• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 01 ноября 2012 года Дело N 33-4657/2012
 

Санкт-Петербург 1 ноября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Пономаревой Т.А.,

судей Кабировой Е.В., Кошелевой И.Л..,

при секретаре Копыльцовой Е.В.

с участием прокурора Гавриловой Е.В.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца Калкутиной Н.А. на решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 29 июня 2012 года, которым Калкутиной Н.А., Калкутиной Е.В., Калкутину В.А. отказано в удовлетворении исковых требований к МУЗ «Выборгская городская больница» о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Кабировой Е.В., объяснения истца Калкутина В.А., представителя истцов адвоката Заседателевой Т.В., поддержавших доводы жалобы, возражения представителя ответчика - МУЗ «Выборгская городская больница» Пенджиева Р.А., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

установила:

Калкутина Н.А., Калкутина Е.В., Калкутин В.А. обратились в Выборгский городской суд Ленинградской области с иском к МУЗ «Выборгская городская больница» с учетом принятых изменений в его предмет о взыскании 86918 рублей 56 копеек в счет возмещения материального ущерба и по 300000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненных смертью Калкутина Д.В..

В обоснование исковых требований истцы указали, что Калкутина Н.А. и Калкутин В.А. являются родителями Калкутина Д.В., а Калкутина Е.В. - его сестрой. 20 августа 2010 года Калкутин Д.В. был госпитализирован в МУЗ «Выборгская городская больница» с предварительным диагнозом «острый пенкреатит, впервые выявленный сахарный диабет.

25 августа 2010 года Калкутин Д.В. умер в больнице.

По мнению истцов, причиной смерти в совокупности с иными развившимися осложнениями явились дефекты оказания медицинской помощи врачами МУЗ «Выборгская городская больница», допустившими противоправное бездействие, виновную непредусмотрительность и небрежность, недооценку клинической ситуации и тяжести состояния больного, не выполнившими в полном объеме необходимые лечебные мероприятия, не использовавшими методы раннего предупреждения развития геморрагического панкреонекроза, исключившими возможность положительного исхода.

Материальный ущерб связан с расходами на погребение. Основанием для компенсации морального вреда являются непрекращающиеся страдания, связанные с утратой близкого человека (л.д.5-11).

Истцы и их представитель в суде первой инстанции исковые требования поддерживали в полном объеме.

Представитель ответчика в суде первой инстанции просил в удовлетворении исковых требований отказать (л.д.167-174).

29 июня 2012 года Выборгским городским судом Ленинградской области постановлено решение, которым Калкутиной Н.А., Калкутиной Е.В., Калкутину В.А. отказано в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме (л.д.1767-181).

Истец Калкутина Н.А. не согласилась с законностью и обоснованностью постановленного решения, представила апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований.

В качестве оснований для отмены судебного решения ссылается на нарушение судом норм процессуального права.

Полагает, что оценка представленных доказательств произведена судом в нарушение требований ст.67 ГПК РФ.

Так, в основу судебного решения положено заключение судебно-медицинской экспертизы, которое является доказательством, полученным с нарушением закона, так как оно выполнено экспертами на основании самостоятельно собранных материалов для проведения исследования ( акта комиссионного судебно-медицинского исследования №55/к), при этом к производству экспертизы привлечены эксперты, не имеющие специальных познаний в области анестезиологии и реаниматологиии, в то время как судом на разрешение экспертов были поставлены вопросы, касающиеся лечения пациента в отделении реанимации.

Указанные обстоятельства, по мнению подателя жалобы, ставят под сомнение правильность и обоснованность выводов экспертов и являлись основанием для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы. Между тем, судом в удовлетворении ходатайства о назначении такой экспертизы истцам необоснованно отказано (л.лд.186-191).

Истец Калкутин В.А. и представитель истцов адвокат Заседателева Т.В. в суде апелляционной инстанции доводы апелляционной жалобы поддержали. Тогда как представитель ответчика - МУЗ «Выборгская городская больница» Пенджиев Р.А. возражал против доводов жалобы, просил оставить решение суда без изменения.

Истца Калкутина Н.А., Калкутина Е.В. и 3-е лицо Смирнов А.А. в судебное заседание не явились, о рассмотрении апелляционной жалобы извещены, в связи с чем судебной коллегией постановлено определение о рассмотрении дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

В соответствии с частью первой статьи 327.1. ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснений, содержащихся в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Из материалов дела следует, что 20 августа 2010 года Калкутин Д.В. поступил в Выборгскую городскую больницу Ленинградской области по направлению ООО «Аксон» (л.д. 41, 49). В больнице по результатам обследования поставлен диагноз «Острый панкреатит. Сахарный диабет, впервые выявленный (вторичный?). Кетоацидоз», после чего больной госпитализирован в хирургическое отделение, где получал многокомпонентную инфузионную терапию с анитесекреторной и антиферментной поддержкой. Несмотря на проводимое лечение, 25 августа 2010 года наступило резкое ухудшение состояние, больной был переведен в отделение реанимации, где на фоне прогрессирования полиорганной недостаточности, несмотря на проводимую интенсивную терапию, наступила смерть в 20 часов 25 минут 25 августа 2010 года. Калкутину Д.В. установлен посмертный клинический диагноз - тяжелый деструктивный панкреатит, причиной смерти явилась интоксикация (л.д.41-73).

При рассмотрении дела на основании определения суда проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой диагностические мероприятия в Выборгской городской больнице в отношении Калкутина Д.В. осуществлялись правильно, основное заболевание (острый панкреатит) формально распознано своевременно. Однако, наиболее информативные диагностические исследования не были выполнены, поэтому полнота диагностической характеристики основного заболевания оказалась недостаточной. Диагноз тяжелого деструктивного панкреонекроза поставлен поздно. Из-за неполной диагностической характеристики основного заболевания у Калкутина Д.В. характер и объем лечебных мероприятий, необходимых при тяжелой деструктивной форме заболевания оказался неэффективным. В частности, антисекреторные препараты использовались в недостаточном объеме, в неоптимальном объеме проведена инфузионная терапия, не использованы современные способы детоксикации, не выполнена диагностическая лапароскопия. Явление острой недостаточности явились следствием хронического заболевания сердца и тяжелой интоксикации, развившейся в результате геморрагического панкреонекроза. Вероятность летального исхода при тотальном панкреонекрозе, диагностированном у Калкутина Д.В., и стремительно протекающим развитии данного заболевания, по данным отечественных и зарубежных хирургов составляет 100 % независимо от качестве проводимого лечения.

Результаты исследований позволили экспертам сделать вывод о том, что отмеченные выше дефекты диагностики и лечения не находятся в причинно-следственной связи со смертью Калкутина Д.В. (л.д.147-155).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд дал надлежащую оценку названному экспертному заключению в совокупности с иными доказательствами по делу, которые не находятся в противоречии с заключением.

К числу таких доказательств относятся заключение специалиста в области хирургии ФИО1 (л.д.24-32), медицинская карта стационарного больного (л.д.41-71), акт внеплановой документарной проверки качества оказания медицинской помощи Калкутину Д.В. в МУЗ «Выборгская городская больница» (л.д.78-83), акт патологоанатомического вскрытия № от ... (л.д.131,133), анализ клинической диагностики и лечения (л.д.132), объяснения сторон и 3-го лица (л.д.168-172), показания свидетелей (л.д.98-100).

Совокупность собранных и исследованных судом доказательств позволяет сделать вывод о том, что дефекты врачебной тактики, диагностики и лечения могли привести к снижению эффективности проводимого лечения, но не явились причиной смерти Калкутина Д.В.. Наличия ненадлежащих действий медицинского персонала ответчика при оказании медицинской помощи Калкутину Д.В., идущих вразрез с общепринятыми в медицине правилами, не установлено.

При этом необходимо иметь в виду, что сам по себе неблагоприятный исход при оказании медицинской помощи не является достаточным основанием для возложения ответственности за него на лечебное учреждение, поскольку в медицинской практике неблагоприятный исход может иметь место, как в результате ненадлежащих действий медицинского персонала, так и в результате надлежащих действий, то есть когда медицинский работник надлежащим образом выполнил свои профессиональные обязанности, а неблагоприятные последствия все же наступили, и их нельзя было избежать.

Довод жалобы Калкутиной Н.А. о том, что суд ограничил ее в возможности доказывания, отклонив ходатайство о назначении по делу повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, не может быть принят во внимание, поскольку с учетом изложенного выше у суда не имелось оснований ставить под сомнение выводы экспертов.

Согласно п. 24 "Правил и Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" от 24 апреля 2008 года N 194н, ухудшение состояния здоровья, вызванное характером и тяжестью заболевания, возрастом пациента, не рассматривается как причинение вреда здоровью.

Принимая во внимание тяжесть имеющихся у Калкутина Д.В заболеваний, судебная коллегия приходит к выводу, что действия ответчика были направлены на спасение жизни и здоровья больного; врачебных ошибок, повлекших его смерть, допущено не было, в связи с чем отсутствуют правовые основания для удовлетворения исковых требований.

Довод жалобы о том, что акт комиссионного судебно-медицинского исследования №55/к, использованный при подготовке экспертного заключения, к материалам дела не приобщался, нашел свое подтверждение, однако данное обстоятельство не может служить основанием для отмены правильного по существу судебного решения, поскольку заключение эксперта было оценено судом первой инстанции наравне с иными представленными в материалы дела доказательствами в соответствии с требованиям ст. 67 ГПК РФ.

Довод жалобы относительно порочности экспертного заключения по причине не соответствия его требованиям ст.8 Федерального закона РФ О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», является голословным, не подтвержден соответствующими доказательствами.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении спора правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам и являются правильными.

Апелляционная жалоба не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения.

Руководствуясь ч.1 ст. 327.1, ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда.

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 29 июня 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Калкутиной Н.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4657/2012
Принявший орган: Ленинградский областной суд
Дата принятия: 01 ноября 2012

Поиск в тексте