• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ
 

ПРИГОВОР
 

от 27 августа 2010 года Дело N 2-15/2010
 

Именем Российской Федерации

г. Йошкар-Ола 27 августа 2010 года

Верховный Суд Республики Марий Эл в составе:

председательствующего - судьи Верховного Суда Республики Марий Эл Грачева А.В.,

с участием государственного обвинителя - прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Республики Марий Эл Габдуллина Р.Р., представившего удостоверение № <…>,

подсудимого Мичукова С.Н.,

защитника - адвоката некоммерческого партнерства «Коллегия адвокатов «Правовой центр» Николаева В.Н., представившего удостоверение № <…>и ордер № <…>,

при секретаре Ериной С.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Мичукова С.Н., <…>, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 303 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Мичуков С.Н., являясь следователем следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району Республики Марий Эл, совершил фальсификацию доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

Мичуков С.Н. с 22 октября 2008 года назначен на должность следователя следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району Республики Марий Эл, имел специальное звание старший лейтенант юстиции, и был наделен полномочиями по производству предварительного следствия по уголовным делам.

05 августа 2009 года Мичуков С.Н., работая в должности следователя следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району Республики Марий Эл, возбудил в отношении Г-ва Б.В. уголовное дело № <…> по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, п. «в» ч. 2 ст. 231 УК РФ, по фактам покушений Г-ва Б.В. на незаконный сбыт наркотического средства - каннабис (марихуана), имевших место 28 июля 2009 года, 31 июля 2009 года, 03 августа 2009 года, которое в этот же день принял к своему производству.

Из материалов следовало, что одним из свидетелей по вышеуказанному уголовному делу являлся Н-ев С.В., <…> года рождения, показания, которого влияли на полноту, объективность и всесторонность предварительного следствия, и способствовали установлению наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

В ходе производства предварительного следствия по уголовному делу об особо тяжких преступлениях следователь Мичуков С.Н. не допросил в установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядке свидетеля Н-ева С.В., который обладал сведениями, имеющими важное значение для расследования уголовного дела. Без допроса свидетеля Н-ева С.В. следователь Мичуков С.Н. не мог окончить предварительное следствие и составить обвинительное заключение, так как существовала вероятность направления уголовного дела для производства дополнительного расследования в порядке ст. 221 УПК РФ, что могло повлечь для него негативные последствия. Осознавая это, следователь Мичуков С.Н. с целью создания видимости полноты, объективности и всесторонности предварительного следствия решил сфальсифицировать доказательство по уголовному делу об особо тяжких преступлениях.

Реализуя задуманное, Мичуков С.Н. в период времени с 05 августа 2009 года по 07 октября 2009 года, действуя умышленно, из личной заинтересованности, стремясь избежать неблагоприятных последствий в служебной деятельности, вплоть до привлечения к дисциплинарной ответственности, связанных с неполнотой и нарушением процессуальных сроков предварительного следствия, желая уменьшить объем своей работы, в служебном кабинете № 7 здания ОВД по <…> муниципальному району Республики Марий Эл, расположенному по адресу: Республика Марий Эл, <…>, составил процессуальный документ - протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, который в соответствии со ст. 74 УПК РФ является доказательством по уголовному делу. При этом Мичуков С.Н. внес в бланк протокола допроса несоответствующие действительности сведения о дате, месте и времени производства следственного действия, данные о разъяснении свидетелю Н-еву С.В. его прав и обязанностей, о предупреждении последнего об уголовной ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ, а также показания от имени свидетеля Н-ева С.В. о его присутствии 28 и 31 июля 2009 года в качестве понятого при производстве проверочных закупок у Г-ва Б.В., о ходе и иных обстоятельствах указанных оперативно-розыскных мероприятий, которые Н-ев С.В. в действительности не давал, после чего выполнил в протоколе допроса подписи от имени свидетеля Н-ева С.В..

После этого Мичуков С.Н., осознавая, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года является заведомо подложным, составленным с нарушением требований ст.ст. 187-190 УПК РФ и в силу ст. 75 УПК РФ является недопустимым доказательством, приобщил его к материалам уголовного дела № <…>, пронумеровав его и включив в обвинительное заключение в качестве доказательства вины Г-ва Б.В. в совершении особо тяжких преступлений.

В судебном заседании Мичуков С.Н. виновным себя в инкриминируемом ему преступлении не признал и показал, что 05 августа 2009 года в отношении Г-ва Б.В. им было возбуждено и принято к своему производству уголовное дело по фактам покушения на незаконный сбыт наркотического средства. В ходе расследования уголовного дела возникла необходимость в допросе свидетеля Н-ева С.В. по обстоятельствам проведения оперативных мероприятий, так как, согласно предоставленным документам, Н-ев С.В. принимал в них участие в качестве понятого. Через оперуполномоченного Т-ева Д.И. он вызвал Н-ева С.В. на допрос, так как знал, что Н-ев С.В. является знакомым Т-ева Д.И. 21 сентября 2009 года Н-ев С.В. явился на допрос и был им допрошен. Допрос Н-ева С.В. проводился в служебном кабинете № 7 ОВД по <…> району, расположенному в с. П. Дата, время и место допроса Н-ева С.В., указанные в протоколе допроса, соответствуют действительности. Протокол допроса составлен на служебном компьютере со слов Н-ева С.В., после чего распечатан на принтере. Ознакомившись с протоколом допроса, Н-ев С.В. собственноручно расписался в нем. Он также расписался в протоколе. Протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. он не подделывал. Впоследствии протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. был приобщен им к материалам уголовного дела, подшит, включен в опись и в обвинительное заключение в качестве доказательства вины Г-ва Б.В..

Оценивая показания Мичукова С.Н., суд относится к ним критически, расценивая их как способ защиты, считает, что они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и даны с целью уйти от уголовной ответственности за содеянное. Данные показания не нашли объективного подтверждения в ходе судебного заседания.

Исследовав представленные доказательства, суд считает вину Мичукова С.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления доказанной, а его виновность подтверждается совокупностью следующих доказательств.

В соответствии с приказом заместителя министра - начальника следственного управления МВД по Республике Марий Эл № 39 л/с от 22 октября 2008 года старший лейтенант юстиции Мичуков С.Н. назначен на должность следователя следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району с 22 октября 2008 года (том 1 л.д. 26, том 4 л.д. 26).

В ходе предварительного следствия изъято уголовное дело № <…> по обвинению Г-ва Б.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228? УК РФ (том 2 л.д. 3-7), которое было осмотрено, о чем составлен соответствующий протокол и копии документов приобщены к материалам настоящего уголовного дела (том 1 л.д. 38-93).

Материалы уголовного дела № <…> по обвинению Г-ва Б.В. также осмотрены и исследованы в ходе судебного заседания.

При этом судом установлено, что уголовное дело № <…> возбуждено 05 августа 2009 года постановлением следователя следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району Мичукова С.Н. и принято им к своему производству. Данное уголовное дело возбуждено в отношении Г-ва Б.В. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, п. «в» ч. 2 ст. 231 УК РФ, по фактам покушений Г-ва Б.В. на незаконный сбыт наркотического средства - каннабис (марихуана), имевших место 28 июля 2009 года, 31 июля 2009 года, 03 августа 2009 года (том 1 л.д. 60).

Свидетелем по данному уголовному делу являлся Н-ев С.В., протокол допроса которого от 21 сентября 2009 года приобщен к материалам уголовного дела № <…>, подшит, пронумерован и содержится в томе № 1 на листах дела № 102 - 105 (том 2 л.д. 45, 76-79, том 4 л.д. 94-97). Из протокола допроса следует, что свидетель Н-ев С.В. был допрошен следователем Мичуковым С.Н..

В судебном заседании протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года представлен на обозрение подсудимого Мичукова С.Н., который подтвердил, что данный протокол допроса составлен им на служебном компьютере, подпись в протоколе в графе «Следователь» поставлена им.

Факт составления следователем Мичуковым С.Н. протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года и приобщения его к материалам уголовного дела также подтверждается и другими объективными доказательствами.

Из материалов уголовного дела № <…> следует, что с 05 августа 2009 года, то есть с момента возбуждения уголовного дела и принятия его к производству следователем Мичуковым С.В. и до направления уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного заключения, то есть до 07 октября 2009 года, оно находилось в производстве следователя Мичукова С.Н.. После возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования, 21 октября 2009 года оно вновь было принято к производству следователем Мичуковым С.Н. и находилось в его производстве до 31 октября 2009 года, когда повторно было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения (том 1 л.д. 60, том 4 л.д. 41-52, 53, 55, 62-72).

Изложенное свидетельствует о том, что с 05 августа 2009 года по 31 октября 2009 года уголовное дело № <…> находилось в производстве следователя Мичукова С.Н. и другими следователями к своему производству не принималось, поэтому только он был наделен полномочиями по производству предварительного следствия по данному уголовному делу.

Свидетель З-на А.Н. суду показала, что уголовное дело № <…> по обвинению Г-ва Б.В. расследовал следователь Мичуков С.Н.. В ноябре 2009 года данное уголовное дело было возвращено прокурором для производства дополнительного расследования. В связи с тем, что Мичуков С.Н. находился на больничном, она приняла его к своему производству. В ходе дополнительного расследования она перепредъявила Г-ву Б.В. обвинение, допросила его, прекратила уголовное дело в части, ознакомила Г-ва Б.В. с материалами уголовного дела и составила обвинительное заключение. Никаких изменений в уголовное дело она не вносила. Когда она получила уголовное дело, то в нем была опись документов, которую она не изменяла, а лишь дополнила. К материалам уголовного дела был приобщен протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года. Обвинительное заключение она составила на основе обвинительного заключения Мичукова С.Н., изменив лишь обвинение и даты.

Свидетели Ст-ова Л.А., Ник-ева А.В. и К-ев В.В. также подтвердили, что первоначально уголовное дело № <…> по обвинению Г-ва Б.В. находилось в производстве следователя Мичукова С.Н.. Они никакого участия в расследовании данного уголовного дела не принимали и никаких следственных действий не производили.

Свидетели З-на А.Н., Ник-ева А.В., Ст-ова Л.А., К-ев В.В., Ал-ев А.А. пояснили, что рабочее место следователя Мичукова С.Н. находилось в кабинете № 7, и оно было оборудовано отдельным столом, персональным компьютером, сейфом.

В ходе предварительного следствия в служебном кабинете № 7 помещения ОВД по <…> району в присутствии начальника следственного отделения З-ной А.С. был изъят системный блок от служебного персонального компьютера, на котором работал следователь Мичуков С.Н. (том 1 л.д. 165-169).

При этом свидетели З-на А.Н. и Ник-ева А.В. подтвердили, что в ходе выемки был изъят системный блок от персонального компьютера, на котором работал следователь Мичуков С.Н..

При осмотре изъятого системного блока персонального компьютера, на котором работал Мичуков С.Н., на жестком диске «С» в каталоге «мои документы» в подкаталоге «Мичуков/жулики/2009г» обнаружена папка «<…> Г<…>-в228», которая содержит в себе файл под названием «свидетель Н<…>-ев С». При открытии данного файла установлено, что он содержит документ - протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., датированный 21 сентября 2009 года и составленный следователем Мичуковым С.Н.. В ходе осмотра с помощью принтера проведено распечатывание данного протокола, который приобщен к протоколу осмотра (том 1 л.д. 177-181, 198-201).

Подсудимый Мичуков С.Н. в судебном заседании подтвердил, что обнаруженный в ходе осмотра системного блока файл «свидетель Н<…>-ев С», содержащий протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., был создан им.

Свидетели З-на А.Н., Ник-ева А.В., Ст-ва Л.А., К-ев В.В., Ал-ев А.А. пояснили, что они работали на персональном компьютере Мичукова С.Н., так как на нем была установлена программа «Легенда», однако, от имени Мичукова С.Н. никаких документов не составляли и в документы, выполненные от его имени, изменений не вносили.

Сопоставление содержания протокола допроса свидетеля Н-ева С.В., обнаруженного на жестком диске «С» системного блока персонального компьютера, на котором работал Мичуков С.Н., с содержанием протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства, показывает, что они идентичны, что также свидетельствует о том, что приобщенный к уголовному делу № <…> протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года составлен Мичуковым С.Н. в служебном кабинете на персональном компьютере.

В ходе осмотра системного блока также установлено, что файл «свидетель Н<…>-ев С», содержащий в себе текстовый документ - протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, был изменен 22 сентября 2009 года в 14 часов 07 минут (том 1 л.д. 177-181), что опровергает показания Мичукова С.В. о том, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. был изготовлен им на компьютере 21 сентября 2009 года в ходе допроса свидетеля Н-ева С.В., после чего распечатан и подписан свидетелем Н-евым С.В. и им.

Подсудимый Мичуков С.Н. подтвердил, что он приобщил к материалам уголовного дела, подшил, включил в опись и в обвинительное заключение протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года.

В судебном заседании исследована опись документов, содержащихся в уголовном деле № <…>, согласно которой, в их число включен протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, который соответствующим образом пронумерован (том 2 л.д. 45-48).

Из материалов уголовного дела № 904378 следует, что следователь Мичуков С.Н. дважды - 07 и 31 октября 2009 года составлял обвинительные заключения, в которые в качестве доказательства вины Г-ва Б.В. по эпизодам покушения на сбыт наркотических средств от 28 и 31 июля 2009 года включал протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., а самого Н-ева С.В. - в список свидетелей стороны обвинения, подлежащих вызову в суд (том 4 л.д. 41-52, 62-72).

Осмотрев в судебном заседании указанные обвинительные заключения, подсудимый Мичуков С.Н. подтвердил, что данные документы составлены им, удостоверив достоверность своих подписей.

Свидетель Ст-ва Л.А. пояснила, что она дважды согласовывала обвинительные заключения по уголовному делу по обвинению Г-ва Б.В., подтвердив, что они были составлены следователем Мичуковым С.Н.. В судебном заседании Ст-ва Л.А. показала, что подписи в обвинительных заключениях от 07 и 31 октября 2009 года, составленных следователем Мичуковым С.Н., в графе «СОГЛАСЕН» принадлежат ей.

Свидетель Д-ов А.В. в судебном заседании показал, что он дважды отказывал в утверждении обвинительных заключений в отношении Г-ва Б.В.. Указанные обвинительные заключения были составлены следователем Мичуковым С.Н. и содержали ссылку на протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., как на доказательство, подтверждающее вину Г-ва Б.В.. Уголовное дело с обвинительными заключениями поступало в подшитом виде, было пронумеровано, имелась опись документов. В судебном заседании свидетель Д-ов А.В. подтвердил, что подписи в обвинительных заключениях от 07 и 31 октября 2009 года, составленных следователем Мичуковым С.Н., в графе «НЕ УТВЕРЖДАЮ» принадлежат ему.

На основании приведенных выше, согласующихся между собой доказательств, судом установлено, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года составлен следователем Мичуковым С.Н.. Он же приобщил данный протокол допроса к материалам уголовного дела № <…>, пронумеровал его, включил в опись и в обвинительное заключение в качестве доказательства вины Г-ва Б.В. по эпизодам покушения на сбыт наркотических средств от 28 и 31 июля 2009 года.

При этом протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, который следователь Мичуков С.Н. изготовил и приобщил к материалам уголовного дела № <…>, был им сфальсифицирован, что объективно подтверждается приведенными ниже доказательствами, которыми полностью опровергается позиция подсудимого Мичукова С.Н., отрицающего факт изготовления фиктивного протокола.

Так, из показаний свидетеля Н-ева С.В. следует, что следователь Мичуков С.Н. его на допрос никогда не вызывал и не допрашивал, протоколы он не подписывал. Ему никто не говорил о необходимости явки на допрос к следователю Мичукову С.Н. и повесток он не получал. Никаких показаний об обстоятельствах приобретения у Г-ва Б.В. конопли в с. Б. он не давал и не мог дать, так как никогда не участвовал в качестве понятого при проведении указанных мероприятий, об этом ему ничего не известно. Летом 2009 года в с. Б. он не был. Г-ва Б.В. ранее никогда не видел.

Зимой 2010 года ему пришла повестка в суд, но он не пошел, так как не знал, по какому поводу его вызывают. Позже к нему на работу приехали судебные приставы и доставили в <…> городской суд, где он впервые узнал, что является свидетелем по делу Г-ва Б.В., так как принимал участие в качестве понятого при приобретении у Г-ва Б.В. конопли. В суде он показал, что никогда участия в качестве понятого при приобретении у Г-ва Б.В. конопли не принимал и никаких показаний следователю Мичукову С.Н. не давал. После суда он позвонил оперуполномоченному Т-еву Д.И., с которым был знаком, и тот пояснил, что записал его в качестве понятого.

В судебном заседании на обозрение свидетеля Н-ева С.В. был представлен протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, который составлен следователем Мичуковым С.Н. и приобщен к материалам уголовного дела № <…> (том 2 л.д. 45, 76-79, том 4 л.д. 94-97). Ознакомившись с данным протоколом, свидетель Н-ев С.В. пояснил, что таких показаний он не давал, указанный протокол он не подписывал и подписи в протоколе ему не принадлежат.

Из протокола судебного заседания <…> городского суда от 15 февраля 2010 года следует, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Г-ва Б.В. свидетель Н-ев С.В. дал аналогичные показания. Он полностью отрицал, как свое участие в 2009 году в проверочных закупках наркотического средства у Г-ва Б.В., так и факт дачи им показаний следователю Мичукову С.Н. по указанным обстоятельствам. Кроме того Н-ев С.В. пояснил, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года он не подписывал и подписи в протоколе, выполненные от его имени, ему не принадлежат (том 1 л.д. 120-130, том 4 л.д. 85-90).

Оценивая показания свидетеля Н-ева С.В., у суда нет оснований сомневаться в их достоверности. Суд считает их правдивыми и соответствующими действительным обстоятельствам дела, так как они логичны, последовательны, согласуются как между собой, так и с другими объективными доказательствами, которые в своей совокупности устанавливают одни и те же обстоятельства, изобличающие подсудимого. Суд считает, что оснований оговаривать Мичукова С.Н. у свидетеля Н-ева С.В. не имеется, так как он неприязненных отношений к Мичукову С.Н. не испытывает, ранее они лично знакомы не были, никаких ссор и конфликтов между ними не было. В связи с этим суд признает показания свидетеля Н-ева С.В. достоверными и кладет их в основу приговора.

Судом оценены доводы подсудимого Мичукова С.Н. о том, что свидетель Н-ев С.В. дает против него такие показания под воздействием сотрудников ФСБ. Данные доводы признаны судом необоснованными, так как не нашли своего подтверждения исследованными судом доказательствами.

Свидетель Н-ев С.В. пояснил, что показания давал добровольно, без какого-либо воздействия, в отсутствии сотрудников ФСБ и его никто не принуждал давать такие показания.

Как установлено судом, проверка по факту фальсификации протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года по уголовному делу № <…>, началась после того, как Н-ев С.В. дал показания в судебном заседании 15 февраля 2010 года, после чего помощником <…> межрайонного прокурора был составлен рапорт (том 1 л.д. 48). До этого момента о данном факте никому, в том числе и сотрудникам ФСБ известно не было.

Не свидетельствуют о достоверности показаний Мичукова С.Н. о реальном производстве допроса свидетеля Н-ева С.В. доводы о том, что в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. указаны его достоверные анкетные данные, которые он мог узнать только от самого Н-ева С.В.. Однако судом установлено, что анкетные данные, а также обстоятельства проведения оперативных мероприятий Мичукову С.Н. могли быть известны из представленных ему оперативных материалов, в частности, объяснений Н-ева С.В., в которых указаны его анкетные данные, а также иных документов (том 2 л.д. 49, 50, 51-52, 53, 55, 56, 57, 58-59, 61).

Показания свидетеля Н-ева С.В., подтверждаются другими, исследованными в ходе судебного заседания, объективными доказательствами, которые также изобличают Мичукова С.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Так, из показаний свидетелей Ос-ова Н.В. и Ник-вой А.А. следует, что со слов Н-ева С.В. им известно, что его вызывали в суд в качестве свидетеля, так как он был записан понятым, но на самом деле он ничего не знает, так как в качестве понятого не участвовал и нигде не расписывался.

Согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы подписи в строках после слов «Свидетель» в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21.09.2009 года выполнены не Н-евым С.В., а другим лицом (том 2 л.д. 187-207).

У суда нет оснований не доверять заключению судебной почерковедческой экспертизы, в связи с чем, суд считает его объективным и кладет в основу приговора. Указанным заключением полностью подтверждаются показания свидетеля Н-ева С.В. о том, что следственное действие с ним не проводилось, в протоколе допроса от 21 сентября 2009 года он не расписывался и подписи ему не принадлежат. Этим же заключением опровергаются показания подсудимого Мичукова С.Н. о том, что по окончании допроса свидетель Н-ев С.В. лично расписался в протоколе.

Доводы подсудимого Мичукова С.Н. и его защитника о том, что при производстве экспертизы эксперт ошибся в своих выводах, оценены судом и признаны необоснованными, так как являются голословными и не подтверждены исследованными доказательствами. Каких-либо оснований сомневаться в обоснованности заключения судебной почерковедческой экспертизы не имеется. Судом установлено, что экспертиза проведена в полном соответствии с требованиями УПК РФ, компетентным экспертом, имеющим необходимые образование, квалификацию судебного эксперта по специальности «Исследование почерка и подписей» и продолжительный опыт работы (с 1992 года).

Из протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года, приобщенного к материалам уголовного дела № <…>, следует, что допрос свидетеля Н-ева С.В. производился следователем Мичуковым С.Н. 21 сентября 2009 года в период времени с 12 часов 05 минут до 13 часов 05 минут, в с. П. в кабинете № 7 ОВД по <…> району.

Подсудимый Мичуков С.Н. также подтвердил, что допрашивал свидетеля Н-ева С.В. 21 сентября 2009 года в кабинете № 7 ОВД по <…> району в указанное в протоколе время.

Однако, проанализировав и оценив исследованные доказательств в их совокупности, суд пришел к выводу, что дата, время и место производства допроса свидетеля Н-ева С.В., указанные в протоколе допроса от 21 сентября 2009 года, не соответствуют действительности.

Согласно исследованных судом копий страниц журнала посетителей ОВД по <…> району, 21 сентября 2009 года Н-ев С.В. в качестве посетителя ОВД по <…> району не значился (том 1 л.д. 147-148).

В судебном заседании установлено, что 21 сентября 2009 года у Н-ева С.В. на работе был выходной день, что подтверждается приобщенным к материалам уголовного дела табелем учета рабочего времени, где в графе «21 сентября 2009 года» напротив фамилии Н-ев С.В. проставлена буква «В» (том 3 л.д. 75), а также показаниями свидетеля Ос-ова Н.В., который разъяснил, что буква «В» означает то, что этот день у работника был выходным.

Свидетель Н-ев С.В. не исключил того, что 21 сентября 2009 года на работе у него был выходной день, пояснив, что, если в табеле указано, что 21 сентября 2009 года у него был выходной день, значит, действительно был выходной день.

Из показаний свидетелей Н-ева С.В. и Ник-евой А.А. следует, что в сентябре 2009 года Н-ев С.В. пользовался абонентским номером 8<…>, зарегистрированным на Н-еву А.А., что соответствует информации, представленной оператором связи (том 3 л.д. 181).

Судом исследован протокол телефонных соединений абонентского номера 8<…>, которым пользовался Н-ев С.В. (том 3 л.д. 159-160). Проанализировав содержащиеся в нем сведения, суд объективно установил, что 21 сентября 2009 года с 09 часов до 17 часов все соединения с данным абонентским номером происходили через базовые станции, расположенные в г. <…>. При этом в период времени с 12 часов 05 минут до 13 часов 05 минут, которое указано в протоколе, как время производства допроса свидетеля Н-ева С.В. следователем Мичуковым С.Н. по уголовному делу № <…>, с указанным абонентским номером было 13 соединений, которые осуществлялись также посредством базовых станции, расположенных в г. <…>.

Свидетели Н-ев С.В. и Ник-ева А.А. подтвердили, что в день, когда у Н-ева С.В. был выходной, в том числе и 21 сентября 2009 года, он мог находиться в г. <…>.

Изложенное выше свидетельствует о том, что 21 сентября 2009 года в период времени с 12 часов 05 минут до 13 часов 05 минут, Н-ев С.В. находился в г. <…>, а не в с. П., как это указано в протоколе его допроса от 21 сентября 2009 года.

Таким образом, совокупностью приведенных выше доказательств достоверно установлено, что Н-ев С.В. не мог быть допрошен 21 сентября 2009 года во время и при обстоятельствах, указанных подсудимым Мичуковым С.Н. и отраженных в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года.

Приведенный выше вывод суда также подтверждается показаниями свидетелей Ст-вой Л.А. и Ник-вой А.В., которые работали вместе с Мичуковым С.Н.. Указанные свидетели в судебном заседании не смогли ничего пояснить не только по обстоятельствам допроса свидетеля Н-ева С.В. Мичуковым С.Н., но и по поводу того посещал ли Н-ев С.В. в рассматриваемый период времени ОВД по <…> району.

Кроме того, суд, сопоставив показания свидетеля Н-ева С.В., изложенные в протоколе допроса от 21 сентября 2009 года с его объяснениями, данными оперативным работникам отдела внутренних дел (том 2 л.д. 53, 61), установил, что они практически идентичны, что также свидетельствует о том, что следователь Мичуков С.Н. не допрашивал свидетеля Н-ева С.В. и подтверждает выводы суда о фальсификации протокола его допроса от 21 сентября 2009 года.

На основании приведенных выше доказательств суд установил, что допрос свидетеля Н-ева С.В. по уголовному делу № <…> не проводился и протокол допроса от 21 сентября 2009 года свидетель Н-ев С.В. не подписывал. Рассматриваемый протокол допроса составлен следователем Мичуковым С.Н. без участия в данном следственном действий свидетеля Н-ева С.В.

При этом, оценив исследованные доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что подписи в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. по уголовному делу № <…> от имени Н-ева С.В. выполнены следователем Мичуковым С.Н.. Об этом свидетельствуют следующие доказательства.

Как установлено выше, уголовное дело № <…> в период с 05 августа 2009 года по 31 октября 2009 года находилось в производстве следователя Мичукова С.Н., и никто другой данное дело к своему производству не принимал. Протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года составлял следователь Мичуков С.Н. на служебном компьютере в своем служебном кабинете.

Из показаний свидетелей З-ной А.Н., Ник-евой А.В., Ст-вой Л.А., К-ева В.В., Ал-ева А.А. следует, что они никаких документов от имени следователя Мичукова С.Н. не составляли и не подписывали. У следователя Мичукова С.Н. имелось свое рабочее место, оборудованное персональным компьютером и сейфом. Ключи от сейфа Мичукова С.Н. были только у него, так как Мичуков С.Н. сам вставлял в него замок.

Свидетель Т-ев Д.И. также пояснил, что следователь Мичуков С.Н. протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. ему не давал и не поручал подписать. Сам он этот протокол от имени свидетеля Н-ева С.В. не подписывал.

В судебном заседании подсудимый Мичуков С.Н. также подтвердил приведенные выше показания свидетелей.

Изложенное позволяет суду сделать вывод о том, что мотив на фальсификацию доказательства по уголовному делу № <…> имелся только у подсудимого Мичукова С.Н., так как в период времени, когда был сфальсифицирован и приобщен к материалам уголовного дела № <…> протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., уголовное дело находилось в производстве следователя Мичукова С.Н..

В соответствии с заключением судебной почерковедческой экспертизы ответить на вопрос: «Не выполнена ли подпись в строке после слов «свидетель» в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. Мичуковым С.Н.?» не представляется возможным, так как при сравнении исследуемых подписей с образцами подписей, выполненных Мичуковым С.Н., установлены отдельные совпадения и различия признаков, однако, объем и значимость их недостаточны для какого-либо определенного (положительного или отрицательного) вывода (том 2 л.д. 187-207).

Проанализировав заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами, суд считает, что оно не опровергает выводы о том, что подписи от имени свидетеля Н-ева С.В. в протоколе допроса от 21 сентября 2009 года выполнены следователем Мичуковым С.Н..

Как следует из заключения судебной почерковедческой экспертизы, оно не исключает возможности изготовления подписей от имени свидетеля Н-ева С.В. следователем Мичуковым С.Н.. Учитывая это, и, принимая во внимание установленные выше обстоятельства, из которых следует, что никто, кроме следователя Мичукова С.Н., доступа к материалам уголовного дела № <…> не имел, только он формировал данное уголовное дело, выносил по нему решение и нес ответственность за результаты его расследования, суд установил, что подписи в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. были исполнены Мичуковым С.Н., что не вызывает у суда никаких сомнений.

Таким образом, проверив и в совокупности оценив собранные доказательства, суд пришел к выводу, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года составил следователь Мичуков С.Н. без производства следственного действия - допроса свидетеля, который внес в бланк протокола допроса несоответствующие действительности сведения о дате, месте и времени производства следственного действия, данные о разъяснении свидетелю Н-еву С.В. его прав и обязанностей, о предупреждении последнего об уголовной ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ, а также показания от имени свидетеля Н-ева С.В. о его присутствии 28 и 31 июля 2009 года в качестве понятого при производстве проверочных закупок у Г-ва Б.В., о ходе и иных обстоятельствах указанных оперативно-розыскных мероприятий, которые Н-ев С.В. в действительности не давал, выполнил в протоколе допроса подписи от имени свидетеля Н-ева С.В., то есть Мичуков С.Н. совершил фальсификацию доказательств по уголовному делу №<…>.

По мнению стороны защиты о невиновности Мичукова С.Н. в инкриминируемом ему преступлении объективно свидетельствуют показания свидетелей Т-ева Д.И., Ок-ева А.Н., Фед-ова А.Е., которые подтверждают показания подсудимого Мичукова С.Н. и опровергают показания свидетеля Н-ева С.В.

В частности, в обоснование невиновности Мичукова С.Н. сторона защиты сослалась на показания свидетелей Т-ева Д.И., Ок-ева А.Н., Фед-ова А.Е., из которых следует, что Н-ев С.В. 28 и 31 июля 2009 года принимал участие в качестве понятого при проведении в отношении Г-ева Б.В. оперативных мероприятий в д. Б., что и было отражено в протоколе допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года.

Оценив приведенные выше доводы стороны защиты, суд считает их необоснованными. По мнению суда показания свидетелей Т-ева Д.И., Ок-ева А.Н., Фед-ова А.Е. не ставят под сомнение показания свидетеля Н-ева С.В. и не опровергают выводы суда о виновности Мичукова С.Н. в совершении фальсификации доказательств по уголовному делу.

Показания свидетелей Т-ева Д.И., Ок-ева А.Н., Фед-ова А.Е. об обстоятельствах проведения оперативных мероприятий 28 и 31 июля 2009 года противоречивы и не согласуются друг с другом, в связи с чем вызывают у суда сомнения в их достоверности.

Так, свидетели Т-ев Д.И. и Ок-ев А.Н. пояснили, что 28 и 31 июля 2009 года перед проведением оперативных мероприятий в отношении Г-ева Б.В. они в присутствии двух понятых в помещении служебного кабинета ОВД по <…> району оформили передачу диктофона и денежных средств, о чем составили акты, где расписались они и понятые, в том числе Фед-ов А.Е. и Н-ев С.В., и только после этого поехали в д. Б., где Т-ев Д.И. приобрел у Г-ва Б.В. коноплю. После этого они вернулись в ОВД по <…> району, где был оформлен акт досмотра Т-ева Д.И. и изъятия у него конопли, в котором также расписались понятые, в том числе Фед-ов А.Е. и Н-ев С.В..

Факт выдачи денег и диктофона перед проведением проверочных закупок, состоявшихся 28 и 31 июля 2009 года, и участия в данном действии Фед-ова А.Е. также подтверждается актами вручения денег и выдачи диктофона, копии которых приобщены к материалам уголовного дела (том 2 л.д. 49, 55, 56).

Однако свидетель Фед-ов А.Е. пояснил, что при передаче диктофона и денежных средств он не присутствовал, перед поездкой в д. Б. в помещении ОВД по <…> району не был и документы не подписывал. Его пригласили принять участие в качестве понятого, когда он проходил мимо магазина в с. П. После этого они заехали в п. Пр-ий, где взяли еще одного понятого и поехали в д. Б. Когда Т-ев Д.И. купил коноплю, они приехали в ОВД по <…> району, где он и второй понятой расписались в каких-то документах.

Кроме того, показания указанных свидетелей опровергаются заключением судебной почерковедческой экспертизы, согласно которой подписи в документах, составленных по результатам оперативных мероприятий, проведенных 28 и 31 июля 2009 года в отношении Г-ва Б.В., выполнены не Фед-овым А.Е. и не Н-евым С.В., а другими лицами (том 2 л.д. 187-207).

В связи с тем, что документы, составленные при проведении оперативных мероприятий в отношении Г-ва Б.В. от 28, 31 июля и 03 августа 2009 года были признаны недопустимыми доказательствами, 05 августа 2010 года уголовное дело № <…>, возбужденное в отношении Г-ва Б.В. по фактам покушения на сбыт наркотического средства 28, 31 июля 2009 года и 03 августа 2009 года, прекращено в связи с отсутствием в действиях Г-ва Б.В. состава преступления, то есть по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (том 4 л.д. 92-93, 98-100).

В соответствии с ч.1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Принимая во внимание, что данное уголовное дело рассматривается в отношении Мичукова С.Н., которому предъявлено обвинение в фальсификации протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. по уголовному делу № <…>, суд не входит в обсуждение вопросов о подлинности или подложности документов, составленных по результатам оперативных мероприятий по приобретению у Г-ва Б.В. наркотического средства, состоявшихся 28 и 31 июля, 03 августа 2009 года, а также виновности или невиновности лиц, их составивших. Как установлено судом в настоящее время по указанным вопросам в порядке ст. 144 УПК РФ проводится проверка и данные факты являются предметом оценки другого разбирательства.

При этом ссылка стороны защиты на то, что при составлении протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года Мичуков С.Н. был уверен в достоверности излагаемых в нем сведений, не ставит под сомнение выводы суда о виновности Мичукова С.Н. в фальсификации данного протокола допроса, так как весь протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года является фальсифицированным источником доказательств.

Кроме того, в обоснование невиновности подсудимого Мичукова С.Н. сторона защиты сослалась на показания свидетеля Т-ева Д.И. из которых следует, что в сентябре 2009 года Т-ев Д.И. по просьбе следователя Мичукова С.Н. по телефону вызвал Н-ева С.В. на допрос к следователю Мичукову С.Н., после чего он видел Н-ева С.В. в кабинете следователя Мичукова С.Н., а также на показания свидетеля Ок-ева А.Н., который пояснил, что в сентябре 2009 года видел Н-ева С.В. в помещении ОВД по <…> району.

Суд, проанализировав показания свидетелей Т-ева Д.И. и Ок-ева А.Н., пришел к выводу, что они не свидетельствуют о невиновности Мичукова С.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления, так как данные свидетели в судебном заседании не смогли пояснить, когда именно они видели Н-ева С.В. в помещении ОВД по <…> району и с какой целью Н-ев С.В. находился там.

Кроме того показания данных свидетелей являются противоречивыми, что свидетельствует об их недостоверности.

Так, в связи с наличием существенных противоречий в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетеля Т-ева Д.И., данные им в ходе предварительного следствия, из которых следует, что о необходимости явки на допрос к следователю Мичукову С.Н. он лично сообщил Н-еву С.В., когда случайно встретил его в п. Пр-кий. При этом Т-ев Д.И. ничего не пояснил, что после этого видел Н-ева С.В. в кабинете следователя Мичукова С.Н. (том 2 л.д. 224-228).

Причину противоречий в показаниях свидетель Т-ев Д.И. объяснил тем, что следователь неполно отобразил в протоколе его показания.

Однако судом установлено, что протокол допроса Т-ева Д.И. составлен в полном соответствии с требованиями УПК РФ, по окончании допроса протокол прочитан лично Т-евым Д.И., при этом от него никаких замечаний на правильность изложения следователем его показаний не поступало.

Кроме того, показания свидетеля Т-ева Д.И., данные им, как в ходе предварительного следствия, так и в суде, не согласуются с показаниями подсудимого Мичукова С.Н., согласно которым на допрос Н-ев С.В. подошел вместе с Т-евым Д.И..

Помимо изложенного выше, показания свидетелей Т-ева Д.И. и Ок-ева А.Н. опровергаются, как показаниями свидетеля Н-ева С.В., которые признаны судом достоверными, так и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенные судом выше.

Таким образом, оценивая показания свидетелей Т-ева Д.И. и Ок-ева А.Н., суд относится к ним критически, так как они не последовательны, не подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств и опровергаются ими. По мнению суда, давая такие показания, свидетели Т-ев Д.И. и Ок-ев А.Н. пытаются ввести суд в заблуждение с целью освобождения Мичукова С.Н., с которым ранее вместе работали и находятся в хороших отношениях, от уголовной ответственности за содеянное. Кроме того, свидетели Т-ев Д.И. и Ок-ев А.Н. заинтересованы в том, чтобы опорочить показания свидетеля Н-ева С.В., так как в настоящее время в отношении них в порядке ст. 144 УПК РФ проводится проверка по факту совершения им служебного подлога по уголовному делу № 904378 (том 4 л.д. 27, 101-103, 104).

Решая вопрос об умысле и мотиве совершенного Мичуковым С.Н. преступления, судом установлено следующее.

Мичуков С.Н. назначен на должность следователя следственного отделения при отделе внутренних дел по <…> муниципальному району приказом заместителя министра - начальника следственного управления МВД по Республики Марий Эл от 22 октября 2008 года № 39 л/с с 22 октября 2008 года (том 1 л.д. 26, том 4 л.д. 26).

Согласно копии служебного удостоверения Мичуков С.Н. имел специальное звание - старший лейтенант юстиции (том 2 л.д. 25).

Приказом Министра внутренних дел Республики Марий Эл № 660 л/с от 05 августа 2010 года старший лейтенант юстиции Мичуков С.Н. уволен из органов внутренних дел по болезни. Стаж работы в органах внутренних дел составляет 2 года 9 месяцев 15 дней (том 4 л.д. 108).

Таким образом, в период расследования уголовного дела № <…> Мичуков С.Н. был наделен полномочиями по производству предварительного следствия по уголовным делам.

В соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции осуществлять предварительное расследование.

В частности, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, направленных на сбор в установленном законом порядке доказательств с целью обеспечения законности, полноты и объективности расследования, на обеспечение защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, а также на защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст.ст. 6, 7, 38 УПК РФ).

Как следует из характеристики, Мичуков С.Н. в занимаемой должности зарекомендовал себя с положительной стороны, нормативные документы, регламентирующие деятельность органов предварительного следствия знает и умело применяет в практической деятельности, обладает хорошими профессиональными знаниями в области своей работы (том 1 л.д. 108), что свидетельствует о том, что Мичуков С.Н. имел необходимые юридические познания и опыт в производстве следственных действий и поэтому, как следователь, сознавал, что в соответствии с законом несет персональную ответственность за соблюдение установленного порядка сбора доказательств и их достоверность.

В соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу допускаются показания свидетеля, а также протоколы следственных действий, при этом закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

Согласно ст. ст. 166 и 190 УПК РФ протокол допроса составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания, при этом показания допрашиваемого лица записываются по возможности дословно. По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения или по его просьбе оглашается следователем, после чего каждая страница протокола и протокол в целом подписываются допрашиваемым лицом.

В соответствии с ч.2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Положениями ст. 83 УПК РФ не допускается использование в качестве доказательств протоколов следственных действий, если они не соответствуют требованиям, установленным УПК РФ.

Поскольку следователем Мичуковым С.Н. допрос Н-ева С.В. в качестве свидетеля не проводился, Мичуков С.Н. не имел права составлять соответствующий протокол, подписывать его, приобщать к материалам дела и приводить в обвинительном заключении в качестве доказательства виновности Г-ва Б.В.. Поэтому протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. является фальсифицированным источником доказательств, следовательно, в соответствии со ст. 75 УПК РФ признается недопустимым доказательством, и не может быть положен в основу любого принимаемого органами предварительного следствия решения.

В данном случае фальсификация доказательства выразилась в его искусственном создании без осуществления надлежащего следственного действия.

Таким образом, подшивая в уголовное дело № <…> протокол допроса Н-ева С.В., который в нарушение уголовно-процессуального законодательства был составлен Мичуковым С.Н. без его вызова на допрос, выполнив в нем от имени Н-ева С.В. подписи с подражанием подлинным, а также, включив данный протокол допроса в опись и обвинительное заключение, Мичуков С.Н. осознавал общественно опасный характер своих действий, и желал совершить эти действия, то есть действовал умышленно.

На основании изложенного выше, суд, проанализировав представленные доказательства, установил, что действия подсудимого Мичукова С.Н. носили характер умышленных, и были направлены на фальсификацию доказательств по уголовному делу, выразившуюся в составлении протокола следственного действия, которое фактически не производилось. При этом действия Мичукова С.Н. носят оконченный характер, так как сфальсифицированное доказательство - протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. от 21 сентября 2009 года было приобщено им к материалам уголовного дела № <…>, подшито, включено в опись и использовано в обвинительном заключении как доказательство, подтверждающее вину Г-ва Б.В..

При этом умышленные действия Мичукова С.Н. по искусственному созданию доказательства виновности Г-ва Б.В. повлекли существенное нарушение его прав и законных интересов, лишили Г-ва Б.В. возможности в полной мере реализовать свои права на защиту, предусмотренные ст.ст. 7, 46, 47 УПК РФ, а также привели к подрыву авторитета правоохранительных органов.

Изучив материалы уголовного дела № <…>, суд пришел к выводу, что показания свидетеля Н-ева С.В. имели важное значение для объективного расследования уголовного дела и принятия по нему законного и обоснованного решения, так как в случае проведения допроса свидетеля Н-ева С.В. в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона следователь Мичуков С.Н. мог выявить возможные нарушения, допущенные в ходе проведения оперативных мероприятий в отношении Г-ва Б.В., что могло бы исключить предъявление Г-ву Б.В. необоснованного обвинения, направление дела в суд и способствовало бы соблюдению прав и законных интересов последнего.

Изготовление следователем Мичуковым С.Н. сфальсифицированного протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. повлияло на результаты расследования уголовного дела, привело к принятию неправильного решения о привлечении Г-ва Б.В. в качестве обвиняемого, что представляло угрозу принятия судом неправосудного решения, чем были существенно нарушены права и свободы Г-ва Б.В..

Так, 23 сентября 2009 года следователем Мичуковым С.Н. Г-ву Б.В. было предъявлено обвинение в совершение тяжких и особо тяжких преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, п. «в» ч. 2 ст. 231 УК РФ, и в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, в результате чего Г-в Б.В. был ограничен в правах, в том числе в праве на свободу передвижения (том 4 л.д. 38-39, 52).

В последующем уголовное дело по обвинению Г-ва Б.В. направлено в <…> городской суд, где в ходе его рассмотрения допрашивался свидетель Н-ев С.В., при допросе которого выявились нарушения, допущенные при проведении в отношении Г-ва Б.В. оперативных мероприятий, в результате чего 25 февраля 2010 года данное уголовное дело возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (том 4 л.д. 91).

05 августа 2010 года начальником СО при ОВД по <…> району З-ной А.Н. уголовное дело в отношении Г-ва Б.В. прекращено по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Г-ва Б.В. отменена и за ним признано право на реабилитацию. Причиной принятия решения о прекращении уголовного дела в отношении Г-ва Б.В. послужило признание заместителем <…> межрайонного прокурора недопустимыми доказательств, полученных в ходе проведения оперативных мероприятий в отношении Г-ва Б.В. (том 4 л.д. 92-93, 101-103).

Таким образом, в результате того, что следователь Мичуков С.Н. не допросил свидетеля Н-ева С.В. и сфальсифицировал протокол его допроса, им не была обеспечена нормальная деятельность органа предварительного следствия по расследованию уголовного дела, что привело к нарушению гарантированных Конституцией Российской Федерации и охраняемых законом прав и законных интересов Г-ва Б.В..

На основании совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, судом был установлен мотив совершенного Мичуковым С.Н. преступления.

Так, из показаний свидетеля Д-ова А.В. следует, что он, как заместитель <…> межрайонного прокурора, проверяет все дела, поступающие с обвинительным заключением из СО при ОВД по <…> району. По уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств он требует, чтобы в качестве свидетелей были допрошены все понятые, участвовавшие в изъятии наркотических средств и других оперативных мероприятиях. Указанное требование было известно следователям СО при ОВД по <…> району, так как данные вопросы неоднократно обсуждались на совещаниях. В случае невыполнения этого требования уголовное дело могло быть направлено для производства дополнительного расследования. В этом случае в адрес руководства ОВД вносится представление о выявленных нарушениях. При проверке уголовного дела по обвинению Г-ва Б.В. он обратил внимание на то, что, согласно материалам дела, все понятые были допрошены следователем Мичуковым С.Н. в качестве свидетелей. При этом уголовное дело № дважды возвращалось для производства дополнительного расследования по иным основаниям.

Из показаний свидетелей З-ной А.Н., Ст-вой Л.А., Ник-евой А.В., К-ева В.В. следует, что в соответствии с методикой расследования уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, должны быть допрошены все понятые, принимавшие участие при изъятии наркотических средств и в ходе других оперативных мероприятий. При невыполнении указанных требований уголовное дело могло вернуться для производства дополнительного расследования, что повлекло бы неблагоприятные последствия для следователя.

Подсудимый Мичуков С.Н. подтвердил, что ему было известно о требованиях, которые предъявляются к расследованию уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

В судебном заседании к материалам уголовного дела приобщен и исследован приказ начальника следственного управления МВД по РМЭ № 86 л/с от 28 октября 2009 года об объявлении следователю Мичукову С.Н. выговора за неустановление всех обстоятельств дела, подлежащих доказыванию и несобирание доказательств, повлекших возврат уголовных дел для производства дополнительного следствия. Данный приказ объективно свидетельствует о том, что возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования могло повлечь привлечение к дисциплинарной ответственности.

В соответствии с ч.1 ст. 162 УПК РФ предварительное следствие должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела.

Таким образом, учитывая изложенное выше, в случае, если бы свидетель Н-ев С.В. не был допрошен в двухмесячный срок, следователь Мичуков С.Н., во избежание возможного возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, вынужден был бы нарушить установленные законом сроки предварительного следствия и продлить сроки расследования, что также могло повлечь для него неблагоприятные последствия по службе.

Таким образом, на основании приведенных выше доказательств суд пришел к выводу, что Мичуков С.Н. сфальсифицировал доказательство по уголовному делу № <…> - протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. с целью создания видимости полноты произведенного предварительного следствия, стремясь избежать дисциплинарной ответственности и иных неблагоприятных для него последствий в служебной деятельности за неполноту следствия и нарушение процессуальных сроков, а также с целью уменьшения объема своей работы, то есть из личной заинтересованности.

Органами предварительного следствия действия подсудимого Мичукова С.Н. квалифицированы по ч. 3 ст. 303 УК РФ, как фальсификация доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении.

Государственный обвинитель поддержал обвинение в полном объеме.

Суд согласен с мнением стороны обвинения и квалифицирует действия Мичукова С.Н. по ч. 3 ст. 303 УК РФ, как фальсификация следователем доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении.

Квалифицирующий признак фальсификации доказательств - по уголовному делу об особо тяжком преступлении, предусмотренный ч.3 ст. 303 УК РФ, полностью нашел свое подтверждение в судебном заседании.

Уголовное дело № возбуждено следователем Мичуковым С.Н. 05 августа 2009 года в отношении Г-ва Б.В. по признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, п. «в» ч. 2 ст. 231 УК РФ (том 1 л.д. 60).

По этим же составам преступлений 23 сентября 2009 года Г-ву Б.В. предъявлено обвинение, после чего следователь Мичуков С.Н. составил обвинительное заключение и направил уголовное дело прокурору.

Подсудимый Мичуков С.Н. подтвердил, что ему было известно о том, что преступления, в совершении которых обвинялся Г-в Б.В., относились к категории тяжких и особо тяжких.

Протокол допроса свидетеля Н-ева С.В., который был сфальсифицирован Мичуковым С.Н., включен в обвинительное заключение в качестве доказательства вины Г-ва Б.В. по эпизодам от 28 и 31 июля 2009 года, по которым ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228?, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228? УК РФ. В соответствие с ч. 5 ст. 15 УК РФ указанные составы преступления отнесены к категории особо тяжких преступлений. Таким образом, следователем Мичуковым С.Н. были сфальсифицированы доказательства по уголовному делу об особо тяжком преступлении.

Доводы стороны защиты об отсутствии в действиях Мичукова С.Н. инкриминируемого ему состава преступления оценены судом и признаны необоснованными, так как опровергаются совокупностью приведенных выше доказательств.

Согласно обвинению, предъявленному органами предварительного следствия, в вину Мичукову С.Н. вменено изготовление фальсифицированного протокола допроса свидетеля Н-ева С.В. в период времени с 05 августа 2009 года до 05 ноября 2009 года.

Как было установлено судом, уголовное дело № <…> возбуждено 05 августа 2009 года (том 1 л.д. 60).

Из материалов уголовного дела № <…> следует, что 28 сентября 2009 года обвиняемый Г-ев Б.В. был уведомлен об окончании следственных действий и ознакомлен с материалами уголовного дела, а 07 октября 2009 года Мичуковым С.Н. составлено обвинительное заключение и вместе с уголовным делом направлено прокурору, при этом протокол допроса Н-ева С.В. был уже приобщен к материалам уголовного дела и включен в обвинительное заключение (том 4 л.д. 40, л.д. 41-52).

Подсудимый Мичуков С.Н. пояснил, что протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. изготовлен им 21 сентября 2009 года.

Свидетели Ст-ва Л.А. и Д-ов А.В. подтвердили, что при изучении уголовного дела № <…> с обвинительным заключением от 07 октября 2009 года, протокол допроса свидетеля Н-ева С.В. был приобщен к материалам уголовного дела, которое было подшито, имело опись.

В связи с вышеизложенным, суд считает необходимым уточнить время изготовления и приобщения Мичуковым С.Н. к материалам дела сфальсифицированного протокола допроса свидетеля Н-ева С.В., указав, что данный протокол был изготовлен Мичуковым С.Н. и приобщен к материалам уголовного дела в период времени с 05 августа 2009 года до 07 октября 2009 года, что не повлечет нарушения права подсудимого на защиту, так как не выходит за пределы периода, вмененного органами предварительного следствия.

При назначении Мичукову С.Н. наказания суд, руководствуясь принципом справедливости, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ Мичуков С.Н. совершил умышленное тяжкое преступление, направленное против правосудия.

Исследуя данные о личности подсудимого, суд учитывает, что Мичуков С.Н. ранее не судим (том 2 л.д. 26), 05 августа 2010 года уволился по болезни с должности следователя ОВД по <…> району, в настоящее время не работает, в браке не состоит (разведен) (том 2 л.д. 23, том 4 л.д. 108), имеет на иждивении двух детей, один из которых является малолетним (том 1 л.д. 24), болеет <…> (том 3 л.д. 61, 62).

Согласно характеристике, по месту бывшей работы в ОВД по <…> району Мичуков С.Н. характеризовался положительно (том 1 л.д. 108, том 2 л.д. 32).

На учетах в Республиканском наркологическом и психоневрологическом диспансерах Мичуков С.Н. не состоит (том 2 л.д. 27, 29).

В соответствии со ст. 61 УК РФ обстоятельствами, смягчающими наказание Мичукову С.Н., суд признает совершение преступления впервые, положительную характеристику с места бывшей работы, наличие на иждивении двух детей, один из которых является малолетним, состояние его здоровья.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому Мичукову С.Н., предусмотренных ст. 63 УК РФ, суд не усматривает.

С учетом всех указанных выше обстоятельств, личности подсудимого Мичукова С.Н., его социального и материального положения, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного, суд считает необходимым назначить Мичукову С.Н. наказание в виде лишения свободы, что, по мнению суда, будет соответствовать требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ.

При этом, учитывая характер совершенного Мичуковым С.Н. преступления, которое направлено против правосудия и совершено в период работы Мичукова С.Н. в должности следователя, суд считает необходимым назначить Мичукову С.Н. дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности - должности в правоохранительных органах, связанные с производством предварительного следствия и дознания.

Судом обсужден вопрос о возможности назначения подсудимому наказания с применением правил ст. 64 УК РФ, однако, суд не находит оснований для ее применения в связи с вышеизложенным, ввиду отсутствия обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления.

При этом, принимая во внимание смягчающие обстоятельства, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, данные, характеризующие личность подсудимого Мичукова С.Н., совершение преступления впервые, наличие на иждивении детей, один из которых малолетний, суд пришел к выводу о возможности исправления Мичукова С.Н. без реального отбывания наказания в виде лишения свободы, применив положения ст. 73 УК РФ, то есть назначить наказание в виде лишения свободы условно.

Оснований для изменения или отмены в отношении Мичукова С.Н. меры процессуального принуждения в виде обязательства о явке до вступления приговора в законную силу, суд не находит.

Суд установил, что в ходе судебного разбирательства по делу государством в порядке ст. 131 УПК РФ были понесены расходы по оплате участия в деле адвоката.

Так, в ходе судебного разбирательства в качестве защитника подсудимого Мичукова С.Н. принимал участие адвокат Николаев В.Н., который был назначен судом в соответствии со ст.ст. 50,51 УПК РФ.

Судебное заседание с участием адвоката Николаева В.Н. происходило в течение 5 рабочих дней.

Постановлением суда за счет средств федерального бюджета была произведена оплата труда адвоката Николаева В.Н., участвовавшего в качестве защитника Мичукова С.Н. в судебном заседании - в сумме 5967 рублей 50 копеек.

Согласно ст. 131 УПК РФ, указанные выше расходы являются процессуальными издержками и в соответствии со ст. 132 УПК РФ должны быть взысканы с осужденного.

Предусмотренных ст. 132 УПК РФ оснований для полного или частичного освобождения подсудимого Мичукова С.Н. от уплаты процессуальных издержек не имеется.

Суд установил, что Мичуков С.Н. трудоспособного возраста, заболеваниями, препятствующими вести трудовую деятельность, не страдает, в связи с этим суд признал, что на основании ст. 132 УПК РФ взыскание судебных издержек может и должно быть произведено с самого подсудимого.

При таких обстоятельствах, в счет возмещения процессуальных издержек с Мичукова С.Н. в пользу федерального бюджета Российской Федерации подлежит взысканию 5967 рублей 50 копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 296-300, 303-304, 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Мичукова Сергея Николаевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 303 УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с производством предварительного следствия и дознания, на 2 (два) года.

На основании ст. 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 (два) года.

В соответствии с ч. 5 ст.73 УК РФ возложить на осужденного Мичукова С.Н. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного, не менять без его уведомления постоянного места жительства.

До вступления приговора в законную силу меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке, избранную в отношении Мичукова С.Н., оставить без изменения.

На основании ст. 132 УПК РФ взыскать с осужденного Мичукова Сергея Николаевича в доход федерального бюджета Российской Федерации расходы, понесенные государством в связи с обеспечением в соответствии со ст. 51 УПК РФ подсудимому защиты в ходе судебного разбирательства, в сумме 5967 (пять тысяч девятьсот шестьдесят семь) рублей 50 копеек.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня его провозглашения.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать в течение 10 суток со дня вручения копии приговора и в тот же срок со дня вручения копии кассационного представления, о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

При этом осужденный вправе поручать осуществление своей защиты в суде кассационной инстанции избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом кассационной инстанции о назначении защитника.

Председательствующий:

Судья Верховного Суда

Республики Марий Эл - А.В. Грачев

Копия верна.

Судья Верховного Суда

Республики Марий Эл А.В. Грачев

Приговор вступил в законную силу 7 сентября 2010 года.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 2-15/2010
Принявший орган: Верховный Суд Республики Марий Эл
Дата принятия: 27 августа 2010

Поиск в тексте