• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 февраля 2010 года Дело N 22-44/10
 

г. Элиста 18 февраля 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего - Нудного С.А.,

судей - Андреева Э.Г. и Докурова В.Н.,

при секретаре судебного заседания - Акугиновой Н.А.,

рассмотрела в судебном заседании 18 февраля 2010 года кассационные жалобы - осужденного С. и его защитника - адвоката Сулейманова М.Т., потерпевшего Ч., кассационное представление государственного обвинителя по делу Семенова А.О. на приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 18 декабря 2009 года, которым

С., родившийся …в …, гражданин РФ, с неполным высшим образованием, военнообязанный, женатый, работающий …, проживающий по адресу: …; зарегистрированный по адресу …не судимый,

осужден по ч.2 ст.264 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003г.) к 3 годам лишения свободы условно с применением ст.73 УК РФ с испытательным сроком в 3 года, с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года. Этим же приговором с С. в пользу Ч. взысканы: компенсация морального вреда в размере 250 000 рублей, расходы на услуги представителя в уголовном деле в сумме 10 000 рублей и материальный ущерб в виде затрат на проведение похорон и поминок потерпевшего 38945 руб. 90 коп. В остальной части исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Докурова В.Н. об обстоятельствах дела, выступление осужденного С. и его защитника - адвоката Сулейманова М.Т., объяснения потерпевшего Ч. и его адвоката Спириной Л.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Чурюмова А.В., полагавший отменить приговор по доводам изложенным в кассационном представлении, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

С., управлявший транспортным средством, признан виновным в нарушении Правил дорожного движения РФ, повлекшем по неосторожности смерть Ч. при следующих обстоятельствах.

26 мая 2008 года в г.Элисте, примерно в 15 часов 20 минут, управляя технически исправным автомобилем марки ГАЗ - 322132 с государственным регистрационным знаком …С. осуществлял перевозку пассажиров по маршруту № * и при движении со скоростью 40 км/ч от остановки «Гостиница Элиста» по ул. Ленина в восточном направлении к перекрестку с ул.Н. Очирова, увидев впереди по ходу движения своего автомобиля пешехода Ч., переходившего проезжую часть улицы в полосе его движения в южную сторону примерно 3,9 м. со скоростью не более 6, км/ч от полосы, разделяющей транспортные потоки в противоположных направлениях ул.Ленина - примерно в 6,45 м. от восточного края пешеходного перехода на перекрестке данных улиц, а затем развернувшегося на проезжей части полосы его движения и продолжившего движение с той же скоростью в северную - противоположную сторону по данному участку проезжей части дороги примерно 1,5м., С., в нарушение п.13, п. 10.1 Правил дорожного движения РФ не принял мер к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства, вследствие чего при сближении с пешеходом правой передней частью автомобиля совершил наезд на него. В результате наезда Ч. были причинены телесные повреждения в виде тупой сочетанной травмы головы, грудной клетки, конечностей, сопровождавшейся переломами костей скелета, разрывами и ушибами внутренних органов, от которых он скончался не приходя в сознание в ГУ «Республиканская больница им. П.П. Жемчуева».

В судебном заседании осужденный С. вину в инкриминируемом ему деянии и предъявленный потерпевшим гражданский иск не признал и пояснил, что 26 мая 2008 года примерно в 15 часов в г.Элисте от остановки «Гостиница Элиста» он выехал на своей автомашине ГАЗ -322132 регистрационный знак …с маршрутным номером * одновременно с маршрутными транспортными средствами марки «Газель» под № 7 желтого цвета и № 9 бордового цвета в сторону Калмыцкого государственного университета по правой стороне движения, и примерно в 50 метрах до пешеходного перехода, расположенного на перекрестке улиц Ленина и Н.Очирова, он перестроился в левый крайний ряд по ходу своего движения, где продолжая движение со скоростью 40-45 км/ч стал догонять двигавшуюся со скоростью примерно 35 км/ч по правому крайнему ряду «Газель» под № 9 бордового цвета. Затем, примерно 20-25 метров до пешеходного перехода, двигался параллельно данной «Газели» на полкорпуса позади нее, то есть в 1,5-2 метрах. Впереди его машины, примерно в 7-10 метрах, двигалась по его полосе движения маршрутное такси под № 7 желтого цвета. На въезде на вышеуказанный пешеходный переход, он увидел, что на перекрестке названных выше улиц, «Газель» под № 7 желтого цвета совершила маневр влево, а «Газель» под № 9 стала резко снижать скорость путем экстренного торможения. Тогда он убрал ногу с педали газа, и проехав еще 5 метров, увидел вышедшего из-за «Газели» под № 9 с правой стороны от его машины пешехода, до которого расстояние составляло примерно 1 метр. После этого он предпринял меры к экстренному торможению и совершил наезд на пешехода, остановился через 2-3 метра в связи с оборудованием его машины системой «АВС». Не исключает, что автомашина «Газель» под № 9 бордового цвета также задела пешехода.

В кассационной жалобе осужденный С. просит приговор отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, мотивируя тем, что с момента обнаружения опасности для движения он не имел реальной возможности предотвратить наезд на потерпевшего путем экстренного торможения. Считает, что потерпевшего после удара подбросило на его автомашину.

В кассационной жалобе адвокат Сулейманов М.Т. в защиту интересов осужденного С. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления. Оспаривает показания осужденного С., изложенные в приговоре суда ввиду их несоответствия с показаниями, данными им в судебном заседании и на следствии в части определения времени, когда осужденный принял меры к торможению, и скорости движения транспортного средства С. при наезде на пешехода, указывая, что данная скорость была значительно ниже той, которая взята за основу экспертом Б. при проведении автотехнической экспертизы. Считает, что в соответствии с показаниями С. в суде и на следствии, вина осужденного в нарушении ПДД не установлена. При этом выражает несогласие с выводом суда и эксперта-автотехника в определении момента возникновения опасности для водителя, поскольку, по его мнению, С. не видел у разделительной полосы движения пешехода - потерпевшего Ч., который не находился в поле зрения на полосе его движения, и не обязан был предполагать, что пешеход-потерпевший может повернуть назад и оказаться на полосе его движения. Утверждает, что автомашина, находившаяся справа от автомашины осужденного заслоняла потерпевшего и он не имел возможности его обнаружить и принять меры по предотвращению наезда на него, материалами дела не опровергнуты доводы о том, что автомашина осужденного после столкновения с потерпевшим остановилась через 1,5-2 метра. Указывает, что суд установив иное место возникновения опасности для движения автомобиля под управлением Санджиева В.В., вышел за пределы предъявленного обвинения и нарушил право подсудимого на защиту, так как от такого обвинения он на следствии не защищался.

В кассационной жалобе потерпевший Ч. и в кассационном представлении государственный обвинитель Семенов О.А. просят приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с мягкостью и несправедливостью назначенного С. наказания.

В дополнительном кассационном представлении государственный обвинитель Семенов О.А. оспаривает приговор в части разрешенного гражданского иска в связи с неправомерным, по его мнению, взысканием судом всей суммы компенсации морального вреда только с осужденного С., без учета нормативных требований ст.ст. 6,7 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» о возмещении страховщиком вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего не более 160 тысяч рублей.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу представителя потерпевшего Ч., адвокат осужденного Сулейманов М.Т. не соглашаясь с доводами указанных представления и жалобы по размеру и виду назначенного осужденному С. наказания, просит в их удовлетворении отказать.

Государственный обвинитель Семенов О.А. в возражениях на кассационные жалобы осужденного С. и его защитника-адвоката Сулейманова М.Т. просит доводы указанных жалоб по фактическим обстоятельствам дела отклонить.

Проверив материалы уголовного дела и доводы, приведенные в кассационных жалобах и представлении, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Анализ приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о правильном установлении судом фактических обстоятельств дела.

Доводы жалобы адвоката Сулейманова М.Т. о недоказанности вины С., о несоответствии обстоятельств, установленных судом, фактическим обстоятельствам дела являются несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами: - показаниями свидетелей П., Ш., Р., Р., М. и потерпевшего Ч., протоколом следственного эксперимента, проведенного в ходе судебного заседания, заключением судебно-медицинской (медико-криминалистической ситуационной) экспертизы, заключением автотехнической экспертизы № 1685 от 13 ноября 2009 года, в которых установлены последовательность и механизм дорожно-транспортного происшествия, общий механизм получения травм потерпевшим в результате ДТП, и другими доказательствами.

Утверждения стороны защиты и осужденного об отсутствии у С. возможности обнаружить потерпевшего на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений, а также при движении потерпевшего с юга на север перед автомашиной, следовавшей впереди справа от автомашины С. и тем самым заслонившей ему обзор, и технической возможности принять меры к предотвращению наезда на потерпевшего путем экстренного торможения, были предметом тщательной проверки в суде первой инстанции и признаны не соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, из показаний свидетеля П., непосредственно наблюдавшего событие преступления, следует, что в день происшествия он подъезжал к перекрестку ул.Ленина и ул.Н.Очирова с восточной стороны ул.Ленина и за 30 метров до пешеходного перехода на данном перекрестке он увидел пешехода, который двигался со стороны ул.Н.Очирова по диагонали в середине проезжей части встречной полосы движения ул.Ленина и остановился на разделительной полосе. Затем испугавшись автомашины, которая обогнала автомашину П. и проехала на близком от него расстоянии, данный пешеход стал быстро передвигаться в противоположную сторону ул.Ленина. В этот момент расстояние от данного пешехода до приближавшихся с противоположной полосы движения параллельно друг другу двух автомашин марки «Газель», одна из которых под управлением С. двигалась по своей левой полосе движения, составляло примерно 30-40 метров. Когда пешеход находился на середине проезжей части встречной полосы, автомашина «Газель», двигавшаяся по правой стороне своей полосы, примерно в 5 метрах от пешехода стала резко тормозить. После этого потерпевший, пытаясь уйти от удара с данной машиной, находясь почти в центре встречной полосы движения, вновь развернулся и продолжил движение в сторону разделительной полосы транспортных потоков, но в это время автомашина под управлением С., следовавшая по левой стороне встречной полосы движения, своей правой передней частью сбила пешехода, который упал на асфальт с правой стороны автомашины, совершившей наезд.

Из показаний свидетеля Ш. усматривается, что от остановки «Гостиница Элиста» он отъехал на маршрутном транспортном средстве под № 7 желтого цвета раньше автомашины С., который двигался следом за ним, а при движении его на перекрестке ул.Ленина и ул.Н.Очирова он увидел, что пешеход Ч. только собирается переходить дорогу со стороны ул.Н.Очирова. Когда проехал данный перекресток, то в зеркало заднего вида увидел, что данный пешеход бегал «взад-вперед», а затем машину С., стоявшую на данном перекрестке.

Из выводов автотехнической экспертизы № 1685 от 13 ноября 2009 года, проведенное с учетом данных следственного эксперимента, следует, что с момента начала движения с середины проезжей части водитель автомобиля ГАЗ -322132 располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода при движении его спокойным бегом и при минимальном значении быстрого бега (9км/ч), и в данной дорожной обстановке водитель данного автомобиля С. должен был руководствоваться требованиями п.10.1 ПДД РФ.

Таким образом, на основании показаний свидетеля Ш. об осуществлении пешеходом - потерпевшим Ч. перехода проезжей части ул.Ленина с ул.Н.Очирова лишь после проезда его автомашины пешеходного перехода и перекрестка ул.Ленина и Н.Очирова, за которой следовала автомашина осужденного, и показаний свидетеля П., подтвердившего в этой части пояснения Ш. об отсутствии других транспортных средств на встречной полосе движения по ул.Ленина, когда он увидел пешехода Ч. на проезжей части дороги, кроме маршрутных транспортных средств под № 9 бордового цвета и № * под управлением осужденного, которые двигались параллельно друг другу, суд обоснованно пришел к выводу, что в период, предшествующий ДТП, отсутствовали какие-либо препятствия, помехи для восприятия и обозрения происходящего на проезжей части водителем С. и возможности обнаружения им пешехода Ч. на проезжей части ул.Ленина, а также для принятия С. мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства в соответствии с требованиями п.п.1.3, 10.1 ПДД РФ.

Поэтому доводы стороны защиты об обнаружении и возникновении опасности для движения транспортного средства осужденного в момент, когда потерпевший Ч. вышел из-за автомашины «Газель» под № 9 в 1 м. также несостоятельны, поскольку ситуация, при которой продолжение движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу возникновения дорожно-транспортного происшествия, возникла еще раньше, а именно когда водитель С. в состоянии был обнаружить пешехода Ч. на полосе движения своего автомобиля, когда тот пересекал проезжую часть до разделительной полосы и от нее, и обязан был в соответствии с требованиями п.10.1 ПДД РФ уже с того момента, то есть обнаружения пешехода Ч. на полосе своего движения, принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, что было сделано водителем С. только после того, как потерпевший вышел из-за другого маршрутного транспортного средства на проезжей части, тогда как автомашина С. до совершения наезда на пешехода Ч., пересекала опасный для движения участок проезжей части, как пешеходный переход, предназначенный для движения пешеходов через дорогу.

Доводы жалобы адвоката и осужденного, приведенные в судебном заседании кассационной инстанции в подтверждение своей позиции об отсутствии вины С., о том, что водитель С. не обязан был предполагать, что пешеход-потерпевший, нарушивший правила перехода проезжей части, может повернуть обратно и оказаться на полосе движения С., и то, что Ч. совершал разворот на полосе движения маршрутного транспортного средства № 9, двигавшегося параллельно его автомашине и на полкорпуса впереди, чем заслоняла ему обзор проезжей части дороги, также не соответствуют требованиям пункта 10.1 ПДД РФ, в соответствии с которыми водитель должен вести транспортное средство, являющееся в соответствии с нормами гражданского законодательства источником повышенной опасности по отношению к пешеходам, со скоростью, обеспечивающей водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил дорожного движения РФ, обеспечивающих безопасность движения и таких участников дорожного движения, как пешеходы.

То обстоятельство, что осужденный С. при расследовании органами предварительного следствия уголовного дела по его обвинению по ч.2 ст.264 УК РФ в совершении нарушений ПДД РФ, повлекшем смерть пешехода Ч., и в судебном следствии оспаривал, предъявленный обвинением, момент возникновения опасности для движения его транспортного средства, которую он, по его утверждениям, мог обнаружить при движении по ул.Ленина лишь в 1м. от правой передней части его автомашины, когда потерпевший вышел из-за маршрутки № 9, и в этой связи не имел возможности принять меры к экстренному торможению и предотвратить наезд на потерпевшего, и установление судом, после тщательной проверки всех доводов осужденного, показаний свидетелей по обстоятельствам дорожно - транспортного происшествия и их всестороннего анализа на основании проведенного в ходе судебного заседания следственного эксперимента, судебно-медицинской (медико-криминалистической ситуационной) экспертизы № 37 от 12.10.2009 года, автотехнической экспертизы № 1685 от 13.11.2009 г., момента возникновения опасности для водителя С. в той же дорожной ситуации, которая была изложена в обвинительном заключении, когда он увидел пешехода-потерпевшего Ч., пересекавшего проезжую часть на полосе его движения, и технической возможности предотвратить наезд на пешехода, что отрицалось С. на протяжении всего следствия, так и в судебных заседаниях в судах первой и кассационной инстанций, по мнению судебной коллегии, не свидетельствует об изменении судом первой инстанции существа предъявленного С. обвинения по ч.2 ст.264 УК РФ или выход за пределы предъявленного обвинения, как утверждает об этом в жалобе адвокат Сулейманов М.Т., поскольку определение судом момента, с которого возникла для водителя С. опасность для дальнейшего движения, было произведено исходя из тех же самых обстоятельств происшествия, которые были установлены, зафиксированы и описаны органами следствия в том же обвинении, предъявленном С. по ч.2 ст.264 УК РФ и от которого он имел возможность без каких-либо ограничений защищаться с помощью услуг приглашенного им адвоката.

Кроме того, из обвинения, предъявленного С. по ч.2 ст.264 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003г.) следует, что он обвинялся в нарушении п.п.1.3, 10.1, 14.1 Правил дорожного движения и требований дорожного знака особого предписания 5.19.2 «Пешеходный переход», повлекшем по неосторожности смерть пешехода - потерпевшего Ч., переходившего проезжую часть ул.Ленина по пешеходному переходу.

В судебном заседании было достоверно установлено об осуществлении перехода проезжей части ул.Ленина пешеходом Ч. за пределами границ данного пешеходного перехода, и образовании у потерпевшего Ч. повреждения в виде ссадины, окруженной кровоподтеком на задне - боковой поверхности левой голени не от удара бампером автомашины С., и в этой связи суд исключил из объема обвинения, предъявленного С., причинение потерпевшему данного повреждения и нарушение им требований дорожного знака «Пешеходный переход» и п.14.1 ПДД РФ об обязанности водителя транспортного средства уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу.

Исключение излишне вмененных органами предварительного расследования пунктов ПДД РФ улучшило положение подсудимого в связи с уменьшением его ответственности за нарушение пунктов ПДД РФ и не повлияло на правильное установление судом фактических обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, выводы суда о виновности осужденного и квалификацию действий С. осталась прежней.

Поэтому судебная коллегия при данных обстоятельствах не находит нарушений прав осужденного С. на защиту от обвинения, которое ему якобы не предъявлялось на следствии.

Неосновательны и утверждения осужденного о том, что потерпевшего Ч. подбросило на его автомашину и тот ударился, получив повреждения, и то, что данное обстоятельство, как заявил в судебном заседании кассационной инстанции осужденный С., установлено по делу.

Из показаний самого С. на предварительном и в судебном следствии, так из показаний свидетелей М., Ж., Р., Р., находившихся в момент происшествия в салоне автомашины С. в качестве кассира и пассажиров, следует, что наезд на потерпевшего Ч. автомашина под управлением осужденного совершила, когда пешеход-потерпевший Ч. вышел из-за маршрутного транспортного средства марки «Газель» под № 9 бордового цвета, двигавшейся справа от них.

Данные утверждения не подтверждаются и заключением судебно-медицинской (медико-криминалистической ситуационной) экспертизы № 37 от 12 октября 2009 года, проведенной по ходатайству стороны защиты в ходе судебного следствия, из которой следует, что при наступлении 2 фазы, идущее слева и чуть позади маршрутного такси № 9, маршрутное такси № * наносит удар правой передней частью капота в верхнюю передне - левую поверхность грудной клетки Ч.

Как следует из протокола судебного заседания от 15 июля 2009 года, на вопрос адвоката Сулейманова М.Т. о скорости движения его автомобиля, подсудимый С. ответил, что двигался с постоянной скоростью 40-45 км/ч., а на вопрос председательствующего судьи ответил, что экстренное торможение начал после того как увидел пешехода, а до этого момента он убрал ногу с педали газа. В этой связи доводы жалобы адвоката осужденного о неправильном изложении в приговоре показаний его подзащитного С. в части определения времени, когда осужденный принял меры к торможению и скорости движения транспортного средства С. при наезде на пешехода, являются несостоятельными, как и доводы о том, что не опровергнуты показания С. об остановке его машины после столкновения с потерпевшим через 1,5-2 метра, поскольку из показаний эксперта Б., проводившего автотехническую экспертизу № 1685 усматривается, что при экстренном торможении на скорости 40 км/ч тормозной путь составляет 9,1м., и при скорости 45 км/ч - 11,5м., а при производстве экспертизы в определении величины остановочного пути не учитывалась система антиблокировочного торможения, повышающая эффективность торможения и сокращение остановочного пути, при этом требующая меньшего времени на полную остановку.

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства, их тщательный анализ и основанная на законе оценка позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного С. преступления, прийти к правильному выводу о его виновности, а также о квалификации его действий по ч.2 ст.264 УК РФ в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003 г.

Оснований считать, что С. осужден необоснованно, не имеется.

Вопреки доводам кассационного представления государственного обвинителя Семенова А.О., при назначении наказания С. судом в соответствии с требованиями закона учтены общественная опасность совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства, влияние наказания на его исправление и условия жизни его семьи, мнение потерпевшего Ч. и его представителя Спириной Л.В. о назначении наказания в виде лишения свободы.

Доводы кассационного представления государственного обвинителя и жалобы представителя потерпевшего Ч. о назначении С. несправедливого наказания ввиду его мягкости, в связи с непризнанием им вины, отсутствия раскаяния в содеянном противоречат ст. 51 Конституции РФ, в соответствии с которой отрицание обвиняемым своей вины признается формой реализации его права на защиту и не является, обстоятельством, отягчающим наказание.

Ссылка государственного обвинителя в дополнительном кассационном представлении на то, что судом первой инстанции неправильно определен размер компенсации морального вреда, взысканный с осужденного, и подлежащий взысканию, по его мнению, в размере 160 тысяч рублей со страховщика не основана на нормативных положениях ст.6 Федерального закона № 40 от 25.04.2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», предусматривающих ответственность страховщика при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вследствие этого страхового случая (события) лишь вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату), и гражданскую ответственность владельцев транспортных средств по возмещению причиненного морального вреда в результате наступления страхового случая в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В мотивировочной части судебного решения судом дана оценка доказательствам, подтверждающим размер материального ущерба, произведенного представителем потерпевшего Ч. на проведение похорон и поминок потерпевшего Ч., и расходы на услуги представителя - адвоката в уголовном деле, данная оценка не противоречит требованиям ст.67 ГПК РФ и оснований сомневаться в правильном определении судом суммы материального ущерба в размере 38 945 руб. 90коп. и суммы, составляющей расходы на услуги представителя в уголовном деле - 10 000 руб., взысканной в пользу представителя потерпевшего Ч. с осужденного С., у судебной коллегии не имеется.

При таких обстоятельствах, оснований для изменения или отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах и представлении, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, и 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 18 декабря 2009 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного С. и его защитника-адвоката Сулейманова М.Т., представителя потерпевшего Ч., кассационное представление государственного обвинителя Семенова А.О. оставить без удовлетворения.

Председательствующий: С.А. Нудной

Судьи: Э.Г. Андреев В.Н. Докуров




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-44/10
Принявший орган: Верховный Суд Республики Калмыкия
Дата принятия: 18 февраля 2010

Поиск в тексте