• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 сентября 2012 года Дело N 33-933/2012
 

27 сентября 2012 года г. Элиста

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Лиджеевой Л.Л.

судей Сидоренко Н.А. и Басанговой И.Б.

при секретаре Клиповой Д.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Музраевой Р.Ш. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Калмыкия о компенсации морального вреда по апелляционной жалобе Музраевой Р.Ш. на решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 10 августа 2012 года.

Заслушав доклад судьи Басанговой И.Б. об обстоятельствах дела, объяснения Музраевой Р.Ш., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Музраева Р.Ш., **** года рождения, обратилась в суд с иском, указав следующее. Она была репрессирована по политическим мотивам по национальному признаку и находилась под надзором органов внутренних дел с 7 мая 1949 года по март 1956 года. На основании Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» она реабилитирована. Исключение с 1 января 2005 года гарантированности компенсации морального ущерба из преамбулы названного Закона выглядит как отказ от правовой и моральной обязанности государства возместить причиненный вред, что противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Как жертва незаконных политических репрессий полагала, что в отношении нее нарушена статья 1 Протокола № 1 к Конвенции и что при толковании Конвенции следует исходить из правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в Постановлении от 2 февраля 2010 года по делу «Клаус и Юрий Киладзе против Грузии». Просила взыскать с Министерства финансов Российской Федерации из средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере * *** *** рублей.

В судебное заседание истец Музраева Р.Ш. не явилась. Просила рассмотреть гражданское дело в ее отсутствие.

Представитель ответчика - Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Калмыкия Дубовая О.А., извещенная о времени и месте судебного заседания, в суд не явилась, представив письменные возражения с просьбой о рассмотрении дела в ее отсутствие и об отказе в удовлетворении иска.

В силу ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие истца и представителя ответчика.

Решением Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 10 августа 2012 года в удовлетворении иска Музраевой Р.Ш. отказано.

В апелляционной жалобе Музраева Р.Ш. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении ее требований, ссылаясь на доводы, изложенные в исковом заявлении. Считает незаконными выводы суда об отсутствии оснований для применения норм международного права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения истца Музраевой Р.Ш., суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда.

Отказывая Музраевой Р.Ш. в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался статьями 4 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 12 Федерального закона Российской Федерации от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», статьями 2 и 3.1 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов», статьями 12 - 18 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» и исходил из того, что действующим законодательством Российской Федерации денежная компенсация морального вреда реабилитированным лицам не предусмотрена. В соответствии с Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» истец, как реабилитированное лицо, имеет право на меры социальной поддержки.

С таким выводом суда первой инстанции следует согласиться, поскольку он соответствует установленным по делу обстоятельствам и положениям материального закона.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53 Конституции РФ).

Российское государство, приняв 26 апреля 1991 года Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», провозгласило отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов. Данный Закон реабилитировал все репрессированные народы, в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения. В частности, Законом предусмотрены территориальная, политическая, социальная, культурная реабилитация репрессированных народов, а также возмещение ущерба, причиненного репрессированным народам и отдельным гражданам со стороны государства в результате репрессий (преамбула и статьи 1-3, 6 - 11 Закона).

18 октября 1991 года принят Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее - Закон РФ о реабилитации), который является специальным законом, направленным на реализацию положений статей 52 и 53 Конституции РФ, возлагающих на государство обязанность защищать права потерпевших от злоупотреблений властью.

Как следует из преамбулы Закона РФ о реабилитации, федеральный законодатель при его принятии исходил из признания особой ответственности государства перед гражданами, ставшими в годы Советской власти жертвами произвола тоталитарного государства. Целью Закона (в редакции до 22 августа 2004 года) является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба.

Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» из преамбулы Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» было исключено положение о компенсации морального ущерба (статья 6).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о том, что исключение с 1 января 2005 года из преамбулы Закона РФ о реабилитации положения о компенсации морального ущерба означает отказ государства от правовой и моральной обязанности перед жертвами репрессий и что это противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Во-первых, Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года не гарантирует права на компенсацию за политические репрессии.

Во-вторых, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде сохраняющих свою силу Определений высказал правовые позиции, согласно которым изменения, внесенные в Закон РФ о реабилитации, приняты в соответствии с Конституцией РФ (Определения от 10 июля 2003 года № 282-О, от 5 июля 2005 года № 246-О, от 24 июня 2008 г. № 620-О-П, от 16 декабря 2010 г. № 1627-О-О, от 16 февраля 2012 года № 282-О-О и др.).

В силу правовых позиций Конституционного Суда Российская Федерация как правовое социальное государство не может произвольно отказываться от выполнения взятых на себя публично-правовых обязательств. Федеральный законодатель вправе приостанавливать либо отменять действие норм о предоставлении государством выплат и льгот компенсаторного характера, но, только предусмотрев надлежащий механизм соответствующего возмещения, формы и способы которого могут меняться, но объем не должен уменьшаться.

Закон РФ о реабилитации принимался в целях компенсации материального и морального вреда, причиненного репрессированным лицам, однако используемые в нем специальные публично-правовые механизмы компенсации не предусматривают - в отличие от гражданского законодательства - разграничение форм возмещения материального и морального вреда.

Статья 16 названного Закона в редакции, действовавшей до 1 января 2005 года, содержала перечень льгот для реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий. По своей правовой природе эти льготы носили компенсаторный характер и в совокупности с иными предусмотренными Законом мерами были призваны способствовать возмещению причиненного в результате репрессий вреда.

Право на такого рода льготы непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает, поэтому определение правовых оснований их предоставления и круга субъектов, на которых они распространяются, входит в компетенцию законодателя.

Следовательно, льготы, которые устанавливались федеральным законодателем для реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, в их материальном (финансовом) выражении входят в признанный государством объем возмещения вреда, включая моральный вред.

Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ перечень этих льгот из статьи 16 Закона РФ о реабилитации был исключен и одновременно установлено, что указанные лица обеспечиваются мерами социальной поддержки на основании законов субъектов Российской Федерации, а соответствующие расходные обязательства являются расходными обязательствами субъектов РФ.

Как следует из положений преамбулы и статьи 153 Федерального закона от 22 августа 2004 года, при издании органами государственной власти субъектов РФ нормативных правовых актов, определяющих меры социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, вновь устанавливаемые размеры и условия предоставления социальных выплат, гарантии и компенсации в денежной форме не могут быть ниже прежних размеров по состоянию на 31 декабря 2004 года, а при изменении после указанной даты порядка реализации льгот и выплат, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не может быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены.

Следовательно, федеральным законодателем в соответствии с требованиями статей 71 (пункт «в») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации были установлены порядок и последствия реабилитации, определены формы, способы восстановления прав жертв политических репрессий, способы, формы и размеры возмещения государством вреда реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, в целях компенсации как материального, так и морального ущерба, общие принципы предоставления им мер социальной поддержки, а также гарантируемый минимальный (базовый) уровень такой поддержки.

В своих Определениях от 27 декабря 2005 года № 527-О, от 17 октября 2006 года № 397-О и от 15 мая 2007 года № 383-О-П Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалоб граждан Харитонова В.П., Мурашкина В.И. и Волика И.В., реабилитированных на основании Закона РФ о реабилитации и обжаловавших неконституционность данного закона, как не предусматривающего с 1 января 2005 года компенсацию морального вреда жертвам политических репрессий.

Отказывая, Суд указал, что положение статьи 6 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, исключившее из преамбулы Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» компенсацию морального ущерба, конституционные права заявителей не нарушило.

Таким образом, согласно изложенной правовой позиции исключение морального ущерба само по себе при наличии гарантированного объема возмещения вреда не нарушило прав реабилитированных лиц. Поэтому довод жалобы истца о нарушении ее права на возмещение вреда, причиненного государством в результате репрессий, является необоснованным.

Что касается денежной компенсации морального вреда, то вышеуказанными федеральными законами она не была предусмотрена, что согласуется с правом государства, исходя из финансовых возможностей, других социально-экономических факторов самостоятельно определять виды, размеры и формы выплат пострадавшим.

Не содержит права на компенсацию морального вреда и положения Закона Республики Калмыкия от 26 ноября 2004 года, принятого в соответствии с Законом РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» и определяющего меры социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, проживающих на территории Республики Калмыкия.

Утверждения истца в жалобе о том, что отмена гарантированности компенсации морального ущерба противоречит статье 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), не основаны на положениях названного Протокола.

Так, статья 1 Протокола № 1 к Конвенции предусматривает положения о защите собственности и гласит о том, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

К имуществу по смыслу статьи 1 Протокола № 1 Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) относит как наличное (реально существующее) имущество, так и имущество, получения которого мог «законно ожидать» заявитель.

Между тем, право истца на денежную компенсацию морального вреда не возникло, следовательно, право истца на имущество, которое он мог законно ожидать, также не возникло, а поэтому считать, что нарушены положения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, как об этом утверждается в апелляционной жалобе, оснований не имеется.

Довод апелляционной жалобы истца о необходимости разрешения ее иска с учетом правовой позиции Европейского Суда по делу «Клаус и Юрий Киладзе против Грузии» является несостоятельным.

Присужденные Постановлением Европейского Суда от 2 февраля 2010 года заявителям Киладзе денежные суммы являются не компенсацией за политические репрессии, а компенсацией за нарушение их права на имущество по статье 1 Протокола № 1 к Конвенции.

По данному делу Европейский Суд установил, что право на денежную компенсацию морального вреда, которой добивались заявители как жертвы советских политических репрессий, имело правовую основу в национальном законодательстве. На момент обращения в национальные суды заявители в силу статьи 9 Закона Грузии от 11 декабря 1997 года обладали правом требования и поэтому статья 1 Протокола № 1 к Конвенции была применима к этой части их требований. Поскольку в течение более 11 лет государство уклонялось от осуществления мер по принятию законодательства, упомянутого в статье 9 Закона 1997 года, лишив заявителей эффективно использовать право на выплату компенсации морального вреда в разумный срок, то Европейский Суд установил нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции и за нарушение Конвенции присудил заявителям справедливую компенсацию в 4000 евро, если общие меры не будут приняты Грузией в течение 6 месяцев.

Между тем законодательство Российской Федерации и Республики Калмыкия не предусматривает денежную компенсацию морального вреда, причиненного жертвам политических репрессий, поэтому законных оснований для удовлетворения требований истца не имеется.

С учетом изложенного решение суда является законным и обоснованным.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия

о п р е д е л и л а:

Решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 10 августа 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Музраевой Р.Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий Л.Л. Лиджеева

Судьи: Н.А. Сидоренко

И.Б. Басангова

«Копия верна» Судья И.Б. Басангова



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-933/2012
Принявший орган: Верховный Суд Республики Калмыкия
Дата принятия: 27 сентября 2012

Поиск в тексте