• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 16 марта 2011 года Дело N 44-у-42
 

суда надзорной инстанции № 44-у-42

г. Сыктывкар 16 марта 2011 года

Президиум Верховного суда Республики Коми в составе

председательствующего Боковиковой Н.В.

членов президиума: Котлякова В.А., Семенчиной Л.А., Шишкина В.А.

с участием и.о. прокурора Республики Коми Морозова П.С.

рассмотрел материалы по надзорной жалобе осужденного Городецкого Н.С. на приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 07.06.2010, которым

Городецкий Н.С., родившийся ... в ..., ранее судимый:

21.02.2006 по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. Постановлением от 10.04.2007 условное осуждение отменено с направлением для отбывания наказания в воспитательной колонии;

28.04.2007 по п. «в» ч.2 ст.158, 70 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии;

08.06.2007 по ч.2 ст.159, ч.5 ст.69, 88 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, освобожден 13.11.2008 по отбытии срока наказания,

оправдан по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (по факту кражи у П2.) и осужден по ч.3 ст.30, п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (по факту кражи у В.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Т.

Согласно приговору Городецкий Н.С. 13.04.2009 около 14 часов 10 минут группой лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом незаконно проник в жилище потерпевшей В., откуда тайно похитил принадлежащее ей имущество на общую сумму 49.000 рублей, чем причинил потерпевшей значительный ущерб. Он же 27.04.2009 около 13 часов группой лиц по предварительному сговору с Т., применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, угрожая применением такого насилия, совершил покушение на открытое хищение имущества потерпевшего Р1.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми от 12.10.2010 приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Сысоевой Н.Е., изложившей содержание приговора, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение и.о. прокурора Республики Коми Морозова С.Н., полагавшего необходимым приговор изменить: определить для отбывания наказания осужденному исправительную колонию общего режима, в остальном приговор оставить без изменения,

установил:

в надзорной жалобе осужденный просит приговор и последующие решения отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением требований Общей части УК РФ. Анализируя собранные по делу доказательства, указывает на свою непричастность к преступлениям и на постановление приговора на недопустимых доказательствах. Полагает, что судом был нарушен принцип состязательности сторон, так как потерпевший Р1. присутствовал при допросе свидетеля Ф., а допрос специалиста Г. проводился без участия подсудимого. Считает, что судом нарушено его право на защиту, поскольку он был ограничен во времени ознакомления с протоколом судебного заседания, а также с аудиозаписью хода судебного заседания. Кроме того, указывает, что суд неправильно определил ему для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит приговор подлежащим изменению.

Вина Городецкого Н.С. в совершении преступлений, за которые он осужден, установлена доказательствами, исследованными в судебном заседании и отраженными в приговоре. При этом все доказательства были надлежащим образом проверены и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ.

Вина Городецкого Н.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ, подтверждается показаниями свидетеля Ш1., в которых она прямо указала на Городецкого Н.С. как на лицо, совершившее хищение имущества потерпевшей В., изобличая его в совершении данного преступления, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании. Из показаний свидетеля Ш1., в опровержение доводов осужденного об отсутствии в его действиях квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, следует, что преступление было совершено Городецким Н.С. совместно с иным, неустановленным в ходе предварительного следствия лицом, а их действия носили согласованный характер.

Аналогичным образом об обстоятельствах совершения преступления поясняла и потерпевшая В., которой о произошедшем известно со слов Ш1. При этом В. указала как перечень похищенного из ее квартиры имущества, так и его стоимость.

Доводы жалобы осужденного об оговоре его свидетелем Ш1. являются несостоятельными, поскольку до совершения кражи Ш1. с осужденным знакома не была, неприязни к нему не испытывала. Наличие противоречий в показаниях потерпевшей В. и свидетеля Ш1. в части сложившихся между ними отношений об оговоре осужденного не свидетельствует и на существо приговора не влияет.

Суд обоснованно отдал предпочтение показаниям потерпевшей В. и свидетеля Ш1., приняв их за основу приговора, поскольку они носили последовательный и стабильный характер, а изложенные в них сведения согласовались не только друг с другом, но и с иными представленными суду доказательствами.

Так, в явке с повинной от 08.05.2009 года зафиксировано признание Городецкого Н.С. в хищении золотых изделий и сотового телефона из квартиры потерпевшей (т. 1 л.д. 188), согласно протоколу опознания от 28.04.2009 года Ш1. указала, что именно Городецкий Н.С. совместно с иным лицом выходил из квартиры потерпевшей, а впоследствии скрылся с места происшествия (т. 1 л.д. 29-30).

Составленная Городецким Н.С. явка с повинной соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, была написана им собственноручно, и содержала сведения о добровольности ее составления, что подтвердил в судебном заседании и свидетель Ш.

То обстоятельство, что явка с повинной была написана Городецким Н.С. в ночное время, при ее составлении не присутствовал адвокат, а впоследствии осужденный отказался от изложенных в ней сведений, основаниями для признания указанного доказательства недопустимым не являются, поскольку изложенные в ней сведения нашли объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Доводы жалобы осужденного о том, что протокол его опознания от 28.04.2009 года является недопустимым доказательством, удовлетворению также не подлежат. Протокол указанного следственного действия составлен надлежащим должностным лицом, соответствующим образом оформлен и заверен, а достоверность изложенных в нем сведений подтверждена подписями понятых. Нарушений требований УПК РФ при производстве данного следственного действия не допущено. Сам по себе факт признания недопустимым доказательством протокола опознания Т. от 28.04.2009 года, об оговоре Городецкого Н.С. со стороны Ш1. не свидетельствует.

Вина Городецкого Н.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «а, г» ч.2 ст. 161 УК РФ, подтверждается показаниями потерпевшего Р1., указавшего, что именно Городецкий Н.С. и Т. совместно и согласованно, с применением насилия и угрозой его применения, пытались 27.04.2009 года открыто похитить принадлежащее ему имущество, однако их действия были пресечены сотрудниками милиции. При этом потерпевший подробно описал действия Городецкого Н.С. и Т. при совершении преступления, а также внешность осужденных.

Показания потерпевшего Р1. согласуются с показаниями свидетелей Ф., М., Р., являющихся очевидцами совершения преступления в отношении Р1., показаниями свидетелей Б. и З., доставлявших осужденных в ОВО при УВД по г. Сыктывкару, непосредственно после их задержания.

Доводы жалобы осужденного об оговоре его со стороны потерпевшего Р1. в связи с нахождением последнего в состоянии алкогольного опьянения в момент составления заявления и допросов опровергаются не только показаниями самого потерпевшего, указавшего, что к моменту составления заявления и последующего допроса он был трезв, но и показаниями свидетелей Ф. и Р., пояснивших о том, что Р1. находился в адекватном состоянии, говорил нормально.

Незначительные противоречия, имеющиеся в показаниях потерпевшего Р1., были устранены судом при рассмотрении уголовного дела по существу и об оговоре осужденного не свидетельствуют. Кроме того, потерпевший оснований для оговора осужденных не имел, напротив, заявил о том, что претензий ни к Городецкому Н.С., ни к Т. не имеет и возражает против их привлечения к уголовной ответственности.

Показания свидетелей Ф., М. и Р. в части наличия у Т. ножа-бабочки, как несоответствующие представленным суду доказательствам, получили надлежащую оценку суда, и об оговоре осужденных также не свидетельствуют, поскольку их показания в остальной части согласуются как с показаниями потерпевшего, так и с письменными доказательствами, исследованными судом.

Согласно протоколу принятия устного заявления зафиксировано сообщение Р1. о совершении в отношении него преступления при обстоятельствах, подробно приведенных в его показаниях (т. 1 л.д. 108). Копией Сберкнижки на имя Р1. подтверждается, что 27.04.2009 года потерпевший действительно снимал денежные средства со счета в сумме 500 рублей (т. 1 л.д. 130). Изложенные в заявлении потерпевшего сведения подтверждаются и рапортами М. (т. 1 л.д. 43, 107), протоколом осмотра места происшествия, зафиксировавшим изъятие, в том числе и денег в сумме 260 рублей (т. 1 л.д. 109-112), материалами наблюдения с использованием фотосъемки в ходе ОРМ (т. 2 л.д. 44), протоколом осмотра фотографий, непосредственно зафиксировавших совершение Городецким Н.С. и Т. грабежа (т. 2 л.д. 46-47, 48, 49).

Вопреки доводам жалобы осужденного, наличие у Городецкого Н.С. предварительного сговора с Т. на совершение грабежа подтверждается всей совокупностью исследованных судом доказательств. Из материалов уголовного дела следует, что действия осужденных при совершении преступления носили совместный и согласованный характер, о чем свидетельствует препровождение потерпевшего в менее людное место с последующим удержанием и совместным похищением его имущества.

Доводы жалобы осужденного о том, что протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, поскольку изложенные в нем сведения о ходе проведения следственного действия не были подтверждены понятыми П. и Ц., а также свидетелями З. и Б., удовлетворению не подлежат.

Протокол осмотра места происшествия составлен надлежащим должностным лицом, соответствующим образом оформлен и заверен, в том числе и подписями понятых, участвовавших при производстве указанного следственного действия, замечаний не содержит. В ходе судебного заседания свидетели П. и Ц. в той или иной степени подтверждали изложенные в протоколе осмотра сведения, и поясняли, что обстоятельства происшедшего помнят плохо. Свидетели З. и Б. участия в проведении данного следственного действия не принимали. Кроме того, из протокола осмотра следует, что изъятые в ходе осмотра места происшествия предметы, в том числе и денежные средства, были упакованы в конверт, снабженный печатью УВД и подписями следователя и понятых, который также вскрывался в присутствии понятых (т. 1 л.д. 181-182).

Доводы жалобы осужденного о том, что исследованные судом фотографии, полученные в ходе проведения ОРМ «наблюдение», являются недопустимыми доказательствами, не основаны на законе. Решение о предоставлении органам следствия результатов ОРД было принято соответствующим должностным лицом. При этом указанные сведения были рассекречены в установленном законом порядке, что нашло свое отражение и в постановлении о предоставлении результатов ОРД.

Показаниям свидетелей Г1. и П1. в части нахождения осужденного в период совершения кражи в Эжвинском районе г. Сыктывкара, а также в части непричастности Городецкого Н.С. к совершению грабежа, дана надлежащая оценка суда. Судом мотивировано, по каким основаниям он доверяет одним доказательствам, и отвергает другие. С учетом показаний специалиста Г., отрицавшего после изучения детализации телефонных соединений осужденного, возможность его нахождения 13.04.2009 года в Эжвинском районе, выводы суда являются обоснованными.

При таких обстоятельствах доказательства, положенные в основу приговора, отвечают требованиям относимости, допустимости и достоверности, а их совокупность является достаточной для постановления обвинительного приговора. Выводы суда о виновности Городецкого Н.С. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30, п. «а, г ч.2 ст. 161 УК РФ и п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ сомнений не вызывают. Юридическая квалификация действий осужденного является правильной.

Сам по себе факт отказа следователя в проведении очной ставки между осужденным и потерпевшим Р1., как и не проведение опознания, о фальсификации, либо предвзятости органов предварительного следствия не свидетельствует и основанием для отмены вынесенных судебных решений не является. В соответствии со ст. 39 УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования и принимает решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.

Допрос специалиста Г. без участия осужденного, требованиям УПК РФ не противоречит, поскольку Городецкий Н.С. был удален из зала судебного заседания до окончания судебных прений за нарушение порядка.

Допрос свидетеля Ф. в присутствии потерпевшего Р1., требованиям ст. 249 УПК РФ не противоречит, и о нарушении принципа состязательности не свидетельствует.

Ограничение Городецкого Н.С. во времени ознакомления с протоколом судебного заседания, а также с аудиозаписью, производимой в ходе судебного заседания, о нарушении права осужденного на защиту также не свидетельствует. Указанное постановление было вынесено судом в связи со злоупотреблением осужденным своим правом на ознакомление с материалами уголовного дела, что подтверждается соответствующими актами, зафиксировавшими необоснованное затягивание Городецким Н.С. как ознакомления с материалами уголовного дела, так и с произведенной в ходе судебных заседаний аудиозаписью. При этом, осужденному был предоставлен достаточный срок для реализации его прав.

Наказание, назначенное Городецкому Н.С., как за каждое из совершенных преступлений, так и по правилам ст. 69 УК РФ, соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ, а по факту хищения имущества В. также требованиям ст. 62 УК РФ, соразмерно тяжести содеянного, данных о его личности, совокупности смягчающих наказание обстоятельств, при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание. По своему виду и сроку несправедливым вследствие чрезмерной суровости не является.

Вместе с тем, доводы осужденного о нарушении требований ст.58 УК РФ при назначении ему для отбывания наказания исправительной колонии строго режима нашли свое подтверждение и в соответствии с п.3 ч.1 ст.379, п.1 ст.382 УК РФ являются основанием для изменения приговора.

В соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, либо при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

Городецкий Н.С. осужден за преступления, предусмотренные ч.3 ст.30, п. «а, г» ч.2 ст.161, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, которые в соответствии с ч.4 ст.15 УК РФ относятся к категории тяжких преступлений. По приговорам от 21.02.2006, 28.04.2007, 08.06.2007 Городецкий Н.С. осужден за преступления, совершенные им в несовершеннолетнем возрасте, в его действиях отсутствовал рецидив преступлений.

Таким образом, наказание Городецкий Н.С. должен отбывать в исправительной колонии общего режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, президиум

постановил:

Надзорную жалобу осужденного Городецкого Н.С. удовлетворить частично.

Приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 07 июня 2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми от 12 октября 2010 г. в отношении Городецкого Н.С. изменить: определить ему для отбытия наказания исправительную колонию общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Председательствующий:  



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 44-у-42
Принявший орган: Верховный суд Республики Коми
Дата принятия: 16 марта 2011

Поиск в тексте