• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 30 августа 2010 года Дело N 33-4549/2010
 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ

В составе председательствующего Тепляковой Е.Л.,

судей Ус Е.А., Белова Н.Е.,

при секретаре Воронцовой Н.Н.,

рассмотрев в судебном заседании 30 августа 2010 года дело по кассационной жалобе ГУ на решение Троицко- Печорского районного суда Республики Коми от 22 июня 2010 года, по которому иск удовлетворен частично. ГУ обязано засчитать Даньщиковой В.В. в стаж для назначения трудовой пенсии по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», следующие периоды: с зачетом одного календарного года за один год и 3 месяца: с ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ...; в календарном исчислении: с ... по .... ГУ обязано назначить Даньщиковой В.В. с ... года досрочную трудовую пенсию по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 пункта 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». В удовлетворении остальной части иска отказано. Взыскано с ГУ в пользу Даньщиковой В.В. возмещение судебных расходов в сумме ... рублей.

Заслушав доклад судьи Ус Е.А., объяснения Даньщиковой В.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Даньщикова В.В. обратилась в суд с иском к ГУ о включении в стаж лечебной деятельности для назначения пенсии в льготном исчислении из расчета 1 год работы за 1 год и 3 месяца периодов нахождения на курсах повышения квалификации: с ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., периодов нахождения ее в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет с ... год по ... год, с ... года по ... год, и о включении в календарном исчислении в специальный стаж периода нахождения на курсах повышения квалификации с ... года по ... год и период работы в должности ... с ... года по ... года, с ... года по ... год, сославшись, что указанные периоды работы не обоснованно не включены ответчиком в стаж в связи с лечебной деятельностью и иной деятельностью по охране здоровья населения.

Впоследствии истица дополнила требования, просила включить в стаж в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в льготном исчислении из расчета 1 год работы за 1 год и 3 месяца период нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет с ... года по ... год, признать за ней право на назначение льготной пенсии в связи с лечебной деятельностью и иной деятельностью по охране здоровья населения с ... года.

Истица в судебном заседании на исковых требованиях настаивала.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признала.

Суд постановил решение, приведенное выше.

В кассационной жалобе ГУ не согласно с решением суда и просит его отменить, как принятое с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно подп.20 п.1 ст.27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ... года Даньщикова В.В. обратилась в ГУ с заявлением о назначении пенсии по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения.

Решением ГУ от ... года в назначении пенсии Даньщиковой В.В. было отказано в связи с отсутствием требуемой продолжительности стажа в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения (... года ... месяцев ... дней вместо требуемых ... лет). При этом, в указанный стаж ответчиком в календарном исчислении засчитан период нахождения истицы в отпуске по беременности и родам, в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет: с ... года по ... год, ... года по ..., в стаж не засчитаны периоды: нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет с ... года по ... год, на курсах повышения квалификации: ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ...,... года по ... год, работы в должности ... с ... год по ... года, с ... года по ... год.

Разрешая спор, суд пришел к правильному выводу об отсутствии у ответчика правовых оснований для исключения периодов отпусков по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора и трех лет, курсов повышения квалификации из специального стажа работы истицы.

Правовое и фактическое обоснование данного вывода подробно и правильно приведено в решении суда и судебная коллегия с мотивировкой суда согласна.

Доводы кассационной жалобы основаны на ошибочном толковании закона и основанием для отмены решения не являются с учетом следующего.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 года «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Законом СССР от 22 мая 1990 года N 1501-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства» были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. В соответствии с данным Законом законодательство союзных республик подлежало приведению в соответствие с настоящим Законом.

Удовлетворяя исковое заявление в этой части, суд правильно исходил из того, что до введения в действие Закона РФ от 25 сентября 1992 года N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости.

С принятием названного Закона РФ, который вступил в силу 6 октября 1992 года, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях (ст. 167 КЗоТ РФ).

Учитывая, что ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. ст. 18, 19 и ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, суд обоснованно обязал ответчика засчитать в специальный стаж периоды нахождения Даньщиковой В.В. в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 и трех лет во время действия приведенных выше Законов.

Согласно и ранее действовавшей ст.112 КЗоТ РСФСР, и ст. 187 ТК РФ, действующего в настоящее время, в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата. Поэтому период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. С учетом этого период нахождения на курсах повышения квалификации, как период работы, в силу п.4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства РФ № 516 от 11 июля 2002 г., подлежит включению в стаж работы, дающей право на досрочное пенсионное обеспечение.

С учетом изложенного периоды обучения истицы на курсах повышения квалификации ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ... правильно включен судом в стаж в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения.

Вывод суда о зачете периодов нахождения истицы в отпуске по беременности и родам, в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет ( ... года по ... год, с ... года по ... год, ... года по ... год) и периодов нахождения на курсах повышения квалификации ( ... по ..., с ... по ..., с ... по ..., с ... по ...) в льготном исчислении из расчета 1 год работы за 1 год и 3 месяца является правильным, основанным на нормах материального права.

В соответствии с подп. "а" п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781, в соответствии с подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в городе, сельской местности и в поселке городского типа (рабочем поселке), год работы в сельской местности или в поселке городского типа (рабочем поселке) засчитывается в указанный стаж работы как 1 год и 3 месяца.

Ранее действовавшее законодательство также предусматривало льготное исчисление стажа работы в учреждениях здравоохранения в сельской местности или в поселке городского типа.

В силу п. 2 Постановления Совмина РСФСР от 6 сентября 1991 г. N 464, которым был утвержден Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, установлено, что работникам здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, указанным в прилагаемом Списке, 1 год работы в сельской местности или поселке городского типа (рабочем поселке) считать за 1 год и 3 месяца.

Поскольку периоды нахождения истицы на курсах повышения квалификации, в отпуске по беременности и родам, отпуске по уходу за ребенком до трех лет, имевших место до 6 октября 1992 г., включаются в специальный стаж, на указанные периоды распространяются установленные правила исчисления периодов работы.

Согласно п. 7 совместного постановления Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС от 29 ноября 1989 г. N 375/24-11, действовавшего в период нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком, время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет засчитывается также в стаж, дающий право на пенсию на льготных условиях и в льготных размерах. Во всех случаях исчисления общего, непрерывного стажа работы и стажа работы по специальности время частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет учитывается в том же порядке, как работа, в период которой предоставлены указанные отпуска.

При таких обстоятельствах, исходя из приведенных правовых норм, доводы кассационной жалобы в этой части основаны на ошибочном толковании закона и не могут быть приняты во внимание.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований в части включения периода работы Даньщиковой В.В. с ... года по ... года в должности ... в льготный стаж, суд первой инстанции исходил из того, что в спорный период времени основными обязанностями истицы являлось методическое руководство, которое по своему содержанию тождественно обязанностям по должности врача-методиста, работа в которой подлежит включению в стаж работы, дающей право на досрочное пенсионное обеспечение, кроме того, деятельность истицы в должности ... не относилась к административно-хозяйственной сфере, а была непосредственно связана с охраной здоровья населения.

Между тем, такой вывод суда не основан на законе и не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Списки работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, для лиц, осуществляющих лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, которым может быть досрочно назначена трудовая пенсия по старости, утверждены Постановлениями Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781.Раздел "Наименование должностей" Списка от 29.10.2002 N 781 (медики) приведен в исчерпывающем виде. Исключение составляют наименования должностей врачей-специалистов. Им предоставлено право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения независимо от наименования должности, кроме врачей-статистиков.

Правом на пенсию по рассматриваемому основанию пользуются врачи - руководители учреждений (их структурных подразделений), осуществляющие врачебную деятельность. Таким образом, для реализации права на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения должно быть подтверждено осуществление врачебной деятельности врачом-руководителем.

В соответствии с пунктом 5.3 Положения, утвержденного Приказом Минздрава России от 15.10.1999 N 377, врачам - руководителям учреждений здравоохранения и их заместителям-врачам разрешается вести в учреждениях, в штате которых они состоят, работу по специальности в пределах рабочего времени по основной должности с оплатой в размере до 25 процентов должностного оклада врача соответствующей специальности.

Работа руководителей и их заместителей по должности врача-специалиста, независимо от ее характера и объема, должна отражаться в соответствующих документах.

В материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие об осуществлении истицей в спорный период времени врачебной деятельности как врача - специалиста ( врача гигиениста, эпидемиолога). В справках представленных ЦРБ имеются данные о том, что истица в период работы в должности ... врачебную деятельность не осуществляла.

Учитывая приведенные выше нормы права и обстоятельства дела, включение судом спорного периода в стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, является необоснованным.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, и принимая во внимание, что по делу дополнительного установления фактических обстоятельств и их оценки не требуется, судебная коллегия считает возможным в указанной части вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований Даньщиковой В.В. к ГУ об обязании засчитать в стаж для назначения трудовой пенсии по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в календарном исчислении периода работы с ... года по ... года.

При исключении из стажа лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения истицы спорного периода работы, специальный стаж истицы, дающий право на досрочную пенсию по старости составит на момент обращения за назначением пенсии ( ...) менее 25 лет, следовательно, решение суда первой инстанции в части обязании ответчика назначить Даньщиковой В.В. с ... года досрочную трудовую пенсию по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 пункта 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Троицко- Печорского районного суда Республики Коми от 22 июня 2010 года отменить в части обязании ГУ засчитать Даньщиковой В.В. в стаж для назначения трудовой пенсии по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в календарном исчислении периода работы с ... по ... и обязании назначить Даньщиковой В.В. с ... года досрочную трудовую пенсию по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 пункта 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Вынести в указанной части новое решение:

В удовлетворении исковых требований Даньщиковой В.В. к ГУ о зачете в стаж для назначения трудовой пенсии по старости по основанию, предусмотренному п.п. 20 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в календарном исчислении периода работы с ... по ... и обязании назначить досрочную трудовую пенсию с ... года отказать.

В остальной части решение оставить без изменения, уточнив абзац второй резолютивной части решения, изложив его в следующей редакции:

Обязать ГУ засчитать Даньщиковой В.В. в стаж для назначения трудовой пенсии по старости по основанию, предусмотренному подпунктом 20 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в льготном исчислении из расчета 1 год работы за 1 год и 3 месяца следующие периоды: с ... по ... года, с ... года по ... года, с ... года по ... года, с ... года по ... год, с ... года по ... года, с ... года по ... года.

Председательствующий

Судьи  



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4549/2010
Принявший орган: Верховный суд Республики Коми
Дата принятия: 30 августа 2010

Поиск в тексте