• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 ноября 2012 года Дело N 22-3587/12
 

г.Саранск 14 ноября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия в составе:

председательствующего Литюшкина В.И.,

судей Кольбова Е.А., Козлова А.М.,

при секретаре Королевой Т.Г.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя - заместителя Ковылкинского межрайонного прокурора Республики Мордовия Коновалова А.Н., кассационные жалобы и дополнения к ним осужденного Хромова В.Н. и в защиту его интересов адвоката Чиряскиной Я.М. на приговор Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от ... , которым

Хромов В.Н., ... года рождения, уроженец и житель ... , гражданин Российской Федерации, с высшим образованием, женатый, имеющий на иждивении двоих несовершеннолетних детей, работающий ... , ранее не судимый,

осужден по части 3 статьи 33, части 3 статьи 160 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07 марта 2011 года) к 3 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, в силу статьи 73 УК РФ назначенное ему наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года, с возложением предусмотренных законом обязанностей и ограничений;

Юренкова Т.А., ... года рождения, уроженка и жительница ... , гражданка Российской Федерации, со средним специальным образованием, вдова, не работающая, ранее не судимая,

осуждена по части 3 статьи 160 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07 марта 2011 года) к 2 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, в силу статьи 73 УК РФ назначенное ей наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с возложением предусмотренных законом обязанностей и ограничений.

Судом удовлетворен гражданский иск, постановлено взыскать с Хромова В.Н. и Юренковой Т.А. солидарно в пользу ... в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, 49 222 (сорок девять тысяч двести двадцать два) рубля 98 копеек.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кольбова Е.А., объяснения осужденного Хромова В.Н. и в защиту его интересов адвоката Суховой О.А., поддержавших кассационные жалобы и дополнения к ним по изложенным в них доводам, мнение прокурора Мартышкина В.В. об отмене приговора суда по доводам кассационного представления, судебная коллегия

установила:

Хромов В.Н. осужден за организацию совершения присвоения, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, а Юренкова Т.А. осуждена за совершение присвоения, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

Как установлено судом, преступления ими совершены в период с 02 марта 2007 года по 06 мая 2009 года в ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденная Юренкова Т.А. вину в предъявленном обвинении признала частично, а осужденный Хромов В.Н. виновным себя в предъявленном обвинении не признал.

В кассационной жалобе и многочисленных дополнениях к ней осужденный Хромов В.Н. считает приговор суда незаконным, необоснованным и несправедливым в виду того, что изложенные в нем выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, неверным применением уголовного закона при квалификации содеянного и назначением слишком строгого наказания. Указывает, что в нарушение требований пункта 2 статьи 307 УПК РФ и части 3 статьи 240 УПК РФ, судом были проигнорированы доводы защиты о недопустимости и недостаточности доказательств стороны обвинения, так как в результате допущенных в ходе предварительного следствия нарушений были созданы неустранимые сомнения, которые в нарушение статьи 14 УПК РФ не истолкованы в его пользу, как обвиняемого. Высказывает мнение, что в приговоре присутствуют искажения в изложении исследованной доказательственной информации, сама эта информация в интересах стороны обвинения приведена не в полном объеме, а также искажение хода судебного разбирательства и отдельных его процессуальных действий. Ссылается на допущенные в ходе предварительного следствия нарушения, в частности при проведении осмотра места происшествия: в протоколе осмотра отсутствует конкретный объект осмотра, то есть само место происшествия, которое должно было подвергаться осмотру и его отдельные составляющие, а также четкие характеристики, местонахождение и границы осматриваемых помещений, характеристика обстановки каждого из них; усматриваются признаки проведения другого следственного действия - выемки, так как действия следователя изначально уже были направлены на обнаружение и изъятие определенных предметов и документов; понятые присутствовали не при каждом осуществленном следователем действии; в протоколе зафиксированы не все действия следователя и отсутствует информация о сфере специальных познаний привлеченного специалиста, а также какие конкретно действия этим специалистом производились; из протокола усматривается, что следователем производились определенные технические действия, выходящие за рамки его компетенции, что может свидетельствовать о возможных технических ошибках, неполноте осуществления всех необходимых действий по осмотру компьютерной техники и проведению копирования информации; понятым и другим участникам следственного действия не демонстрировалась копируемая информация; в протоколе не были указаны серийные номера изъятых кассовых аппаратов и описание индивидуальных признаков изъятой документации. Отмечает о необъективности и необоснованности заключений судебно-бухгалтерских экспертиз, что прямо было подтверждено в заключении и показаниях специалиста Скрупинской С.П., поскольку в экспертизах отсутствует указание на конкретные объекты экспертного исследования, их содержание и индивидуальные признаки; экспертом не исследовались первичные бухгалтерские документы и реестры отчетности, не раскрыты суть и содержание методов, которые использовались при проведении проверки; не приняты во внимание сведения, изложенные в сообщении Генерального директора ... о том, что общая денежная сумма, оплаченная потребителями за определенный период, превышает денежную сумму, на которую была произведена продажа товара организацией за тот же период, что фактически свидетельствует о наличии излишек, а следовательно, об отсутствии доказательств того, что за поставленную энергию не была получена в кассу организации оплата от абонентов. Утверждает, что заключения компьютерных экспертиз по делу абсолютно не свидетельствуют о том, какие изменения вносились в квитанции, и вносились ли эти изменения именно им, так как согласно заключения специалиста в области компьютерных технологий Маштылева П.П. и его показаний в суде следует, что из заключения компьютерной экспертизы от ... <№>, проведенной экспертом Герасимовым С.А., невозможно определить, что именно было записано на оптический диск, какие именно изменения данных были внесены относительно каждого в отдельности документа каждым из операторов, а также определить, кто конкретно осуществлял работу за компьютерами. Обращает внимание на то, что в нарушение постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. №1 «О судебном приговоре», суд вообще не раскрыл в приговоре показания эксперта Герасимова С.А., который допрашивался в суде, и его показания содержатся только в протоколе судебного заседания, которые, тем не менее подтверждают показания специалиста Маштылева П.П. в той части, что установить абсолютную принадлежность конкретного жесткого диска конкретному системному блоку компьютера можно лишь при проведении дополнительного специального экспертного исследования. Однако изложенные аргументы суд признал несостоятельными, но мотивированную оценку своим голословным выводам в приговоре не дал. Делает вывод о необходимости исключить из перечня доказательств результаты следственного эксперимента от 17 мая 2010 года, так как наличие у принимавшего участие в этом эксперименте специалиста Гусева Н.В., имеющего не техническое, а юридическое образование, специальных познаний в области компьютерных технологий, документально ничем не подтверждено, соответствующих документов в деле не имеется. Оспаривает законность выемки всех квитанций и извещений у абонентов, ссылаясь на то, что такая выемка производилась не в рамках следственных действий и не следователем, а оперативными сотрудниками, причем в большинстве случаев без фиксации факта их изъятия и без последующего возвращения данных квитанций и извещений потребителям, а в некоторых протоколах выемки отсутствует указание на индивидуальные признаки имеющихся в материалах уголовного дела извещений и квитанций. При этом при анализе доводов стороны защиты суд не учел отсутствие заинтересованности свидетелей-абонентов исказить действительные обстоятельства изъятия у них квитанций, но в тоже время принял во внимание показания допрошенной в качестве свидетеля следователя Архиповой (Малышенковой) Н.Г., которая имеет заинтересованность в признании данных выемок законными. Полагает, что судом не была дана оценка всем доказательствам, представленным стороной защиты, а также немотивированно проигнорированы многие доводы защиты. Указывает на возможную причастность к совершению данных преступлений А.Е.А. и А.Р.М., о чем свидетельствуют его показания, а также показания осужденной Юренковой Т.А., свидетелей З.О.Г., Ш.Ю.А. и К.И.В., не принятые во внимание судом, а причастность А.Е.А. подтверждается помимо прочего, результатами почерковедческой экспертизы, а также протоколом допроса А.Е.А. в качестве подозреваемой на предварительном следствии, который не был предметом исследования в судебном заседании. Считает, что А.Е.А. неосновательно выведена из статуса подозреваемой, поскольку именно она осуществляла непосредственный контроль за работой операторов, а также принимала денежные средства от абонентов, хотя не имела на это полномочий, о чем он неоднократно сообщал А.Р.М., ссылаясь на то, что А.Е.А. и Юренкова Т.А. всегда работали вместе, подменяя друг друга, и в своих показаниях, имеющих существенные противоречия, последние оговорили его, пытаясь снять с себя ответственность за содеянное. Обращает внимание на то, что судом надлежаще не оценены те доказательства, согласно которым целый ряд фактов хищений денежных средств совершены на суммы менее 200 рублей. Указывает, что суд не оценил доказательства того, что на квитанциях присутствуют оттиски не только тех штампов, которые были изъяты в ходе осмотра места происшествия, но и иных штампов, причем не выявлено, каким образом они появились на квитанциях, и, кроме того, в ходе осмотра места происшествия в сейфе А.Р.М. было обнаружено еще 8 штампов. Высказывает мнение, что на основании самостоятельного исследования им ряда квитанций, фигурирующих в материалах уголовного дела, можно сделать однозначный вывод, что свидетели К.И.В., И.А.И. и М.В.П. тоже применяли способ принятия от абонентов денежных средств, аналогичный использованному Юренковой Т.А. Отмечает, что суд вообще устранился от дачи какой-либо оценки доводам стороны защиты о невозможности подделки им ряда квитанций за период сентября-октября 2008 года, когда он находился в очередном отпуске, что прямо подтверждено исследованным в судебном заседании соответствующим Табелем учета рабочего времени, не сделав в приговоре даже никакой ссылки на указанный Табель и не дав никакого анализа ни его показаниям, ни показаниям свидетеля Г. о том, что из отпуска он не отзывался и во время отпуска на работу не приходил. По его мнению, при рассмотрении уголовного дела суд формально подошел к анализу доказательств, проигнорировал противоречия в исследованных доказательствах, а также доводы и доказательства стороны защиты, сделал в приговоре противоречивые выводы, которые не основываются на исследованных доказательствах, не конкретизировал доказательственную базу отдельно по каждому подсудимому, а также сформулировав вывод о его виновности, не аргументировал, какие из приведенных в приговоре доказательств суд принимает во внимание, а какие отклоняет, и по каким мотивам. Утверждает, что в приговоре приводятся доказательства, которые не были оглашены и исследованы в судебном заседании. Утверждает о нарушении судом норм уголовно-процессуального закона, которое выразилось в признании несостоятельными доводов стороны защиты о том, что продление срока предварительного следствия по настоящему уголовному делу свыше 12 месяцев 09 дней осуществлялось неуполномоченным субъектом. Приводя конкретные обстоятельства, ссылается и на то, что председательствующим не были приняты меры по самоотводу, несмотря на наличие обстоятельств, позволяющих полагать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. В связи с чем, просит отменить приговор суда, и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, либо возвратить дело прокурору для устранения допущенных нарушений закона.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Чиряскина Я.М. в защиту интересов осужденного Хромова В.Н., выражая несогласие с приговором, также считает, что он вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, и несоответствием изложенных в нем выводов фактических обстоятельствам дела. Приводя доводы, фактически аналогичные тем, которые изложены в кассационной жалобе ее подзащитного, но в менее развернутом виде, указывает в частности, что из ответа Генерального директора ... на запрос следователя, заключений эксперта Каштанова С.В. (бухгалтерские экспертизы) и Герасимова С.А. (компьютерные экспертизы), на которые при вынесении приговора опирается суд, следует, что сам факт хищения имущества у ... не установлен, как не установлено и то, что преступление совершил именно Хромов В.Н. Полагает, что заключения эксперта Каштанова С.В. носят явно необоснованный и необъективный характер и опровергаются показаниями специалиста Скрупинской С.П. Полагает, что заключения компьютерных экспертиз также противоречит фактам, установленным судом. Обращает внимание на то, что в приговоре четко не указано, какими конкретно доказательствами подтверждается вина Хромова В.Н. во вменяемом ему преступлении. Отмечает, что суд, при вынесении приговора необоснованно не принял в качестве доказательств и отклонил показания и заключения специалистов Скрупинской С.П. и Маштылева П.П., однако не мотивировал в приговоре, в связи с чем он учел доказательства стороны обвинения, и отверг вышеприведенные доказательства, представленные стороной защиты. Утверждает, что суд, положив в основу приговора показания Гусева Н.В., привлеченного в качестве специалиста в сфере компьютерных технологий, но не имеющего соответствующих документов, подтверждающих его квалификацию, тем самым, продемонстрировал необъективность, заинтересованность в исходе дела и явную поддержку стороны обвинения. В связи с чем, просит об отмене приговора суда и прекращении уголовного дела в отношении Хромова В.Н.

В кассационном представлении государственный обвинитель - заместитель Ковылкинского межрайонного прокурора РМ Коновалов А.Н. считает приговор незаконным ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания. Указывает, что при квалификации действий подсудимого Хромова В.Н., суд необоснованно пришел к выводу о том, что в его действиях отсутствуют признаки составов преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 327 УК РФ по 121 факту совершения им подделки квитанций об оплате, ошибочно признав указанные действия, как способ совершения преступления, предусмотренного статьей 160 УК РФ. Полагает, что эти действия осужденного являются самостоятельным составом преступления. Ссылаясь на особо активную роль Хромова В.Н. в совершении преступных действий и тяжесть совершенных им преступлений, считает, что назначенное ему наказание в виде условного осуждения является несправедливым вследствие мягкости. В связи с чем, просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое рассмотрение в ином составе суда. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и дополнений к ним, а также доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 297 УПК Российской Федерации, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Постановленный в отношении Хромова В.Н. и Юренковой Т.А. приговор не отвечает указанным требованиям.

Согласно ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

По смыслу уголовно-процессуального закона, соответствие приговора фактическим обстоятельствам дела может быть только при условии, что эти обстоятельства установлены достаточно полно, проверены в судебном заседании и им в приговоре дана надлежащая оценка. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие этим выводам.

Применительно к положениям статьи 244 УПК Российской Федерации, в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на предоставление доказательств и участие в их исследовании.

В то же время, при рассмотрении данного уголовного дела судом вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона были нарушены.

Признавая виновными Хромова В.Н. в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 33, частью 3 статьи 160 УК РФ, а Юренкову Т.А. в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 УК РФ, при установлении размера похищенных ими путем присвоения у ... денежных средств, суд руководствовался заключением судебно-бухгалтерской экспертизы <№> от ... (т.13 л.д.89-98).

Данным заключением установлено, что разница между суммой, оплаченной потребителями электроэнергии должностным лицам Ковылкинского межрайонного отделения ... (согласно находящихся в материалах дела квитанций), и суммой денежных средств, внесенной должностными лицами в кассу ... , полученных от потребителей электроэнергии (зачисленных на карточку абонента) за период с 02 марта 2007 года по 18 мая 2009 года, в стоимостном выражении составила 66 358 рублей 52 копейки, а исходя из уточняющего постановления следователя от 06.03.2010 г., сумма причиненного организации ущерба установлена судом в размере 65 995 рублей 55 копеек (т.14 л.д.14).

В тоже время, из имеющегося в материалах уголовного дела сообщения Генерального директора ... от 28.07.2009 г., исследовавшегося в судебном заседании, следует, что общая денежная сумма, оплаченная потребителями ... за период с 01.06.2007 г. по 30.04.2009 г. за потребленную электроэнергию, фактически превышает денежную сумму, на которую была произведена организацией продажа электроэнергии потребителям за тот же период (т.7 л.д.119-120).

Таким образом, указанное сообщение ставит под сомнение доказательства стороны обвинения о наличии хищения денежных средств в ... , поскольку свидетельствует не о недостаче в организации, а наоборот, о наличии излишек.

Несмотря на то, что изложенные в вышеприведенном сообщении сведения необходимо было принять во внимание при производстве бухгалтерской экспертизы, так как в ходе ее в обязательном порядке подлежали исследованию не только недостача, но и излишки, что непосредственно подтвердила и допрошенная в судебном заседании в качестве специалиста Скрупинская С.П., суд сделал вывод о несостоятельности доводов стороны защиты о необходимости учета названных обстоятельств, сославшись на то, что нет оснований сомневаться в достоверности бухгалтерской экспертизы, тем самым, не проверив каким-либо образом указанные сведения.

Между тем, приведенный вывод суда об объективности экспертного заключения, которое, по мнению суда, опровергает и вышеназванные показания специалиста Скрупинской С.П., надлежаще ничем не мотивирован и не содержит какой-либо аргументации.

Напротив, как усматривается из материалов дела, при проведении бухгалтерской экспертизы экспертом были изучены лишь квитанции потребителей по оплате денежных средств за электроэнергию, а также карточки абонентов (выписки из лицевых счетов), не являющиеся платежными документами.

Тогда как первичные бухгалтерские документы и регистры учета предметом экспертного исследования не являлись, что непосредственно подтвердил в судебном заседании и проводивший ее эксперт Каштанов С.В., указав, что брал во внимание лишь квитанции потребителей и карточки абонентов, определяя, таким образом разницу между денежными средствами, фактически оплаченными населением за электроэнергию и внесенными должностными лицами в кассу организации, а другие бухгалтерские документы и регистры отчетности им не исследовались и не учитывались, то есть полная ревизия не проводилась.

В соответствии с частью 1 статьи 88 УПК Российской Федерации, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

В силу пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года № 28 «О судебной экспертизе», при оценке экспертного заключения на суд возложена обязанность выяснять, были ли эксперту представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования.

Между тем, суд не учел вышеприведенные обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, и в нарушение вышеназванных положений закона, достоверно не выяснив при оценке бухгалтерской экспертизы, что она является не полной, а представленные эксперту материалы являлись явно недостаточными для дачи объективного и обоснованного заключения, не провел дополнительную либо повторную бухгалтерскую экспертизу, назначение которой при совокупности изложенных обстоятельств по делу являлось обязательным.

Кроме того, выводы суда о внесении по 121 эпизоду именно Хромовым В.Н. в квитанции об оплате за электроэнергию с использованием закрепленного за ним компьютера в своем служебном кабинете, заведомо ложной информации о фактически внесенной сумме потребителями, в сторону ее занижения, являются преждевременными, так как достоверно не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Из проведенных по делу компьютерных экспертиз <№> от ... ., <№> от ... ., <№> от ... , которыми суд необоснованно отверг заключение от ... специалиста в области компьютерных технологий Маштылева П.П. и его показания в суде, абсолютно не усматривается, какие изменения в квитанциях производились на компьютере, и что они вносились именно Хромовым В.Н.

Протокол следственного эксперимента от ... (т.26 л.д.41-42), на который суд сослался в приговоре в обоснование своего вывода о том, что изъятые в ходе осмотра места происшествия 07.05.2009 г. НЖМД (накопитель на жестких магнитных дисках) и системный блок принадлежат именно компьютеру, который был закреплен за Хромовым В.Н., также не может быть принят во внимание, так как опровергнут показаниями эксперта Герасимова С.А., содержание которых в нарушение положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. №1 «О судебном приговоре», суд даже не раскрыл в приговоре, вообще не приведя их существа, а лишь сделал ссылку на то, что эксперт в своих показаниях подтвердил проведенные им экспертизы.

В тоже время, из содержащихся в протоколе судебного заседания показаний эксперта Герасимова С.А., проводившего вышеназванные компьютерные экспертизы и допрошенного в суде 27.04.2011 г. в качестве эксперта усматривается, что функционально жесткий диск (НЖМД) может подойти не к любому компьютеру, так как установленная на жестком диске операционная система сконфигурирована таким образом, чтобы работать только в среде этого аппаратного устройства, поэтому установить принадлежность конкретного жесткого диска определенному системному блоку можно лишь при совпадении комплектующих (материнская плата и другие детали), но для такого совпадения нужно специальное экспертное исследование с применением специального оборудования, с привлечением специалиста, имеющего техническое образование, связанное с компьютерной информацией (т.61 л.д.251-257).

Названные показания эксперта Герасимова С.А. полностью согласуются и с показаниями специалиста Маштылева П.П. в судебном заседании 03.10.2011 г. о том, что установить абсолютную принадлежность конкретного жесткого диска конкретному системному блоку компьютера невозможно без специального экспертного исследования.

Между тем вопрос о назначении и производстве дополнительной компьютерной экспертизы для установления вышеназванного обстоятельства, судом не обсуждался, сведений о наличии специального технического образования у привлеченного в качестве специалиста Гусева Н.В. для производства вышеназванного следственного эксперимента от 17.05.2010 г., материалы уголовного дела тоже не содержат.

Сделанный судом в приговоре вывод о критическом отношении к показаниям специалиста Маштылева П.П., является формальным и не содержит суждений о том, чем конкретно заключения компьютерных экспертиз опровергают подробные и развернутые показания данного специалиста.

В обоснование невозможности совершения Хромовым В.Н. преступных деяний, связанных с внесением в служебном кабинете на закрепленным за ним компьютере ложных сведений в квитанции на имя М.А.И. от ... , на имя А.П.В. от ... , на имя К.Н.Н. от ... и ... , на имя П.Ю.К., П.А.И., Ф.В.Г. от ... , на имя Г.В.К. от ... , на имя А.А.С. от ... и на имя Е.О.И. от ... , сторона защиты ссылалась на Табель учета рабочего времени работников Ковылкинского межрайонного отдела ... за сентябрь-октябрь 2008 года (т.42 л.д. 189-190), из которого усматривается, что осужденный Хромов В.Н. в период с 02.09.2008 г. по 19.10.2008 г. находился в очередном отпуске.

Несмотря на то, что указанный Табель учета рабочего времени непосредственно исследовался в судебном заседании 02.11.2011 г. по ходатайству стороны защиты, ссылка на него в приговоре отсутствует, равно как и не проанализированы вышеуказанные квитанции.

Ввиду того, что суд не проверил названные обстоятельства и никакой оценки в приговоре им не дал, тем самым не опровергнув и не подтвердив доводы стороны защиты о возможности (либо невозможности) совершения Хромовым В.Н. за время нахождения в отпуске, вмененных ему фактов хищений за указанный период, судебная коллегия также лишена возможности проверить законность и обоснованность приговора в этой части.

Помимо этого, выводы суда, установившего при описании совершенного осужденным преступного деяния, что Хромов В.Н. на своем служебном компьютере в помещении своего служебного кабинета оформил подложные извещения на имя К.И.И. - ... (квитанцию <№>), а на имя Е.О.И. - ... (квитанцию <№>), не соответствуют заключению компьютерной экспертизы <№> от ... (т.13 л.д.210-248), согласно которой производившиеся в 4-х информационных блоках базы данных программы «1С Предприятие» операции, в том числе и над квитанциями <№> от ... на имя К.И.И., и <№> от ... на имя Е.О.И., имели место в период с ... по ... .

Причем по подложной квитанции на имя Е.О.И. суд установил дату ее изготовления ... , тогда как в самой квитанции и в заключении компьютерной экспертизы дата указана, как ...

В связи с чем, изложенные в приговоре выводы суда об оформлении Хромовым В.Н. подложных квитанций от ... и от ... ранее периода - с ... по ... , который обозначен в заключении указанной компьютерной экспертизы, содержат существенные противоречия, которые безусловно, тоже повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.

Ничем не мотивированы в приговоре при описании преступного деяния выводы суда и в той части, почему осужденная Юренкова Т.А. пробила на закрепленном за ней кассовом аппарате кассовые чеки по вышеприведенным квитанциям именно в день их изготовления Хромовым В.Н., так как из протокола судебного заседания не усматривается, что кассовые документы, реестры и «зет»-отчеты исследовались в судебном заседании, а при производстве бухгалтерской экспертизы они экспертом тоже не учитывались.

Судебная коллегия также полагает, что юридическая оценка преступным действиям Хромова В.Н. и Юренковой Т.А., как совершенным группой лиц по предварительному сговору, дана судом вопреки требованиям уголовного закона.

По смыслу положений статьи 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении совместно участвовали именно два и более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Тогда как осужденный Хромов В.Н., исходя из описания судом преступного деяния, соисполнителем не являлся, а признан организатором преступления, и его действия квалифицированы через часть 3 статьи 33 УК РФ.

Таким образом, несоответствие изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, а также допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона, безусловно, повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Приговор, постановленный с нарушением требований уголовно-процессуального закона, не может быть признан законным, обоснованным и на основании пунктов 1 и 2 части 1 статьи 379 УПК Российской Федерации подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, с соблюдением всех требований уголовно-процессуального законодательства принять все необходимые меры к полному, всестороннему и объективному исследованию всех обстоятельств дела, дать надлежащую оценку всем представленным сторонами доказательствам, в том числе и многочисленным доводам, на которые ссылаются в кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Хромов В.Н. и его защитник, и в зависимости от установленных обстоятельств, вынести по делу законное, обоснованное и справедливое решение, а при установлении вины Хромова В.Н. и Юренковой Т.А. - правильно квалифицировать их действия, дав при этом надлежащую правовую оценку доводам кассационного представления в этой части.

Отменяя судебный приговор по вышеназванным основаниям, судебная коллегия обращает внимание на то, что в случае доказанности вины Хромова В.Н. назначенное ему наказание нельзя признать мягким, как о том ставится вопрос в кассационном представлении, поскольку те основания, на которые ссылается государственный обвинитель, учитывались судом в полной мере наряду с другими обстоятельствами, влияющими на вид и размер назначенного наказания.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 377, 378, 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Приговор Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от ... в отношении Хромова В.Н. и Юренковой Т.А. отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но иному судье.

Председательствующий Литюшкин В.И.

Судьи Кольбов Е.А.

Козлов А.М.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3587/12
Принявший орган: Верховный Суд Республики Мордовия
Дата принятия: 14 ноября 2012

Поиск в тексте