, по которым в основу своих выводов положил одни доказательства и отверг другие.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника о том, что показания подсудимых Б.И.О. и О.А.Э. о невиновности суд оценил необъективно, коллегия считает, что суд законно и обоснованно опроверг их показания и положил в основу обвинительного приговора показания потерпевшего Б.М.Г. и свидетеля Л.В.В., как непосредственного очевидца происшедшего.

Потерпевший и названный свидетель на протяжении всего предварительного и судебного следствия прямо и последовательно утверждали о том, что внешний вид и поведение Б.И.О. и нахождение его на проезжей части дороги в ночное время указывали им, как инспекторам дорожно-патрульной службы, несшим службу по охране общественного порядка, на необходимость пресечения противоправного поведения Б. Что они и предприняли, однако Б. и О. оказали им сопротивление и нанесли телесные повреждения инспектору ДПС Б. при исполнении им своих должностных обязанностей.

Потерпевший и свидетель перед дачей показаний предупреждались об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, с обвиняемыми ранее знакомы не были и каких-либо оснований к их оговору у них не имелось. В этой связи несостоятельными признаются доводы жалобы об оговоре Б. со стороны работников милиции.

Признавая показания Б.М.Г. и Л.В.В. достоверными, суд также учел, что они соотносились с совокупностью других доказательств по делу. В частности, они объективно подтверждаются выводами судебно-медицинского эксперта о наличии у Б. телесных повреждений, причинивших легкий вред его здоровью и полученных от воздействия твердых тупых предметов в пределах 2-3 суток до первичного осмотра и поступления в больницу (2.08.2009г).

Доводы защиты о возможности получения потерпевшим телесных повреждений в другом месте и при других обстоятельствах и о том, что Б. не сразу обратился в больницу, не основаны на материалах дела.

Из медицинских документов, исследованных в суде, видно, что Б. впервые обратился в травматологический пункт республиканской больницы 02 августа 2009 года с жалобами на боли в области головы, тошноту и боли в области грудной клетки. Был госпитализирован и находился на лечении со 02.08.2009 по 10.08.2009 года с диагнозом: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица и волосистой части головы.

Учитывая, что насилие в отношении сотрудника милиции Б. было применено осужденными в ночь с 1 на 2 августа 2009 года, то, следовательно, потерпевший обратился за медицинской помощью в тот же день после получения телесных повреждений. Данных, что они получены при других обстоятельствах, в судебном заседании не представлялось и судом не установлено.

Ссылка кассационной жалобы на то, что Б.И.О. не был привлечен к административной ответственности и поэтому его действия не носили противоправный характер, признается судебной коллегией несостоятельной.

По смыслу ст. 318 УК РФ ответственность за применение насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Судом с достоверностью установлено, что Б.М.Г., являясь инспектором ДПС отделения ГИБДД Целинного РОВД, находился согласно постовой ведомости расстановки патрульно-постовых нарядов от 01 августа 2009 года и графику дежурств на август 2009 года при исполнении своих служебных обязанностей. В действиях Б.И.О. имелись признаки административных правонарушений в виде нарушения правил дорожного движения и общественного порядка, предусмотренных ч.1 ст. 12.29 и ч.1 ст. 20.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, поэтому инспектор ДПС Б. предъявил Б. законное требование прекратить свои действия. А Б. во избежание ответственности умышленно применил насилие, опасное для здоровья Б., как представителя власти, находившегося при исполнении своих должностных обязанностей.

Вопреки доводам жалобы адвоката Сулейманова М.Т. о ненадлежащей оценке свидетельским показаниям суд, исследовав показания свидетелей С.М.Б., М.Д.Н. Ш.С.Н., данные ими, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, дал правильную оценку выявленным противоречиям в их показаниях.

Суд обоснованно признал достоверными и положил в основу приговора показания, данные ими на предварительном следствии, поскольку они согласуются как между собой, так и с другими доказательствами. Суд установил, что они допрошены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и в разное время. Протоколы их допросов составлены с соблюдением положений ст.ст. 189, 190 УПК РФ, содержат собственноручно выполненные свидетелями записи об ознакомлении с содержанием протокола и удостоверены их подписями.

Показания свидетелей С. и Б., очевидцев происшедшего, суд тщательно проверил, в том числе путем осмотра места происшествия и, выяснив причину имевшихся в них противоречий, убедился в их достоверности. Поэтому с доводами защиты о сомнительности показаний названных свидетелей коллегия согласиться не может.

В приговоре приведены убедительные обоснования, по которым показания свидетелей защиты - М.Н.В., Б.Ю.О., У.А.А. и О.Э.Б., утверждавших о невиновности подсудимых, признаны судом недостоверными.

Доводы в защиту осужденного о предвзятости и необъективности судебного разбирательства опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что Б.И.О. и его защитник имели полную возможность осуществлять свои права, судебное заседание проводилось на основе состязательности и равенства сторон, ходатайства сторон разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вопреки утверждениям стороны защиты описательно-мотивировочная часть приговора соответствует закону. В соответствии со ст. 307 УПК РФ она содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Таким образом, доводы кассационной жалобы об отсутствии вины Б.И.О. в совершении преступления судебная коллегия находит необоснованными.

Обсуждая доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшего о несправедливости назначенного наказания, судебная коллегия приходит к следующему.

По смыслу ст.ст. 6, 7, 43, 60 УК РФ суд, применяя меры уголовного наказания, должен исходить из того, что наказание применяется в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. При этом суд обязан строго индивидуально определять вид и размер наказания с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, в том числе обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении наказания осужденным суд учел, что Б. совершено тяжкое преступление, а О. преступление средней тяжести. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел молодой возраст подсудимых, привлечение впервые к уголовной ответственности, их положительные характеристики.

Учитывая наличие совокупности смягчающих обстоятельств и отсутствие отягчающих, суд обоснованно применил правила ст. 64 УК РФ и назначил Б.И.О. более мягкий вид наказания, чем предусмотрен санкцией ч.2 ст. 318 УК РФ, а О.А.Э. наказание в виде штрафа в минимальных пределах санкции ч.1 ст. 318 УК РФ.

Установленную совокупность смягчающих наказание обстоятельств при отсутствии отягчающих и поведение Б. после совершения преступления суд первой инстанции признал исключительными, существенно снижающими степень общественной опасности совершенного преступления и, применив положения ст. 64 УК РФ, назначил Б.И.О. наказание в виде штрафа. Указанное решение суда коллегия находит правильным и считает, что поведение осужденного Б., согласившегося с законностью и обоснованностью постановленного в отношении него приговора, подтверждает вывод суда первой инстанции о применении к нему более мягкого наказания, чем предусмотрено по закону.

Таким образом, вид и размер назначенного наказания виновным соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам их совершения и личности виновных.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Целинного районного суда Республики Калмыкия от 12 апреля 2010 года в отношении Б.И.О. и О.А.Э. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Кузыченко М.С., кассационную жалобу адвоката Сулейманова М.Т. в интересах осужденного Б.И.О., кассационную жалобу адвоката Бувашевой Г.Н. в интересах потерпевшего Б.М.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий Пугаев М.С.

Судьи: Антаканова Е.В.

Басангова И.Б.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-245/10
Принявший орган: Верховный Суд Республики Калмыкия
Дата принятия: 03 июня 2010

Поиск в тексте