• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 мая 2012 года Дело N 33-731/9
 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

судьи-председательствующего Екония Г.К.

судей Назаркиной И.П.

Ганченковой В.А.

при секретаре Козеевой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 мая 2012 года в городе Саранске дело по апелляционной жалобе истца Скворцова Н.А. на решение Ленинского районного суда города Саранска Республики Мордовия от 06 марта 2012 года.

Заслушав доклад судьи Назаркиной И.П., судебная коллегия

установила:

Скворцов Н.А. обратился в суд с иском к прокуратуре Республики Мордовия о восстановлении на работе в должности старшего помощника прокурора Республики Мордовия по кадрам, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере ... руб.

В обоснование иска указал, что приказом прокурора Республики Мордовия №369-к от 27 декабря 2011 года он уволен с должности старшего помощника прокурора Республики Мордовия по кадрам по подпункту «в» пункта 1 статьи 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», пункту 14 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (нарушение присяги прокурора; совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника).

Считает, что увольнение произведено незаконно, так как Присягу прокурора он не нарушал и проступков, порочащих честь прокурорского работника, не совершал. Факты, описанные в мотивировочной части приказа об увольнении, вступившим в законную силу приговором суда не установлены, так как такой приговор на дату увольнения не вынесен.

Заключение служебной проверки не могло быть положено в основу увольнения за нарушение присяги прокурора. Вступившего в законную силу приговора суда нет, его вина в инкриминируемых деяниях не доказана, следовательно, приказ об увольнении является незаконным.

В результате незаконного увольнения с работы истец претерпел нравственные страдания, которые выразились в ощущении постоянного беспокойства и неопределённости. Кроме этого, вследствие претерпеваемых истцом нравственных страданий резко ухудшилось его здоровье.

По данным основаниям Скворцов Н.А. просил суд признать его увольнение незаконным, восстановить его на работе в должности старшего помощника прокурора Республики Мордовия по кадрам, взыскать в его пользу с ответчика среднюю заработную плату за время вынужденного прогула за период с 27 декабря 2010 года до дня восстановления на работе и денежную компенсацию морального вреда в размере ... руб. (том 1 л.д. 2-3).

28 февраля Скворцов Н.А. уточнил ранее заявленные исковые требования в части размера взыскиваемой заработной платы за время вынужденного прогула, просил суд взыскать в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула за период с 27 декабря 2011 года по 28 февраля 2012 года в размере ... рублей (том 2 л.д.2).

6 марта 2012 года истец представил заявление в письменной форме об изменении и уточнении ранее заявленных исковых требований, в котором отказался от исковых требований о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. Просил признать его увольнение по приказу от 27 декабря 2011 года №369-к незаконным и изменить формулировку основания и дату его увольнения на увольнение по собственному желанию (по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации) в связи с достижением пенсионного возраста с 23 декабря 2011 года и взыскать в счёт компенсации морального вреда ... руб.

Определением Ленинского районного суда города Саранска Республики Мордовия от 6 марта 2012 года производство по делу в части рассмотрения и разрешения судом исковых требований Скворцова Н.А. о восстановлении на работе в должности старшего помощника прокурора Республики Мордовия по кадрам, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула прекращено.

Решением Ленинского районного суда города Саранска Республики Мордовия от 6 марта 2012 года в удовлетворении исковых требований Скворцова Н.А. отказано.

В апелляционной жалобе истец Скворцов Н.А. просил решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права. Так, суд первой инстанции не дал надлежащей оценки тому, что при его увольнении нарушены требования статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации; что в его личном деле нет текста принятия Присяги прокурора, а, следовательно, предположительный вывод суда, что все прокурорские работники в своей служебной деятельности и личном поведении обязаны неукоснительно соблюдать положения Присяги прокурора вне зависимости от факта её принятия, является необоснованным; что при его увольнении не было получено согласие Генерального прокурора Российской Федерации, как этого требует Федеральный закон «О прокуратуре», увольнение было только согласованно. Указав в решении, что в действиях Скворцова Н.А. усматриваются признаки преступлений, предусмотренных частью первой статьи 30, пунктами «б», «в» части пятой статьи 290 и пунктом «б» части пятой статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции тем самым нарушил требования статьи 49 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (том 2 л.д. 50-52).

В возражениях на апелляционную жалобу представители ответчика Девятаева А.В., Каштанова Е.В. просили решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения, указывая, что доводы истца фактически сводятся к требованиям о переоценке исследованных судом первой инстанции доказательств, а также к высказыванию своего мнения по поводу того, как должен был быть разрешён его иск.

В судебное заседание истец Скворцов Н.А. не явился в связи с тем, что в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, о времени и месте судебного заседания он извещён надлежащим образом путём заблаговременного направления судебного извещения (том 2 л.д.66), о рассмотрении дела с его участием суд апелляционной инстанции не просил; свои доводы относительно незаконности принятого судом первой инстанции решения изложил непосредственно в апелляционной жалобе; был заслушан в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции; на новые, не исследованные судом первой инстанции обстоятельства, в апелляционной жалобе не ссылался; не был лишён возможности представить в суд апелляционной инстанции письменные объяснения, которые он желал бы дать; ведёт дело через представителя - адвоката Камаева В.Н., присутствующего в судебном заседании апелляционной инстанции.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит специального положения об осуществлении права на личное участие в рассмотрение их требований судом по гражданским делам лицами, содержащимися под стражей или при отбытии наказания в виде лишения свободы.

При таких обстоятельствах, а также, учитывая, что истец до начала судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции не заявил о своём желании лично участвовать в рассмотрении его дела судом апелляционной инстанции, что ему предоставлена возможность доведения до суда своей позиции по делу путём допуска к участию в деле его представителя - адвоката Камаева В.Н., вследствие чего присутствие истца на судебном заседании не является обязательным, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в его отсутствие.

Заслушав объяснения представителя истца Камаева В.Н., поддержавшего доводы апелляционной жалобы Скворцова Н.А., объяснения представителей ответчика Каштановой Е.В. и Девятаевой А.В., возразивших относительно апелляционной жалобы, проверив законность обжалуемого решения в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно апелляционной жалобы, судебная коллегия находит его подлежащим оставлению без изменения.

Как установлено судом первой инстанции, приказом прокурора Республики Мордовия от 19 мая 2003 года №124-к Скворцов Н.А. назначен на должность старшего помощника прокурора республики по кадрам с 20 мая 2003 года (том 1 л.д.37).

Приказом исполняющего обязанности прокурора Республики Мордовия Базина А.М. от 27 декабря 2011 года №369-к Скворцов Н.А. уволен с занимаемой должности с 27 декабря 2011 года на основании пункта 1 статьи 40.4, пункта 1 статьи 41.7, подпункта «в» пункта 1 статьи 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», пункта 14 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за нарушение Присяги прокурора, а также совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника (том 1 л.д.52-53).

Основанием для издания такого приказа послужило заключение служебной проверки от 27 декабря 2011 года по фактам нарушения Скворцовым Н.А. Присяги прокурора, а также совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника, согласно которому летом 2011 года Скворцов Н.А., являясь старшим помощником прокурора Республики Мордовия по кадрам, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, из личной заинтересованности за вознаграждение в сумме 100 000 руб. пообещал своему знакомому ФИО11 решить вопрос об отзыве кассационного представления на приговор Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 20 июля 2011 года, которым ФИО10 осужден по части 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Спустя определённое время Скворцов Н.А. сообщил ФИО11 о том, что он решил вопрос с отзывом кассационного представления из суда и предъявил требования о передаче за свои действия денежного вознаграждения в указанной сумме. В ходе оперативных мероприятий, проводимых 22 декабря 2011 года около 21 часа под контролем сотрудников Управления ФСБ России по Республике Мордовия, ФИО11 вручил денежную сумму в размере 100 000 руб. Скворцову Н.А. После передачи денежных средств Скворцов Н.А. был задержан. Кроме того, в ходе встречи Скворцов Н.А. потребовал от ФИО11 денежные средства в размере 700 000 рублей за дальнейшее содействие в трудоустройстве ФИО17, знакомой ФИО11, в прокуратуру Республики Мордовия.

Руководству прокуратуры Республики Мордовия стало известно о совершённом истцом проступке 23 декабря 2011 года при поступлении постановления от 23 декабря 2011 года о возбуждении уголовного дела в отношении Скворцова Н.А., в деяниях которого усмотрены признаки преступлений, предусмотренных частью первой статьи 30, пунктами «б», «в» части пятой статьи 290 и пунктом «б» части пятой статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации (том 1 л.д.79-94).

В связи с тем, что Приказом Генерального прокурора Российской Федерации Скворцов Н.А. награжден нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», в соответствии со статьёй 41.7 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» 23 декабря 2011 года исполняющим обязанности прокурора Республики Мордовия Б.А.М. на имя Генерального прокурора Российской Федерации Чайки Ю.Я. направлено представление о даче согласия на увольнение истца за нарушение Присяги и совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника (том 1 л.д.44).

27 декабря 2011 года получено согласие Генерального прокурора Российской Федерации Ю.Я. Чайки на наложение дисциплинарного взыскания в виде увольнения из органов прокуратуры старшего помощника прокурора Республики Мордовия по кадрам старшего советника юстиции Скворцова Н.А. за нарушение Присяги прокурора, а также за совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, что следует из письма заместителя начальника Главного управления кадров Генеральной прокуратуры Российской Федерации Яцева А.М. от 27 декабря 2011 года № 6/3-26-11 (том 1 л.д.54).

Указанные обстоятельства подтверждаются имеющимися в деле письменными доказательствами, достоверность которых в порядке статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцом не опровергнута.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Скворцова Н.А., суд исходил из того, что совершённые истцом действия, являются проступками, порочащими честь прокурорского работника, призванного в силу своего должностного положения выполнять служебные обязанности в строгом соответствии с требованиями статьи 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Конституции и законов Российской Федерации, непримиримо бороться с любыми нарушениями закона кто бы их не совершил, неуклонно стоять на страже прав и свобод граждан, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности. Своими действиями Н.А. Скворцов нарушил Присягу прокурора. Указанные нарушения явились достаточными основаниями для увольнения.

Данный вывод суда основан на имеющихся в деле доказательствах и согласуется с законом.

По смыслу статьи 129 Конституции Российской Федерации и статей 1 и 40 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» служба в органах прокуратуры Российской Федерации, составляющих единую федеральную централизованную систему, представляет собой особый вид федеральной государственной службы, а прокуроры и следователи от имени Российской Федерации и в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, охраняемых законом интересов общества и государства осуществляют надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, уголовное преследование и координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» установлены особенности в правовом регулировании труда работников прокуратуры, что обусловлено спецификой их профессиональной деятельности, которая связана с реализацией функций государства по осуществлению от имени Российской Федерации надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Суть этих особенностей состоит в том, что они закрепляют повышенные требования к работникам прокуратуры.

Прохождение службы в органах прокуратуры Российской Федерации и выполнение служебного долга по защите прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства требуют от каждого прокурора и следователя посвящения себя служению Закону и строгого соблюдения всех положений Присяги прокурора (следователя).

Так, в соответствии с Присягой, текст которой приведен в статье 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», все прокуроры и следователи органов прокуратуры Российской Федерации, в своей служебной деятельности и личном поведении обязуются:

неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы, не допуская малейшего отступления от них;

непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил;

дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры.

Нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры.

В соответствии с пунктом 1 статьи 41.7 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» руководители органов и учреждений прокуратуры имеют право налагать на прокурорского работника дисциплинарные взыскания, в том числе увольнение из органов прокуратуры.

С учетом специфики службы в органах прокуратуры, помимо оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, прокурорский работник может быть уволен по инициативе руководителя органа или учреждения прокуратуры за проступки, не являющиеся нарушениями трудовой дисциплины, но порочащие честь и достоинство прокурорского работника.

В соответствии с положениями Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации утверждённого Приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 114 от 17 марта 2010 года, прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров Российской Федерации, руководствоваться правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, Присягой прокурора (следователя), и общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма, избегать личных и финансовых связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его чести и достоинству, репутации прокуратуры Российской Федерации, воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как оказание покровительства каким бы то ни было лицам в целях приобретения ими прав, освобождения от обязанности или ответственности. В служебной деятельности прокурорский работник информирует непосредственного руководителя о случаях предъявления кем бы то ни было требований, высказывании просьб либо предложений совершить противоречащий закону или правилам служебного поведения поступок, использует должностные полномочия взвешенно и гуманно, воздерживается от поступков, которые могли бы вызвать сомнение в объективном исполнении прокурорским работником служебных обязанностей.

Нарушение прокурорским работником норм Кодекса, выразившееся в совершении

совершении проступка, порочащего честь прокурорского работника, является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Согласно подпункту «в» пункта 1 статьи 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» допускается увольнение прокурорских работников в случаях нарушения Присяги прокурора (следователя), а также совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника.

Представленными ответчиком материалами служебной проверки, которым судом была дана надлежащая оценка, подтверждаются факты получения Скворцовым Н.А. денежных средств от ФИО11 за содействие в отзыве кассационного представления государственным обвинителем из Рузаевского районного суда Республики Мордовия по ранее вынесенному приговору в отношении ФИО10 и предъявления им требования ФИО11 о передаче денежных средств размере 700 000 руб. за дальнейшее содействие в трудоустройстве знакомой ФИО11 ФИО23 в прокуратуру Республики Мордовия.

Указанные действия Скворцова Н.А. являются проступками, порочащими честь прокурорского работника, призванного в силу своего должностного положения выполнять служебные обязанности в строгом соответствии с требованиями статьи 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Конституции и законов Российской Федерации, непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их не совершал, неуклонно стоять на страже прав и свобод граждан, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, и свидетельствуют о нарушении истцом Присяги прокурора.

В связи с изложенным, суд первой инстанции пришёл к правильным выводам о доказанности ответчиком факта совершения истцом проступков, порочащих честь прокурорского работника, соблюдения им процедуры привлечения истца к дисциплинарной ответственности и законности его увольнения.

Довод апелляционной жалобы о том, что указав в решении, что в действиях Скворцова Н.А. усматриваются признаки преступлений, предусмотренных частью первой статьи 30, пунктами «б», «в» части пятой статьи 290 и пунктом «б» части пятой статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции тем самым нарушил требования статьи 49 Конституции Российской Федерации, отклоняется.

Вопреки утверждениям истца решение суда вывода о том, что в действиях Скворцова Н.А. усматриваются признаки преступлений, предусмотренных пунктом «б» части первой статьи 30, пунктом «в» части пятой статьи 290 и пунктом «б» части пятой статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, не содержит.

Суд первой инстанции установил факт совершения истцом проступков, порочащих честь прокурорского работника, а не преступлений. Таким образом, нарушений положений статьи 49 Конституции Российской Федерации при вынесении решения судом не допущено.

Иные доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, основаны на неправильном толковании действующего законодательства Российской Федерации, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и к выражению несогласия с произведенными судом первой инстанции толкованием действующего законодательства и оценкой представленных по делу доказательств в отсутствие оснований у суда апелляционной инстанции для переоценки этих доказательств.

Доводы апелляционной жалобы о неправильном определении судом первой инстанции юридически значимых обстоятельств, о несоответствии выводов суда обстоятельствам дела являются надуманными. Суд первой инстанции правильно установил юридически значимые обстоятельства, полно и всесторонне их исследовал. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, которым суд дал в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащую оценку. Судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы являться основанием для отмены решения суда.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных Скворцовым Н.А. исковых требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не могут повлечь отмену решения суда.

Отказывая истцу в удовлетворении предъявленных требований, суд правильно применил нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, приведя в мотивировочной части решения исчерпывающее обоснование своих выводов и дав исчерпывающую оценку представленным доказательствам.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда города Саранска Республики Мордовия от 6 марта 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца Скворцова Н.А. - без удовлетворения.

Судья-председательствующий Г.К. Екония

Судьи И.П. Назаркина

В.А. Ганченкова

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 14 мая 2012 года.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-731/9
Принявший орган: Верховный Суд Республики Мордовия
Дата принятия: 10 мая 2012

Поиск в тексте