• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 мая 2012 года Дело N 33-262/12
 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания в составе:

председательствующего Ортабаева М.Б.,

судей Темираева В.Э., Гелашвили Н.Р.,

при секретаре Хубецовой А.Х.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 мая 2012 года гражданское дело по апелляционной жалобе Полтавченко В.А. на решение Советского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от 23 января 2012 года, которым постановлено: исковые требования Полтавченко В.А. к Управлению социальной защиты населения Затеречного МО г.Владикавказа о признании права на получение 50% от ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью, полагавшихся ее мужу Полтавченко П.С. на основании решения Советского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от 17.12.2007г., обязании произвести перерасчет выплат в возмещение вреда здоровью и взыскании с ответчика в ее пользу ежемесячных денежных выплат в размере 9134,32 рублей с последующей индексацией, а также взыскании с ответчика задолженности по указанным выплатам с февраля 2010 года по ноябрь 2011 года в сумме 135414,53 рублей оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Гелашвили Н.Р., объяснения Полтавченко В.А. и ее представителей Сикоевой А.А. и Ревазова С.А., действующих на основании доверенностей №15АА0025456 от 30 ноября 2011 года и №15АА0105932 от 3 апреля 2012 года, поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя Управления социальной защиты населения по Затеречному муниципальному округу г.Владикавказа РСО-Алания Гаевой А.А., действующей на основании доверенности №44 от 23 января 2012 года, возражавшей по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания

у с т а н о в и л а:

Полтавченко В.А. обратилась в суд с иском к Управлению социальной защиты населения по Затеречному МО г.Владикавказа РСО-Алания о признании права как вдовы инвалида-чернобыльца на получение 50% от ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью, полагавшихся ее мужу на основании решения Советского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от 17 декабря 2007 года, обязании произвести перерасчет полагающихся выплат в возмещение вреда здоровью, взыскании в ее пользу ежемесячных денежных выплат в размере 9134,32 рублей с последующей ежегодной индексацией, взыскании задолженности по указанным выплатам с февраля 2010 года по ноябрь 2011 года в размере 135414,53 рублей. В обоснование заявленных требований сослалась на то, что …. 2010 года умер ее муж Полтавченко П.С., являвшийся участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, инвалидом II группы вследствие ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. При жизни Полтавченко П.С. получал ежемесячные суммы возмещения вреда здоровью, исчисленные из среднего заработка, с применением предусмотренной законодательством индексации. Сумма возмещения вреда здоровью, выплачиваемая Полтавченко П.С. с 1 декабря 2007 года на основании решения Советского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от 17 декабря 2007 года составляла 18268,63 рублей. Истец считает, что в соответствии с действующим законодательством она, являясь нетрудоспособным членом семьи умершего и его единственным иждивенцем, имеет право получать денежную компенсацию в размере 9134,32 рублей, то есть 50% от денежной суммы, которую получал ее муж в счет возмещения вреда здоровью, с учетом индексации. Однако ответчик определил ей ежемесячную выплату в размере 50% от размера суммы возмещения вреда, установленной в твердом размере статьей 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» для инвалидов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС второй группы, что явилось основанием для ее обращения в суд с настоящим иском.

В судебном заседании Полтавченко В.А. и ее представитель Сикоева А.А., уполномоченная на совершение процессуальных действий на основании доверенности №15АА0025456 от 30 ноября 2011 года, заявленные требования полностью поддержали и просили их удовлетворить.

Представитель Управления социальной защиты населения по Затеречному МО г.Владикавказа РСО-Алания Гаева А.А., уполномоченная на совершение процессуальных действий на основании доверенности №44 от 23 января 2012 года, иск Полтавченко В.А. не признала и просила отказать в его удовлетворении ввиду необоснованности заявленных требований.

Советским районным судом г.Владикавказа РСО-Алания 23 января 2012 года постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Полтавченко В.А. ставит вопрос об отмене решения суда и принятии по делу нового решения об удовлетворении иска. В обоснование апелляционной жалобы Полтавченко В.А. указала на то, что в соответствии с действующим законодательством она, являясь нетрудоспособным членом семьи умершего супруга Полтавченко П.С. и его единственным иждивенцем, имеет право получать денежную компенсацию в размере 9134,32 рублей, то есть 50% от денежной суммы, которую получал ее муж в счет возмещения вреда здоровью, с учетом индексации. Однако ответчик, нарушая ее конституционные права, определил ей ежемесячную выплату в размере 50% от размера суммы возмещения вреда, установленной в твердом размере статьей 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» для инвалидов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС второй группы. Считает, что ее право на получение денег в возмещение вреда согласуется с правом умершего супруга на выплаты в возмещение вреда здоровью, которые были назначены на основании решения суда, и которыми она совместно с мужем распоряжалась.

В суде апелляционной инстанции Полтавченко В.А. и ее представители Сикоева А.А. и Ревазов С.А., уполномоченные на совершение процессуальных действий на основании доверенностей №15АА0025456 от 30 ноября 2011 года и №15АА0105932 от 3 апреля 2012 года, поддержали заявленные требования, сославшись на доводы, приведенные в апелляционной жалобе.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, не находит оснований для отмены решения суда.

Судом первой инстанции установлено, что истец Полтавченко В.А., 14 февраля 1949 года рождения, состояла в браке с Полтавченко П.С. с 6 июля 1968 года (л.д.9).

Полтавченко П.С. умер.. . 2010 года (л.д.10).

Полтавченко П.С. являлся инвалидом второй группы вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.

Согласно данным справки о факте получения пенсии, выданной УСЗН по Затеречному МО г.Владикавказа РСО-Алания, Полтавченко П.С. на день смерти на основании решения суда ежемесячно получал выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС в размере 18268,63 рублей (л.д.12).

12 июля 2010 года Полтавченко В.А. обратилась в УСЗН по Затеречному МО г.Владикавказа РСО-Алания с заявлением о назначении ей ежемесячных денежных выплат по случаю потери кормильца, исходя из размеров сумм, которые выплачивались Полтавченко П.С. при жизни, за вычетом его доли.

Согласно сообщению УСЗН по Затеречному МО г.Владикавказа РСО-Алания от 22 июля 2010 года №1784, направленному в адрес истца, Полтавченко В.А. назначена ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда за умершего мужа-инвалида вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в размере 3095,97 рублей ежемесячно, с учетом того, что ее муж на день смерти являлся инвалидом 2 группы, в фиксированном размере, исходя из 1/2 от твердой суммы по инвалидности второй группы - 6191,93 рубля (л.д.11).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о назначении ежемесячной денежной компенсации по потере кормильца исходя из его заработка, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что денежная компенсация Полтавченко В.А., как нетрудоспособному члену семьи, находившемуся на иждивении инвалида-чернобыльца, подлежит выплате в твердой денежной сумме, поскольку законодательством не предусматривалась возможность назначения возмещения вреда членам семьи умершего инвалида-чернобыльца исходя из денежной суммы, которая ему была сохранена после 15 февраля 2001 года, сама Полтавченко В.А. до 15 февраля 2001 года получателем денежной компенсации возмещения вреда в связи со смертью кормильца не являлась, впервые обратилась за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 года №5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Суд правомерно указал, что назначение и выплата данной компенсации должны осуществляться исходя из суммы компенсации, предусмотренной пунктом 15 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции, действующей на момент смерти супруга истца.

Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции основаны на правильном применении и толковании норм действующего законодательства, регулирующих возникшие правоотношения, по следующим основаниям.

Пунктом 25 статьи 14 Закона РФ 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года №179-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», введенном в действие со 2 марта 1996 года, впервые было закреплено право на получение денежных компенсаций по возмещению вреда. Данная норма Закона лишь устанавливала право на компенсации, а в части определения размеров возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, отсылала к законодательству Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с производством, то есть к Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденным Постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года №180-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации о возмещении работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей».

Пункт 25 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года №179-ФЗ) допускал возможность исчисления возмещения вреда из условного месячного заработка, если период работы в зоне отчуждения составлял менее одного полного календарного месяца.

Федеральным законом от 12 февраля 2001 года №5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», введенным в действие с 15 февраля 2001 года, в базовый Закон были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми пункт 25 статьи 14 изложен в новой редакции, предусматривающей назначение возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, исключительно в твердой денежной сумме в зависимости от группы инвалидности без учета какого-либо заработка: инвалидам I группы - 5000 рублей; инвалидам II группы - 2500 рублей; инвалидам III группы - 1000 рублей.

Одновременно статья 14 базового Закона была дополнена новой частью второй, в соответствии с которой в случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 25 части 1 настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Для определения размера компенсации, приходящейся на каждого иждивенца, имеющего данное право, размер компенсации, приходящейся на всех указанных иждивенцев, делится на их число.

Таким образом, данная норма устанавливает, что нетрудоспособные иждивенцы умершего инвалида имеют право после 15 февраля 2001 года не на любую компенсацию, а только на ту, которая предусмотрена действующей после 15 февраля 2001 года редакцией пункта 25 части 1 статьи 14 Закона, а с 1 января 2005 года на основании Федерального закона от 22 августа 2004 года №122-ФЗ редакцией пункта 15 части 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Из изложенного следует, что размер компенсации члену семьи инвалида, умершего после вступления в действие Федерального закона от 12 февраля 2001 года №5-ФЗ, может быть определен только исходя из твердой суммы, предусмотренной в настоящее время пунктом 15 части 1 статьи 14 базового Закона, согласно которому ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплачивается в следующих размерах: инвалидам I группы - 5000 рублей; инвалидам II группы - 2500 рублей; инвалидам III группы - 1000 рублей.

Часть 2 статьи 14 базового Закона устанавливает, что в случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 15 части 1 настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Для определения размера компенсации, приходящейся на каждого иждивенца, имеющего данное право, размер компенсации, приходящейся на всех указанных иждивенцев, делится на их число.

В пункте 3.3. Постановления Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 года №11-П указано, что из пункта 25 части первой, части второй статьи 14, абзаца второго пункта 2 части первой статьи 29 базового Закона в редакции от 12 февраля 2001 года в их нормативном единстве с частями первой и второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года следует, что право выбора - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется инвалидам-чернобыльцам, а в случае их смерти - нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 года. Данное положение как основанное на признании права законодателя на введение нового способа определения размера возмещения вреда здоровью исходя из принципов справедливости, равенства всех перед законом и вытекающего из этого равенства ценности жизни и здоровья всех граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, не противоречит Конституции Российской Федерации.

Таким образом, суд правомерно исходил из того, что из содержания п.15 ч.1 ст.14 Федерального закона от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» следует, что нетрудоспособные иждивенцы умершего инвалида имеют право после 15 февраля 2001 года не на любую компенсацию, а только на ту, которая предусмотрена действующей после 15 февраля 2001 года редакцией пункта 25 части 1 статьи 14 Закона, а с 1 января 2005 года на основании Федерального закона от 22 августа 2004 года №122-ФЗ редакцией пункта 15 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, представленным сторонами доказательствам дал надлежащую оценку, спор разрешил в соответствии с материальным и процессуальным законом.

Доводы апелляционной жалобы направлены на иное толкование закона, что не может являться основанием к отмене законного и обоснованного решения суда. Апелляционная жалоба не содержит новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения и исследования суда первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания

о п р е д е л и л а:

Решение Советского районного суда г.Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 23 января 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Полтавченко В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий Ортабаев М.Б.

Судьи Темираев Э.В.

Гелашвили Н.Р.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-262/12
Принявший орган: Верховный Суд Республики Северная Осетия-Алания
Дата принятия: 02 мая 2012

Поиск в тексте