• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 07 декабря 2010 года Дело N 22-490/10
 

г. Элиста 07 декабря 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Ильжиринова В.И.,

судей: Андреева Э.Г., Басанговой И.Б.

при секретаре Даваеве А.Ю.

рассмотрела в судебном заседании 07 декабря 2010 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Босхамджиева Д.А. и кассационной жалобе адвоката Кусинова В.П. в интересах осужденного Иваненко А.И. на приговор Яшалтинского районного суда Республики Калмыкия от 25 октября 2010 года, которым

Иваненко А.И., родившийся <…> года в с. <…> КАССР, с неполным средним образованием, неженатый, неработающий, проживающий по адресу: <…>, судимый приговором Ленинского районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 20 мая 2009 года по ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 161 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, освобожден 02 декабря 2009 года по отбытии наказания,

осужден по ч.2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Заслушав доклад судьи Басанговой И.Б. об обстоятельствах дела, мнение прокурора Кузыченко М.С. об отмене приговора, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Иваненко А.И. признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотического средства - марихуаны в особо крупном размере при следующих, согласно приговору, обстоятельствах.

15 июля 2010 года примерно в 17 часов Иваненко А.И., находясь в балке, расположенной в 20 метрах севернее дома № 43 по ул. <…> Яшалтинского района Республики Калмыкия, без цели сбыта для личного употребления собрал листья дикорастущей конопли в количестве не менее 110,99 грамм. Для высушивания перенес коноплю за дом № 45, расположенный на этой же улице.

17 июля 2010 года около 16 часов 10 минут возле магазина «…» по ул. <…> Иваненко А.И. был задержан работниками милиции за совершение административного правонарушения в виде распития спиртных напитков в общественном месте. При личном досмотре у Иваненко обнаружен пакет с высушенными листьями конопли.

В судебном заседании подсудимый Иваненко А.И. вину в предъявленном обвинении не признал.

В своей кассационной жалобе адвокат Кусинов В.П. в интересах осужденного Иваненко А.И. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что Иваненко А.И. оговорил себя под воздействием работников милиции и что личный досмотр в присутствии понятых К. и Ф. фактически не проводился; что ссылка в приговоре на прежнюю судимость Иваненко по ст. 228 УК РФ как доказательство совершения инкриминируемого преступления недопустима; что суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей защиты - К.С.Н., пояснившего об обстоятельствах задержания Иваненко А.И. работниками милиции, Г.Е.А., утверждавшего об алиби осужденного, Г.Р.Х., подтвердившего неоднократные поиски сотрудниками милиции Иваненко А.И.

В кассационном представлении государственный обвинитель Босхамджиев Д.А. ставит вопрос об отмене приговора в связи с его несправедливостью ввиду мягкости наказания и нарушения уголовно-процессуального закона. Указывает, что суд при назначении наказания не принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, наличие в его действиях рецидива преступлений. Полагает, что суд необоснованно исключил из числа доказательств протокол проверки показаний Иваненко А.И. на месте от 03 августа 2010 года, не приведя в приговоре мотивов принятого решения.

В дополнениях к кассационному представлению государственный обвинитель Д.А. Босхамджиев указывает, что приговор подлежит отмене в связи с нарушением судом правил назначения наказания при рецидиве преступлений, установленным ст. 68 УК РФ. При любом виде рецидива наказание должно составлять не менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания за совершенное преступление. За преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, максимальное наказание предусмотрено в виде 10 лет лишения свободы, поэтому наказание Иваненко должно составлять не менее 3 лет 4 месяцев лишения свободы. Суд назначил Иваненко наказание в виде 3 лет лишения свободы и в приговоре не указал основания, по которым не применил правила ст. 68 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и представления, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, то есть, постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. 379, 380, 382 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и неправильное применение уголовного закона являются основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке. Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного и на правильность применения уголовного закона. Нарушение требований Общей части УК РФ является неправильным применением уголовного закона.

В силу ст.ст. 17, 87, 88 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Каждое доказательство подлежит проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. С учетом этих положений закона в приговоре должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Однако эти требования закона судом первой инстанции не соблюдены.

Признавая Иваненко виновным в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере, суд в качестве доказательств признал показания самого Иваненко А.И., данные им на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, показания двух понятых и двоих сотрудников милиции, производивших доставление и личный досмотр Иваненко А.И., а также протокол личного досмотра, протокол осмотра вещественного доказательства и заключение химической экспертизы.

Однако, приведя в приговоре лишь содержание этих доказательств, суд не сделал всесторонний анализ доказательств, на которых основал свои выводы о виновности осужденного.

Несмотря на то, что подсудимый Иваненко в судебном заседании категорически отказался от своих первоначальных показаний, данных на предварительном следствии, полностью отвергая версию обвинения и свою причастность к преступлению, суд тщательно не проверил те и другие его показания, не выяснил причины изменения показаний и не дал им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами. Изменение показаний подсудимым суд расценил лишь данными с целью ухода от ответственности, не сопоставляя их с другими доказательствами, представленными сторонами.

Так, в суде подсудимый утверждал, что сотрудники милиции Д. и М. просили его взять на себя вину в хранении наркотиков, предлагая за это деньги в размере 1500 рублей, спиртные напитки в виде бутылки водки, а также обещание, что он получит минимальное наказание, не связанное с лишением свободы. Он согласился, так как сотрудники милиции оказывали на него психологическое воздействие, угрожая преследованием в случае его отказа.

Отвергая версию подсудимого, в приговоре суд указал, что подсудимым не представлено каких-либо веских доказательств о незаконных методах следствия. Тем самым бремя доказывания своей невиновности суд переложил на подсудимого, что является прямым и существенным нарушением прав обвиняемого, гарантированных ст. 49 Конституции РФ.

В силу принципа презумпции невиновности обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Как видно из приговора, суд признал достоверными показания сотрудников милиции Д. и М., которые задерживали Иваненко в административном порядке и составляли протокол личного досмотра и отрицали какое-либо воздействие на подсудимого. При этом в нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд в приговоре не привел мотивы того, почему показания сотрудников милиции, которые заинтересованы в исходе дела в силу их должностного положения, он признал достоверными, а показания подсудимого оценил критически, как данные с целью ухода от уголовной ответственности.

Суд установил факт отсутствия давления сотрудниками милиции на Иваненко и незаконных методов следствия исключительно из показаний самих сотрудников М.А.Б. и Д.И.И., действия которых Иваненко обжаловал, направив письменное заявление 17 сентября 2010 года на имя руководителя следственного органа Городовиковского межрайонного следственного отдела (л.д.158). Однако других конкретных данных в подтверждение своего вывода суд в приговоре не привел. Следовательно, доводы подсудимого в этой части надлежаще не проверены.

Не исследованы и доводы подсудимого Иваненко о том, что обвинение его в совершении административного правонарушения в виде распития спиртных напитков в общественном месте надуманно. Иваненко утверждал, что указанное он не совершал, так как 17 июля 2010 года на ул. <…> около магазина «…» в с. <…> вообще не был. Сотрудники милиции Д. и М. забрали его с другого места - с ул. Мира, когда он находился около дома К.С.Н.

В судебном заседании свидетель К.С.Н. подтвердил эти показания Иваненко об обстоятельствах его задержания.

Из дела видно, что доказательств того, что Иваненко распивал водку в общественном месте и при нем имелся пакет с наркотическим средством, кроме показаний самих сотрудников милиции, в суде установлено не было и в приговоре не приведено.

Признавая показания свидетелей обвинения - понятых К. и Ф. о том, что на предварительном следствии Иваненко признавал принадлежность ему пакета с коноплей, суд оставил без какой-либо оценки их показания в суде в части того, что они, выступая понятыми, не видели сам факт изъятия у Иваненко данного пакета.

Из протокола судебного заседания видно, что понятые, поясняя об обстоятельствах личного досмотра Иваненко, прямо показали, что, когда они вошли в кабинет, Иваненко уже находился там, на столе стояли бутылка водки, два пакета, один из них с растительной массой лежал на столе в раскрытом виде.

Сотрудники же милиции Д. и М. в суде показали, что Иваненко они задержали у магазина с одним пакетом и бутылкой водки. Они вместе с понятыми и Иваненко входили в кабинет для производства личного досмотра Иваненко. Иваненко при них поставил пакет на стол.

Из протокола личного досмотра от 17 июля 2010 года, признанного судом одним из доказательств виновности подсудимого, видно, что в ходе досмотра у Иваненко изъят розовый пакет, в котором находился синий пакет с веществом растительного происхождения. Перед началом досмотра Иваненко не предлагалось выдать предметы, незаконно хранящиеся при нем, поскольку такой отметки в протоколе не имеется. По окончании досмотра заявлений от участвующих лиц, в том числе от Иваненко о принадлежности ему пакета, не поступало, о чем имеется запись в протоколе.

Таким образом, из протокола следует, что при личном досмотре бутылка водки у Иваненко не обнаружена и не изымалась, как об этом утверждали сотрудники милиции. Сам Иваненко пояснил в суде, что бутылку водки купил участковый М., а оперуполномоченный Д. в кабинете перед началом досмотра до появления понятых предлагал ему выпить водки, но он отказался. Однако при таких противоречивых данных суд надлежаще не проверил показания подсудимого и в приговоре установил, что Иваненко был задержан за распитие спиртных напитков в общественном месте.

Между тем, сам факт совершения Иваненко административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 20.20 КоАП РФ, не подтвержден допустимым доказательством. Так, в постановлении по делу об административном правонарушении отсутствует подпись должностного лица - начальника МОБ ОВД по Яшалтинскому району Ерыпалова В.Ю.(л.д.6). Следовательно, Иваненко не признан виновным в совершении правонарушения, в связи с которым производился личный досмотр.

Всем этим обстоятельствам судом какая-либо оценка не дана, что свидетельствует о неполном, поверхностном и одностороннем исследовании доказательств по делу.

Таким образом, показания сотрудников милиции и понятых, допрошенных в суде, противоречат как между собой, так и с другими доказательствами по делу.

Кроме того, положив в основу обвинительного приговора показания сотрудников милиции, суд первой инстанции не учел позицию Конституционного Суда РФ, высказанную в Определении от 06 февраля 2004 года №44-О по жалобе Демьяненко В.Н.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, дознаватель и следователь не могут быть допрошены судом в качестве свидетелей о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и не подтвержденных им в суде. Недопустимость восстановления содержания таких показаний подозреваемого, обвиняемого является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против самого себя, закрепленного ст. 51 Конституции РФ.

Из дела видно, что в судебном заседании имели место и другие противоречия и невыясненные обстоятельства, которые судом не выявлены и не оценены.

В частности, стороной защиты была выдвинута версия об алиби Иваненко, опровергающая обвинение Иваненко в приобретении им наркотического средства 15 июля 2010 года по ул. <…> в с. <…>.

Так, свидетель Г.Е.А. дал в суде подробные и последовательные показания о том, что 15 июля 2010 года был день рождения подсудимого Иваненко и он с Иваненко и другими ребятами пили пиво и отдыхали на прудах в селах Красномихайловское и Красный партизан, а вечером Иваненко остался в с. Соленое.

Свидетель Г.Р.Х., у которого проживал Иваненко, в суде показал, что сотрудники милиции М. и Д. в июле 2010 года несколько раз искали Иваненко и, что Иваненко говорил ему, что тому подсунули сумку с коноплей и завели уголовное дело.

Суд, не раскрыв в приговоре содержание показаний указанных свидетелей защиты Г.Е.А., К.С.Н. и Г.Р.Х., данных ими в суде, в приговоре отверг их на том основании, что указанные свидетели являются хорошими знакомыми и состоят в дружеских отношениях с подсудимым. Такая оценка совершенно не соответствует правилам оценки доказательств, установленным ст.ст. 87, 88 УПК РФ, поэтому не может быть признана надлежащей, отвечающей требованиям уголовно-процессуального закона.

В связи с чем доводы кассационной жалобы адвоката в защиту осужденного о том, что судом должным образом не проверены показания Иваненко А.И. о самооговоре и показания свидетелей защиты, коллегия признает обоснованными.

Правильным также является довод стороны защиты о недопустимости в описательно-мотивировочной части приговора ссылки на прежнюю судимость Иваненко как доказательство того, что он мог совершить аналогичное преступление.

В силу ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Следует отметить, что судом первой инстанции не в полной мере исследованы и оценены обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и подлежащие доказыванию в силу ст. 73 УПК РФ.

Так, в материалах дела имеется справка врача-нарколога от 3 августа 2010 года о том, что Иваненко А.И. состоит на учете у нарколога со 2 июля 2008 года. (л.д.59)

Согласно характеристике главы администрации Красномихайловского СМО Вегеры А.И. от 19 июля 2010 года, Иваненко А.И. имеет основное общее образование (во вводной части приговора установлено, что осужденный имеет неполное среднее образование) и спиртными напитками не злоупотребляет. (л.д. 62)

Из приговора мирового судьи Яшалтинского судебного участка РК от 29 августа 2006 года следует, что Иваненко А.И. признан виновным в краже и осужден по ч.1 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей (л.д. 66). Однако данные об исполнении приговора и даты уплаты штрафа в деле отсутствуют и судом не выяснялись.

Из содержания приговора усматривается, что эти сведения о личности Иваненко, имеющие значение для дела, судом не обсуждались и во внимание не приняты.

При наличии многочисленных противоречий в исследованных судом доказательствах, которые не получили судебной оценки, обвинительный приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене, поскольку противоречия являются существенными, и без их устранения невозможно принять решение о виновности или невиновности подсудимого.

Обсуждая доводы кассационного представления об отмене приговора ввиду нарушения судом норм уголовного закона при назначении осужденному наказания и уголовно-процессуального закона при исключении доказательства, представленного стороной обвинения, то судебная коллегия находит их также обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Вопреки требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ в приговоре суд не указал мотивы, по которым признал недопустимым и исключил из числа доказательств протокол проверки показаний на месте от 03 августа 2010 года с участием Иваненко А.И.

Вывод суда о нарушении права обвиняемого Иваненко на защиту при производстве указанного следственного действия не соответствует данным протокола, в котором имеется подпись адвоката Кусинова В.П.

Как установлено судом первой инстанции, Иваненко А.И. имеет судимость по приговору Ленинского районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 20 мая 2009 года по ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 161 УК РФ, поэтому правильно признал в действиях Иваненко А.И. наличие рецидива преступлений как отягчающее наказание обстоятельство.

Однако при назначении наказания суд не учел требование ч.2 ст.68 УК РФ, обязывающее суд определять наказание при любом виде рецидива преступлений в размере не менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ч.2 ст. 228 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового. Поэтому Иваненко А.И. могло быть назначено наказание не менее 3 лет 4 месяцев лишения свободы, а не 3 года, как постановил суд.

Поскольку суд не привел в приговоре основания, по которым он не применяет правила ч.2 ст. 68 УК РФ, и назначил наказание без соблюдения требования указанной нормы закона, то приговор считается постановленным с неправильным применением уголовного закона и является основанием его отмены.

При новом судебном рассмотрении необходимо устранить отмеченные недостатки, всесторонне и полно проверить все доказательства, представленные сторонами, оценить их в строгом соответствии с правилами оценки доказательств как каждое в отдельности, так и в их совокупности, и с учетом установленного принять законное, обоснованное и справедливое решение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Яшалтинского районного суда Республики Калмыкия от 25 октября 2010 года в отношении Иваненко А.И. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

Кассационное представление государственного обвинителя Босхамджиева Д.А. и кассационную жалобу адвоката Кусинова В.П. в интересах осужденного Иваненко А.И. удовлетворить.

Председательствующий В.И. Ильжиринов

Судьи Э.Г. Андреев

И.Б. Басангова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-490/10
Принявший орган: Верховный Суд Республики Калмыкия
Дата принятия: 07 декабря 2010

Поиск в тексте