• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 февраля 2010 года
 

10 февраля 2010 года г. Владикавказ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания в составе:

председательствующего: Шмарион И.В.

судей: Джиоева А.Б. и Самова Р.А.

при секретаре Гуляровой Ж.С.

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2010 года кассационное представление государственного обвинителя помощника прокурора Иристонского муниципального округа ФИО15 на постановление Ленинского районного суда г. Владикавказ от 29 декабря 2009 года, которым уголовное дело по обвинению ФИО16 в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ возвращено прокурору Республики Северная Осетия-Алания в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи Самова Р.А., выступление адвоката Хабиевой И.П., полагавшей оставить постановление суда без изменения, мнение прокурора Царахова З.Р., полагавшего отменить постановление суда, судебная коллегия,

у с т а н о в и л а :

Органами предварительного расследования ФИО17 предъявлено обвинение в том, что он, являясь должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и охраняемых законом интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, совершенные с применением насилия и специальных средств, то есть в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Постановлением Ленинского районного суда от 29 декабря 2009 года уголовное дело в отношении ФИО18 в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору Республики Северная Осетия - Алания для устранения препятствий его рассмотрения, в частности, суд указал, что следственные органы не дали правовую оценку действиям обвиняемого по факту нарушения им порядка конвоирования задержанного из следственного изолятора до места расположения отраслевого отдела Министерства внутренних дел, в обвинительном заключении не указали, какие специальные средства применялись обвиняемым в отношении потерпевшего и какими нормативными актами регулируются основания применения специальных средств; не конкретизировали действия ФИО19 обвиняемого в совершении группового преступления, кроме того, не привели доказательства в обоснование мотива совершения преступления, а также незаконно выделили в отдельное производство материалы в отношении свидетелей FIO11, FIO10, FIO9 и FIO8 и тем самым предрешили оценку действий указанных лиц, взяв на себя функцию суда, и более того, нарушили их право, позволяющее изменять свои показания до удаления суда в совещательную комнату, помимо этого суд полагает, что в ходе досудебного производства следователь не выполнил требования ч. 4 ст. 217 УПК РФ и не выяснил у обвиняемого и его адвоката вопрос о наличии свидетелей со стороны защиты.

В кассационном представлении государственный обвинитель помощник прокурора Иристонского муниципального округа просит отменить постановление суда и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд, ссылаясь на то, что суд фактически возвратил дело на дополнительное расследование, что не предусмотрено законом.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Маргиев М.В. просит оставить постановление суда без изменения, ссылаясь на то, что суд обоснованно возвратил дело прокурору, так как допущенные в ходе следствия нарушения закона не могут быть восполнены в судебном заседании.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представлении государственного обвинителя и в возражениях адвоката, судебная коллегия находит постановление суда незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд, по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в случае если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного заключения или акта.

В постановлении по данному делу не приведены нарушения закона, препятствующие его рассмотрению судом.

Указание суда о том, что следственные органы не дали правовую оценку действиям обвиняемого в части нарушения им порядка конвоирования задержанного из следственного изолятора до места расположения отраслевого отдела Министерства внутренних дел, нельзя признать убедительным, в частности, в соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению и суд не правомочен инициировать вопрос об увеличении объема обвинения.

Ссылка суда на то, что в обвинительном заключении не приведены, какие специальные средства применялись обвиняемым в отношении потерпевшего и какими нормативными актами регулируются основания применения специальных средств не состоятельна, в частности, в обвинительном заключении указано, что ФИО20 и неустановленные следствием лица применили наручники к задержанному, после чего стали пропускать электрический ток через его тело, кроме того в обвинительном заключении приведены нормативные акты, которые регламентируют деятельность сотрудников милиции, в частности Закон РФ «О милиции», Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», положение «Об оперативно-розыскной части», выписка из должностной инструкции Солтамова В.Ф. от 21 февраля 2009 года.

Указание суда о том, что следственные органы не представили доказательства, подтверждающие мотив преступления, не соответствует материалам дела, в частности, в обвинительном заключении указано, что ФИО21 совершая должностное преступление, действовал вопреки интересам службы, желая повысить показатели своей работы по раскрываемости преступлений.

Нельзя признать основанным на материалах дела указание суда о том, что следственные органы не конкретизировали действия ФИО22 обвиняемого в совершении группового преступления, а суд лишен возможности разграничить, какие конкретные действия подсудимого признаются противоправными, в частности в обвинительном заключении приведены доказательства, которые, по мнению стороны обвинения, являются преступными и совершены обвиняемым в группе с неустановленными следствием лицами, однако суд неполно проверил представленные стороной обвинения доказательства и сделал преждевременный вывод о невозможности конкретизации действий подсудимого.

Ссылка суда на то, что следственные органы незаконно выделили в отдельное производство материалы в отношении свидетелей FIO11, FIO10, FIO9 и FIO8, дававших показания в защиту обвиняемого и тем самым предрешили оценку действий указанных лиц, взяв на себя функцию суда, и более того, нарушили право указанных лиц изменять свои показания до удаления суда в совещательную комнату, не основана на законе, в частности постановлениями следователя от 30 июля 2009 года в отдельное производство выделены материалы в отношении свидетелей FIO11, FIO10, FIO9 и FIO8, которые, по версии следствия, давали показания в защиту обвиняемого и в их действиях содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ. Однако уголовное дело в отношении указанных лиц не возбуждено и, следовательно, органами досудебного производства не предрешена оценка действий названных свидетелей и не нарушены их процессуальные права как участников уголовного судопроизводства.

При таких обстоятельствах факт выделения материалов в отдельное производство в отношении свидетелей, давших в ходе предварительного расследования показания в защиту обвиняемого, нельзя признать препятствием для рассмотрения настоящего дела судом.

Указание суда о том, что в ходе предварительного следствия нарушены требования ч. 4 ст. 217 УПК РФ, так как обвиняемому и его защитнику не разъяснялось право представлять свидетелей защиты не убедительно, в частности, из протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следует, что ФИО23 и его защитник были ознакомлены с материалами дела, им разъяснялись процессуальные права, и они не заявляли ходатайства о дополнении следствия и вызове свидетелей со стороны защиты, помимо этого, подсудимый не лишен права в судебном заседании представлять свидетелей в свою защиту (т. 4л.д. 65-69).

При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции нарушил требования ч. 1 ст. 237 УПК РФ и возвратил уголовное дело для производства дополнительного расследования, а не для устранения препятствий его рассмотрения судом, как указано в возражениях государственного обвинителя.

Приведенное нарушение уголовно-процессуального закона ограничило права участников судопроизводства и в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ признается основанием для отмены судебного постановления.

Следовательно, постановление суда о возвращении прокурору уголовного дела вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального закона и по неполно исследованным обстоятельствам, в связи с чем подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в то же суд.

При новом рассмотрении дела суду необходимо в полном объеме проверить доводы сторон и с учетом добытых данных принять по делу законное и обоснованное решение.

Мера пресечения в отношении подсудимого подлежит оставлению без изменения.

Кассационное представление государственного обвинителя помощника прокурора Иристонского муниципального округа подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379, 380, 381, 386, 388 УПК РФ судебная коллегия,

о п р е д е л и л а :

Постановление Ленинского районного суда от 29 декабря 2009 года о возвращении прокурору Республики Северная Осетия - Алания в порядке ст. 237 УПК РФ уголовного дела по обвинению ФИО24 в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом отменить ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Меру пресечения в отношении подсудимого ФИО25 оставить без изменения.

Кассационное представление государственного обвинителя помощника прокурора Иристонского муниципального округа удовлетворить.

Председательствующий:

Судьи:

Справка: уголовное дело по первой инстанции рассмотрено судьей

Ленинского районного суда Токазовым А.Р.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Республики Северная Осетия-Алания
Дата принятия: 10 февраля 2010

Поиск в тексте