• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 апреля 2012 года Дело N 22-838/12
 

26 апреля 2012 года город Петрозаводск

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Карелия

в составе председательствующего - Гирдюка В.С.,

судей - Герасиной Н.П. и Захарова Ф.П.,

при секретаре Тимофеевой Н.Е.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Болгова О.В., кассационным жалобам осуждённых Кондратьева С.В. и Меркулова А.Д., защитников осуждённых - адвокатов Чингина С.А. и Зайцева Н.Н. на приговор Суоярвского районного суда Республики Карелия от 20 февраля 2012 года, которым:

Кондратьев С. В., родившийся (...), несудимый,

осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Кондратьеву С.В. исчислен с 20 февраля 2012 г. с зачётом в срок отбывания наказания времени содержания Кондратьева С.В. под стражей - с 19 января 2011 г. по 19 февраля 2012 г.;

Меркулов А. Д., родившийся (...), судимый

- 19 апреля 2007 г. Суоярвским районным судом Республики Карелия по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождённый 19 июня 2008 г. по постановлению Сегежского городского суда Республики Карелия от 10.06.2008 условно-досрочно на 1 год 2 месяца 5 дней,

осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Меркулову А.Д. исчислен с 20 февраля 2012 г., зачтено в срок отбывания наказания время содержания Меркулова А.Д. под стражей - с 19 января 2011 г. по 19 февраля 2012 г.

Взыскано с Кондратьева С.В. и Меркулова А.Д. солидарно в пользу П. в возмещение материального ущерба - 28 300 рублей.

Взыскано в пользу П. в счёт компенсации морального вреда с Кондратьева С.В. - 93тыс. рублей, с Меркулова А.Д. - 100 тыс. рублей.

Приговором определена судьба вещественных доказательств и разрешён вопрос о процессуальных издержках по уголовному делу.

Заслушав доклад председательствующего, выступления в режиме видеоконференц-связи осуждённых Кондратьева С.В. и Меркулова А.Д., адвокатов Черкасовой К.В., Чингина С.А. и Ямчитского М.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Елисеевой И.Н. об отмене приговора по доводам кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Кондратьев С.В. и Меркулов А.Д., каждый в отдельности, признаны виновными в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества на Поварова В.В. и Р. с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено 19 января 2011 г. в ночное время в при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Кондратьев и Меркулов виновными себя в совершении преступления признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Болгов О.В., не оспаривая правильности установленных судом фактических обстоятельств дела, доказанности вины осуждённых и квалификации их действий, ставит вопрос об отмене приговора в связи с несправедливостью назначенного Кондратьеву и Меркулову наказания, которое, по мнению государственного обвинителя, является чрезмерно мягким. По мнению автора кассационного представления, суд не в полной мере оценил общественную опасность и обстоятельства совершённого преступления, характеризующие осуждённых данные, и у суда имелись основания для назначения осуждённым дополнительного наказания в виде штрафа и ограничения свободы. Просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство.

На кассационное представление осуждёнными Меркуловым и Кондратьевым представлены возражения, в которых они считают доводы государственного обвинителя противоречивыми и необоснованными.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Меркулов А.Д. выражает несогласие с приговором, который считает несправедливым в связи с неправильным применением уголовного закона, критическим отношением суда к показаниям подсудимых и свидетелей, противоречивыми показаниями потерпевших, непроведением следственного эксперимента, лояльным отношением суда к нашедшему подтверждению факту о наличии у потерпевших наркотических средств. Просит приговор отменить.

В кассационной жалобе адвокат Зайцев Н.Н. в интересах осуждённого Меркулова считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью. Обращает внимание на то, что:

- суд критически отнёсся к показаниям подсудимых, свидетелей стороны защиты Т. К. Ч. М. Л. и Б., отвергнув их без достаточных на то оснований, отдав предпочтение показаниям потерпевших ввиду заинтересованности подсудимых и свидетелей стороны защиты в исходе дела;

- доводы суда о заинтересованности свидетелей стороны защиты являются неубедительными, поскольку данные свидетели предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, изначально «являлись лишь носителями информации»;

- судом не учтено, что потерпевший Р. под давлением улик признал факт незаконного приобретения и хранения наркотического средства - марихуаны, поэтому Р. был заинтересован в том, что предстать в суде в наиболее благоприятном для себя виде и соответственно не попасть в поле зрения компетентных органов, избежать уголовного преследования, как и потерпевший П., который не препятствовал Р. заниматься подобной деятельностью, в связи с чем суд ошибочно, по формальным основаниям, не переквалифицировал действия Меркулова с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 161 УК РФ, поскольку виновность Меркулова в инкриминируемом деянии не нашла своего подтверждения в судебном заседании;

- доводы суда о наличии сговора Меркулова с Кондратьевым на нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с целью завладения имущества Р. и П. ничем не подтверждены;

- в судебном заседании Меркулов пояснил, что он лишь помог Кондратьеву найти Р., зная адрес последнего, а Кондратьев лишь намеревался «уговорить» Р. прекратить сбывать наркотики племяннику Кондратьева - Л.., а также, что конфликт с Р. и П. произошёл после ссоры, перешедшей в групповую драку, в ходе которой Кондратьев по своей инициативе неожиданно применил средство самообороны, о наличии которого Меркулов не знал;

- осуждённый Меркулов допускал, что нанёс более одного удара Р., которому причинены побои, после чего с целью воспрепятствования потерпевшим вызвать милицию временно завладел двумя мобильными телефонами и навигатором, который ошибочно принял за мобильный телефон, и который намеревался сразу же по миновании надобности, что и сделал в дальнейшем через «Березняка Григория»;

- в суде Кондратьев подтвердил показания Меркулова, признал свою виновность в причинении П. средней тяжести вреда здоровью, заявив о непричастности к этому Меркулова.

По мнению защитника, в связи с отсутствием корыстного мотива деяние Меркулова не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, а отсутствие «чёткого» заявления потерпевших о привлечении к уголовной ответственности Меркулова и Кондратьева влечёт прекращение уголовного преследования по данному эпизоду в отношении Меркулова. Кроме того, суд без достаточных на то оснований не прекратил уголовное преследование в отношении Меркулова по обоим эпизодам в соответствии с ч. 1 ст. 239 УПК РФ, не признал в качестве смягчающих наказание Меркулова противоправные действия потерпевшего Р. и явку с повинной Меркулова, а стороной обвинения при наличии возникших серьёзных, неустранимых сомнений не представлено неопровержимых убедительных доказательств виновности Меркулова в совершении инкриминируемого уголовно-наказуемого деяния. Считает, что наказание Меркулову назначено без учёта влияния наказания на исправление осуждённого, степени вины и незначительной роли в совершении инкриминируемого деяния. Просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Кондратьев С.В. считает приговор подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным пунктами 1-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, полагая, что стороной защиты было представлено достаточно доказательств того, что он находился в квартире потерпевших с целью запретить Р. продавать наркотики своему племяннику. Обращает внимание на то, что он изначально не отрицал своего присутствия 19 января 2011 г. в квартире потерпевших и своего участия в «произошедшей ситуации», не менял показаний, не отказывался от них и признал факт избиения потерпевших. Несогласие с предъявленным ему обвинением объясняет отсутствием у него умысла на совершение разбойного нападения. Кроме того, Меркулов признал тот факт, что взял имущество у потерпевших, показав, что он, Кондратьев, об этом не знал, а потерпевшие показали, что он, Кондратьев, не брал у них ни денег, ни вещей, пояснив, что он и Меркулов действовали несогласованно.

Указывает, что:

- изложенные в описательно-мотивировочной части приговора его показания на предварительном следствии (т. 3, л. д. 42-46, 60-61, 64-66; т. 4, л. д. 41-43, 47-48) судом не оценены, хотя являются последовательными, непротиворечивыми и дополняют друг друга, и эти показания он не менял;

- 19 января 2011 г. после задержания к нему и Меркулову применялось насилие, и именно 19 января 2011 г. Меркулов дал показания, которые противоречат показаниям, данным им в дальнейшем, и к которым суд отнёсся критически, исключив из доказательственной базы явку с повинной Меркулова;

- положенные судом в основу приговора показания потерпевших на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства являются противоречивыми, сами потерпевшие утверждали, что он ничего не брал;

- сумма денежных средств, изъятых у него при задержании и обыске, не сопоставима с суммой денег, о пропаже которых заявляли потерпевшие, и он представил суду исчерпывающие доказательства того, что найденные у него в ходе обыска 2800 рублей принадлежат ему, что подтверждается также выпиской по его банковской зарплатной карте «ТрансКредитБанк» («TransCreditBank»), показаниями его жены, продавца магазина Б. и таксиста К. ;

- суд необоснованно критически отнёсся к показаниям свидетелей стороны защиты и в ходе судебного заседания в нарушение требований ч. 3 ст. 15, ч. 2 ст. 16, ст. 47, ч. 2 ст.79 УПК РФ безосновательно дважды отказал в удовлетворении заявленного им ходатайства о допросе свидетеля О. обладающего важной информацией, который мог бы подтвердить его показания о приобретении Л.., являющимся его племянником, марихуаны у потерпевшего Р., и факт нахождения его по этой причине в квартире потерпевших, и опровергнуть показания Р. о непричастности к сбыту наркотиков Л., а, следовательно, и доводы стороны обвинения о наличии у него умысла на разбойное нападение;

- вывод суда о наличии квалифицирующего признака разбойного нападения - группой лиц по предварительному сговору в нарушение ч. 4 ст. 14 УПК РФ основан лишь на предположениях и объективно ничем не подтверждён;

- вывод суда о наличии квалифицирующего признака незаконного проникновения в жилище, основанный только на показаниях потерпевшего Р.;

- факт продажи потерпевшим Р. марихуаны Л., подтверждается показаниями самого Р., свидетелей Б., Ч., Т., М. постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.07.2011, в котором имеется ссылка на то, что в действиях Р. формально усматриваются признаки преступлений, предусмотренных статьями 228 и 228.1. УК РФ;

- средство «Удар» было применено им против потерпевшего П. в драке в целях самообороны;

- уголовное дело расследовалось следственным управлением при МВД РФ по Республике Карелия (...), хотя по территориальному признаку должно было расследоваться отделением №2 следственного отдела МО МВД России «Кондопожский» , вследствие чего органом предварительного следствия было отказано в проведении следственного эксперимента и не проведены в полном объёме очные ставки с потерпевшим Р.;

- в приговоре отсутствует оценка суда его показаний, данных в судебном заседании 29 ноября 2011 г. и отражённых в приговоре на страницах 3-4;

- суд необоснованно не признал обстоятельством, смягчающим наказание, противоправное поведение потерпевшего Р.;

- судом не учтена имеющаяся в материалах уголовного дела и оглашённая в ходе судебного разбирательства его положительная характеристика, данная по месту содержания в ФКУ ИК-9 УФСИН России по Республике Карелия (т. 4, л. д. 214).

Считает, что назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, поскольку он ранее не судим, официально был трудоустроен и работал последние три года, зарекомендовав себя с положительной стороны, к административной ответственности не привлекался, на учётах у нарколога и психиатра не состоял, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, принял меры к частичному возмещению морального вреда. Просит приговор отменить или изменить в соответствии со ст. 387 УПК РФ в части квалификации его действий со смягчением наказания.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Чингин С.А. в интересах осуждённого Кондратьева полагает, что приговор подлежит отмене вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, неправильного применения уголовного закона, кроме того, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и суд не учёл обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а представленные стороной обвинения доказательства не указывают на то, что Кондратьев совершил инкриминируемое ему в вину деяние.

По мнению защитника, свидетели Б., К., и Б.., показания которых суд положил в основу приговора, ссылаясь на доказанность виновности Кондратьева в инкриминируемом в вину преступлении, никакой доказательственной базы за собой не несут, и напротив показания свидетеля обвинения К. подтверждают позицию Кондратьева в той части, что Кондратьев, вызывая такси через диспетчерскую такси «Лайт» со своего мобильного телефона, не намеревался совершить разбойное нападение; тот факт, что сначала в автомобиль такси сел Кондратьев, дожидаясь Меркулова, забравшего вещи потерпевшего, подтверждает самостоятельность действий последнего без участия Кондратьева, и в этой части показания Меркулова согласуются с показаниями потерпевшего П. о том, что, когда Меркулов брал вещи и деньги потерпевшего, Кондратьев находился в такси и ждал Меркулова.

Полагает, что само по себе изъятие денежных средств, обнаруженных в квартире Кондратьева при обыске, не может свидетельствовать о совершённом Кондратьевым разбое в отношении Р. и П., поскольку накануне обыска Кондратьев снимал денежные средства со своего расчётного счёта (банковской карты), и на момент проведения обыска наличные сбережения хранились в квартире Кондратьева. Обращает внимание на то, что сторона защиты в рамках уголовного дела, в ходе рассмотрения дела по существу предложила суду иную версию произошедшего, при этом ни органом предварительного следствия, ни судом обстоятельства, на которые указывала защита, опровергнуты не были, при этом защитник ссылается на показания в ходе состоявшего 14 октября 2011 г. судебного заседания потерпевшего П., подтвердившего то, что Кондратьев не требовал денежных средств, а, произнося: «Ты отдашь мне всё», имел ввиду наркотические средства, принадлежащие потерпевшему Рыжкову, которые в последующем уничтожил. Считает, что к показаниям Р. следует отнестись критически, так как последний является потребителем наркотических средств, и неоспоримым является тот факт, что на момент прихода Кондратьева и Меркулова в квартиру, у Р. имелись наркотические средства.

По мнению защитника, не имеется оснований и для утверждения о согласованности действий Кондратьева и Меркулова, так как Кондратьев в «завязавшейся потасовке» покинул квартиру вслед за Р., оставив Меркулова с П.. Указывает, что Кондратьев применил средство самообороны «Удар» только тогда, когда реально понял, что вырваться из квартиры другим способом не сможет, так как П.и Р. были сильнее его, указанное средство самообороны Кондратьев носил с собой всегда и не говорил о наличии этого средства самообороны Меркулову. Объясняет действия Кондратьева и Меркулова желанием Кондратьева с помощью Меркулова поговорить с лицом, который занимается сбытом наркотических средств несовершеннолетнему племяннику Кондратьева, без наличия какого-либо предварительного сговора, состоявшегося между ними.

Также полагает, что: квалификация действий Кондратьева и Меркулова по ч. 3 ст.162 УК РФ по признаку незаконного проникновения в жилище не нашла своего подтверждения с учётом показаний подсудимых и потерпевших, исходя из показаний осуждённого Меркулова, последний действовал самостоятельно без согласования своих действий с Кондратьевым, которого не поставил в известность о похищении имущества потерпевших; суд необоснованно критически отнёсся к показаниям подсудимых, так как Кондратьев с момента задержания дал последовательные и правдивые показания, которые согласуются в части требований Кондратьева с показаниями осуждённого Меркулова и потерпевшего П., признав причинение вреда здоровью потерпевшим П. и Р. вследствие своих противоправных действий.

Считает, что назначенное Кондратьеву наказание является чрезмерно суровым, так как Кондратьев имел постоянное место жительства, характеризуется в целом положительно, на специализированных учётах не состоит, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, юридически не судим, родственники характеризуют Кондратьева исключительно с положительной стороны.

Просит приговор отменить и оправдать Кондратьева по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённых и адвоката Чингина С.А. прокурор Суоярвского района Республики Карелия Абросимов С.Г. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судебное разбирательство по делу проведено в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Судом правильно установлены фактические обстоятельства дела.

Виновность осуждённых в разбойном нападении на потерпевших Р. и П. установлена совокупностью объективных доказательств, исследованных, проверенных судом и приведённых в приговоре.

Так потерпевший П. подтвердил в судебном заседании, что, когда он и Р. 19 января 2011 г. вечером находились дома, раздался стук в дверь. Р. открыл дверь, он услышал шум в коридоре, и как Р. кричит о помощи. Он вышел в коридор и увидел, как Кондратьев «борется» с Р. в конце коридора. В этот момент к нему направлялся Меркулов и прозвучал выстрел, раздалась реплика «контрольная закупка, где деньги». В коридоре у него завязалась борьба с Меркуловым, которая перешла в зал, при этом Меркулов наносил ему удары. Он пытался выяснить у Меркулова, что происходит, на что прозвучала реплика «мы из милиции, сейчас приедет милиция, где деньги». Он повалил Меркулова на кровать и услышал, как Р. закричал о том, что его душат, после чего пошёл в коридор, где были Кондратьев и Р., в этот момент прозвучал второй выстрел. Он пошёл к ним, чтобы освободить Р., но в этот момент Кондратьев нанёс ему удар рукояткой пистолета в левую часть лица, раздробив лицо. Освободив Р., он вернулся в зал, где увидел, что Меркулов выдвигает ящики комода, «роется в вещах», забрал всю мелочь со стола. Когда Меркулов ушёл, он обнаружил отсутствие в ящиках комода навигатора, денег и мобильного телефона.

Согласно показаниям в судебном заседании потерпевшего Р., он пришёл домой 18 января 2011 г. около 23 час., в это время П. лёг спать. Около часа ночи в дверь постучали, и он, подумав, что к нему пришёл его знакомый, открыл дверь. Меркулов сразу толкнул его в коридор, сказав, что это «контрольная закупка», стал требовать деньги и наркотики. Он переспросил Меркулова, в ответ Меркулов нанёс ему удар в лицо, он также нанёс Меркулову удар в лицо, Кондратьев и Меркулов вдвоём начали избивать его в коридоре. Тогда он позвал на помощь П., который вышел в коридор, чтобы узнать, что происходит. Меркулов сразу «кинулся» на П., а он остался в коридоре с Кондратьевым, произошла драка, во время которой Кондратьев требовал деньги и наркотики, потом Кондратьев стал душить его и выстрелил в лицо П., который убрал руку Кондратьева, и он вырвался, выбежав из квартиры. От ударов, нанесённых ему Меркуловым и Кондратьевым по лицу и телу, которые требовали у него деньги и наркотики, у него был сломан нос, и имелись ссадины.

Каких-либо данных, дающих основание суду первой инстанции сомневаться в достоверности показаний потерпевших, в материалах дела не имеется.

Из исследованных судом в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ показаний на предварительном следствии (т. 1, л. д. 195, 234), а также показаний в судебном заседании свидетеля К., усматривается, что 19 января 2011 г. он работал водителем таксистом, заступив на смену в 19 час., а около 00 час. 15 мин. от диспетчера такси поступило сообщение о необходимости выезда к магазину «24 часа», для того, чтобы отвезти людей в микрорайон (...). Подъехав к указанному магазину через десять минут, к нему в автомобиль сели двое молодых людей, один из которых был повыше ростом другого, этих молодых людей он отвёз к дому (...), и они попросили его подождать, расплатившись сразу. Молодые люди вернулись по отдельности, сначала один, а через пять минут другой;

Свидетель Б. показания которой на предварительном следствии оглашены в судебном заседании в порядке ч. 2 ст. 281 УПК РФ, показала, что она с 18 до 19 января 2011 г. работала в магазине «Часики» («24 часа»), куда около 01 час. 30 мин. зашли Меркулов и молодой человек. Меркулова, который покупал пиво и сигареты, обслуживал продавец Б. (т. 2, л. д. 29-30).

Согласно показаниям в судебном заседании и исследованным судом в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ показаниям на предварительном следствии (т. 1, л. д. 128) свидетеля Б. - продавца магазина «Часики» («24 часа»), Кондратьев заходил в магазин 18 января 2011 г. около 22 час., расплатившись «тысячной купюрой». Второй раз Кондратьев пришёл в магазин с Меркуловым в полночь или в первом часу ночи, при этом Кондратьев, у которого кулак правой руки был в крови, разговаривал по телефону, а Меркулов «отоваривался», расплатившись крупными купюрами.

Согласно заключению эксперта от 27.04.2011 у П. установлена тупая черепно-лицевая травма: ушиб мягких тканей левой половины лица с их отёком и кровоподтёком в окружности глаза, кровоподтёком в скуловой области и области щеки; переломы нижней и латеральной стенок левой глазницы, перелом наружной стенки левой верхнечелюстной пазухи - средней тяжести вред здоровью по признаку длительного нарушения функций органов и систем продолжительностью свыше 21 дня. Эта травма головы образовалась в результате травматического воздействия (воздействий) твёрдым тупым предметом (предметами), и она могла образоваться около 00 часов 45 минут 19 января 2011 г. Также у П. установлены: ушиб мягких тканей волосистой части головы с их припухлостью в затылочной области справа; ушиб мягких тканей правой половины лица с их отёком и кровоподтёком в окружности глаза; кровоподтёк в области подбородка; кровоизлияние на переходной кайме нижней губы; кровоизлияние и ссадины на слизистой оболочке нижней губы; кровоизлияние со ссадинами на слизистой оболочке губы, которые не вызвали вреда здоровью и могли образоваться около 00 часов 45 минут 19 января 2011 г. (т. 1, л. д. 153-157).

Согласно заключению эксперта от 22.04.2011 у Р. установлены: ушиб мягких тканей волосистой части головы с их припухлостью в теменной области слева, кровоподтёк на лице в области лба слева, ссадина на лице в области спинки носа, кровоподтёк на лице слева в области нижнего века глаза, кровоизлияние со ссадиной на слизистой оболочке верхней губы слева, ушиб мягких тканей правой руки с припухлостью и кровоподтёком на плече, которые не причинили вреда здоровью и образовались в результате не менее четырёх травматических воздействий твёрдым тупым предметом (предметами) с ограниченной следообразующей поверхностью, они могли образоваться 19 января 2011 г. около 00 часов 45 минут (т. 1, л. д. 146-149).

Виновность Кондратьева и Меркулова также подтверждается: рапортами оперативного дежурного ОМ №2 МОВД «Кондопожский» об обнаружении признаков преступления; протоколами осмотра места происшествия и обыска с фото-таблицами; протоколом выемки; протоколами осмотра предметов; картами вызова скорой медицинской помощи (в копиях), из которых следует, что неизвестные напали на Р. и П., избили, наносили удары пистолетом по голове и лицу (т. 1, л. д. 138-141); протоколом предъявления лица для опознания, в ходе которого Р. опознал Кондратьева как лицо, совершившее в отношении него совместно с Меркуловым разбойное нападение и причинившее ему телесные повреждения (т. 3, л. д. 5-7); заключениями проведённых по делу судебных экспертиз, и другими доказательствами.

Судом первой инстанции в соответствии со ст. 88 УПК РФ дана правильная оценка всем доказательствам по делу, изложены мотивы, по которым суд при анализе доказательств, принял во внимание одни и отверг другие, как противоречащие материалам дела.

Доводы стороны защиты в кассационных жалобах о противоречивости и недостоверности показаний потерпевших Р.и П. судом первой инстанции тщательно проверялись, им дана надлежащая оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

Суд в соответствии с требованиями закона исследовал показания свидетелей стороны защиты Б., Л., Ч., К., Т. и обоснованно критически отнёсся к ним, расценив их как показания лиц, заинтересованных в исходе дела.

Судом обсуждалось ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля (...), местонахождение которого, как это следует из материалов уголовного дела, не было известно, и принято обоснованное решение об отказе в удовлетворении этого ходатайства. Данное решение суда является обоснованным.

Анализ приведённых выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства и правильно квалифицировал действия Кондратьева и Меркулова по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Суд обоснованно по результатам судебного следствия пришёл к выводам о том, что Кондратьев и Меркулов, предварительно договорившись, совершили нападение на потерпевших П. и Р. в целях хищения чужого имущества, незаконно проникнув в жилище потерпевших, применив насилие, опасное для жизни и здоровья, с которыми судебная коллегия соглашается. Соглашается судебная коллегия и с выводом суда о том, что в ходе разбойного нападения одним из нападавших - Кондратьевым для подавления сопротивления потерпевших в качества оружия было применено средство самообороны «Удар».

Однако судебная коллегия не может согласиться с осуждением Меркулова за разбойное нападение с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Квалифицируя действия Меркулова по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершённый с применением предмета, используемого в качестве оружия, суд основывался на лишь показаниях потерпевших П. и Р.. Но анализ этих доказательств как каждого в отдельности, так и в совокупности, а также анализ показаний самих осуждённых свидетельствуют, о том, что суд ошибочно вменил в вину Меркулову квалифицирующий признак разбоя - «с применением предмета, используемого в качестве оружия».

Из приведённых в приговоре доказательств не следует вывод о том, что Кондратьев договорился с Меркуловым о применении в ходе разбойного нападения на П. и Р. средства самообороны «Удар». Доказательств, свидетельствующих о том, что между осуждёнными имелась предварительная договорённость о применении средства «Удар», а также о том, что Меркулов знал о намерениях Кондратьева в ходе разбойного нападения применить в качестве оружия указанное средство, не добыто и в приговоре не приведено. Более того, обосновывая квалификацию действий осуждённых в описательно-мотивировочной части приговора, суд признал установленным тот факт, что именно Кондратьев применил средство «Удар» с целью преодоления сопротивления потерпевших. Таким образом, в данном случае, с учётом установленных судом фактических обстоятельств действия Кондратьева, применившего при разбойном нападении в качестве оружия средство «Удар», являются эксцессом исполнителя, и действия Меркулова следует квалифицировать по ч. 3 ст. 162 УК РФ - как разбой, совершённый группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в жилище.

Каких-либо оснований для отмены или изменения приговора в отношении осуждённого Кондратьева не имеется, его действия судом юридически квалифицированы правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Вопреки доводам осуждённого Кондратьева в кассационной жалобе судом первой инстанции обсуждалось ходатайство о вызове свидетеля защиты О. и принято обоснованное решение об отказе в удовлетворении этого ходатайства.

Не основано на требованиях уголовно-процессуального закона утверждение осуждённого Кондратьева о том, что следствие по делу проведено с нарушением территориальной подследственности.

В материалах дела имеется постановление, вынесенное в порядке ч. 1 ст. 39 УПК РФ заместителем начальника Следственного управления при МВД РФ по - начальником следственной части следственного управления при МВД РФ по С.., согласно которому, в целях перераспределения нагрузки между следователями следственных подразделений, указанное должностное лицо поручило проведение дальнейшего расследования по делу следователю следственной части следственного управления при МВД по (т. 1, л. д. 6).

Доводы кассационного представления о неправильном применении уголовного закона при назначении наказания осуждённым являются необоснованными, поскольку вопрос о назначении наказания Кондратьеву и Меркулову разрешён судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учётом всех влияющих на назначение наказания обстоятельств, характера и степени общественной опасности совершённого преступления, данных о личности виновных, а само наказание, назначенное Кондратьеву и Меркулову, не является чрезмерно мягким.

Назначенное осуждённым наказание излишне суровым также не является.

При решении вопроса о виде и размере наказания Кондратьеву и Меркулову, суд руководствовался требованиями ст. ст. 6, 60, 61, 63 УК РФ. Наказание осуждённым назначено с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, отнесённого к категории особо тяжких, данных характеризующих их личность, обстоятельств влияющих на их наказание, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

С доводами, изложенными в кассационной жалобе Кондратьева, относительно необходимости применения п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, нельзя согласиться поскольку наличие противоправного либо аморального поведения потерпевшего Р. судом не установлено.

В то же время в связи с уменьшением объёма виновности Меркулова наказание, назначенное ему по ч. 3 ст. 162 УК РФ, подлежит смягчению.

Вид исправительной колонии для отбывания лишения свободы назначен осуждённым в соответствии с требованиями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Гражданские иски потерпевшего П. разрешены судом в соответствии с законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Суоярвского районного суда Республики Карелия от в отношении Меркулова А. Д. изменить:

- из осуждения Меркулова А.Д. по ч. 3 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак разбоя - «с применением предмета, используемого в качестве оружия»;

- смягчить Меркулову А.Д. наказание по ч. 3 ст. 162 УК РФ до 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор Суоярвского районного суда Республики Карелия от в отношении Кондратьева С. В. и Меркулова А. Д. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий В.С. Гирдюк

Судьи Н.П. Герасина

Ф.П. Захаров




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-838/12
Принявший орган: Верховный Суд Республики Карелия
Дата принятия: 26 апреля 2012

Поиск в тексте