• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 22 сентября 2010 года Дело N 44у-100
 

Президиума Верховного суда Республики Коми

№44у-100

г. Сыктывкар 22 сентября 2010 года

Президиум Верховного суда Республики Коми составе:

председательствующего Хамицевича А.К.,

членов президиума Кунторовского В.Р., Боковиковой Н.В., Кретова В.В. и Семенчиной Л.А.,

с участием и.о. прокурора Республики Коми Морозова П.С.,

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Кузнецова С.К. в интересах осужденного Веселова Е.С. на приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 ноября 2009 года, которым

ВЕСЕЛОВ Е.С., родившийся ..., ранее судимый:

11 февраля 2009 г. Сыктывкарским городским судом по ст.228 ч.1 УК РФ к двум годам лишения свободы. На основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на два года,

осужден по п. «в,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми от 19 января 2010 г. приговор в отношении Веселова Е.С. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Верховного Суда Республики Коми от 17 марта 2010 г. в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Кузнецова С.К. в интересах осужденного Веселова Е.С. отказано.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2010 г. в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Кузнецова С.К. в интересах осужденного Веселова Е.С. отказано.

Постановлением Заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации Петроченкова А.Я. от 11 июня 2010 г. по надзорной жалобе адвоката Кузнецова С.К. в интересах осужденного Веселова Е.С. возбуждено надзорное производство в связи с нарушением на стадии предварительного расследования уголовно-процессуального закона.

Заслушав доклад судьи Кунторовского В.Р., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление адвоката Кузнецова С.К., поддержавшего доводы жалобы и полагавшего, что приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 ноября 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми от 19 января 2010 г. подлежат отмене, и.о. прокурора Республики Коми Морозова П.С., полагавшего, что приговор и кассационное определение являются законными и обоснованными, оснований для удовлетворения надзорной жалобы не имеется, Президиум

у с т а н о в и л :

По приговору Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 ноября 2009 года Веселов Е.С. признан виновным в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, совершенном при следующих обстоятельствах:

21 июля 2008 г. в период с 18 до 24 часов Веселов проник в квартиру ... д.... по ..., где применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, схватил за шею Т. и потребовал от нее деньги, а затем открыто похитил принадлежащие потерпевшей 210 рублей.

В надзорной жалобе адвокат Кузнецов С.К. просит состоявшиеся судебные решения отменить, указывая, на несоответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела и допущенные в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства различные нарушения уголовно-процессуального закона.

К таковым относит возбуждение уголовного дела с нарушением требований ст. 140, 141, 144 УПК РФ, - без проведения надлежащей проверки и без продления срока проверки, без вручения потерпевшей документа о принятии ее заявления к производству и не извещения ее о возбуждении уголовного дела. Т. потерпевшей по делу не признавалась, проверялось не ее заявление о преступлении, а К5.

Срок предварительного следствия в предусмотренном законом порядке не продлевался. Установление срока предварительного следствия руководителем СО при УВД г. Сыктывкара при возобновлении предварительного следствия является незаконным. Уведомление об окончании предварительного следствия потерпевшей было направлено до окончательного предъявления обвинения Веселову, обвинение Веселову предъявлено с нарушением требований ст.171 УПК РФ, без достаточных к тому оснований.

В обоснование неполноты и необъективности проведенного следствия, повлекшего постановление необоснованного приговора, адвокат ссылается на то, что суд не дал надлежащей оценки состоянию здоровья Т., не проверил его, не обеспечил проведение освидетельствования и комплексной психолого-психиатрической экспертизы потерпевшей, необоснованно отклонил ходатайства защиты и проведении такой экспертизы. Необоснованно было отклонено ходатайство защиты о предоставления копии постановления о возбуждении уголовного дела.

При постановлении приговора использовались недопустимые доказательства. К таковым защитник относит показания свидетелей К5., К3., К1., К2., Н., письменные доказательства. К5. могла получить информацию по делу от своего сына, - оперативного работника. К3. является заинтересованным в исходе дела лицом, К1. допрашивал Т. с нарушением закона, К4. провел негласное опознание, Н. не смог назвать источник своей осведомленности. Осмотр места происшествия, - квартиры, проводился без согласия проживающих в ней лиц, в основу дактилоскопических экспертиз положенны образцы отпечатков пальцев Т. и К5., полученные с нарушением требований ст. 166, 167, 202 УПК РФ. Назначенная следователем К3. дактилоскопическая экспертиза проведена до возбуждения уголовного дела. Незаконно использованы результаты оперативно-розыскной деятельности, в частности, опознание Веселова по фотографиям, неофициальное опознание Веселова Т., в ходе которого та не узнала обвиняемого. Судом незаконно исследовались показания Т., данные ею на предварительном следствии и сфальсифицированные следователем. Суд не принял во внимание противоречия в версии происшедшего, изложенной в заявлении Т. В нарушение требований ст.164 УПК РФ следственные действия проводились в условиях, угрожающих опасностью жизни и здоровью Т.

Доводы Веселова Е.С. о невиновности в совершении грабежа не опровергнуты. Его версия о том, что он тайно похитил деньги у Т., но в другое время, не опровергнута. Он осужден на основании показаний свидетелей, не являвшихся очевидцами преступления.

Защитник полагает, что судом было нарушено право на справедливое разбирательство, в частности были нарушены ст.ст.6,7,14,15 УПК РФ, ст.46,49,50 Конституции РФ, п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Требование защиты о возвращении уголовного дела прокурору необоснованно отклонено. При наличии оснований уголовное преследование в отношении Веселова не было прекращено.

Проверив материалы уголовного дела, заслушав стороны и обсудив доводы надзорной жалобы адвоката Кузнецова С.К., Президиум Верховного суда Республики Коми полагает, что они не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины Веселова Е.С. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела, сделаны на основе исследованной в судебном заседании достаточной совокупности допустимых доказательств. Все доказательства, положенные в основу приговора о виновности осужденного судом были проверены с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Как следует из протокола принятия устного заявления Т. 21 июля 2008 г. в ее квартиру ворвался человек, применивший к ней насилие и похитивший 300 рублей.

Свидетель К5. показала, что ее мать Т. рассказала, что вечером 21 июля какой-то мужчина воровался в квартиру, душил ее и похитил деньги в сумме 300 рублей.

Об этом же Т. рассказала свидетелю К. и прибывшим на место происшествия работникам милиции.

Из показаний вышеуказанных свидетелей следует, что сообщенная им от потерпевшей информация об обстоятельствах происшедшего, не содержит в себе каких-либо существенных противоречий.

Факт хищение денег у Т. не оспаривает и сам осужденный Веселов Е.С., называя при этом другую дату посещения квартиры Т. и отрицая факт применения насилия.

Как следует из показаний свидетеля К., потерпевшая Т. показала, как именно душил ее нападавший и на шее у Т. он видел покраснения. Именно Веселов Е.С. инициировал встречу с К., пытаясь не довести дело до суда.

Изложенное свидетельствует о достоверности сообщенных Т. сведений о совершенном преступлении и несостоятельности утверждения адвоката о их противоречивости.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал доказанным как факт применения Веселовым насилия к Т., так и факт хищения денег у потерпевшей. Никаких законных оснований для прекращения уголовного дела в отношении Веселова Е.С. ни у следователя, ни у суда не имелось.

Довод о том, что показания свидетеля К5. основаны на информации, которую возможно получил ее сын К., является только умозаключением защитника, которое материалами уголовного дела никак не подтверждено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Согласно ст.162 УПК РФ предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. Срок предварительного следствия может быть продлен до 3 месяцев руководителем соответствующего следственного органа, а по уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями до 12 месяцев. В изъятие из этих положений часть шестая вышеуказанной статьи уголовно-процессуального закона предусматривает, что при возобновлении приостановленного или прекращенного уголовного дела либо возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования срок дополнительного следствия устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю. Указанные положения закона не препятствует обвиняемому, права которого затрагиваются постановлением следователя о возобновлении предварительного следствия, и его защитнику в ознакомлении с таким постановлением и обжаловании данного решения.

Уголовное дело в отношении Веселова Е.С. возбуждено 31 июля 2008 г. и постановлением от 31 сентября 2008 г. предварительное следствие было приостановлено на основании п.1 ч.1 ст.208 УПК РФ. Постановлением следователя Д. от 29 ноября 2008 г. предварительное следствие возобновлено и руководителем следственного управления при УВД г.Сыктывкара по возобновленному уголовному делу установлен срок один месяц.

Постановлением от 29 декабря 2008 г. предварительное следствие приостановлено на основании п.3 ч.1 ст.208 УПК РФ. Постановлением следователя Д. от 02 февраля 2009 г. оно вновь возобновлено и руководителем следственного управления при УВД г.Сыктывкара по возобновленному уголовному делу установлен срок один месяц.

Постановлением от 02 марта 2009 г. предварительное следствие приостановлено на основании п.3 ч.1 ст.208 УПК РФ. Постановлением следователя Д. от 12 марта 2009 г. расследование по делу возобновлено и руководителем следственного управления при УВД г.Сыктывкара установлен срок один месяц.

Постановлением от 12 апреля 2009 г. предварительное следствие было приостановлено на основании п.3 ч.1 ст.208 УПК РФ. Постановлением следователя Д. от 14 апреля 2009 г. предварительное следствие возобновлено и руководителем следственного управления при УВД г.Сыктывкара по возобновленному уголовному делу установлен срок один месяц.

При этом уведомления, как о приостановлении предварительного следствия, так и о возобновлении предварительного следствия были направлены Т., Веселову и защитнику Кузнецову С.К.

Как постановление о приостановлении предварительного следствия, и основания приостановления, так и постановление о возобновлении предварительного следствия и основания возобновление никем, в том числе и защитником, обжалованы не были и вступили в законную силу.

Таким образом, вопреки доводам жалобы о незаконности продления срока предварительного следствия, указанный срок руководителем следственного управления не продлевался.

Устанавливая срок - один месяц при возобновлении предварительного следствия, руководитель следственного управления действовал в пределах, установленных ч.6 ст.162 УПК РФ.

Утверждение защитника о недопустимости протокола принятия устного заявления Т. о преступлении не могут быть приняты во внимание, поскольку противоречат материалам дела и не основаны на законе. Свидетель К5. ни в ходе досудебного производства, ни в судебном заседании не утверждала, что протокол устного заявления от имени Т. составлен со слов самой К5. Как следует из показаний свидетеля К3., протокол устного заявления он оформлял со слов Т. Сам протокол подписан именно Т. Из показаний свидетеля К5. следует, что все что она (К5.) говорила о случившемся, ей известно со слов матери.

В соответствии со ст.140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела служит заявление потерпевшего, а основанием - наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В материалах уголовного дела имеется надлежащий протокол принятия устного заявления, в котором содержатся достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Постановление о возбуждении уголовного дела вынесено, в точном соответствии с требованиями ст.146 УПК РФ - уполномоченным на то должностным лицом - следователем СУ при УВД г.Сыктывкара, в пределах его компетенции. Принятие же решения о возбуждении уголовного дела по истечении 8 суток, со дня поступления заявления само по себе не может служить основанием для признания данного решения незаконным.

Указание в жалобе о незаконности судебных решений в связи с нарушением прав потерпевшей Т. подлежит отклонению в силу несостоятельности. Так, постановлением следователя К3. (т.1 л.д.17-18) Т. была признана потерпевшей по делу и в этом статусе допрошена. Допущенные следователем нарушения при оформлении постановления и протокола допроса не лишают Т. ее процессуальных прав. В ходе досудебного производства, вопреки доводам жалобы, следователь уведомлял Т. о движении дела, разъяснил ей право и возможность ознакомления с материалами уголовного дела. Каких-либо жалоб и заявлений на действия следователя от самой Т. не поступало. Более того, суд, установив допущенные следователем нарушения, и выяснив невозможность потерпевшей участвовать в судебном заседании, принял предусмотренные законом меры для обеспечения ее процессуальных прав, признав К5., дочь Т., представителем потерпевшей. Кроме того, защитником не представлено никаких сведений о том, что сама Т. или ее представитель К5. поручали ему представлять интересы потерпевшей, в том числе и в суде надзорной инстанции.

Доводы защитника о том, что при направлении уведомления потерпевшей с разъяснением права на ознакомление с делом были нарушены требования ст.42,251 и 216 УПК РФ не основаны на законе.

В соответствии с п.12 ст.42 УПК РФ потерпевший вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела.

Согласно ст.216 УПК РФ по ходатайству потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей следователь знакомит этих лиц с материалами уголовного дела.

Однако ни в ст.42, ни в ст.215,216 УПК РФ не содержится ограничений, запрещающих заблаговременно уведомить потерпевшего о предполагаемой дате ознакомления с материалами уголовного дела. Напротив, заранее известив потерпевшую о ее праве ознакомиться с материалами уголовного дела, следователь принял необходимые меры по реализации ее процессуальных прав.

Не могут служить основанием для отмены состоявшихся судебных решений и доводы надзорной жалобы о недопустимости проведенных в ходе предварительного следствия дактилоскопических экспертиз, поскольку суд на данные заключения эксперта, в обоснование своего вывода о виновности Веселова Е.С. не ссылался и в приговоре их не приводил.

Вопреки утверждению адвоката судом проверено состояние здоровья Т. С этой целью запрошена и исследована соответствующая медицинская справка. В соответствии с указанным в ней диагнозом, а также показаниями свидетелей К5., К. суд обоснованно и мотивированно отказал в удовлетворении ходатайства защитника о проведении Т. комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Доводы защитника о том, что судом необоснованно использовались результаты оперативно-розыскной деятельности - опознание Веселова Е.С. по фотографиям и неофициальное опознание Веселова потерпевшей не основаны на материалах дела.

Из показаний свидетеля К5. и свидетеля К2. следует, что Т. показывали какие-то фотографии и приводили Веселова, однако никаких документов, в которых были бы зафиксированы как сами эти действия, так и их результаты суду для исследования не представлялись. Никаких сведений о том, что эти действия проводились в рамках оперативно-розыскных мероприятий, в материалах дела не имеется.

Ссылки в жалобе на то, что судом необоснованно исследовались показания Т., данные ею в ходе досудебного производства по делу, являются несостоятельными, поскольку именно по ходатайству защитника данные показания были исключены из числа доказательств вследствие их недопустимости.

Обвинение Веселову предъявлено при наличии достаточных доказательств, в том числе с учетом частичного признания им вины. Требования ч.1 ст.171 УПК РФ при предъявлении обвинения Веселову Е.С., как 12 марта 2009 г., так и 8 мая 2009 г. были соблюдены.

С учетом возраста - 86 лет и медицинской справки о том, что Т. не может участвовать в судебном заседании, суд обоснованно принял решение о проведении судебного заседания в ее отсутствие. При таких обстоятельствах доводы защитника Кузнецова С.К. о нарушении права на справедливое судебное разбирательство не могут быть признаны состоятельными.

Не основаны на законе и доводы защитника о том, что показания свидетелей К3., К1., К2. и Н. являются недопустимыми доказательствами. Указанные лица были допрошены в судебном заседании с соблюдением требований ст.276 УПК РФ. Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы явиться основанием для признания показаний этих свидетелей недопустимыми доказательствами, судом допущено не было и в жалобе не приведено. Свидетель Н. допрашивался по обстоятельствам получения им явки с повинной от Веселова, то есть по тем обстоятельствам, участником которых он сам являлся и поэтому доводы жалобы о том, что показания данного свидетеля являются недопустимыми, поскольку он не может назвать источник своей осведомленности, не могут быть признаны состоятельными.

В соответствии со ст.177 УПК РФ судебное решение для производства осмотра в жилище необходимо, если проживающие в нем лица возражают против проведения осмотра. Как следует из материалов дела, потерпевшая Т. не возражала против осмотра ее жилище, соответственно, оснований для признания протокола осмотра недопустимым доказательством у суда не имелось.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы защитника о производстве следственных действий в условиях, угрожающих опасностью жизни и здоровью Т. В материалах уголовного дела имеется только один протокол следственного действия, произведенного с потерпевшей Т., - протокол ее допроса в качестве потерпевшей. Какие именно условия допроса являлись угрожающими для жизни и здоровья Т. защитником не указано и из материалов дела таких условий не усматривается.

В соответствии с п.6 ч.1 ст.53 УПК РФ защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому. Со всеми материалами уголовного дела защитник вправе знакомиться по окончании предварительного следствия. Уголовное дело было возбуждено по факту совершенного преступления. Ходатайство о предоставлении копии постановления о возбуждении уголовного дела было заявлено защитником задолго до окончания предварительного следствия и было разрешено следователем в соответствии с законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407,408 УПК РФ, Президиум

п о с т а н о в и л :

В удовлетворении надзорной жалобы адвоката Кузнецова С.К. в интересах осужденного Веселова Е.С. отказать.

Приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 ноября 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми от 19 января 2010 г. оставить без изменения.

Председательствующий Хамицевич А.К.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 44у-100
Принявший орган: Верховный суд Республики Коми
Дата принятия: 22 сентября 2010

Поиск в тексте