• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СУДА ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 30 мая 2011 года Дело N 22-739/2011
 

город Салехард 30 мая 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа в составе:

председательствующего Школина А.В.,

судей Калинина В.М. и Завадского Н.П.,

при секретаре Лысовой О.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Чусовитина С.А., кассационным жалобам осужденного Обуховского М.Н. и его защитника - адвоката Зилановой О.И. на приговор Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14 февраля 2011 года, по которому

СЛАБЕНКО А.А., родившийся ... , судимый Пуровским районным судом ЯНАО:

29 ноября 2010 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; 21 декабря 2010 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей; осужденк лишению свободы:

за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ- на 4 года;

по ч. 1 ст. 232 УК РФ на 2 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ОБУХОВСКИЙ М.Н., родившийся ... , судимый:

09 марта 2010 года мировым судьей судебного участка № 3 Пуровского района ЯНАО по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

23 сентября 2010 года мировым судьей судебного участка № 2 Пуровского района ЯНАО по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием ежемесячно 10 % заработной платы в доход государства, отбыто 3 месяца 7 дней исправительных работ;

осужден по двум преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы за каждое.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 4 года лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 09 марта 2010 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 09 марта 2010 года назначено четыре три месяца лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 23 сентября 2010 года окончательно назначено 4 года 3 месяца 15 дней лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Школина А.В., выступление осужденного Обуховского М.Н. и адвоката Голикова А.П., поддержавших доводы кассационных жалоб, адвоката Белашова А.А. (в интересах Слабенко А.А.) полагавшего смягчить назначенное наказание, мнение прокурора Васильева М.А., поддержавшего доводы кассационного представления частично, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда Слабенко признан виновным:

- в незаконном изготовлении и хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере - 4,76 граммов дезоморфина. Преступление совершено 16 апреля 2010 года.

- в незаконном изготовлении и хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере - 8,595 граммов дезоморфина. Преступление совершено 25 апреля 2010 года.

- в содержании в период с 16 по 25 апреля 2010 года притона для потребления наркотических средств.

Обуховский признан виновным:

- в незаконном изготовлении наркотического средства в особо крупном размере - 4,76 граммов дезоморфина. Преступление совершено 16 апреля 2010 года.

- в незаконном изготовлении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере - 8,595 граммов дезоморфина. Преступление совершено 25 апреля 2010 года.

Преступления совершены в п. Пурпе-1, Пуровского района, Ямало-Ненецкого автономного округа, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Слабенко в судебном заседании виновным себя признал частично, Обуховский свою виновность не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Чусовитин С.А. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Слабенко и Обуховского в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несправедливостью и неправильным применением уголовного закона.

В обоснование доводов представления указывает, что суд не в полной мере мотивировал выводы о виде и размере наказания. Назначенное Слабенко и Обуховскому наказание является необоснованно мягким и не соответствующим тяжести содеянного, личностям осужденных.

Суд необоснованно из действий Обуховского исключил квалифицирующий признак «незаконное хранение наркотических средств», поскольку умысел на изготовление так и на совместное употребление всего изготовленного наркотического средства у Обуховского был совместный со Слабенко.

Кроме того, автор представления цитируя п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания" указывает, что суд в отношении Обуховского неправильно применил уголовный закон при сложении наказаний, применив вначале правила ст. 70 УК РФ и только после этого правила ч. 5 ст. 69 УК РФ.

В резолютивной части приговора при сложении наказаний по правилам ст. 70 УК РФ в отношении Обуховского суд непонятно указал окончательный срок назначенного наказания по совокупности приговоров в виде лишения свободы сроком - «четыре три месяца».

В кассационных жалобах:

- защитник осужденного Обуховского - адвокат Зиланова О.И. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Обуховского в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного разбирательства.

При этом адвокат указывает, что допрошенные в судебном заседании свидетели П., В., О. не подтвердили факт изготовления наркотического средства Обуховским. Подсудимый Слабенко пояснил, что наркотическое средство изготовил самостоятельно. Свидетели К., Р., Б. показали, что когда они пришли в квартиру, в кухне находился только Слабенко, а все остальные (Обуховский, В., О.) находились в зале.

Таким образом, из исследованных в суде доказательств следует, что Обуховский не причастен к совершенному преступлению, но суд пришел к иным выводам.

Суд необоснованно признал показания Слабенко и Обуховского, данные ими в ходе предварительного следствия, допустимыми доказательствами, поскольку на них было оказано давление. Протоколы их допросов идентичны, даже совпадают допущенные ошибки, что свидетельствует о том, что они не допрашивались, они лишь подписали протоколы с уже изложенными показаниями.

Кроме признательных показаний Обуховского, данных им в ходе предварительного следствия, никаких иных доказательств его виновности не имеется.

Показания свидетелей Р., Б., К., данные ими в судебном заседании, подтверждающие показания подсудимых Обуховского и Слабенко о том, что Слабенко не давал добровольного разрешения на осмотр своего жилища, были признаны судом недостоверными. А показания Р. и Б. о том, что дверь была сломана, а рядом стояли ломики и два гвоздодера, судом оставлены без внимания.

Судом в основу приговора положены в качестве доказательств виновности осужденных материалы оперативно-розыскных мероприятий, в частности акты обследования жилого помещения Слабенко от 16 и 25 апреля 2010 года, которые являются недопустимыми доказательствами, так как получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Обследование жилища Слабенко производились без участия понятых. Свидетели Б., Р. и К., которые являлись понятыми пояснили, что они пришли в квартиру к Слабенко, когда в ней уже находились сотрудники наркоконтроля, что подтверждает показания Обуховского и Слабенко о том, что понятые пришли в квартиру спустя минут двадцать-тридцать после сотрудников.

Протокол проверки показаний Слабенко также является недопустимым доказательством, поскольку при проведении данного следственного действия нарушены требования уголовно-процессуального закона, а именно положения ст.ст. 166, 194 УПК РФ.

Одним из доказательств виновности Обуховского суд принял вещественные доказательства, те предметы, которые были изъяты в жилище Слабенко. Но в ходе судебного разбирательства было установлено, что осмотр изъятых предметов не производился, пакет с предметами не вскрывался и предметы понятым не предъявлялись, что также противоречит требованиям УПК РФ.

Таким образом, адвокат полагает, что приговор основан на недопустимых и противоречивых доказательствах, что, безусловно, является основанием для отмены приговора.

- осужденный Обуховский М.Н. ставит вопрос об изменении приговора ввиду его несправедливости, считает назначенное наказание чрезмерно суровым.

Указывает, что наркотическое средство не изготавливал, а лишь употреблял его. При назначении наказания суд не учел смягчающие обстоятельства, а именно наличие на иждивении двоих малолетних детей. Тот факт, что он является наркозависимым, просит признать смягчающим обстоятельством и применить положения ст. 64 УК РФ.

Показания данные им в ходе предварительного следствия были получены у него обманным путем, все свидетели в судебном заседании подтвердили его непричастность к преступлениям.

Допрошенные сотрудники наркоконтроля в судебном заседании не смогли дать четкие ответы на вопросы его защитника об обстоятельствах проведенных следственных мероприятиях.

До настоящего времени протокол судебного заседания для ознакомления ему так и не предоставили.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия приходит к следующему.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал обоснованный вывод о доказанной виновности Слабенко и Обуховского в совершении преступлений на основе надлежащей объективной оценки совокупности исследованных в судебном разбирательстве дела достаточных доказательств, содержание и анализ которых приведен в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о том, что Обуховский не принимал участия в изготовлении наркотического средства, тщательно проверялись судом первой инстанции и были обоснованно отвергнуты.

При этом вопреки доводам жалобы защитника, суд обоснованно положил в основу обвинения показания Слабенко и Обуховского данные ими в ходе предварительного расследования, полученные в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласно которым 16 апреля 2010 года и 25 апреля 2010 года они совместно изготавливали в квартире Слабенко наркотическое средство - дезоморфин. При этом в этих показаниях подробно изложена роль каждого в изготовлении наркотического средства.

Суд первой инстанции в полном объеме исследовал причины изменения подсудимыми показаний в судебном заседании и дал им обоснованную оценку, не согласиться с которой оснований у судебной коллегии не имеется.

Показания Слабенко и Обуховским, даны в ходе предварительного следствия в присутствии квалифицированных защитников - адвокатов Андреева Е.В. и Ушаковой В.И., то есть в условиях, исключающих какое-либо незаконное воздействие на них.

При этом согласно протоколу допроса Слабенко в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 159-165), протоколу его допроса в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 10-16), протоколу допроса Обуховского в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 170-174), протоколу его допроса в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 26-30) по окончании допросов каких-либо замечаний к протоколам от допрашиваемых и их защитников не поступало, о чем свидетельствуют соответствующие записи и подписи в протоколах.

Оснований сомневаться в правдивости показаний осужденных, которые признаны достоверными, у суда первой инстанции не имелось, не имеется таковых и у судебной коллегии, поскольку они согласуются с другими доказательствами:

- показаниями свидетелей К., Р. принимавшими участие в качестве понятых при осмотре жилища Слабенко 16 апреля 2010 года, в ходе которого было обнаружено и изъято наркотическое средство - дезоморфин.

- показаниями свидетеля Б., Х.., принимавшими участие в качестве понятых при осмотре жилища Слабенко 25 апреля 2010 года, в ходе которого было обнаружено и изъято наркотическое средство - дезоморфин.

- показаниями свидетелей П. и У., являющихся оперуполномоченными УФСКН, пояснившими, что они осуществляли оперативно-розыскные мероприятия в отношении Слабенко и Обуховского, в ходе которых была установлена их причастность к изготовлению наркотического средства - дезоморфин.

- показаниями свидетеля В., О. данными ими в ходе предварительного следствия, согласно которым Слабенко и Обуховский 16 апреля и 25 апреля 2010 года изготавливали наркотическое средство, часть которого они употребили, а часть у них была изъята сотрудниками УФСКН.

Данные показания свидетелей получены в установленном законом порядке и согласуются с другими доказательствами по делу. Оснований полагать, что В. и О. оговорили осужденных, не имеется. Перед допросами они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, наличия личной неприязни между ними либо иных мотивов для оговора не имеется. Имеющимся противоречиям в их показаниях суд дал надлежащую оценку в приговоре.

- актом обследования квартиры Слабенко от 16 апреля 2010 года, в ходе которого обнаружена и изъята рюмка с налетом темно-бурого цвета и ватными тампонами, пропитанными жидкостью, которая вобрана в шприц и изъята.

- справкой об исследовании № 87 от 19 апреля 2010 года, согласно которой в шприце, с помощью которого была изъята жидкость из ватных тампонов, находящихся в рюмке, обнаруженной 16 апреля 2010 года в квартире Слабенко, является наркотическим средством дезоморфином, массой 4,76 граммов.

- заключением эксперта № 107 от 04 мая 2010 года, согласно которой жидкость, представленная на экспертизу, изъятая 16 апреля 2010 года в ходе обследования квартиры Слабенко, является наркотическим средством - дезоморфином.

- актом обследования квартиры Слабенко от 25 апреля 2010 года, в ходе которого обнаружена и изъята стопка с ватными тампонами, пропитанными жидкостью, которая вобрана в шприц и изъята, а также шприц объемом 5 мл с жидкостью светло-коричневого цвета.

- справкой об исследовании № 63/42 от 26 апреля 2010 года, согласно которой жидкость, изъятая 25 апреля 2010 года в квартире Слабенко и находящаяся в двух шприцах, является наркотическим средством дезоморфином общей массой - 8,595 граммов.

- заключением эксперта № 152/12 от 30 апреля 2010 года, согласно которой жидкость, представленная на экспертизу, изъятая 25 апреля 2010 года в ходе обследования квартиры Слабенко, является наркотическим средством - дезоморфином.

- иными доказательствами, приведенными в приговоре.

Вопреки позиции защитника, результаты оперативно-розыскной деятельности, а именно: акты обследования жилища Слабенко от 16 и 25 апреля 2010 года, согласно которым в квартире Слабенко были обнаружены и изъяты наркотические средства, правомерно использованы в процессе доказывания виновности Слабенко.

Как правильно указал суд первой инстанции, проникновение сотрудников УФСКН в жилище Слабенко, а затем его осмотр, были произведены в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий, а положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» не предполагают участие понятых в оперативно-розыскных мероприятиях.

Таким образом, доводы защитника о недопустимости указанных актов осмотра вследствие того, что понятые пришли в квартиру Слабенко после сотрудников спустя 20-30 минут являются несостоятельными.

Доводы защитника о том, что вещественные доказательства, изъятые в ходе осмотра квартиры Слабенко являются недопустимыми, поскольку осмотр в ходе предварительного следствия изъятых предметов не производился, пакет с предметами не вскрывался и предметы понятым не предъявлялись, судебная коллегия находит необоснованными.

Так, в ходе судебного следствия суд в соответствии со ст. 284 УПК РФ разрешил сомнения стороны защиты в допустимости вещественных доказательств, признанных в ходе предварительного следствия.

То, что на исследование экспертам были представлены именно те предметы, которые были изъяты в ходе обследований квартиры Слабенко, у суда первой инстанции сомнений не вызвало, не имеется таковых и у судебной коллегии.

Всем показаниям свидетелей и иным доказательствам судом дана надлежащая оценка. Суд указал в приговоре, почему он принял одни доказательства и отверг другие. Эти выводы надлежащим образом мотивированы в приговоре и судебная коллегия не находит оснований не соглашаться с ними.

Противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда, и которым суд не дал бы оценки в приговоре, в деле не установлено.

Таким образом, виновность Слабенко и Обуховского в совершении инкриминируемых преступлений, подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, оценка которых соответствует требованиям ст. 88 УПК РФ.

Верно установив фактические обстоятельства содеянного Обуховским, суд правильно квалифицировал его действия как два преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ. При этом из обвинения суд обоснованно исключил квалифицирующий признак - незаконное хранение наркотического средства, поскольку умысел Обуховского на дальнейшее хранение наркотического средства, после его изготовления, доказательствами, представленными стороной обвинения, не установлен. Оснований для переквалификации действий Обуховского не имеется.

Вместе с тем, в части квалификации действий Слабенко по преступлению, совершенному 25 апреля 2010 года, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению, ввиду неправильного применения уголовного закона (п.3 ч.1 ст. 379, п.1 ст. 382 УПК РФ).

Как видно из материалов дела, суд квалифицировал действия осужденного Слабенко, по преступлению совершенному 25 апреля 2010 года, как незаконное изготовление и хранение без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере - 8,595 граммов дезоморфина.

Между тем, из показаний свидетеля В., данных им в ходе предварительного следствия и судебного заседания было установлено, что во второй раз, то есть 25 апреля 2010 года после того, как Слабенко изготовил наркотическое средство, он позвал всех в кухню, где они взяли шприцы с находящимся в них дезоморфином и пошли в комнату, чтобы его употребить, но кто-то из присутствующих не успел его употребить, так как пришли сотрудники УФСКН.

Согласно акту обследования квартиры Слабенко от 25 апреля 2010 года, в кухне на столе была обнаружена стеклянная стопка, в которой находились ватные тампоны, пропитанные жидкостью, которая была изъята при помощи медицинского шприца объемом 6 мл, также в зале квартиры на полу около дивана был обнаружен медицинский шприц объемом 5 мл с имеющейся в нем жидкостью бурого цвета объемом около 2,7 мл.

В ходе проведенного химического исследования (т. 1 л.д. 75-76) было установлено, что в шприцах, изъятых 25 апреля 2010 года в ходе обследования квартиры Слабенко, обнаружено наркотическое средство дезоморфин в количестве 5,819 граммов, в шприце, в который было вобрано наркотическое средство из стопки, обнаруженной в кухне, и 2,776 граммов в шприце, обнаруженном в зале около дивана.

Таким образом, наркотическое средство - 2,776 граммов дезоморфина, содержащееся в шприце, обнаруженном в зале, не хранилось Слабенко, оно предназначалось для употребления иным лицом, которое не успело его употребить вследствие внезапного появления сотрудников УФСКН.

При таких данных, судебная коллегия исключает из обвинения Слабенко незаконное хранение 2,776 граммов дезоморфина, изъятого 25 апреля 2010 года.

Вместе с тем данное обстоятельство не изменяет характер и степень общественной опасности совершенного Слабенко преступления, существенно не уменьшает объем обвинения, в связи с чем не может являться основанием к смягчению назначенного наказания.

Доводы жалобы Обуховского о том, что ему не был предоставлен для ознакомления протокол судебного заседания опровергаются материалами дела, а именно распиской от 24 марта 2011 года (т. 3 л.д. 176), из содержания которой следует, что Обуховский лично ознакомился с материалами дела и протоколом судебного заседания в полном объеме без ограничения во времени. Данное обстоятельство лично подтверждено Обуховским и при рассмотрении дела судом кассационной инстанции. При этом осужденный пояснил, что замечаний к протоколу судебного заседания у него не имеется.

Вопреки доводам кассационного представления, судебная коллегия не находит постановленный в отношении Слабенко и Обуховского приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

При назначении наказания Слабенко и Обуховскому, судом соблюдены положения ст.ст. 6, 60 УК РФ, учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, наличие отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления в составе группы лиц, а также наличие смягчающих обстоятельств, к которым суд отнес наличие малолетнего ребенка, состояние здоровья подсудимых, а в отношении Слабенко признание вины по ч. 1 ст. 232 УК РФ и частичное признание вины по ч. 2 ст. 228 УК РФ,.

Таким образом, оснований для вывода о несправедливости приговора вследствие назначения Слабенко и Обуховскому чрезмерно мягкого наказания не имеется.

Вопреки доводу осужденного Обуховского, обстоятельств, с которыми закон связывает возможность назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, по делу не имеется, как не имеется и оснований к признанию смягчающим обстоятельством наличия у него второго малолетнего ребенка, поскольку в материалах уголовного дела не имеется доказательств, подтверждающих данное обстоятельство.

Вместе с тем, судебная коллегия находит доводы кассационного представления в части неправильного применения уголовного закона при назначении наказания осужденному Обуховскому обоснованными, а приговор в отношении него подлежащим изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу.

При этом, в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в п. 47 Постановления от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения.

Учитывая, что по приговору от 09 марта 2010 года Обуховскому было назначено условное осуждение, ему сначала следовало назначить наказание по ч.3 ст. 69 УК РФ (по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 228 УК РФ), затем по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ (с наказанием по приговору от 23 сентября 2010 года), затем отменить условное осуждение по приговору от 09 марта 2010 года и окончательно назначить наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Поскольку суд первой инстанции нарушил указанный порядок назначения наказания, приговор подлежит изменению, а допущенные нарушения, в том числе указание суда первой инстанции о назначении лишения свободы на основании ст. 70 УК РФ сроком на «четыре три месяца», устранению. При этом положение Обуховского ухудшено быть не может.

Кроме того, приговор подлежит изменению ввиду нарушения уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 379, ч. 1 ст. 381 УПК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Обосновывая виновность Слабенко и Обуховского в совершении инкриминируемых им преступлений, суд в приговоре сослался на показания, данные Слабенко в ходе проведения проверки показаний на месте 02 июня 2010 года (т. 1 л.д. 176-189), проведенной в отсутствие защитника.

Оценивая указанное доказательство с точки зрения допустимости, суд указал в приговоре, что Слабенко просил провести проверку показаний на месте без участия защитника, в судебном заседании подтвердил, что отказался от защитника в этом следственном действии добровольно, показания в ходе проверки показаний подтверждены подсудимым в суде.

При этом суд не учел, что основным противоречием в показаниях Слабенко данных им в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства является отрицание того, что в изготовлении наркотического средства принимал участие Обуховский.

Согласно протоколу проверки показаний на месте 02 июня 2010 года (т. 1 л.д. 176-189), Слабенко показал, что он и Обуховский в период с марта 2010 года по 25 апреля 2010 года изготавливали в его квартире наркотическое средство - дезоморфин.

Учитывая, что Слабенко в ходе судебного следствия отказался от этой части своих показаний данных им в ходе проведения проверки показаний на месте, произведенной без участия защитника, протокол проверки показаний на месте от 02 июня 2010 года (т. 1 л.д. 176-189) не может быть использован в качестве доказательства виновности осужденного, в связи с чем подлежит исключению из приговора.

Вместе с тем, исключение из обвинения показаний подозреваемого Слабенко, данных им в ходе проверки показаний на месте, не влияет на вывод судебной коллегии о доказанной виновности Слабенко и Обуховского, поскольку это доказательство не является ключевым и единственно подтверждающим их виновность. Совокупность иных приведенных в приговоре доказательств, является достаточной для бесспорного вывода о виновности Слабенко и Обуховского в совершении инкриминируемых им преступлений.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые бы могли повлечь отмену приговора, по делу допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14 февраля 2011 года в отношении СЛАБЕНКО А.А. и ОБУХОВСКОГО М.Н. изменить.

Исключить из приговора ссылку суда на протокол проверки показаний подозреваемого Слабенко на месте от 02 июня 2010 года (т. 1 л.д. 176-189), как на доказательство виновности Слабенко А.А. и Обуховского М.Н.

Исключить осуждение Слабенко А.А. за незаконное хранение наркотического средства 25 апреля 2010 года в количестве 2,776 граммов дезоморфина, считать его по этому факту осужденным за незаконное хранение 5,819 граммов дезоморфина.

Изменить порядок назначения наказания Обуховскому:

- в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначенного ему по правилам ч.3 ст. 69 УК РФ с наказанием, назначенным по приговору от 23 сентября 2010 года, назначить Обуховскому М.Н. 4 года 15 дней лишения свободы.

- на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить Обуховскому условное осуждение по приговору от 09 марта 2010 года.

- на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному по ч. 5 ст. 69 УК РФ наказанию, неотбытой части наказания по приговору от 09 марта 2010 года окончательно назначить Обуховскому 4 года 1 месяц 15 дней лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении Слабенко и Обуховского оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Обуховского, его защитника адвоката Зилановой О.И. и кассационное представление государственного обвинителя- без удовлетворения.

Председательствующий: подпись

Судьи: подписи

Копия верна.

Заместитель председателя суда А.В. ШКОЛИН

Подлинник кассационного определения хранится в деле № 1-28/2011 том № 3 в Пуровском райсуде.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-739/2011
Принявший орган: Суд Ямало-Ненецкого автономного округа
Дата принятия: 30 мая 2011

Поиск в тексте