• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 февраля 2012 года Дело N 33-318
 

08 февраля 2012 года г. Улан-Удэ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия в составе:

председательствующего судьи Кротовой Л.М.,

судей Гончиковой И.Ч., Нимаевой О.З.,

при секретаре Забелиной Т.Т.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кузнецовой В.Г. к Шурыгину Е.С. о признании договора дарения квартиры недействительным и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе Кузнецовой В.Г.

на решение Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 12 декабря 2011 года,

которым исковые требования Кузнецовой В.Г. оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Гончиковой И.Ч., ознакомившись с кассационной жалобой и материалами дела, выслушав объяснения Кузнецовой В.Г., ее представителя Савиновой О.Н., судебная коллегия,

У С Т А Н О В И Л А:

Обращаясь в суд иском, Кузнецова В.Г. просила признать договор дарения жилого помещения, расположенного по адресу: хххх заключенный хххх г. между ней и ответчиком Шурыгиным Е.С., недействительным и применить последствия недействительности сделки. Требования мотивировала тем, что совершая сделку по дарению ответчику, который приходится ей внуком, она предполагала, что после заключения договора дарения ее внук будет помогать ей материально. Однако после заключения договора дарения Шурыгин Е.С. перестал осуществлять за ней уход, который он ранее обещал. Считает, что данная сделка была совершена под влиянием обмана со стороны ответчика.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции представитель истицы Савинова О.Н. заявила об изменении основания иска. Просила признать сделку недействительной в связи с заблуждением истицы относительно существа сделки и ее последствий, поскольку полагала, что заключает договор пожизненного содержания с иждивением, так как она предполагала от ответчика исполнение встречных обязательств по уходу и оказанию помощи. Полагала, что договор дарения также являлся притворной сделкой, поскольку был совершен с целью прикрыть другую сделку - договор пожизненного содержания с иждивением.

Заявление об изменении основания иска принято районным судом.

Истец Кузнецова В.Г. в судебное заседание районного суда не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена, ее представитель Савинова О.Н., действующая на основании доверенности, иск поддержала.

Ответчик Шурыгин Е.С в суд также не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие. Представитель Шурыгина Е.С Викулов О.В., действующий на основании доверенности, возражал против удовлетворения исковых требований. Просил также применить исковую давность, в иске отказать.

Районный суд постановил решение, которым исковые требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец Кузнецова В.Г. ставит вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на то, что после регистрации права собственности на спорную квартиру за ответчиком Шурыгиным Е.С., продолжала проживать в квартире, производила оплату за проживание и коммунальные услуги, а также по ее содержанию, что подтверждается представленными документами об оплате за жилое помещение и коммунальные услуги. Указанные обстоятельства подтверждают отсутствие у нее намерения передать квартиру в дар ответчику без каких-либо встречных условий. Полагает об ошибочности вывода суда о пропуске ею срока исковой давности, поскольку сделка совершена под влиянием заблуждения, она является оспоримой, следовательно, течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. О нарушении своих прав она узнала хххх хххх г., когда Шурыгин Е.С. перестал пускать ее в квартиру.

На заседании судебной коллегии Кузнецова В.Г., ее представитель Савинова О.Н. жалобу поддержали.

Ответчик Шурыгин Е.С. на заседание суда кассационной инстанции не явился, своего представителя не направил, ходатайствовал о рассмотрении дела по кассационной жалобе истицы в его отсутствие.

Судебная коллегия, рассмотрев доводы кассационной жалобы и материалы дела, выслушав истицу Кузнецову В.Г., ее представителя, оснований для отмены решения не находит.

Отказывая в удовлетворения заявленных требований, суд исходил из того, что доводы о заключении сделки под влиянием заблуждения, а также о притворности сделки стороной истца не доказаны, в связи с чем отказал в иске.

Судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

Статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии с пунктом 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

В силу пункта 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Обосновывая свои требования, истица ссылалась на то, что спорный договор дарения квартиры является притворной сделкой, поскольку фактически стороны имели намерение заключить договор пожизненного содержания с иждивением.

В соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной признается сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку; притворная сделка ничтожна.

По смыслу данной нормы признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку. Таким образом, по основанию притворности недействительной сделки может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Прикрываемая сделка должна быть отличной от притворной.

По смыслу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации наличие воли хотя бы одной из сторон на достижение правового результата, соответствующего совершенной сделке, исключает возможность признания ее недействительной как притворной.

Из материалов дела следует, что условия оспариваемого договора свидетельствуют о безвозмездном характере сделки. Анализ условий, на которых был заключен договор, не дает основания полагать, что в действительности стороны имели намерение совершить договор пожизненного содержания с иждивением. Договор дарения квартиры сторонами сделки исполнен, квартира безвозмездно передана в собственность ответчика Шурыгина Е.С.

В соответствии со статьей 56 Гражданско-процессуального Кодекса РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем, доказательств, свидетельствующих о том, что подлинная воля сторон, в том числе и ответчика, была направлена на создание правовых последствий, которые наступают при совершении договора пожизненного содержания с иждивением, суду представлено не было.

Отсутствовали у суда первой инстанции и основания для вывода о том, что сделка была совершена Кузнецовой В.Г. под влиянием заблуждения.

В соответствии с ч.1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В связи с этим, доводы кассационной жалобы о том, что истица заблуждалась относительно последствий сделки, поскольку она полагала, что после дарения квартиры за ней сохранится право пожизненного пользования жил.площадью, не имеют правового значения при разрешении данного спора.

В ходе рассмотрения дела истица поясняла суду о том, что ее решение подарить квартиру ответчику Шурыгину Е.С., приходящемуся ей внуком, было вызвано опасением, что после ее смерти квартира будет унаследована ее дочерью - матерью Шурыгина Е.С., которая проживает в хххх, в свое время бросила детей, ведет аморальный образ жизни. Указанные мотивы совершения сделки подтверждает и то, что через два года после совершения дарения квартиры, а именно - хххх Кузнецова В.Г. подарила Шургыину Е.С. и принадлежащий ей жилой дом с земельным участком, расположенный по адресу: хххх

В связи с этим, доводы кассационной жалобы о том, что при заключении договора дарения Кузнецова В.Г. предполагала о переходе права собственности в отношении принадлежащей ей квартиры только после ее смерти, а также о притворности договор дарения, судебная коллегия находит несостоятельными, а доводы о проживании в квартире после заключения договора дарения и оплаты коммунальных платежей, не имеющими, при установленных обстоятельствах, правового значения.

Также правильным судебная коллегия находит вывод суда о пропуске истицей срока исковой давности.

В соответствии с частью 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка ничтожна.

Согласно ч.1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Исполнение сделки договора дарения квартиры началось хххх года, поскольку в этот момент истцом передана квартира, что подтверждается актом приема-передачи. Соответственно вывод суда первой инстанции о том, что срок исковой давности по требованию о признании сделки притворной истек хххх г.

Подлежат отклонению и доводы кассационной жалобы относительно срока исковой давности по сделке, заключенной под влиянием заблуждения.

Из показаний Кузнецовой В.Г. суду первой инстанции следует, что ответчик Шурыгин Е.С. отказался от помощи ей в хххх году.

Следовательно, учитывая, что в обоснование своих требований истица указывала о своем заблуждении, о том, что она полагала о наличии у ответчика встречных обязательств по уходу и помощи ей, судебная коллегия находит правильным вывод суда о пропуске истицей срока исковой давности, поскольку о нарушении права ей стало известно в хххх г., в то время как настоящее исковое заявление подано в суд хххх г.

Доводы жалобы о том, что начало течения срока исковой давности следует считать с того момента, как ответчик прекратил доступ истицы в квартиру, судебная коллегия отклоняет. Заявляя о недействительности сделки вследствие заблуждения истица ссылалась на то, что совершая сделку она предполагала заключение договора пожизненного содержания с иждивением. Указанный договор предполагает наличие у второй стороны встречных обязательств по содержанию и уходу, между тем, проживание прежнего собственника в квартире не является обязательным условием такого договора. Кроме того, как следует из пояснений истицы как в районном суде, так и в суде кассационной инстанции, после дарения квартиры она постоянно проживала в доме по хххх, в квартире постоянно не проживала, ее визиты были вызваны необходимостью получения пенсии и пользованием удобствами благоустроенной квартиры. Следовательно, о нарушении своего права истице должно было быть известно с момента, когда ответчик прекратил материальную помощь, что по пояснениям истицы в суде первой инстанции имело место в хххх году. В связи с этим, довод жалобы о том, что срок исковой давности следует считать с момента фактического прекращения доступа в квартиру, судебная коллегия находит ошибочным.

В соответствии с абзацем вторым части 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно принял решение об отказе Кузнецовой В.Г. в иске.

Оснований для отмены обжалуемого решения судебная коллегия не усматривает. Решение постановлено судом при полном установлении юридически значимых обстоятельств, и правильном применении норм материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 366 Гражданско-процессуального Кодекса РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 12 декабря 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:  
 Кротова Л.М.

Судьи:  
 Гончикова И.Ч.

Нимаева О.З.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-318
Принявший орган: Верховный Суд Республики Бурятия
Дата принятия: 08 февраля 2012

Поиск в тексте