• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 сентября 2012 года Дело N 22-2139
 

г. Якутск 18 сентября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) в составе:

председательствующего Винокурова Е.М.,

судей Коркина М.И., Кононова К.К.,

при секретаре Мироновой И.Я.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 сентября 2012 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Мальцева В.В. и адвоката Павлова С.И. на приговор Намского районного суда РС(Я) от 31 июля 2012 года, которым

Мальцев Владимир Владимирович, родившийся _______ года в .........., ранее судимый:

- 19 сентября 2000 года Якутским городским судом РС(Я) по ч.1 ст. 115 УК РФ и ч.1 ст. 105 УК РФ к 7 годам 2 месяцам лишения свободы;

- 1 октября 2004 года Якутским городским судом РС(Я) по ч.2 ст. 321 УК РФ и на основании ст. 70 УК РФ с присоединением приговора от 19 сентября 2000 года, окончательно к 8 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Саха (Якутия) Кононова К.К., выступления осужденного Мальцева В.В. в режиме видеоконференц-связи просившего отменить приговор суда и направить дело на новое судебное разбирательство и адвоката Павлова С.И. просившего переквалифицировать действия Мальцева на ч.1 ст. 109 УК РФ, выслушав мнение прокурора Филиппова В.В. полагавшего приговор суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мальцев В.В. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти другому человеку.

Преступление совершено им 15 апреля 2011 года в .......... при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В кассационной жалобе адвокат Павлов С.И. в интересах осужденного Мальцева В.В. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом. Считает, что в действиях Мальцева имеется состав преступления, предусмотренного ст. 109 ч.1 УК РФ, а именно неосторожного причинения смерти. Считает, что изложенное в приговоре описание преступных действий Мальцева не соответствует, действительно совершенному Мальцевым, установленному во время судебного заседания. Во время суда не доказано, что Мальцев наносил побои С. и что с целью убийства последнего нанес ему удар ножом. Во время судебного заседания не добыто ни одного доказательства о нанесении побоев Мальцевым С. (нанесении телесных повреждений второй группы), т.е. обвинительный приговор в нарушении требований ст. 302 ч. 4 УПК РФ был вынесен на основании предположений. При этом суд, приходит к выводу, что никто, кроме Мальцева не мог причинить телесные повреждения второй группы С. Тогда как судебно-ситуационная медико-криминалистическая экспертиза прямо указывает, что С. мог получить повреждения второй группы, при неоднократных падениях на неровную поверхность. Происшествие произошло в середине апреля, все опрошенные свидетели указывают, что был гололед. В данном случае С. выйдя наружу мог хоть десять, хоть двадцать раз упасть, т.к. он был пьяным и слабым после ножевого ранения.

В части умышленного причинения смерти С. Мальцевым, путем удара ножом, он также полностью не согласен. Мальцев с самого начала предварительного следствия, при допросе в качестве подозреваемого, при проверке его показаний, при задержании всегда показывал, что он не наносил умышленного удара ножом. Действительно в протоколе явки с повинной указано, что Мальцев подписал протокол, в котором указано, что он один раз ударил кухонным ножом С. Однако в судебном заседании было выяснено, что Мальцев русским языком владеет слабо, в связи с чем ему был назначен переводчик. При явке с повинной Мальцева переводчика не было. Он сам не писал протокол явки с повинной, протокол составлял сотрудник полиции, Мальцев только подписал его. В данном случае имеются обоснованные подозрения, что сотрудник полиции на русском языке написал не дословный перевод слов Мальцева, а Мальцев подписал протокол, не понимая сути написанного. Насчет положения рук Мальцев точно не помнит, о чем дал показания в судебном заседании, на какую высоту он поднимал руку у него не спрашивали, тем более рана у С., хотя и была на грудной клетке слева, однако не в верхней части грудной клетки, а на 6 см. ниже левого соска. То есть фактически человек спокойно мог поднять руку на такую высоту. Как установлено в судебном заседании общая длина ножа была не менее 20-25 см. То есть длина клинка должна быть более 10-12 см., и погружение клинка на 7 см. доказывает, что сила удара была небольшой, в противном случае клинок бы был погружен в тело полностью.

Как показал осужденный Мальцев он вообще С. не бил, т.е. не наносил ударов ему кулаками, что смертельное ранение С. возможно было причинено в тот момент, когда они вместе резко встали друг перед другом. Мальцев даже и не знал, что С. был ранен ножом. Он узнал это только впоследствии, когда он обнаружил его сидящим на крыльце.

Никаких доказательств опровергающих доводы Мальцева, о том, что он не наносил умышленно ножевого удара С. не добыто.

Показания Мальцева также подтверждают оглашенные показания свидетеля Х., который является единственным очевидцем происшествия. Считает, что суд в нарушение требований ст.281 УПК РФ огласил показания данного свидетеля, при этом указал, что неявка на судебное заседание свидетеля Х. является иным чрезвычайным обстоятельством, препятствующим явке в суд. Защита просила суд не оглашать данных показаний и окончить судебное следствие без оглашения его показаний, однако суд по надуманному основанию огласил его показания.

В конце описательно-мотивировочной части приговора суд указывает, что Мальцев должен был предвидеть и знать, что его действия могут причинить смерть С. и далее указывает, что он сознательно причинил колото-резаное ранение С. При этом суд в приговоре не указывает, что Мальцев желал наступления смерти С. То есть суд указывает на неосторожную форму вины Мальцева в виде преступной небрежности.

Однако суд, считая форму вины Мальцева неосторожной в виде преступной небрежности, почему то не квалифицирует деяния Мальцева как неосторожное преступление, а квалифицирует как умышленное преступление.

Кроме этого судом при рассмотрении данного уголовного дела были допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона, в частности то, что суд огласив показания свидетеля Х. нарушил права подсудимого, который не имел возможность произвести допрос данного свидетеля, для уточнения деталей.

Кроме этого, суд своим постановлением отказал в удовлетворении его ходатайства о признании недопустимым доказательством заключение эксперта № .... При этом суд в постановлении не дал исчерпывающих доводов опровергающих данное ходатайство. Так эксперт Т. произвел какую то «Экспертизу вещественных доказательств», тогда как следователем была назначена «Медико-криминалистическая (ситуационная) экспертиза», хотя эксперт вроде бы и ответил на вопросы заданные следователем. Однако как он указывал, эксперт Т. не вправе производить медико-криминалистические (ситуационные) экспертизы, поэтому и назвал экспертизу другим именем. В данном случае эксперт обязан был отказаться от производства данной экспертизы, а не производить какую то левую экспертизу. Также он указывал, что эксперт не исследовав, во время исследования доказательств, видеосъемку проверки показаний Мальцева, почему то использует эту видеосъемку в выводах, и тем более основной вывод производит в связи с данной видеосъемкой. Все это свидетельствует о нарушении экспертом ст. 204 УПК РФ, в частности п.7 и п.9 данной статьи, согласно которой в заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. Суд в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайство на данные обстоятельства вообще не обратил внимания и ничего по этому поводу не указал.

Также суд в нарушение ч.3 ст.276 УПК РФ во время судебного заседания 26 июля 2012 года сперва просмотрел видеозапись проверки показаний на месте подозреваемого Мальцева В.В. от 17.04.2011 года, и лишь затем огласил сам протокол следственного действия.

Все эти нарушения уголовно-процессуального законодательства свидетельствуют об обвинительном уклоне суда и об игнорировании стороны защиты, вследствие чего вынесен неправосудный приговор. Просит изменить приговор суда и переквалифицировать действия Мальцева В.В. на ч.1 ст. 109 УК РФ.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Мальцев В.В. просит отменить приговор суда и направить дело на новое судебное разбирательство по тем основаниям, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в его действиях отсутствовал умысел, что также подтвердили и свидетели.

Более того, его умысел на убийство не доказан и не подтвержден доказательствами. Указывает, что потерпевший С. сам по роковой случайности наткнулся на кухонный нож. Об отсутствии у него умысла также указывает, тот факт, что он никуда не убегал, в доме ничего не трогал и сам лично организовал транспортировку потерпевшего С. к врачам ........... Более того, С. сам сел в машину и сам зашел в амбулаторный пункт ........... Считает, что в смерти С. виновны врачи .......... и .........., поскольку не оказали должной медицинской помощи. Кроме этого, в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту, в частности следователем было отказано в допросе свидетелей В., который является родственником потерпевшего С., экспертов А. и Т..

Также следователем было включено в список доказательств заключение эксперта № ... от 28.07.2011 года, которая почему-то называется как медико-криминалистическая (ситуационная) судебная экспертиза по материалам уголовного дела. Тогда как эксперт Т. произвел экспертизу вещественных доказательств. Адвокат ходатайствовал о признании данной экспертизы недопустимым доказательством. Однако следователь вынес постановление о полном отказе в удовлетворении, при этом указал, что эксперт Т. может проводить судебные медико-криминалистические экспертизы. Между тем в ходатайстве адвоката был поставлен вопрос о возможности или невозможности получения телесных повреждений потерпевшим С. при обстоятельствах указанных им. В данном случае ответ на данный вопрос может дать только комплексная экспертиза, с участием врача судмедэксперта и эксперта криминалиста. Считает, что эксперт Т. должен был отказаться поскольку проведение такой экспертизы не входит в его компетенцию.

Кроме этого указывает, что найденные в квартире - нож и клинок не могут являться вещественным доказательствами, поскольку на них нет его отпечатков пальцев, ни пото-жировых выделений, частиц кожи, а также отсутствует кровь потерпевшего и его отпечатки и т.д. Считает, что следователь и суд не имели никакого законного права предоставлять данные нож и клинок экспертам (специалистам) для проведения экспертиз. Согласно заключению эксперта З. № ... от 20 марта 2012 года, рана нанесенная С. не могла быть причинена ему представленным на исследование клинком ножа. Не исключено, что данная рана могла быть причинена С. как представленным на исследование ножом, так и иным колюще-режущим предметом, т.е. эксперт дает в этом случае вероятное заключение, что является неустранимым сомнением, толкующееся в его пользу. Таким образом считает, что в материалах дела отсутствует орудие преступления.

Кроме этого, эксперты г. Якутска и г. Москвы ссылаются на его устные и письменные показания, а также на видеокассету, в части положения ножа в его руке. Но нигде в этих показания он не говорит и не показывает положение ножа, т.е. где было острие и где был тупой конец ножа (обушок). Считает, что эксперты делают свои выводы на воображаемых предположениях, а не на фактических данных.

Также выражает несогласие с решением суда об уничтожении вещественных доказательств - рабочих штанов черного цвета, футболки черного цвета, утепленной куртки черного цвета. Указывает, что данные вещи представляют для него существенную ценность.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Павлова С.И. и осужденного Мальцева В.В., государственный обвинитель заместитель прокурора района Охлопкова Г.Н. просит оставить жалобы без удовлетворения, указывая на несостоятельность изложенных в них доводов.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы кассационных жалоб, выслушав мнения сторон, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Обстоятельства совершенного преступления судом установлены полностью и правильно. Представленным сторонами доказательствам дана достаточно полная и объективная оценка, принято законное, обоснованное, мотивированное и справедливое решение.

Судом должным образом проверены все доводы стороны защиты, все возникшие версии и опровергнуты в приговоре как несостоятельные.

Приговор суда основан на допустимых доказательствах, собранных органами предварительного следствия в соответствии с нормами УПК РФ.

Анализ и оценка всех доказательств, в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела.

Вина осужденного Мальцева В.В. в совершенном преступлении, указанном в описательно - мотивировочной части приговора, установлена судом на основании анализа исследованных доказательств, показаниями как самого подсудимого Мальцева В.В., так и показаниями свидетелей, в частности оглашенными показаниями свидетеля Х., который является непосредственным свидетелем данного преступления, а также показаниями других свидетелей и другими письменными доказательствами в их совокупности.

Судом оценены как каждое в отдельности, так и в совокупности представленные стороной обвинения, относимые и допустимые доказательства.

На основе всестороннего, полного и объективного исследования всех доказательств суд установил виновность Мальцева В.В. в совершении указанного преступления.

Вопреки доводам жалоб, в суде достоверно установлено, что смерть С. наступила вследствие умышленных действий именно Мальцева В.В..

Так, судом установлено, что до прихода в квартиру Х. со слов Мальцева В.В. - С. не имел никаких повреждений. При этом, в квартире на момент совершения преступления, находились только они втроем Х., Мальцев В.В., С..

Из показаний свидетеля Х. видно, что С. опьянев начал оскорблять их с Мальцевым, они пытались успокоить его но тот не унимался, тогда Х. пошел в кухню покурить, где находился около 20 минут. Когда он курил, слышал, что С. продолжал оскорблять Мальцева, далее словесная перепалка из зала стала громкой и он вернувшись обратно увидел, что Мальцев и С. стоят напротив друг друга, в руке у Мальцева находился тот самый кухонный нож. После чего он попросил С. уйти к себе домой.

Вопреки доводам жалоб, оглашение показаний свидетеля Х. в суде произведено в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Какого-либо не согласия с показаниями данного свидетеля, которого он хорошо знает, Мальцев В.В. в ходе предварительного следствия не изъявлял, а также в суде не выражал. Ходатайств об оспаривании этого доказательства от подсудимого, защиты не поступало. Тем более, сам факт нанесения повреждения данный свидетель не видел. Предварительным следствием его показания получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом. Судом были приняты все меры по явке данного свидетеля в суд, установление его местонахождения действительно было невозможным. Судопроизводство, в свою очередь, в соответствии со ст.6.1 УПК РФ должно осуществляться в разумные сроки.

Кроме этого, вопреки доводам осужденного, со стороны Мальцева В.В. и защиты ходатайства о вызове свидетелей Т., А. в суд не поступали.

Доводы адвоката в части протокола явки с повинной подлежат отклонению, поскольку Мальцев В.В. в протоколе явки с повинной 16.04.2011 года собственноручно написал о том, что ударил ножом С., потому, что тот оскорблял его, он хотел, чтобы тот перестал его оскорблять. Данный протокол явки с повинной оформлен до задержания, сам Мальцев В.В. в суде подтвердил, что явка с повинной была добровольной.

Кроме этого, прямой умысел на убийство доказывается заключениями экспертиз. Так, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № ... по трупу, глубина раневого канала равна 7,2 см. в область сердца, это прямо указывает, что Мальцев умышленно и с силой нанес удар кухонным ножом в область передней поверхности грудной клетки.

Доводы жалоб о том, что С. мог получить данное ножевое ранение когда резко встал с места опровергаются заключением комплексной медико-криминалистической экспертизы № ..., проведенной экспертом З. в г.Москве, согласно которой при обстоятельствах, указанных Мальцевым, и зафиксированным на видеозаписи, такое ножевое ранение не могло быть нанесено способом показанным им.

Удар ножом причинил тяжкий вред, задел жизненно-важные органы, сердце, С. скончался по дороге в районную больницу.

Таким образом, доводы защиты о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и квалификация деяния Мальцева должна быть по ч.1 ст. 109 УК РФ необоснованны.

На ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством заключения эксперта № ... судом вынесено мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Заключение любой экспертизы, представленной как доказательство, суд изучает и дает оценку. Экспертами изучались все материалы уголовного дела, в том числе видеокассета по проверке показаний на месте. Заключению комплексной медико-криминалистической экспертизы за № ..., проведенной экспертом З. в г.Москве, судом также как и другим доказательствам дана юридическая оценка, что изложено в приговоре.

Таким образом, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений закона, влекущих отмену или изменение приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено объективно в соответствии с законом.

Наказание Мальцеву В.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о ее личности и всех обстоятельствах дела является соразмерно содеянному и справедливым, судебная коллегия не усматривает оснований для его смягчения.

Доводы осужденного Мальцева В.В. в части уничтожения вещественных доказательств подлежат отклонению, поскольку осужденный может обратиться в суд первой инстанции в порядке исполнения приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Намского районного суда РС(Я) от 31 июля 2012 года в отношении Мальцева Владимира Владимировича - оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий: Е.М. Винокуров

Судьи: М.И. Коркин

К.К. Кононов




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2139
Принявший орган: Верховный Суд Республики Саха (Якутия)
Дата принятия: 18 сентября 2012

Поиск в тексте