• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 октября 2011 года Дело N 22-48992011
 

г. Сыктывкар 14 октября 2011 года

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ КОМИ

в составе председательствующего - Артеевой Г.Л.

судей: Щелкановой Т.И. Сивкова Л.С.

при секретаре Панюковой И.А.

с участием прокурора Мальцева А.В.

осужденной Пушкиной Т.В., адвоката Владыкина А.Н.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденной Пушкиной Т.В. и адвоката Владыкина А.Н., кассационному представлению прокурора Сыктывдинского района Шибакова А.А. на приговор Сыктывдинского районного суда Республики Коми от 29 июля 2011 года, которым

Пушкина Т.В., родившаяся ... в ... ..., не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; срок наказания исчислен с ... .

Заслушав доклад судьи Сивкова Л.С., выступление осужденной Пушкиной Т.В. и адвоката Владыкина А.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, и возражавших против удовлетворения представления, мнение прокурора Мальцева А.В., полагавшего необходимым кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в виду чрезмерной мягкости назначенного наказания с направлением дела на новое рассмотрение и указывается, что в качестве смягчающего наказание обстоятельства необоснованно учтено наличие на иждивении Пушкиной Т.В. малолетней дочери, поскольку она по ходатайству матери была помещена в приют ГУ РК «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «...», где находится по настоящее время.

В кассационной жалобе осужденная Пушкина Т.В. подробно излагает происшедшие события в своей интерпретации, оспаривает квалификацию, данную ее действиям органами предварительного следствия.

Анализирует представленные по делу доказательства, в т.ч. показания свидетелей ФИО4, ФИО1, ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО3, в т.ч. данные на следствии.

Отрицательно характеризует погибшего, его родственников, в т.ч. законного представителя, приводит примеры недостойного поведения ФИО2 в быту.

Полагает, что необоснованно отклонены ходатайства о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, считая, что ее выводы были сделаны без учета всех собранные по делу данных, в т.ч. протокола допроса ФИО3, протокола проверки ее показаний на месте, документов о нахождении ее в болезненном состоянии в момент дачи пояснений, а также сведений о том, что она и дети обращались к психотерапевту.

Просит применить к ней отсрочку отбывания наказания, предусмотренную ст. 82 УК РФ.

В дополнении к кассационной жалобе осужденная Пушкина Т.В. указывает, что судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, не обращено внимание на события, предшествующие происшедшему. Не дано оценки психоэмоциональной реакции ФИО2, его действиям, противоправному поведению,

Приводит доводы, аналогичные изложенным в первоначальной кассационной жалобе, дополнительно указывая, что не было удовлетворено ходатайство о дополнительной судебной психолого-психиатрической экспертизе, где должен был быть решен ряд вопросов.

Обращает внимание на то, что объяснение от ... подписала, не прочитав его, находилась в болезненном состоянии.

По ее мнению, о предвзятости суда свидетельствует изложение показаний свидетеля ФИО9. Не указано, почему в основу приговора суд положил ложные, ничем не подтверждающиеся показания ФИО5.

В кассационной жалобе адвокат Владыкин А.Н. просит приговор отменить как незаконный и необоснованный, действия Пушкиной квалифицировать по ст. 107 ч. 1 УК РФ и, с учетом смягчающих наказание обстоятельств (явки с повинной, наличия малолетнего ребенка, противоправного поведения потерпевшего и иных), наказание назначить с применением ст. 73 УК РФ.

Оспаривает существо вынесенного судом решения, считает, что приговор не содержит доказательств виновности Пушкиной в преступлении, предусмотренном ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Излагает в жалобе обстоятельства, установленные в процессе судебного разбирательства. Подробно приводит и анализирует исследованные судом доказательства, в т.ч. показания подсудимой Пушкиной, свидетелей ФИО10, а также ФИО3, ФИО11 которые, по мнению защиты, свидетельствуют о том, что в семье подсудимой сложилась крайне неблагоприятная обстановка и это привело к совершению преступления в состоянии аффекта.

Считает, что повреждения ФИО2 причинены в состоянии внезапно возникшего душевного волнения, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, в возникновении которой виноват сам потерпевший, т.к. насилие и издевательства с его стороны имели место и ранее; об этом свидетельствует факт признания судом противоправного поведения потерпевшего обстоятельством, смягчающим наказание, и содержание явки с повинной.

Полагает, что суд необоснованно не признал, что действия Пушкиной были совершены в состоянии физиологического аффекта.

Указывает, что: в ходе судебного разбирательства стороной обвинения не представлено ни одного доказательства виновности Пушкиной;

из числа допустимых не исключены протокол проверки показаний на месте от ... и протокол допроса Пушкиной в качестве подозреваемой от ... .

в заседании не допрошен потерпевший ФИО3, свидетельствующий в пользу Пушкиной; разбирательство закончено без участия ФИО2; в вызове указанного лица суд отказал без удаления в совещательную комнату; это свидетельствует о предвзятом подходе суда к рассмотрению дела;

необоснованно отказано в проведении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы; не установлено - в каком состоянии находилась Пушкина в момент происшедшего между ней и потерпевшим; не были предметами экспертного исследования документы о том, что мать Пушкиной страдает шизофренией, была социально опасна, находится в интернате, а также протокол допроса потерпевшего ФИО3;

показания следователей ФИО12 и ФИО13 не могли быть приняты судом во внимание, поскольку они являются лицами, заинтересованными в исходе дела.

Ставит под сомнение выводы амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Пушкиной Т.В.

Проверив материалы дела в пределах, установленных ч. 2 ст. 360 УПК РФ, и обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не находит.

Вина Пушкиной Т.В. в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти человеку, нашла свое подтверждение в судебном заседании на основе достаточно полной исследованной и получившей надлежащую оценку совокупности доказательств, приведенных в приговоре.

Несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неподтвержденности их представленными доказательствами, наличия в этих выводах существенных противоречий, а равно неучтения каких-либо обстоятельств, могущих повлиять на них, либо неразрешенных сомнений не имеется.

Обстоятельства происшедшего судом были установлены и исследованы с достаточной полнотой. Обоснованно приняты во внимание и правильно положены в основу обвинительного приговора наряду с другими доказательствами, представленными обвинением, такими как протокол осмотра места происшествия, экспертные заключения, показания свидетелей, включая ФИО6, ФИО14, признательные показания самой Пушкиной Т.В.

В процессе судебного разбирательства были надлежащим образом проверены и не нашли своего подтверждения, о чем указано в приговоре, доводы о даче Пушкиной показаний и написании явки с повинной вследствие оказанного на нее незаконного воздействия, какого-либо давления, а также о нахождении Пушкиной в момент совершения преступления в состоянии аффекта.

По материалам дела, в т.ч. показаниям допрошенных лиц, установлено, что, несмотря на официальный развод, решение вопроса по поводу уплаты алиментов на содержание детей, бывшие супруги - Пушкина Т.В. и ФИО2 проживали вместе и между ними систематически происходили бытовые ссоры, инициированные Пушкиной; ... , находясь в ..., в ходе очередного конфликта Пушкина Т.В. нанесла ФИО2 множество ударов металлической монтировкой (гвоздодером) и ногами, что повлекло за собой его смерть.

Обстоятельства происшедшего изложены были и самой Пушкиной, пояснявшей, что ее взяла обида, злость за все неприятности, неблагоприятные бытовые условия и семейные отношения, поэтому, не отдавая отчета своим действиям, в ярости и «в состоянии сильного душевного волнения и страха» нанесла ФИО2 удары монтировкой куда попало; не исключает, что нанесла потерпевшему удары керамической тарелкой, ногами, однако подробностей не помнит.

С положенными в основу приговора показаниями свидетелей и Пушкиной Т.В., в целом соотносящимися между собой, согласуются и другие доказательства, представленные по делу.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы следует, что причиной смерти ФИО2 явился плевропульмональный шок вследствие закрытой тупой травмы грудной клетки с множественными двусторонними переломами ребер со смещением, разрывами легких, сопровождавшихся кровоизлиянием и попаданием воздуха в обе плевральные полости; при исследовании трупа обнаружены сочетанная травма тела, в состав которой вошли:

закрытая черепно-мозговая травма - линейный перелом верхней стенки правой орбиты, крестообразный перелом верхней стенки левой орбиты, ушиб головного мозга, субарахноидальные кровоизлияния обеих лобных и теменных долей, кровоизлияние в мягкие ткани лобной области, ушибленные раны лобной области справа, правой надбровной дуги, спинки носа слева, слизистой верхней губы слева, нижней губы справа, ссадины лобной области, носа, подбородка, дуги нижней челюсти, кровоподтеки левой брови, левой скуловой области и левой щеки;

закрытая травма грудной клетки - разгибательный перелом тела грудины на уровне 4-го межреберья, разгибательные переломы 2-10 ребер справа (из них 2-5 двойные по среднеключичной и переднеподмышечной линиям), 6-7 ребер по передней подмышечной линии, 8-11 ребер по лопаточной линии, отрывной перелом хрящевой части 5 ребра слева, сгибательные переломы 2-4 ребер по среднеключичной линии, разгибательные переломы 6-8 ребер слева по передней подмышечной линии, фрагментарные переломы 5-11 ребер по лопаточной и околопозвоночной линиям, разрывы нижних долей обоих легких, кровоподтек спины слева, массивные кровоизлияния в мышцы спины;

открытый оскольчатый перелом наружного эпифиза левого плеча, ушибленная рана левого локтевого сустава, массивные разрывы мышц правого и левого плеча, массивные кровоподтеки плеч и предплечий, ссадины плеча, кровоподтеки и ссадины обеих кистей, ушибленная рана 3-го пальца левой кисти;

двусторонний гемоторакс (по 400 мл), пневмоторакс, костномозговая эмболия легочных артерий, плевро-пульмональный шок, отек легкий, отек головного мозга;

сочетанная травма тела причинена ФИО3 прижизненно действием твердых тупых предметов в короткий промежуток времени, исчисляемый десятками минут;

закрытая черепно-мозговая травма причинена прижизненно, действием твердых тупых предметов с приложением силы в области лица и волосистой части головы, о чем свидетельствуют контактные повреждения в виде ушибленных ран, многочисленных ссадин и кровоподтеков, кровоизлияний в мягкие ткани покровов черепа, возможно, в результате ударных воздействий твердым тупым предметом с ограниченной поверхностью; учитывая, что в глубине некоторых ушибленных ран были обнаружены частицы, идентифицированные при криминалистической экспертизе как частицы керамики, следует считать, что данные удары были причинены предметом, изготовленным из керамики; общее количество ударных воздействий в область головы было не менее 8-10; ЗЧМТ с переломами костей основания черепа, ушибом головного мозга, кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку как опасная для жизни в момент причинения вызвала тяжкий вред здоровью;

закрытая тупая травма грудной клетки с переломами грудины, множественными двусторонними переломами ребер по нескольким анатомическим линиям, разрывами легких причинена действием твердых тупых предметов с приложением силы как по передней поверхности грудной клетки, так и по задней поверхности ее в результате многократных ударных воздействий твердым тупым предметом со значительной силой; в качестве данного предмета не исключается металлическая монтировка, представленная на экспертизу; не исключена возможность причинения части переломов в результате ударных воздействий ногами постороннего человека; общее количество ударных воздействий не менее 7-10;часть ударных воздействий могла быть причинена при вертикальном положении тела, большая часть - в горизонтальном положении; закрытая травма грудной клетки с множественными двусторонними переломами ребер и разрывами легких вызвала тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения, в данном случае - закончившаяся смертью, последовавшей в ближайшие несколько часов;

открытый оскольчатый перелом наружного эпифиза левого плеча, ушибленная рана левого локтевого сустава, массивные разрывы мышц правого и левого плеча с кровоизлияниями, массивные кровоподтеки плеч и предплечий, ссадины плеч, кровоподтеки обеих кистей причинены действием твердых тупых предметов, возможно, в результате ударов вышеуказанной металлической монтировкой; оскольчатый перелом эпифиза плеча и массивные разрывы мышц плеч причинили вред здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья, массивные кровоподтеки вызвали легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья;

при судебно-химическом исследовании крови и мочи трупа ФИО2 обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,2 гр/л - в крови, 4,2 гр/л - в моче, что соответствует тяжелому опьянению.

Подтверждается вина Пушкиной Т.В. и иными исследованными судом доказательствами, подробно изложенными в приговоре, в т.ч. протоколом явки Пушкиной с повинной, из содержания которого следует, что она отобрала гвоздодер и, «защищаясь» от противоправных действий, нанесла им и руками удары ФИО3, заключением эксперта, согласно которому на изъятой с места происшествия монтировке (гвоздодере) обнаружена кровь человека, происхождение которой от ФИО3 не исключается.

Оснований для самооговора осужденной и оговора со стороны лиц, изобличающих ее в совершении преступления, реальных и обоснованных, в т.ч. со стороны приехавших на место происшествия работников ОВД ФИО10 и ФИО15, не установлено.

Не усматривается и чьей-либо заинтересованности, в т.ч. сотрудников правоохранительных органов, включая участковых, оперуполномоченных, следователей, в незаконном привлечении Пушкиной Т.В. к уголовной ответственности и осуждении, фактов фальсификации материалов дела, доказательств и намеренного использования таковых.

Предварительное и судебное следствие проведены с достаточной полнотой и всесторонностью, в соответствии с требованиями, установленными главами 21-39 УПК РФ.

Ходатайства сторон обвинения и защиты, в т.ч. об исключении из числа допустимых доказательств протокола проверки показаний на месте от ... и протокола допроса Пушкиной в качестве подозреваемой от ... , которые рассматривались судом, были разрешены в соответствии со ст. 271 УПК РФ, с вынесением мотивированных решений.

За исключением определений и постановлений, перечисленных в части 2 статьи 256 УПК РФ, все иные судебные решения по усмотрению суда выносятся в зале судебного заседания и подлежат занесению в протокол. Обязательного удаления суда в совещательную комнату для разрешения вопроса, связанного с вызовом в заседание для допроса какого-либо лица, не требовалось.

Совокупность представленных суду доказательств являлась достаточной для правильного разрешения дела. В расширении их круга, в т.ч. посредством проведения в отношении Пушкиной дополнительной либо новой судебной психолого-психиатрической экспертизы, допроса потерпевшего ФИО3, который не был очевидцем происшедшего и от вызова которого в заседание сторона обвинения отказалась, необходимости не имелось.

Вопрос об окончании судебного следствия был разрешен надлежащим образом, в полном соответствии со ст. 291 УПК РФ.

Поскольку суд не признал явку потерпевшего в заседание обязательной, уголовное дело согласно части 2 статьи 249 УПК РФ подлежало рассмотрению в его отсутствие.

Вменяемость и психическая полноценность Пушкиной Т.В., в т.ч. с учетом материалов и сведений, представленных сторонами в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, сомнений не вызвала.

Согласно заключению комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы следует, что, с учетом имеющихся психических расстройств и психического состояния, в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, Пушкина Т.В. не находилась в состоянии аффекта, также не находилась в состоянии стресса, фрустрации и растерянности, которые могли бы существенно повлиять на ее поведение в данной криминальной ситуации; установлено, что Пушкина обнаруживает признаки расстройства личности истерического типа, однако данное расстройство по своей структуре и выраженности ни в коей мере не соотносится с теми расстройствами, которые обуславливают (по УК РФ) невменяемость, либо психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, т.е. нет признаков хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Из дела видно, что экспертизы, принятые судом во внимание, в т.ч. на которых акцентировано внимание в кассационных жалобах, проведены специалистами соответствующей квалификации, имеющими значительные стаж и опыт работы, выводы сделаны на основании необходимых лабораторных исследований, при использовании соответствующих методик, с учетом действующих нормативных актов, заключения составлены должным образом, содержат необходимые атрибуты, поэтому коллегия считает, что отсутствуют основания для сомнений в компетентности экспертов, в полноте и объективности их выводов, а доводы, приводимые в оспаривание этих выводов, являются надуманными.

Утверждение о неверном изложении в приговоре пояснений врача-психиатра ФИО9 не подтверждается материалами дела, в т.ч. протоколом судебного заседания.

Доказательства, использованные в обоснование виновности, отвечают принципу допустимости, получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом. Всем им дана надлежащая мотивированная оценка. Судом изложены причины, почему были приняты во внимание одни и отвергнуты иные из доказательств, представленных сторонами, включая показания ФИО9, ФИО5, ФИО4, ФИО1, ФИО11, ФИО7, ФИО8, ФИО13, ФИО12, ФИО3, а также самой Пушкиной Т.В., в т.ч. претерпевшие изменения, которое предъявленное ей обвинение оспаривала.

Ссылки на обнаруженный у Пушкиной кровоподтек, на признание противоправного поведения потерпевшего смягчающим наказание обстоятельством, на алкоголизацию ФИО2 законность и обоснованность приговора не ставят под сомнение.

Субъективная оценка доказательств, приводимая в жалобах, не может быть принята во внимание, поскольку в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ все доказательства должным образом судом были проверены, сопоставлены и оценены в совокупности, без придания каким-либо из них заранее установленной силы.

Действиям осужденной дана надлежащая юридическая квалификация и мотивированное обоснование. Переквалификации на ст. 107 ч. 1 УК РФ либо на ст. 108 ч. 1 УК РФ они не подлежат.

На момент совершения преступления Пушкина в состоянии аффекта не находилась. Не находилась она и в состоянии необходимой обороны, поскольку располагала возможностью оставить место происшествия и тем самым избежать развития конфликта, а также оградиться в случае посягательства со стороны ФИО3 путем применения к потерпевшему более адекватных, приемлемых мер воздействия, а не посредством нанесения ему значительного количества ударов в область нахождения жизненно-важных органов.

Обстоятельства происшедшего, в т.ч. локализация, количество, тяжесть и характер обнаруженных у ФИО3 телесных повреждений, действия виновной, в т.ч. использование гвоздодера в качестве орудия преступления, свидетельствуют о направленности умысла Пушкиной на причинение смерти потерпевшему.

По делу правильно установлено, что между действиями Пушкиной и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь, а мотивом к совершению преступления явились личные неприязненные отношения.

Приговор, постановленный по итогам разбирательства, соответствует требованиям, предусмотренным ст. ст. 304, 307-308 УПК РФ.

Доводы о том, что обвинительный приговор постановлен на недопустимых доказательствах, противоречат материалам дела, поскольку выводы суда о виновности Пушкиной Т.В. не основываются на упомянутых стороной защиты и оспариваемых в кассационных жалобах протоколе допроса подозреваемой от ... и протоколе проверки ее показаний на месте от ... .

По этим же основаниям являются несостоятельными и утверждения осужденной о том, что судом необоснованно принято во внимание ее письменное объяснение от ... .

Не находят своего подтверждения, считает судебная коллегия, и доводы каждой из сторон о несправедливости принятого решения.

Так, в соответствии с требованиями ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду и размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной суровости, так и в силу чрезмерной мягкости.

Как свидетельствуют материалы, при назначении Пушкиной наказания учтены достаточно все обстоятельства, предусмотренные ст. ст. 6, 60 УК РФ, включая тяжесть и характер совершенного преступления, смягчающие наказание обстоятельства, а также личностные и иные значимые данные, характеризующие виновную.

Суд обоснованно признал наличие малолетнего ребенка обстоятельством, смягчающим наказание осужденной, поскольку родительских прав Пушкина Т.В. лишена не была и, несмотря на помещение (по собственной инициативе) дочери в социально-реабилитационный центр, принимала посильное, сообразно своему уровню жизни и материальному достатку, участие в ее воспитании и обеспечении.

Надлежащим образом приняты во внимание такие смягчающие наказание обстоятельства как явка Пушкиной с повинной, ее способствование раскрытию преступления, состояние здоровья, а также противоправное поведение потерпевшего.

Других обстоятельств, в т.ч. смягчающих, влияющих на наказание и не учтенных судом первой инстанции, по делу не усматривается.

Наказание в виде лишения свободы, назначенное Пушкиной Т.В. в минимальных пределах, предусмотренных санкцией статьи, несоразмерным, чрезмерно суровым не является, поэтому оснований для его смягчения, снижения назначенного срока, применения к осужденной положений ст. ст. 64, 73, 82 УК РФ, в т.ч. учетом изложенных сведений, не имеется.

Нарушений норм, требований уголовного и уголовно-процессуального закона, принципов судопроизводства, что бы указывало на предвзятость, на необъективность, односторонность разбирательства, его обвинительный уклон, влекло отмену приговора либо его изменение, т.ч. в части квалификации действий осужденной, коллегия по делу не усматривает, а выводы суда, оспариваемые в жалобах и кассационном представлении, находит убедительными и аргументированными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Сыктывдинского районного суда Республики Коми от 29 июля 2011 года в отношении Пушкиной Т.В. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-48992011
Принявший орган: Верховный суд Республики Коми
Дата принятия: 14 октября 2011

Поиск в тексте